Производство в суде надзорной инстанции

1. Сущность стадии пересмотра судебных актов в порядке надзора

Пересмотр судебных актов в порядке надзора является экстраординарной стадией процесса, имеющей специфические цели и условия осуществления. Обусловлено это тем, что такой пересмотр осуществляется Президиумом Верховного Суда РФ – высшей судебной инстанцией в российской судебной системе. Как и любой пересмотр судебного акта, надзорное производство направлено на исправление допущенных нижестоящими судами ошибок в применении и толковании норм материального и процессуального права.

Эта очевидная цель деятельности любой вышестоящей судебной инстанции, рассматривающей жалобы на вступившие в законную силу судебные постановления, применительно к деятельности Президиума Верховного Суда РФ наполняется особым содержанием: как бы хорошо ни функционировала судебная система, ошибки в разрешении споров являются и будут оставаться неизбежным спутником этой деятельности, но их исправление должно обеспечиваться деятельностью апелляционных и кассационных судов – надзорное производство имеет исключительное предназначение.

Цель деятельности Президиума Верховного Суда РФ по рассмотрению жалоб на судебные акты по конкретным делам состоит не в простой отмене неверных решений и тем самым в восстановлении нарушенных судебной ошибкой прав физических и юридических лиц, а в формировании на этой основе судебной практики.

Постановления Президиума Верховного Суда РФ имеют так называемое практикоориентирующее или прецедентное значение. Эта функция высшей судебной инстанции, закрепленная в ст. 126 Конституции РФ («Верховный Суд… осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их [этих судов] деятельностью»), была раскрыта Конституционным Судом РФ: «В российской судебной системе толкование закона высшими судебными органами оказывает существенное воздействие на формирование судебной практики.

По общему правилу, оно фактически – исходя из правомочий вышестоящих судебных инстанций по отмене и изменению судебных актов – является обязательным для нижестоящих судов на будущее время». Отмеченное предназначение надзорного производства ярче всего проявляется в основаниях для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора.

изменение судебных постановлений в порядке надзора

В отличие от оснований, закрепленных законом для отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке (нарушение норм материального и процессуального права – ст. 330 ГПК РФ, ст. 270 АПК РФ, ст. 310 КАС РФ) и в кассационном порядке (существенное нарушение норм материального и процессуального права – ст. 387 ГПК РФ, ч. 1 ст. 291.11 АПК РФ, ст. 328 КАС РФ), закон устанавливает особые основания для отмены или изменения судебного акта Президиумом Верховного Суда РФ. Согласно ст. 391.1 ГПК РФ ими являются такие ошибки в применении закона, которые привели к нарушению:

  1. прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации;
  2. прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов;
  3. единообразия в толковании и применении судами норм права.

Тождественным образом эти основания сформулированы в АПК РФ (ст. 308.8) и КАС РФ (ст. 341).

Как видим, надзорная жалоба только тогда может быть передана на рассмотрение Президиума Верховного Суда РФ, когда в ней обосновано, что ошибочное применение закона повлекло указанные последствия. Именно они и способны оправдать вмешательство высшей судебной инстанции в соответствующее дело.

Конечно, можно утверждать, что исправлению подлежит любая судебная ошибка и деление их на ординарные, существенные и особо значимые недопустимо, ибо за каждой из них стоит конкретный субъект права, правовое положение которого определено судом вопреки смыслу действующих законов, что само по себе неприемлемо, а значит, не может существовать ни «классификации» нарушений закона, ни препятствий к их исправлению, в том числе и Президиумом Верховного Суда РФ.

Однако логика закона состоит в том, что, во-первых, исправлению судебных ошибок служит эффективная система апелляционного и кассационного обжалования, во-вторых, пересмотр вступившего в законную силу судебного акта сам по себе является чрезвычайным событием, ибо разрушает сложившуюся в результате его действия правовую определенность, и, в-третьих, необходимо исходить из реалистичного взгляда на возможности Президиума Верховного Суда РФ, имеющего и иные не менее значимые функции (см. ст. 7 ФКЗ от 5 февраля 2014 г. № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации»).

Воспроизведенные выше основания для отмены судебных актов в порядке надзора носят оценочный, относительно-определенный характер, а их применение неразрывно связано с дискреционным усмотрением как судьи Верховного Суда РФ, решающего вопрос о передаче надзорной жалобы на рассмотрение в судебном заседании Президиума Верховного Суда РФ, так и самого Президиума.

Так, раскрывая, в чем состоит нарушение единообразия в толковании и применении судами норм права, Президиум Верховного Суда РФ указал, что под ним понимается «содержащееся в судебном постановлении такое толкование и применение правовых норм, которое противоречит разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, а также в постановлении Президиума Верховного Суда РФ».

Но вынесение судом решения в противоречии с тем толкованием закона, которое содержится, например, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, несомненно, составляет ординарную ошибку суда, подлежащую исправлению в апелляционном, а не надзорном порядке. В этом контексте практике Президиума Верховного Суда РФ в предстоящие годы еще предстоит дать ответ на вопрос о том, что именно стоит за процитированными формулировками закона.

Специфика надзорного производства проявляется и в круге судебных актов, которые могут быть обжалованы в Президиум Верховного Суда РФ. Таковыми согласно ст. 391.1 ГПК РФ являются только судебные акты, которые были приняты Верховным Судом РФ в качестве суда первой, апелляционной или кассационной инстанции. Аналогичным образом определен перечень этих актов в ст. 332 КАС РФ и ст. 308.1 АПК РФ. Этим подчеркивается, что судебные ошибки, допущенные районными судами общей юрисдикции и судами субъектов Федерации общей юрисдикции, а также арбитражными судами субъектов Федерации, подлежат исправлению в первую очередь соответствующими апелляционными и кассационными судами.

И только если дело было ошибочно рассмотрено Судебной коллегией Верховного Суда РФ в кассационном порядке, либо согласно правилам подсудности было рассмотрено этой коллегией в качестве суда первой инстанции, а затем обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда РФ, что не предотвратило судебную ошибку, то в рассмотрение дела может «вмешаться» Президиум Верховного Суда РФ в качестве суда последней, высшей инстанции.

Это оправданно и в том отношении, что определения Судебных коллегий Верховного Суда РФ, принятые ими, в частности, в кассационном порядке, сами фактически имеют практикоориентирующее значение для нижестоящих судов, а потому исправление Президиумом Верховного Суда РФ допущенных в таком порядке судебных ошибок приобретает особое значение для всей судебной практики и обеспечения единообразия в применении законов.

Другими словами, акты судов первого звена судебной системы могут стать предметом рассмотрения Президиума Верховного Суда РФ только при условии, что они последовательно были обжалованы в апелляционном и кассационном порядке, затем проверены в ходе рассмотрения кассационной жалобы по существу в Верховном Суде РФ, и тем не менее при рассмотрении дела была допущено неправильное применение норм материального и процессуального права, что способно оказать негативное влияние на формирование судебной практики в целом в российских судах.

Из изложенного следует, что в надзорной инстанции судебные постановления проверяются только с юридической стороны. Закон прямо устанавливает, что вопросы факта не составляют предмета надзорного производства: Президиум Верховного Суда РФ не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, либо предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими (ч. 2 ст. 391.12 ГПК РФ, ч. 3 ст. 308.11 АПК РФ, ч. 3 ст. 342 КАС РФ).

Правила надзорного производства не содержат запрета представления в Президиум Верховного Суда РФ дополнительных доказательств по делу, установленного для кассационного производства в Судебной коллегии Верховного Суда РФ (ч. 2 ст. 390.15 ГПК РФ), но не вызывает сомнений, что этот запрет в полной мере действует в надзорном производстве, что логически вытекает из его природы – суд надзорной инстанции является судом факта – и экстраординарных оснований к отмене или изменению судебных актов в порядке надзора.

Учитывая, что во всех видах судопроизводства – гражданском, арбитражном, административном – надзорной инстанцией является Президиум Верховного Суда РФ, регулирование надзорного производства в трех кодексах является практически идентичным.

2. Право на обращение в Президиум Верховного Суда РФ

Все процессуальные кодексы одинаково регулируют круг лиц, имеющих право подачи надзорной жалобы, – это право принадлежит лицам, участвующим в деле, и иным лицам, если их права, свободы и законные интересы нарушены обжалуемыми судебными постановлениями. Право на внесение в Президиум Верховного Суда РФ представления имеет и Генеральный прокурор РФ, и его заместители, если прокурор участвовал в рассмотрении гражданского или административного дела (ч. 3 ст. 391.1 ГПК РФ, ч. 3 ст. 332 КАС РФ), либо если дело относится к числу тех, в которых путем предъявления иска может участвовать прокурор согласно ч. 1 ст. 52 АПК РФ (ч. 2 ст. 308.1 КАС РФ).

Право на подачу надзорной жалобы или представления может быть реализовано в течение трех месяцев со дня вступления в законную силу обжалуемых судебных актов; пропущенный по уважительной причине срок может быть восстановлен судьей Верховного Суда РФ (ст. 391.2 ГПК РФ, ст. 333 КАС РФ, ч. 4 и 5 ст. 308.1 АПК РФ). Единообразно во всех трех кодексах решен вопрос о праве Председателя Верховного Суда РФ и его заместителя не согласиться с определением судьи Верховного Суда РФ, восстановившего или отказавшего в восстановлении срока, и вынести окончательное определение по этому вопросу (ч. 4 ст. 391.2 ГПК РФ, ч. 6 ст. 308.1 АПК РФ, ч. 5 ст. 333 КАС РФ).

Кодексы устанавливают одинаковые требования к надзорной жалобе, среди которых главным является наличие доводов о том, что допущенные при рассмотрении дела ошибки в применении законов имеют именно те последствия, которые являются основанием для отмены судебных актов в порядке надзора (см. ст. 391.3 ГПК РФ). Подача надзорной жалобы оплачивается государственной пошлиной.

Особый порядок возбуждения надзорного производства – по представлению Председателя Верховного Суда РФ или его заместителя – предусмотрен ст. 391.11 ГПК РФ; подобных правил ни в АПК РФ, ни в КАС РФ нет.

Это представление может быть внесено указанными лицами в Президиум Верховного Суда РФ по жалобе заинтересованных лиц или по представлению прокурора в целях устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных ГПК РФ, АПК РФ, в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничили эти права.

Такая жалоба или представление на имя Председателя Верховного Суда РФ или его заместителя могут быть поданы в течение шести месяцев со дня вступления обжалуемых судебных постановлений в законную силу, в то время как срок на подачу надзорной жалобы составляет лишь три месяца.

Как видим, основанием для внесения Председателем или заместителем Председателя Верховного Суда РФ указанного представления закон называет еще одну разновидность судебных ошибок, которые характеризуются фундаментальностью и такими последствиями, как лишение участников спора возможности реализации процессуальных прав, в том числе доступа к правосудию и права на справедливое судебное разбирательство. Выделение этого вида нарушений норм материального и процессуального права ставит вопрос об их соотношении с нарушениями, указанными в ст. 391.9 ГПК РФ в качестве оснований для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора.

Характеристики нарушений в применении правовых норм, названные в ст. 391.11 ГПК РФ, являются еще более неопределенными и оценочными. В целом эти правила подчеркивают экстраординарность стадии пересмотра судебных актов в порядке надзора – ее нельзя ставить в один ряд с прочими стадиями процесса, направленными на исправление судебных ошибок, ибо она существует ради рассмотрения только таких дел, выводы Президиума Верховного Суда РФ по которым окажут существенное влияние на формирование судебной практики в силу значения правовых проблем, являющихся предметом рассмотрения в них.

3. Рассмотрение надзорных жалобы, представления в Верховном Суде РФ

Надзорная жалоба подвергается двухэтапной проверке в Верховном Суде РФ.

На первом этапе предварительного изучения, на который кодексы отводят 10 дней, жалоба проверяется на соблюдение установленных требований к ее форме, содержанию, сроку подачи, уплате государственной пошлины, наличию необходимых приложений и т.д. Если жалоба подана лицом, не участвующим в деле, она должна содержать убедительное обоснование, каким образом обжалуемые судебные акты нарушают (затрагивают) права этого лица, в противном случае жалоба признается поданной лицом, не имеющим права ее подавать, и, как и в случае иных указанных нарушений, возвращается подателю без рассмотрения по существу.

Если никаких ошибок при подаче жалобы допущено не было, то она передается на изучение судье Верховного Суда РФ, который должен установить, имеются ли основания полагать, что обжалуемые судебные акты действительно содержат ошибку в применении норм права и она имеет характеристики, служащие основанием для отмены судебных актов в порядке надзора.

Такое изучение может сопровождаться истребованием материалов дела из суда первой инстанции. Если материалы дела истребованы судьей, то он вправе вынести определение о приостановлении исполнения обжалуемого судебного акта до окончания производства в суде надзорной инстанции при условии, если податель надзорной жалобы заявил соответствующее ходатайство и обосновал невозможность или затруднительность поворота исполнения.

По результатам изучения надзорной жалобы судья Верховного Суда РФ либо передает ее для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда РФ, либо отказывает в такой передаче, о чем выносит определение. Председатель Верховного Суда РФ, его заместитель вправе в ответ на обращение подателя жалобы, поданное в пределах срока на обжалование в порядке надзора, не согласиться с определением судьи об отказе в передаче жалобы и передать жалобу на рассмотрение в судебном заседании Президиума Верховного Суда РФ.

Срок на определение судьбы надзорной жалобы – подлежит она передаче на рассмотрение Президиума Верховного Суда РФ или нет – составляет два месяца, если дело не было истребовано, и три месяца, если дело было истребовано, не считая времени со дня истребования дела до дня его поступления в Верховный Суд РФ. Эти сроки могут быть продлены Председателем Верховного Суда РФ или его заместителем с учетом сложности дела, но не более чем на два месяца.

Если жалоба передана на рассмотрение Президиума Верховного Суда РФ, то она рассматривается в судебном заседании. Лицам, участвующим в деле, предоставляется возможность участия в этом заседании, они вправе дать свои объяснения по делу. По результатам рассмотрения жалобы Президиум большинством голосов принимает постановление.

4. Полномочия Президиума Верховного Суда РФ

Полномочия Президиума Верховного Суда РФ при рассмотрении надзорной жалобы по существу позволяют ему принять любое процессуальное решение в зависимости от выводов, к которым придут его члены: они простираются от оставления судебных актов без изменения до прекращения производства по делу или оставления заявления без рассмотрения и включают право оставить в силе одно из принятых по делу судебных постановлений, а равно отменить их и передать дело на новое рассмотрение в суд первой, апелляционной или кассационной инстанции на новое рассмотрение (в зависимости от того, постановление суда какой инстанции было отменено). Обнаружив в надзорной жалобе недостатки, которые не были своевременно выявлены на этапе предварительного изучения жалобы, Президиум вправе оставить надзорную жалобу без рассмотрения по основаниям, которые должны были повлечь ее возвращение.

В целях реализации принципа диспозитивности все три процессуальных кодекса устанавливают, что Президиум при проверке правильности применения и толкования норм материального и процессуального права связан доводами надзорной жалобы, представления, но в интересах законности вправе выйти за них. Однако на случай, если Президиум сочтет необходимым такой выход, закон запрещает ему проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность постановлений, которые не обжалуются.

Последнее указание закона – на запрет Президиуму Верховного Суда РФ, даже в случае выхода за пределы доводов надзорной жалобы, проверять законность судебных постановлений, которые не обжалуются, – на первый взгляд представляется излишним, ибо и без специальных нормативных предписаний ясно, что любой суд разрешает только то дело, которое рассматривает. Однако это правило окажется отнюдь не лишенным смысла, если вспомнить, что обжалуемое судебное постановление может быть основано на ином судебном постановлении, имеющем преюдициальное значение, и этот преюдицирующий судебный акт может вызвать сомнение в его законности у членов Президиума Верховного Суда РФ. Но и в этом случае давать оценку судебному акту, который не обжалован в надзорном порядке, Президиум не вправе.

Что же касается запрета Президиуму Верховного Суда РФ выходить за пределы доводов жалобы и оценивать законность судебных постановлений в необжалованной части, то при всей логичности этих правил, естественным образом проистекающих из принципа диспозитивности, функция принятия судебного постановления, которое будет формировать судебную практику, диктует предоставление Президиуму значительно большей свободы при оценке спорной юридико-фактической ситуации.

Задача «создания» прецедента не может быть успешно решена, если высший судебный орган связан доводами жалобы либо не может высказаться по необжалованным частям решения суда, в то время как формулирование правовой позиции, которая будет иметь практико-ориентирующее значение, объективно требует оценки всех обстоятельств дела в их взаимосвязи. Следует учесть и то, что взгляд на спорный вопрос у подавшего надзорную жалобу лица и у судей Президиума Верховного Суда РФ может различаться, и весьма существенно, что и неудивительно, если принять во внимание квалификацию членов высшей судебной инстанции и само предназначение надзорного производства.

Прецедентное значение надзорных постановлений подчеркнуто тем, что определение в нем практики применения правовой нормы является в соответствии с п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ (а также п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, п. 5 ч. 1 ст. 350 КАС РФ) новым обстоятельством, позволяющим отменить судебные акты, в которых эта норма была применена иным образом, чем следует из постановления Президиума Верховного Суда РФ, при условии, что Президиум указал в нем на придание сформулированной им правовой позиции обратной силы.

Устанавливая перечень требований к постановлению Президиума, кодексы, конечно, предписывают обеспечивать его мотивированность (п. 8 ст. 391.13 ГПК РФ), но не упоминают специально об этом праве высшей судебной инстанции включить в текст постановления оговорку о наделении его обратной силой. В любом случае в системном единстве правила процессуальных кодексов не оставляют сомнений в том, каково предназначение надзорного производства – исправлять судебные ошибки там и тогда, где и когда эта деятельность позволяет сформулировать правоположения общего характера, что создает вектор развития судебной практики в соответствующем вопросе.

Если Президиум Верховного Суда РФ передает дело на новое рассмотрение в суде первой, апелляционной или кассационной инстанции, он не вправе в своем постановлении определить, какой судебный акт должен быть принят при таком рассмотрении. Этим гарантируется независимость нижестоящих судов. И хотя в отличие от правил кассационного производства в Судебной коллегии Верховного Суда РФ (ч. 3 ст. 390.15 ГПК РФ) процессуальные кодексы прямо не устанавливают, что толкование закона, данное Президиумом Верховного Суда РФ, является обязательным для суда, вновь рассматривающего дело, не вызывает сомнения, что этот суд обязан им руководствоваться.

Но предрешать исход дела указаниями о том, как дело должно быть разрешено, Президиум не вправе: оценка индивидуальной совокупности обстоятельств дела, выбор применимых норм права и т.д. остаются ответственностью суда, на повторное рассмотрение в который возвращено дело. Что касается силы толкования закона, содержащегося в постановлении Президиума Верховного Суда РФ, то ему обязаны следовать все суды Российской Федерации.

Отменить принятые по делу судебные акты и принять по делу новое постановление, не передавая его на новое рассмотрение, Президиум Верховного Суда РФ вправе лишь в случае, когда обстоятельства дела установлены нижестоящими судами правильно, но допущена ошибка в применении и толковании норм права. Передачи дела на новое рассмотрение не требуется также, если одно из ранее вынесенных по делу решений, определений или постановлений является законным. В этом случае незаконные постановления отменяются, а законное постановление оставляется в силе.

 

Дополнительная литература

  1. Алексеевская Е.И. Теоретические и практические проблемы производства в суде надзорной инстанции: Дис. канд. юрид. наук. М., 2008.
  2. Ефимов А.Е. Надзорное производство в арбитражном процессе. М.: Волтерс Клувер, 2007.
  3. Князькин С.И. Экстраординарный характер деятельности надзорной судебной инстанции в гражданском и арбитражном процессе России. М.: Инфотропик Медиа, 2015.
  4. Миннегалиева Л.И. Возбуждение надзорного производства в гражданском и арбитражном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2010.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.