Понятие, предмет, метод гражданского процессуального права

1. Понятие и предмет гражданского процессуального права

В первой главе Конституции РФ, посвященной основам конституционного строя, устанавливается: «Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства» (ст. 2). При этом во второй главе «Права и свободы человека и гражданина» в ч. 1 ст. 46 провозглашается гарантия судебной защиты прав и свобод гражданина. Такая защита осуществляется в соответствии с установленными законом процессуальными правилами. Гражданский процесс – это осуществление правосудия по гражданским делам.

При этом само определение «гражданское процессуальное право» используется в разных значениях, но всегда связано с судебной защитой прав граждан, организаций либо публичных образований (Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований).

Во-первых, гражданское процессуальное право – это совокупность норм, регулирующих гражданские процессуальные отношения.

Во-вторых, гражданское процессуальное право – это система знаний о судопроизводстве, не связанных с уголовным преследованием. В-третьих, во всех юридических вузах преподается учебная дисциплина под названием «Гражданское процессуальное право», которая включает в себя (либо читается отдельным курсом) арбитражный процесс и административное судопроизводство.

Все три значения важны для комплексного понимания рассматриваемого предмета. По всем вышеуказанным значениям, как положено, есть разные точки зрения. Дискуссия – вещь полезная, попробуем разобраться.

В соответствии с ч. 2 ст. 118 Конституции РФ в Российской Федерации судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. В настоящее время в России действуют три законодательных акта, посвященных гражданскому процессу: ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ. Может возникнуть вопрос, почему в Основном Законе используется категория «судопроизводство», а в двух кодексах (ГПК РФ и АПК РФ) – «процесс».

Ответ не нужно искать в чьих-то «кознях» или «искажении смысла». Речь идет об объединении Конституцией РФ термином «гражданское судопроизводство» процесса рассмотрения и разрешения дел как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах1. Есть и другая позиция – отождествляющая понятия «судопроизводство» и «процесс»2.

Гражданское процессуальное право

Кроме того, некоторые исследователи считают, что понятие судопроизводства можно рассматривать только по отношению к деятельности суда по рассмотрению и разрешению дел, в то время как процесс охватывает также деятельность исполнительных органов (прежде всего службу судебных приставов) по исполнению судебных актов, третейское производство и др.3 Из приведенных позиций видно, что если вынести за скобки исполнительное и третейское и другое несудебное производство, то видно отсутствие непреодолимых противоречий. Регулирование всех действий суда и участников гражданского процесса определяется законом. Судьба гражданского, впрочем, как и уголовного дела, зависит от соблюдения норм материального и процессуального права.

Отдельно следует сказать о гражданских делах, которые образуют предмет гражданского процесса. Это не всегда дела по поводу гражданского права, поскольку само понятие гражданского процесса сложилось исторически в эпоху, когда в его рамках рассматривались в основном споры частноправового характера.

К гражданским относятся дела, рассматриваемые судами общей юрисдикции, в том числе дела, разрешаемые в соответствии с ГПК РФ, КАС РФ, а также дела, относящиеся к компетенции арбитражных судов, рассматриваемые по правилам АПК РФ и КАС РФ. Таким образом, это гражданские, семейные, трудовые, земельные, жилищные, административные, экономические и другие споры, которые рассматриваются судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Кроме того, предусмотрено особое производство при отсутствии спора о праве (см. разд. 7), а также приказное, заочное и упрощенное производство (см. гл. 19) по указанным делам.

Уголовные дела и дела, подведомственные конституционным (уставным) судам, не относятся к гражданскому процессу. Уголовный процесс – самостоятельная отрасль права4, предмет которой образуют правоотношения по рассмотрению уголовных дел, в которых всегда с одной стороны выступает государство в лице соответствующих органов, а с другой – исключительно физические лица (подозреваемые, обвиняемые и др.), и это не только отношения, возникающие между судом и другими участниками процесса, но также и отношения между органами дознания, следственными органами и др., выступающими от имени государства5.

Конституционный (уставной) процесс ближе к гражданскому, но его сфера имеет хотя и важное, но все-таки узкое значение, поскольку в их компетенции – рассмотрение актов на соответствие основным законам России или ее субъектов.

Если говорить о системе знаний по поводу рассматриваемого предмета, то почти всегда в нашей стране наука гражданского процессуального права следует за законодательством, а не наоборот. Это касается и времен Свода законов Российской империи (1832 г.) и актов Судебной реформы 1864 г., не говоря уже о советских временах. Хочется верить, что придут такие времена, когда наука будет вести за собой законодателя.

Дискуссии о включении в гражданское процессуальное право исполнительного производства ведутся не первый день. Исполнительное производство не входит в предмет процессуального права и образует отдельную отрасль права6, хотя часто преподается в курсах процессуальных дисциплин.

Независимо от трактовки понятия «гражданский процесс» во все времена оно составляло предмет науки гражданского процессуального права, которую Е.В. Васьковский в 1913 г. рассматривал как совокупность юридических норм, определяющих устройство и деятельность гражданских судов и состоящих при них вспомогательных органов в трех направлениях: исковом, исполнительном и охранительном, а наука, занимающаяся исследованием этого права, именуется наукой гражданского процесса7. Примечательно, что такой подход был направлен на унификацию характеристик процессуального права и единство процесса.

В современной науке гражданский процесс также рассматривается в разных значениях: и как порядок, и как деятельность суда, и как правоотношение, и как совокупность определенных действий и др.8 Так, М.К. Треушников определяет гражданский процесс как порядок производства по гражданским делам, определяемый нормами гражданского процессуального права9. Представляется, что осуществление деятельности или определенных действий невозможно вне рамок правоотношений, в связи с чем именно совокупность процессуальных правоотношений, складывающихся между судом и другими участниками процесса, образует понятие гражданского процесса.

Современные дискуссии в науке связаны с тремя процессуальными кодексами, необходимостью и вопросами унификации, а также понятием, единством, методом и системой гражданского процесса, видов, стадий и системы принципов гражданского судопроизводства, роли суда в гражданском процессе, понятием доказывания, доказательств, их системы и др.

Несмотря на наличие трех процессуальных кодексов (ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ), регулирующих деятельность судов по рассмотрению и разрешению гражданско-правовых споров, в настоящее время очевидна тенденция сближения процессуальных норм. Так, более половины институтов общей части названных кодексов в основном совпадают (принципы, правовое положение субъектов, доказательственное право и многие другие), унифицированы многие положения особенной части (исковое, в том числе «групповые иски», упрощенное, приказное, исполнительное производство и др.), аналогичны методы правового регулирования, правовое положение судебных и исполнительных органов, отказа от использования в процессе категории «подведомственность» (кроме КАС РФ) и др. Некоторые тождественные вопросы рассмотрения дел, вытекающих из публичных отношений, предусмотрены как в КАС РФ, так и в АПК РФ. Верховный Суд РФ осуществляет функции высшей судебной инстанции как для судов общей юрисдикции, так и для арбитражных судов.

Все это позволяет сделать вывод о единстве гражданского процесса как совокупности процессуальных правоотношений, возникающих между судом и другими участниками процесса при осуществлении правосудия (рассмотрении и разрешении дел) судами по гражданским делам в широком смысле слова, т.е. всем категориям дел, за исключением уголовных и дел, подведомственных конституционным (уставным) судам.

Исторически сложилось так, что в настоящее время ведущие научные школы гражданского процессуального права сосредоточены в основном в вузах. Эти школы, несмотря на потрясения в стране, изменения названий вузов, десятки лет «двигают» науку и готовят высококлассных специалистов в юриспруденции:

  • Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, основатели – Ю.С. Гамбаров, К.Д. Кавелин, Т.М. Яблочков, А.А. Добровольский, А.Ф. Клейнман;
  •  Санкт-Петербургский государственный университет – А.Х. Гольмстен, В.М. Гордон, К.И. Малышев, К.Д. Кавелин, Л.И. Поволоцкий, Д.М. Чечот, Н.А. Чечина, В.А. Мусин;
  • Московский государственный юридический университет им. О.Е. Кутафина – М.А. Гурвич, М.С. Шакарян, В.Ф. Тараненко, П.Я. Трубников;
  • Уральский государственный юридический университет – К.С. Юдельсон, Ю.К. Осипов, К.И. Комиссаров, В.М. Семенов, В.П. Воложанин, А.Ф. Козлов;
  • Казанский федеральный университет – В.Л. Исаченко, Е.А. Нефедьев, Е.В. Васьковский;
  • Саратовская государственная академия права – Н.Б. Зейдер, И.М. Зайцев, М.А. Викут.

Весомый вклад в науку и образование вносят Институт законодательства и сравнительного правоведения, Институт государства и права Академии Наук, большая научная школа в последние годы сложилась в Университете правосудия при Верховном Суде РФ.

2. Метод гражданского процессуального права

Метод правового регулирования наравне с предметом и принципами выступает признаком самостоятельности соответствующей отрасли права.

Процессуальное право неразрывно связано с отраслями материального права, на основании применения норм которых возникают судебные споры. В.Ф. Яковлев обоснованно полагал, что «процедура, устанавливаемая процессуальным правом, зависит от содержания и метода регулирования отношений той материальной отраслью права, которая в данном случае применяется органом правосудия»10. По мнению В.Ф. Яковлева, метод гражданского процессуального регулирования является продолжением гражданско-правовой позволительности11, диспозитивности.

В процессуальной науке принято считать, что метод гражданского процессуального регулирования является сложным, императивнодиспозитивным12, где диспозитивность действительно является продолжением метода регулирования гражданского права. В этом плане все основные черты диспозитивного метода гражданско-правового регулирования имеют свое продолжение в процессе.

В то же время диспозитивность признается одним из принципов гражданского процессуального права и проявляется в том, что стороны самостоятельно выбирают способ защиты, без их волеизъявления не может быть возбуждено производство в суде любой инстанции, они наделены большим объемом процессуальных прав как по распоряжению иском (изменение предмета или основания иска, отказ от иска, право на заключение мирового соглашения и пр.) и способами защиты против иска (признание иска, заявление встречного иска, возражения против иска), так и по участию в процессе (заявление ходатайств, отводов, представление доказательств, обжалование судебных актов и пр.).

Диспозитивность, правонаделение и инициативность в процессе – тесно взаимосвязанные проявления метода правового регулирования. Более того, они присущи исключительно состязательному судопроизводству и не соответствовали инквизиционному (следственному) типу.

Влияние следственных корней чувствовалось и в советской процессуальной науке. Так, одно время было принято определять метод гражданского процессуального права как метод властных предписаний13. Данная позиция отражает свойственную для того периода активность суда, его руководящую роль в судебном процессе.

Как отмечает А.А. Мельников, в любой отрасли права можно обнаружить метод властных предписаний. Однако метод нельзя связывать лишь с одной особенностью отрасли права, необходим более широкий подход. В соответствии с этим было предложено понимать под методом правового регулирования органически единую совокупность важнейших юридических особенностей14. К содержанию метода А.А. Мельников относит:

  • процессуальное положение суда и лиц, участвующих в деле, в гражданском судопроизводстве;
  • процессуальные действия как юридические факты;
  • содержание гражданских процессуальных правоотношений, отличающихся диспозитивностью процессуальных прав лиц, участвующих в деле, и активной ролью суда;
  •  процессуальные санкции (отмена незаконных судебных актов, наступление невыгодных процессуальных последствий)15.

Во многом похожую точку зрения на составляющие элементы метода гражданского процессуального права высказывает Т.В. Сахнова16. Равенство субъектов гражданско-процессуальных правоотношений основано на равенстве субъектов материально-правовых отношений, если мы говорим о рассмотрении судом гражданско-правовых споров.

Однако в рамках арбитражного процесса (в судах общей юрисдикции до 2015 г. до принятия Кодекса административного судопроизводства РФ17) рассматриваются не только гражданско-правовые споры, но и дела публично-правового характера: налоговые, таможенные, административные, антимонопольные, пенсионные, в основе которых лежит публичное право.

Соответственно в правоотношениях одна сторона «сильная» (государство в лице соответствующего государственного органа), другая сторона «слабая» (гражданин, индивидуальный предприниматель, юридическое лицо). Сила государственного органа предопределена компетенцией и полномочиями, в том числе по проведению проверок и привлечению к ответственности перечисленных субъектов. В таких ситуациях принято говорить, что стороны в материальных правоотношениях не равны, находятся в отношении власти и подчинения.

Однако применительно к процессуальным отраслям права действует тот же метод императивно-диспозитивный независимо от вида судопроизводства. При этом диспозитивность предопределена тем, что, несмотря на неравенство сторон в материальном праве, в рамках процессуального права им предоставляются равные права, они обладают широкими правами и инициативой по движению процесса.

Наличие неравенства ввиду существования сильной и слабой сторон выравнивается с использованием процессуального механизма – законодательно устанавливаются особенности в распределении бремени доказывания. На сильную сторону возлагается процессуальная обязанность доказать законность своих действий или принятого нормативного, ненормативного акта. Суд более активен в сфере доказывания: может по своей инициативе затребовать доказательства, иным образом оказать помощь слабой стороне.

Специфика метода правового регулирования связана с особенностями юридических фактов. Применительно к гражданскому процессуальному праву юридическими фактами выступают прежде всего процессуальные действия, многие из которых корреспондируют друг другу: подача иска истцом приводит к действиям суда по решению вопроса о принятии искового заявления к производству или в отказе в принятии, оставлению без движения, о чем выносится соответствующее определение.

Санкции и ответственность, как составляющие метода гражданского процессуального регулирования, довольно специфичны и во многом отличаются от материально-правового метода регулирования. Основная процессуальная санкция – это вынесение судебного акта не в пользу соответствующей стороны. В данном случае речь идет и о конечном, и о промежуточном судебном акте.

В качестве своеобразной санкции может выступать процессуальная фикция. К таковым можно отнести ч. 3 ст. 79 ГПК РФ: при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым (ч. 3 ст. 79 ГПК РФ18). В качестве своеобразной процессуальной санкции за недобросовестное поведение стороны по делу выступает возможность установления и опровержения факта по делу.

Возложение судебных расходов на сторону, которая злоупотребляла правом в ходе судебного разбирательства, – также своеобразная процессуальная санкция (ч. 2 ст. 111 АПК РФ).

Рассмотрение дела по процедуре заочного производства в судах общей юрисдикции – это определенная санкция за неявку надлежаще извещенного ответчика в судебное заседание в отсутствие на то уважительных причин. Можно привести огромное количество подобного рода процессуальных санкций.

В то же время гражданским процессуальным правом предусмотрены и традиционные санкции, к примеру, судебные штрафы, которые налагаются за несовершение определенных действий, неподчинение судебному указанию.

Процессуально-правовая ответственность также носит специфический характер. Так, в АПК РФ установлена ответственность лица, участвующего в деле, которое несет риск наступления последствий совершения или несовершения им процессуальных действий (ч. 2 ст. 9). Императивность метода гражданского процессуального метода продиктована тем, что во всех правоотношениях, складывающихся в судопроизводстве, обязательной стороной выступает суд, который наделен властными полномочиями по рассмотрению и разрешению дела. Естественно, указания суда обязательны для сторон, именно это обстоятельство признается важным для определения метода правового регулирования как императивного наряду с диспозитивным.

К примеру, в силу диспозитивности истец может ходатайствовать о привлечении в процесс третьего лица, проведении судебной экспертизы, вызове свидетеля. Однако окончательно решение принимает суд по каждому из ходатайств, не будучи связанным инициативностью и волей сторон. Дифференциация форм судопроизводства обозначает различное соотношение императивности и диспозитивности, а также состязательности и активности суда. В этом смысле при рассмотрении дел, возникших из публично-правовых споров, преобладает активность суда над состязательностью19. При этом метод гражданского процессуального права остается императивно-диспозитивным.

И в других видах исконно гражданского судопроизводства имеются особенности в методе правового регулирования. К примеру, в делах особого производства отсутствуют стороны, есть лишь заявитель. Соответственно исчезает такое проявление диспозитивности, как равенство сторон. В так называемых групповых спорах истцы, образующие группу, участвуют в судопроизводстве через своего представителя и пр. Сказанное подтверждает, что правила судопроизводства при рассмотрении тех или иных категорий дел могут разниться.

Вместе с тем это не изменяет метод правового регулирования гражданских процессуальных правоотношений, который остается императивнодиспозитивным. Данный вывод не исключает возможность изменений пропорций императивности и диспозитивности, состязательности и активности суда, исходя из целей и задач судопроизводства.

Выше речь шла в основном о методе гражданского процессуального права, однако сказанное в равной степени относится и к методу арбитражного процессуального права.

Не изменился ли метод правового регулирования во вновь созданном административном процессуальном праве, которое отпочковалось от гражданского процессуального права?20 Как, кстати, в свое время семейное и жилищное право отпочковалось от материнской отрасли права – гражданского права.

Применительно к выделению административного процессуального права в самостоятельную отрасль права М.К. Треушников указывает на ряд обстоятельств:

  • 1) неравноправное положение субъектов материально-правовых отношений, которые становятся предметом судебного разбирательства;
  • 2) специфические функции суда при рассмотрении указанных дел (суд более активен, чем при рассмотрении исковых споров).

Сказанное предопределяет иной порядок возбуждения дел: не подача иска, а оспаривание действий, решений путем предъявления административного иска21. Сам иск получил новое название  «административный иск». При этом указанные факторы не мешали существованию производства из публичных правоотношений в рамках гражданского процесса десятилетия до 2015 г.

В указанный период методом правового регулирования гражданского процессуального права также был императивно-диспозитивный. Применительно к арбитражному процессуальному праву метод единый для регулирования всех видов судопроизводства: искового, из публично-правовых отношений, групповых исков и пр.

В связи с этим в практике деятельности арбитражных судов и судов общей юрисдикции по привлечению к административной ответственности сложилась курьезная ситуация. Арбитражные суды применяют АПК РФ при рассмотрении дел о привлечении к административной ответственности, соответственно имеет место арбитражный процесс и императивно-диспозитивный метод правового регулирования.

Суды общей юрисдикции при привлечении к административной ответственности применяют не процессуальное законодательство (ни ГПК РФ и ни КАС РФ), а Кодекс об административных правонарушениях РФ (далее – КоАП РФ). Причем процедурные нормы КоАП РФ адресованы через запятую к суду и административным органам. Если процедура привлечения к административной ответственности едина и для суда, и для административного органа, то нет процессуально-правовой формы осуществления правосудия.

Происходит функциональное смешение судебной и административной деятельности. Поскольку в силу Конституции РФ законодательство о судопроизводстве находится в исключительном ведении Российской Федерации, а административное законодательство в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, постольку установленная процедура КоАП РФ не может быть названа судопроизводством. Для административного права более характерен императивный метод правового регулирования так же, как и для уголовного процессуального права.

Дифференциация видов судопроизводства внутри гражданского процессуального права шла по пути выделения отдельных видов производств: исковое, особое, публично-правовое. Естественно находясь в одной отрасли права, все виды строились согласно единому методу правового регулирования, первоначально основанному на исковом производстве. А вот особенности этих видов производств отражались в соответствующих главах ГПК РФ, не противореча императивнодиспозитивному методу правового регулирования. На данный момент наличие КАС РФ не привело к изменению метода правового регулирования, унаследованного им от ГПК РФ.

Да и процедурно не так много изменений было внесено в судопроизводственные правила. Кстати, среди дел, отнесенных к предмету регулирования КАС РФ, имеются дела, ранее не признававшиеся административными. Например, производство по делам о госпитализации гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке, о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке ранее относилось к делам особого производства.

Современное административное процессуальное право унаследовало метод правового регулирования «материнской» отрасли права. Тем более что КАС регулирует в большинстве своем оспаривание действий (бездействия), нормативных и ненормативных актов.

 

  1. Гражданский процесс: Учебник для студентов высших юридических учебных заведений / Д.Б. Абушенко, К.Л. Брановицкий, В.П. Воложанин и др.; отв. ред. В.В. Ярков. 10-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2017. С. 18.
  2. Гражданский процесс: Учебник / В.В. Аргунов, Е.А. Борисова, Н.С. Бочарова и др.; под ред. М.К. Треушникова. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2014 (СПС «КонсультантПлюс»).
  3. См., например, позицию О.В. Исаенковой в предисловии к книге: Гражданский процесс России: Учебник / Под ред. М.А. Викут. 2-е изд. М., 2005.
  4. В науке высказывалась идея о судебном праве, объединяющем все отрасли процессуального права. М.С. Строгович определял судебное право как совокупность норм о судоустройстве и процессуальное право (уголовный и гражданский процесс). См., например: О системе науки судебного права / М. Строгович // Советское государство и право. М., 1939. № 3. С. 55–70.
  5. УК РФ, УПК РФ и УИК РФ, законы о преступлениях, их расследовании и наказаниях в любой юрисдикции стоят особняком. Хорошо известно, что нормы УК РФ живут только вместе с нормами УПК РФ, тогда как основная часть жизни ГК РФ, ТК РФ и др. совмещена с процессуальными законами, когда есть спор или иная необходимость судебного признания прав.
  6. См.: Гуреев В.А., Гущин В.В. Исполнительное производство: Учебник. 4-е изд., испр. и доп. М.: Статут, 2014; Валеев Д.Х., Челышев М.Ю. Исполнительное производство: процессуальная природа и цивилистические основы. М., 2007.
  7. См.: Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. Т. 1. Субъекты и объекты процесса, процессуальные отношения и действия / Е.В. Васьковский. М.: Изд. Бр. Башмаковых, 1913. XX.
  8. См. анализ понятия «гражданский процесс» в современной литературе в кн.: Гражданский процесс: Учебник для студентов высших юридических учебных заведений / Д.Б. Абушенко, К.Л. Брановицкий, В.П. Воложанин и др.; отв. ред. В.В. Ярков. 10-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2017.
  9. Гражданский процесс: Учебник / В.В. Аргунов, Е.А. Борисова, Н.С. Бочарова и др.; под ред. М.К. Треушникова. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2014.
  10. Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений // В.Ф. Яковлев. Избранные труды. Т. 2. Гражданское право. История и современность. Кн. 1. М.: Статут, 2012. С. 173, 114–115.
  11. См. там же. С. 174.
  12. М.К. Треушников называет метод диспозитивно-разрешительным (см.: Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Статут, 2014. С. 30).
  13. См., например: Юдельсон К.С. Гражданский процесс. М.: Юрид. лит., 1972. С. 11.
  14. Курс советского гражданского процессуального права. В 2 т. Т. 1. М., 1980 (автор главы – А.А. Мельников). С. 45, 46.
  15. См. там же. С. 47.
  16. См.: Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса. М.: Статут, 2014. С. 100–103. Кстати, впервые в учебной литературе уделено столь большое внимание методу правового регулирования.
  17. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации (далее – КАС РФ).
  18. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – ГПК РФ).
  19. См.: Яковлев В.Ф. Указ. соч. С. 753.
  20. В свое время В.Ф. Яковлев также прогнозировал возможность в перспективе подготовить Административный процессуальный кодекс (см.: Яковлев В.Ф. Указ. соч. С. 753).
  21. Административное судопроизводство / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2017. С. 13, 14.

 

Дополнительная литература

  1. Административное судопроизводство / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2017.
  2. Гражданский процесс России: Учебник / Под ред. М.А. Викут. 2-е изд. М., 2005.
  3. Гражданский процесс: Учебник / В.В. Аргунов, Е.А. Борисова, Н.С. Бочарова и др.; под ред. М.К. Треушникова. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2014 // СПС «КонсультантПлюс».
  4. Гражданский процесс: Учебник для студентов высших юридических учебных заведений / Д.Б. Абушенко, К.Л. Брановицкий, В.П. Воложанин и др.; отв. ред. В.В. Ярков. 10-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2017 (автор главы – И.В. Решетникова) // СПС «КонсультантПлюс».
  5. Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений // В.Ф. Яковлев. Избранные труды. Т. 2. Гражданское право. История и современность. Кн. 1. М.: Статут, 2012.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.