Ставка рефинансирования и ее влияние на реальный сектор экономики

В своей денежно-кредитной политике Банк России использует целый комплекс процентных ставок, о чём можно судить на основании данных рис. 1.

Ключевое значение в системе процентных ставок, устанавливае­мых Банком России, имеет ставка рефинансирования. Изменение процент­ной ставки по кредитам ЦБ РФ (ставки рефинансирования) относится к косвенным инструментам денежно-кредитного регулирования и инфор­мирует всех экономических агентов об оценке Банком России общего на­правления изменения инфляционной ситуации в стране, воздействуя, та­ким образом, на ожидания экономических агентов и процентные ставки в российской экономике.

Процентные ставки Банка России

Рис. 1. Процентные ставки Банка России.

О динамике ставки рефинансирования Банка России в анализируемом нами периоде позволяет судить табл. 1.

Таблица 1. Динамика ставки рефинансирования в период 1999-2012 гг.

Дата установления Размер процентной ставки, % Дата установления Размер процентной ставки,%
10.06.99 55,0 26.12.05 12,0
24.01.00 45,0 26.06.06 11,5
07.03.00 38,0 23.10.06 11,0
21.03.00 33,0 29.01.07 10,5
10.07.00 28,0 24.04.09 12,5
04.11.00 25,0 14.05.09 12,0
09.04.02 23,0 05.06.09 11,5
07.08.02 21,0 13.07.09 11,0
17.02.03 18,0 15.09.09 10,5
21.06.03 16,0 30.09.09 10,0
15.01.04 14,0 30.10.09 9,5
15.06.04 13,0 25.11.09 9,0
26.12.05 12,0 28.12.09 8,75
26.06.06 11,5 24.02.10 8,5
23.10.06 11,0 29.03.10 8,25
29.01.07 10,5 30.04.10 8,0
19.06. 07 10,0 01.06.10 7,75
14.02.08 10,25 28.02.11 8,0
10.06.08 10,75 03.05.11 8,25
14.07.08 11,0 26.12.11 8,0
12.11.08 12,0 14.09.12 8,25
01.12.08 13,0 01.01.13 8,25

Несмотря на снижение ставки рефинансирования, предложение денег российской экономике через систему рефинансирования коммерческих банков не стало основным каналом. До проведения антикризисных меро­приятий в 2008-2009 гг. Банк России несущественно финансировал бан­ковский сектор. На кредиты, депозиты и прочие средства, полученные от ЦБ РФ, приходилась незначительная доля в структуре пассивов банков­ской системы России. В развитых странах картина с рефинансированием принципиально иная. Так, например, Банк Японии почти на четверть фор­мирует ресурсы японских коммерческих банков. Общий же объем рефи­нансирования Банка Японии (и ФРС США) превышает объем рефинансо- вых кредитов Банка России в 40-50 раз.

Анализ динамики ставки рефинансирования более интересен с точки зрения ее воздействия на процентные ставки кредитного рынка и, соот­ветственно, увеличение кредитных вложений в экономику, в ее реальный сектор.

Мы провели анализ корреляции ставки рефинансирования и сред­ней ставки по краткосрочным (до 1 года) банковским кредитам за пери­од 2008-2010 гг. Первичный анализ не выявил существования во времен­ных рядах ставки рефинансирования и ставки по кредитам формальных признаков существования автономных тенденций и флуктуаций, приводя­щих к ложной корреляции. Поэтому сначала был проведен анализ по абсо­лютным значениям ставок. При отсутствии лага коэффициент корреляции составил 0,79, с лагом 1 месяц (с учетом времени реакции банков) — 0,85. Это свидетельствует о высокой связи между ставкой рефинансирования и ставкой по краткосрочным банковским кредитам.

Также нами был проведен анализ взаимосвязи ставки рефинансиро­вания и ставки по краткосрочным банковским кредитам за период 2008­2010 гг. по методу последовательных разностей. Вследствие более высо­кой относительной вариативности были получены меньшие значения ко­эффициентов корреляции -0,35 (без лага) и 0,46 — с лагом 1 месяц. Тем не менее, указанные значения свидетельствуют о наличии заметной связи между вышеуказанными ставками. Также подтверждено наличие некото­рого лага между действиями ЦБ и реакцией коммерческих банков.

Действие ставки рефинансирования на ставки межбанковского рын­ка кредитов, а также на ставки по банковским депозитам и кредитам про­исходит не напрямую, а иным образом. Изменение ставки рефинансирова­ния имеет в России эффект сигнала (импульса), подаваемого Центральным банком экономическим агентам (и в первую очередь банкам), который ин­формирует об оценке Банком России общего направления изменения эко­номической (в том числе, инфляционной) ситуации в стране, уровня кре­дитных рисков, воздействуя, таким образом, на ожидания в экономике, и на уровень процентных ставок, назначаемых банками хозяйствующим субъектам. Но воздействие этого сигнала далеко не однозначно. Так, при первоначальном рассмотрении, в течение 2008-2010 гг. ставка рефинанси­рования и средняя ставка по кредитам нефинансовым предприятиям и ор­ганизациям не всегда имели однонаправленную динамику (см. табл. 3.13).

Как мы уже писали ранее, ставка процента по банковским кредитам является одним из показателей денежной стабильности, и определяет сте­пень равновесности денежного рынка. Мы также установили, что, исхо­дя из величины банковской ставки процента, сложившейся к настоящему времени в российской экономике, денежный рынок в нашей стране еще далек от состояния сбалансированности, при котором возможен долго­срочный устойчивый экономический рост, низкие темпы инфляции, вы­сокие инвестиционная активность предприятий и социальные показатели российского общества.

Одной из важнейших причин высокой стоимости денег в российской экономике является рестрикционный характер денежно-кредитной поли­тики Банка России с начала рыночных реформ и по настоящее время.

Таблица 2. Анализ взаимосвязи изменений ставки рефинансирования и средней ставки по банковским кредитам
нефинансовым предприятиям и организациям

2008 год
Мес. 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12
СР 0 0,00 0,25 0,00 0,25 0,25 0,25 0,00 0,00 0,00 1,00 1,00
СК -0,4 0,6 0,3 -0,1 -0,2 0,3 0,1 0,4 0,9 1,4 0,9 0,5
2009 год
Мес. 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12
СР 0,00 0,00 0,00 0,00 -1,00 -0,50 -0,50 0,25 -0,25 -0,50 -0,50 -0,50
СК 1,6 -0,5 -0,5 -0,1 -0,1 -0,3 -0,7 0,3 -0,5 -0,6 -0,3 -0,1
2010 год
Мес. 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12
СР 0,00 -0,25 0,00 -0,25 -0,25 -0,25 -0,25 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00
СК 0,2 -1,2 -0,9 -0,4 -0,1 0,1 -0,9 -0,5 -0,3 -0,8 0,2
Примечание: Для каждого месяца взято значение ставки рефинансирования, действовавшее в нем наибольшее количество дней.

Анализ финансового рынка современной России свидетельствует о высокой степени взаимосвязи между динамикой денежного предложения и стоимостью денежных ресурсов. В исследовании, проведенном Корико­вым А. А., установлено наличие тесной связи реальной процентной ставки по межбанковским кредитам (МИАКР) и темпов роста денежного предло­жения.

В этом исследовании, в частности, отмечается, что эта связь про­явила себя наиболее ярко в конце 2008 г. — начале 2009 г. «На фоне со­кращения денежного предложения, снижения объема денежной массы с 14 трлн. руб. на 01.10.2008 до 12 трлн. руб. на 01.03.2009 ставки превы­шали 27% годовых — свидетельство серьезных проблем банковской систе­мы с ликвидностью. В дальнейшем с ростом денежного предложения про­центные ставки заметно снижались, достигнув 2,75% годовых на нача­ло июля 2010 г.»[1].

Резкое сжатие денежного предложения Банком Рос­сии[2] в 2008-2009 гг. было вызвано опасением проинфляционного харак­тера предшествовавших ему денежных вливаний в финансовый сектор для борьбы с кризисом, и привело к резкому повышению процентных ставок в экономике, ужесточению условий кредитования для предприятий и насе­ления, превращению ЦБ РФ и коммерческих банков в ростовщиков и мо­нополистов на рынке ссудного капитала. Политика денежной рестрикции в России продолжается и по сей день, в связи с чем в 2012 году Банк Рос­сии констатировал структурный дефицит ликвидности банковского сек­тора, вызванный «аккумулированием значительных остатков средств на бюджетных счетах в Банке России, обусловленным профицитом консоли­дированного бюджета…»[3]. Острая нехватка ликвидности в российской экономике, признает сам Банк России, являлась в 2012 году причиной по­вышения ставок по кредитам для нефинансовых организаций и физиче­ских лиц[4].

Следует отметить, что и существующий в России разрыв в рента­бельности экспортно- и внутренне-ориентированных отраслей реального сектора приводит к тому, что ставка процента по банковским кредитам слишком высока, и устанавливается на уровне доходности экспортно­ориентированных производителей (которая, как правило, значительно выше доходности остальных производств). «Если в одних отраслях реаль­ного сектора, — пишет Маневич В. Е., — норма прибыли существенно выше, а в других — существенно ниже ставки процента, причем возможности ин­вестиций в высокорентабельные отрасли ограничены, капитал (в том чис­ле банковские ресурсы кредитования — В. К.) устремляется в альтернатив­ные сферы и альтернативные активы: финансовые спекуляции, операции с недвижимостью, накопление денежных остатков (в том числе избыточной ликвидности — В. К.) и иностранных активов»[5].

Другими словами, банки не желают кредитовать низкорентабельные отрасли, устанавливая для них запретительно высокую стоимость денег (на уровне рентабельности вы­сокодоходных экспортно-ориентированных отраслей). А сами — наращи­вают портфель кредитов сырьевым компаниям или «живут за счет пира­мид…, процентных и валютных спекуляций, срочных сделок, наращива­ния долгов»[6], что характерно для России.

Еще одним фактором, определяющим дороговизну банковских креди­тов в России, выступает высокий уровень банковской маржи (процентно­го спреда)[7]. Согласно данным Годового отчета Банка России, в 2012 г. спред между процентными ставками по рублевым кредитным и депозит­ным операциям коммерческих банков с нефинансовыми организациями и физическими лицами по всем срокам составил 5,7% (в 2011 г. — 6,4%, в 2010 г. — 8,7% (!)[8]. Чистый процентный спред Сбербанка Российской Федерации — одного из крупнейших банков в России — составил 6,1% в 2011 г. (в 2010 г. — 5,9%)[9].

Для розничных коммерческих банков величи­на процентного спреда еще более впечатляющая. Так, например, его значе­ние для банка «Тинькофф кредитные системы» составило 57% (!) в 2010 г. при уровне чистой процентной маржи 32,4%, «Кредит Европа банка» — 7,1% в 2010 г. (маржа — 7,8%), банка «Ренессанс Капитал» — 11,8% (мар­жа — 13,6%), банка «Русский стандарт» — 14,9% (маржа — 15,9%), «Хоум кредит энд финанс банка» — 17,4% (маржа — 20,2%)[10].

Сравнительный анализ уровней банковской маржи в России и разви­тых странах показал, что система банковского посредничества в нашей стране — наименее эффективная. Так, например, в 1995 г. маржа россий­ских банков составляла 106,8%, в 1998г, 21,2%, в2001 г, 12,5%, в2004 г. — 7,4% при ее значениях для США в период 1995-2004 гг. в пределах диа­пазона 2,7-3,1%, Еврозоны — 2,5-4,6%, Японии — 1,7-2,6%[11]. В современ­ном мире в цивилизованных странах размер процентной маржи коммерче­ских и центральных банков составляет максимум 2-2,5%[12].

Мы считаем, что значение банковской маржи свыше 3% является сверхвысоким, неприемлемым, несовместимым с понятием сбалансиро­ванности спроса и предложения денег как важнейшей предпосылки устой­чивого, долгосрочного, сбалансированного экономического роста и высо­ких инвестиционных и социальных показателей. Проф. Миркин Я. М. вер­но замечает, что ничем не может быть оправдан тот факт, что фундамен­тально здоровая экономика России (с огромными золотовалютными резер­вами и резервными внебюджетными фондами, с позитивным платежным балансом) имеет столь дорогие деньги[13]. Лушин В. считает, что «банков­ская маржа выше 4-5% не только экономически не обоснована, но и замед­ляет процессы модернизации, прежде всего инвестиционную активность в относительно низкорентабельных отраслях экономики»[14].

На наш взгляд, существует ряд причин, закрепляющих запредельно высокий уровень банковской маржи в России.

Во-первых, кредитный рынок, впрочем, как и весь рынок банковских услуг в России, является высоко монополизированным. На шесть крупней­ших банков (включая Сбербанк Российской Федерации) приходится более 50% совокупных активов и около 50% собственного капитала банковского сектора страны[15]. При этом активы Сбербанка Российской Федерации со­ставляют 28% (почти треть!) активов банковской системы Российской Фе­дерации, его кредитный портфель — 32,7% (кредиты физическим лицам) и 35,1% (кредиты юридическим лицам) совокупного кредитного портфе­ля российских коммерческих банков, а объем депозитов населения — 45% всех депозитов банковской системы России. На первые 10 крупнейших по размеру активов банков в России приходится больше половины банков­ского рынка (см. табл. 3.14), что свидетельствует о высокой степени его концентрации.

Основная доля рынка депозитов, а также средств, привлеченных от юридических лиц, принадлежит банкам с участием государства (48,8%), а также крупным частным банкам (банкам финансово-промышленных групп) — 29,7%. На рынке вкладов населения доминируют банки, контро­лируемые государством: на них приходится 58,0% общего объема депози­тов (на банки финансово-промышленных групп и монополий — еще 24,6% этого рынка).

Таблица 3. Доли банковского рынка отдельных банков, в совокупных активах банковской системы Российской Федерации (на 1.01.2013, в %)

№ п/п Банк Активы, % Кредиты, % Депозиты, %
физ. лицам юр. лицам физ. лицам юр. лицам
1. «Сбербанк РФ» 28,44 32,7 35,14 45,7 18,5
2. ОАО «Банк ВТБ» 8,76 9,9 0,08 10,3
3. Газпромбанк 5,68 2,2 8,02 2,1 9,3
4. ОАО «Россельхоз­банк» 3,28 2,5 4,5 1,3 4,06
5. Банк Москвы 3,07 1,2 2,9 1,19 3,8
6. ВТБ24 3,05 10,3 0,76 6,9 0,9
Итого 6 банков: 52,28 48,9 61,22 57,27 46,86
Справочно: итого 10 банков 59,67 59,5 70,12 63,08 55,96

На рынке кредитования предприятий реального сектора и населения лидерами так же являются государственные банки: на них приходится бо­лее половины (54,5%) кредитов предприятиям (на крупные частные банки — 27,2%) и 48,7% кредитов населению (на банки финансово-промышленных групп и монополий — 24,5% этого рынка).

По справедливому замечанию Макаревича Л. Н., «сегодня российская банковская система фактически состоит из двух сотен кредитных организаций, абсолютно доминирующих над остальными банками, которые теряют позиции практически во всех сферах бизнеса и постепенно покидают рынок (около 50 за год)»[16]. В не­малой степени такое исключительное положение узкой группы коммерче­ских банков в банковском секторе России (речь идет о государственных банках) определила государственная антикризисная поддержка системно значимых банков в 2008-2009 гг. (распределительная политика Банка Рос­сии и Правительства Российской Федерации в период мирового финансо­вого кризиса).

Из общего объема средств, выделенных российским госу­дарством на рекапитализацию банковского сектора, основная часть была направлена на поддержку Сбербанка Российской Федерации, ОАО «Банк ВТБ» и ОАО «Россельхозбанк». Во время кризиса 90% кредитов рефинан­сирования Банка России, а также субординированных кредитов ГК «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» было распределено между Сбербанком Российской Федерации, Россельхозбан­ком, ВТБ и Газпромбанком. В результате этой политики вклад указанных банков в общий прирост кредитов российской экономике в последующие годы был максимальным[17].

Укрепление рыночных позиций нескольких государственных банков, захват ими значимых долей российского банков­ского рынка восходит к привилегированному доступу к государственным ресурсам с низкой стоимостью (к получению необоснованных конкурент­ных преимуществ), а не к рациональной депозитной-кредитной политике и высокому качеству риск-менеджмента в этих банках, как могло бы пока­заться на первый взгляд. Таким образом, поле конкуренции в российском банковском секторе к настоящему времени деформировано, что вызвано в том числе распределительной политикой Банка России и Правительства Российской Федерации в период мирового финансового кризиса.

Таким образом, высокие цены на банковские кредитные продукты при довольно низкой их себестоимости[18] (что в совокупности и определяет высокий уровень банковской маржи) — это типичное следствие монопо­лизма в банковской системе и произвола на кредитном рынке при полном попустительстве его регулятора — Банка России, при его рестриктивной денежно-кредитной политике и государственной политике, потворствую­щей интересам финансовых спекулянтов и владельцев крупного денежно­го капитала — коммерческих банков.

При этом обращает на себя внимание и тот факт, что у самого Бан­ка России процентные ставки по кредитным операциям также значительно превышают процентные ставки по депозитным операциям. Так, по депози­там до востребования и срочным вкладам Банк России выплачивает ком­мерческим банкам 4,5% годовых, а за пользование краткосрочными кре­дитами рефинансирования он взимает с коммерческих банков от 6,5% до 8,25% годовых в зависимости от характера и срока этих кредитов[19]. Вслед­ствие этого у Банка России образуется довольная высокая процентная мар­жа — 4,0% по состоянию на ноябрь 2012 г. (в 2011 г. — 4,75%). На эту практи­ку извлечения повышенной прибыли Центральным банком также, видимо, ориентируются коммерческие банки, повсеместно перенимая её. В тоже время у Банка Англии, Швейцарского национального банка, ФРС США и Банка Японии, напротив, процентная маржа отрицательная, так как дей­ствуют нулевые процентные ставки по активным операциям этих банков.

Во-вторых, в деятельности российских банков присутствуют ри­ски, которые заставляют последние повышать ставки по кредитам и по­нижать — по депозитам, что расширяет «коридор» банковской маржи. Из материалов Годового отчета Банка России следует, что в 2009 г. в бан­ковском секторе Российской Федерации наблюдалась стагнация креди­тования нефинансовых организаций и физических лиц ввиду ухудшения общеэкономической ситуации и финансового положения заемщиков. На фоне стагнации кредитования заметно вырос интерес банков к вложени­ям в ценные бумаги, что было связано с положительной динамикой рос­сийских фондовых индексов, а также большой ликвидностью этих инстру­ментов по сравнению с кредитами, возможностью оперативного использо­вания ценных бумаг в качестве обеспечения по кредитам Банка России[20]. Такая же тенденция наблюдалась ив2010г.

Помимо риска невозврата кредитов, обусловливающего высокую про­центную ставку банковского кредитования, в деятельности банков суще­ствует также и риск несоответствия банковских активов и пассивов по сро­кам, что побуждает банки снижать ставки по вкладам и повышать — по кре­дитам[21].

В-третьих, нельзя не отметить и такую причину в росте банковской маржи, как сознательный умысел банков, заключающийся в стремлении без какого-либо ущерба для себя компенсировать скрытые убытки (отри­цательную реальную доходность) операций кредитования за счет средств (доходов) экономических агентов. «Косвенно кредитные организации пе­реносят свои потери от кредитования на вкладчиков и других заемщиков, занижая депозитные ставки и завышая ставки кредитования… Вкладчики вынуждены нести наряду со скрытыми потерями непосредственно от не­верной оценки банками инфляционных рисков, еще и косвенные потери ввиду уровня просроченной задолженности в государственной банковской системе»[22] — заключают Смулов А. М. и Абушаева Р. Р. Саркисянц А. Г. отмечает также, что за счет удорожания кредита банки покрывают и свои убытки, возникающие из-за кредитного мошенничества. «Обычно в став­ку кредита, — пишет он, — уже заложен процент потерь, но если потери су­щественные, то процентная ставка повышается еще на порядок. При этом повысить процент могут, даже не предупредив заемщика»[23]. Андрианов В.Д. видит причину высокой банковской маржи в России в низкой про­изводительности труда банковского сектора при чрезвычайно высоком (в 2,4 раза превышающем другие отрасли экономики) уровне зарплат в нем. «Неоправданно большие затраты, — пишет он, — компенсируются пока вы­сокими ставками по кредитам и низкими ставками по депозитам и перено­сятся на плечи населения и предприятий»[24].

Еще в 1973 г. экономист Хандруев А.А., описывая причины инфля­ции в капиталистических странах, одной из которых теперь стала Россия, высказывался о политике западных банков следующим образом: «…наря­ду с торговыми и промышленными монополиями активную борьбу за ко­рыстные «жизненные интересы» ведут банковские и финансовые корпо­рации. В погоне за монопольной прибылью они используют арсенал спец­ифических средств (манипулирование процентными ставками…, измене­ние условий предоставления и погашения кредитов…), при помощи кото­рых финансовые монополии пытаются перекладывать возникающие труд­ности на других агентов капиталистического производства»[25]. Эти выво­ды сохраняют свою актуальность и по сей день, и, к сожалению, они отно­сятся к современной России. Отрицательные процентные ставки по вкла­дам в конечном счете оборачиваются для банков потерей устойчивости де­позитной базы. Склонность к сбережению в экономике понижается, воз­растает скорость обращения денег, назревают предпосылки для роста ин­фляции и инфляционных ожиданий.

Но наряду с вышеуказанными причинами, раздвигающими «коридор» банковской маржи, нельзя исключать и той, что банки могут заранее за­кладывать неоправданно высокий уровень требуемой для них доходно­сти банковского бизнеса в свой финансовый план, учитываемый в даль­нейшем при реализации депозитно-кредитной, а также дивидендной по­литики. Другими словами, банки могут определять уровни ставок по де­позитам и кредитам, исходя только лишь из своих аппетитов. Так, Мамо­нов М. Е. отмечает: «банки за первое полугодие 2010 г. уже заработали прибыли больше (249,6 млрд, руб.), чем за весь 2009 г. (205 млрд. руб.). Та­кое положение наводит на мысль, что у банков есть возможность несколь­ко снизить величину спрэда процентных ставок с целью стимулировать спрос платежеспособных заемщиков на кредит»[26].

Банки, таким образом, могут снизить ставки по кредитам, но не делают этого. На наш взгляд, том числе и по этим причинам кредит в России так дорог, а стоимость депози­тов — зачастую не компенсирует их владельцам даже текущего уровня ин­фляции[27].

В-четвертых, по мнению некоторых ученых-экономистов, требования Банка России об увеличении минимального размера капитала банков под­талкивают последние «искать внутренние источники средств в дополни­тельных комиссиях, сборах и повышенных процентах»[28], что приводит к росту уровня банковской маржи.

В-пятых, нельзя исключать и того обстоятельства, влияющего на до­роговизну кредитов и уровень банковской маржи в России, что при уста­новлении условий кредитования банки учитывают влияние таких факто­ров, как динамика финансовых показателей заемщиков-предприятий, а не только (не столько) значение учетной ставки. Причем, положительная и отрицательная динамика этих показателей одинаково влияет на ставку по кредитам — она растет. При ухудшении финансового положения пред­приятий складывается ситуация порочного круга: уровень кредитного ри­ска возрастает, что влечет повышение цены кредита и соответственно сни­жение спроса на него из-за недоступности. Недоступность же банковских кредитов усугубляет финансовое состояние предприятий, что, в свою оче­редь, ведет к дальнейшему росту стоимости заемных средств для них.

«Предприятиям, — отмечает проф. Пещанская И. В., — для оживления бизнеса нужен дешевый кредит, но в сложившихся условиях таковым он быть просто не может, несмотря даже на низкую ставку рефинансирова­ния Банка России. Пока ожидания банковского сектора и настроения в ре­альном секторе экономике таковы, что консенсус между ними достигается слабо»[29], а процесс взаимного приспособления спроса и предложения на кредитном и денежном рынках в целом, а также формирование равновес­ных процентных ставок в российской экономике идет недопустимо мед­ленными темпами.

Проблемы этого порочного круга на кредитном рынке, а также дорого­визны банковских кредитов в России могла бы решить активная государ­ственная финансово-кредитная политика, стратегия, тактика и механизм которой должны быть органически связаны с реальным сектором эконо­мики. Но, к сожалению, в настоящее время эта политика не имеет связу­ющей роли, не направлена на стимулирование структурной перестройки российской экономики и ее рост. Правительство и Банк России, на наш взгляд, в настоящее время выбирают наихудший из возможных вариантов сочетания денежной и финансовой политики, а именно жесткую бюджет­ную политику, дополняемую столь же жесткой и пассивной денежной по­литикой.

Относительно высокая ставка рефинансирования закрепляет высо­кие значения чистого процентного спрэда банков. Поскольку ставка ре­финансирования «существует в умах банковского сообщества и к ней при­вязаны налоговые льготы, — пишет проф. Миркин Я. М., — то эта ставка в спокойные времена является одним из оправданий гораздо более высо­ких процентов по банковским кредитам… В этом плане ставка рефинан­сирования препятствует созданию в России рынка кредитов… с меньшей маржой между стоимостью финансирования банков и стоимостью разме­щения ресурсов»[30]. Рогова О. Л. считает, что «повышение ставки рефи­нансирования независимо от факторов его определяющих (рост цен) одно­значно провоцирует повышение процентов по кредитованию российски­ми банками»[31].

Кроме того, на практике для кредитной политики банков является важным не только размер ставки рефинансирования Банка России (ее уро­вень может определяться Центробанком, исходя из темпов роста потреби­тельских цен в экономике или желаний последнего управлять в том или ином направлении движением международных потоков капитала, и может иметь положительные или отрицательные реальные значения), но и от­сутствие риска ее повышения, волатильности, непредсказуемости. «Пока они (банки — В. К.) функционируют в условиях неопределенности, асим­метрии информации, не будут опускаться и ставки по кредитам»[32]. Вола­тильность базовой ставки в России внушает банкам высокий уровень кре­дитного риска, а он, в свою очередь, определяет высокий уровень банков­ской маржи.

Вопрос о снижении ставки рефинансирования до оптимального уров­ня не раз поднимался представителями банковского сообщества и россий­скими учеными-экономистами на страницах печати и на научных конфе­ренциях. Ассоциация российских банков неоднократно обращалась к Цен­тробанку с предложением о снижении учетной ставки до 3-4% годовых. Ряд российских ученых-экономистов и политиков считают, что для пре­вращения ставки рефинансирования в реальный рычаг монетарной по­литики она должна быть снижена до уровня 2-4 % годовых[33].

Снижение ставки рефинансирования (а вслед за ней и ставки по кредитам коммерче­ских банков) хотя бы на 1% могло бы привести сокращению издержек про­изводства российских промышленных товаров на 200 млн. руб.[34] Но хотя Банк России и намечал в своих планах на 2011-2012 гг. дальнейшее сни­жение этой ставки, а также процентных ставок по операциям предоставле­ния и абсорбирования ликвидности[35], все же одновременно с этим он за­являл, что будет придерживаться в своей процентной политике ориенти­ра на сохранение более высокого уровня процентных ставок в России по сравнению со ставками в зарубежных странах в целях привлечения ино­странного капитала[36]. Это означает, что ЦБ РФ на практике, скорее, пре­пятствует, чем способствует снижению ставок по кредитам коммерческих банков.

Банк России ставит величину назначаемой им ставки рефинансиро­вания в зависимость от складывающегося (и ожидаемого) уровня инфля­ции в российской экономике, что подтверждают данные табл. 3.15, а так­же программные документы ЦБ РФ[37].

Таблица 4. Ставка рефинансирования и уровень инфляции

Год Размер ставки на конец года, % Инфляция по итогам года, %
на потребитель­ском рынке базовая
2001 25,00 18,6 15,6
2002 21,00 15,1 10,2
2003 16,00 12,0 11,2
2004 13,00 11,7 10,5
2005 12,00 10,9 8,3
2006 11,00 9,0 7,8
2007 10,00 11,9 11,0
2008 13,00 13,3 13,6
2009 8,75 8,8 8,3
2010 7,75 8,8 6,6
2011 8,00 6,1 6,6
2012 8,25 6,6 5,7

Российское научное сообщество активно возражает против такой од­нозначной интерпретации взаимосвязи между этими переменными, с чем мы полностью согласны. Сохранение относительно высокой ставки ре­финансирования нельзя аргументировать тем или иным уровнем инфля­ции, так как рост потребительских цен в России вызван не монетарными факторами, а в первую очередь опережающим ростом цен и тарифов, ре­гулируемых государством. Кроме того, противоречивая и непоследова­тельная денежно-кредитная политика Банка России (в том числе процент­ная политика ЦБ РФ) вот уже на протяжении 20 лет сама индуцирует вы­сокие инфляционные ожидания, так как создает условия для роста дисба­лансов и уровня финансовых рисков в финансовом и реальном секторах экономики.

Позиция Центробанка относительно взаимосвязи ставки рефинанси­рования и инфляции (инфляционных ожиданий) восходит к монетарист­ской доктрине, согласно которой важнейшим фактором, определяющим динамику процентных ставок, является инфляция. Подавление инфляции с помощью жесткой денежно-кредитной политики обеспечивает сниже­ние процентных ставок в экономике. Напротив, сторонники кейнсианско­го учения считают, что жесткая денежно-кредитная политика, вызывая не­хватку ликвидности, ведет не к снижению, а к повышению процентных ставок в экономике, с чем мы полностью согласны.

Развивая идеи Дж. М. Кейнса, Р. Ф. Харрод оспаривал в своих работах абсолютную значимость между ожидаемой инфляцией и ставкой процен­та. Ожидаемая инфляция, согласно Харроду, вызывает снижение спроса как на деньги, так и на ценные бумаги (облигации), но повышает спрос на активы, которые могут служить своеобразной гарантией от инфляции (ак­ции, недвижимость, произведения искусства). Устойчивые ожидания ин­фляции, таким образом, не ведут к повышению спроса на деньги, а зна­чит — и к увеличению их стоимости, считает Р. Ф. Харрод. Только неуве­ренность относительно инфляции в будущем может вызывать увеличение спроса на деньги, а значит, и ставку процента. В этом случае, следователь­но, Центральный банк должен увеличивать предложение денег, с тем что­бы понизить процентную ставку, невзирая на продолжающуюся в эконо­мике инфляцию. «Ссылки на инфляцию, — отмечает Маневич В. Е, подво­дя итог рассуждениям Харрода, — которая будто бы делает невозможным снижение ставки процента, служат лишь отговоркой, оправдывающей без­деятельность денежных властей»[38].

Текущая и ожидаемая инфляция ведут к повышению номинальных (но не реальных) процентных ставок, если инфляционные ожидания кре­диторов и заемщиков совпадают. В этом случае общее повышение уров­ня процентных ставок не оказывает негативного влияния на экономиче­скую динамику. В условиях депрессии инфляционные ожидания креди­торов и заемщиков перестают совпадать, что приводит к увеличению ре­альных процентных ставок и угнетению деловой активности. «Кредиторы стремятся учесть риски, связанные как с инфляцией, так и с неблагопри­ятной экономической конъюнктурой; заемщики исходят не только из про­гнозируемой инфляции, но и из прогнозируемого в условиях спада сни­жения доходности»[39]. В таких условиях денежно-кредитная политика Центробанка неизбежно должна стать экспансивной, чтобы мерами по увеличению предложения денег в экономике снизить уровень реальной процентной ставки, и содействовать тем самым выходу экономики из спада.

Вопрос о том, должна ли ставка рефинансирования иметь непремен­но положительные реальные значения, остается дискуссионным. По мне­нию Фетисова Г. Г., положительность реальной ставки рефинансирования (положительные реальные значения) не является правилом рациональной процентной политики для Центрального банка. Это мнение он основыва­ет на анализе ставки рефинансирования в 20 зарубежных странах за пери­од 1992-2004 гг., из которого следует, что для большинства исследуемых стран в анализируемом периоде были характерны отрицательные значения реальной ставки рефинансирования[40]. Мы также провели исследование значений реальной ставки рефинансирования для периода 2005-2008 гг. в отношении 23 стран (см. табл. 3.16), и установили, что в практике Цен­тральных банков мира нет однозначного подхода к этому вопросу, то есть не такого правила, которое бы устанавливало обязательно положительные значения для этой ставки.

С одной стороны, установление в России отрицательного реального значения ставки рефинансирования может иметь негативные последствия, и вызвать не столько увеличение объемов кредитования, сколько рост спе­кулятивных операций банков на валютном рынке, а также рынке произ­водных финансовых инструментов, и в первую очередь, тех, базовым ак­тивом которых является продукция российских естественных монополий.

В отличие от кредитного рынка, рынок этих товаров в большей степени поддается прогнозированию из-за регулирования государством тарифов на продукцию естественных монополий, а значит, работа на нем сопряже­на с меньшим риском, что привлекает банки. С другой стороны, ставка ре­финансирования должна сама активно влиять на инфляцию и инфляцион­ные ожидания, а не пассивно следовать за ними, а значит, — может быть за­креплена на уровне ниже темпов роста цен. В этом, на наш взгляд, могут выразиться также и положительные экономические последствия отрица­тельного реального значения ставки рефинансирования.

Таблица 5. Значение реальной ставки рефинансирования в мире

Страна Годы
2005 2006 2007 2008
Европа
Республика Беларусь 3,0 3,4 -2,1 -1,3
Бельгия 0,45 2,4 1,9 0,3
Болгария -4,45 -3,24 -7,92 -2,03
Венгрия 2,7 1,5 0,1 6,5
Германия 1,15 3,1 1,9 1,9
Испания -0,45 1,8 0,7 1,5
Италия 1,15 2,4 2,2 0,6
Польша 3,8 2,6 1,0 1,7
Румыния 0,99 3,66 0,86 3,45
Словакия -0,7 0,55 0,85 -3,5
Украина 3,8 -2,1 -2,0 -7,5
Финляндия 2,15 3,3 3,1 -0,4
Швейцария -0,27 1,3 0,05 -0,65
Швеция 0,6 0,9 0,0 1,1
Азия
Израиль 2,04 5,1 0,6 н.д.
Индия 0,4 -0,9 0,5 -3,7
Казахстан 0,5 0,6 -9,8 1,0
Китай 1,73 0,53 -3,17 1,59
Республика Корея -0,6 0,55 -0,35 -2,35
Турция 15,3 17,3 16,6 14,9
Япония 0,5 0,1 0,05 -0,1
Америка
Бразилия 19,64 16,88 13,35 14,58
США 1,76 3,75 0,73 0,76
Примечание: цветом выделены отрицательные значения ставки рефинансирования.

В целом об оценке эффективности ставки рефинансирования Банка России как инструмента денежно-кредитной политики позволяют судить высказывания отдельных учёных-экономистов и практиков, представлен­ные нами в табличной форме (см. табл. 6).

Таблица 6. Оценка эффективности ставки рефинансирования Банка России как инструмента денежно-кредитной политики

Автор Мнение
Миркин М. Я. Ставка рефинансирования в России — это довольно искус­ственный инструмент, плохо связанный с системой рыноч­ных процентных ставок на финансовом рынке, и практиче­ски не определяющий изменений в последних1.
МаневичВ. Е. Ставка рефинансирования в России завышена, и потеряла соприкосновение с рынком: она «значительно выше доход­ности краткосрочных высоколиквидных активов (облига­ций Банка России)». Следовательно, изменение этой став­ки «вряд ли может вызвать сколько-нибудь значимый эф­фект»2.
Лаврушин О. И. Несмотря на общепринятое мнение, состоящее в том, что снижение ставки рефинансирования рассматривается как мера, приводящая к расширению денежного предложения (банковского кредитования), это верно лишь по отношению к краткосрочному периоду времени3.
Дробышевский С.,
Синельников-
Мурылев С.,
Соколов И.
«Кредитная активность слабо реагирует на понижение ставок Банком России (в то же время снижение ставки рефинансирования дестимулирует сбережения населения в коммерческих банках)»4.

Настоятельная необходимость изменения уровня ставки рефинансиро­вания в целях повышения ее стимулирующей роли в развитии экономики (путем влияния на снижение ставок кредитования организаций реально­го сектора экономики), а также в целях расширения доступности креди­тов рефинансирования для большего количества кредитных организаций банковского сектора страны потребовали от Банка России внимательно­сти изучения этого вопроса и принятия адекватных сложившейся эконо­мической ситуации мер.

Совет директоров Банка России на своем заседа­нии 13.09.2013 г. в рамках перехода к режиму таргетирования инфляции принял решение о реализации комплекса мер по совершенствованию си­стемы процентных инструментов денежно-кредитной политики[41], в чис­ло которых вошло изменение роли ставки рефинансирования в системе инструментов Банка России и введение новой, так называемой ключевой ставки[42] денежно-кредитной политики, которая была объявлена им в ка­честве основного индикатора направленности денежно-кредитной поли­тики и была установлена на уровне 5,5% (на 13.09.2013 г.)[43].

ключевая ставка

В решении Совета директоров Банка России «О системе процентных инструментов денежно-кредитной политики Банка России» предусмотрено, что к 1 ян­варя 2016 г. Банк скорректирует ставку рефинансирования до уровня клю­чевой ставки, а до названной даты ставка рефинансирования будет иметь второстепенное значение, так как основным инструментом регулирования ликвидности банковского сектора будут операции Банка России на аук­ционной основе на срок 1 неделя, в дополнение к которым на регулярной основе Банк России будет проводить аукционы по предоставлению кре­дитов, обеспеченных нерыночными активами, по плавающей процентной ставке на срок 3 месяца.

Как сообщает пресс-служба Банка России, «ЦБ РФ решил не объяв­лять о резком снижении ставки рефинансирования, так как это могло бы привести, скорей, к росту инфляции, нежели к ее сокращению…». Таким образом, можно сделать вывод, что основная задача Банка России на бли­жайшие годы (2014-2015 гг.) — снижение инфляции, но не увеличение де­нежного предложения экономике в целях обеспечения ее роста, структур­ных преобразований, внедрения инноваций. Трудно прогнозировать, какое влияние окажет ключевая ставка Банка России на реальный сектор эконо­мики в условиях сохраняющейся ее сырьевой направленности, зависимо­сти производства от импорта, оттоке капитала за рубеж, слабой поддержке предпринимательства, а также проблемного международного имиджа Рос­сии в свете последних событий на Украине.

  1. Кориков А. А. Управление денежным предложением // Банковское дело. 2010. №10. С. 31.
  2. В 2008 г. темп роста денежной массы в России составил всего лишь 101,7% (в 2009 г. — 116,3%, в 2010 г. — 127,5%), в то время как в период 1999-2007 гг. он составлял в среднем 143%.
  3. «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2013 год и период 2014 и 2015 годов» [Электронный ресурс]. С. 17 // Официальный сайт Бан­ка России.  
  4. «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2013 год и период 2014 и 2015 годов» [Электронный ресурс]. С. 14 // Официальный сайт Бан­ка России.  
  5. Маневич В. Е. Денежная политика и экономический рост // Бизнес и банки. 2010 — № 1-2. С. 2.
  6. Макаревич Л. Н. Тормоз российских реформ // Банковское дело. 2010. № 10. С. 27.
  7. Банковская маржа представляет собой чистый процентный доход (за минусом про­центных расходов), отнесенный к активам банка, генерирующим процентные доходы (или к совокупным банковским активам). Близким к этому показателю является чистый процент­ный спред, представляющий собой разность между доходностью активов, генерирующих процентные доходы и стоимостью обязательств, генерирующих процентные расходы. На практике в статистике отдельно взятого банка два этих показателя отличаются друг от друга на незначительную величину.
  8. Годовые отчеты Банка России за соответствующие годы //  ЦБ РФ
  9. Показатель чистой процентной маржи Сбербанка составил 6,4% в 2011 г. (Годовой отчет группы Сбербанк Российской Федерации (Отчет о прибылях и убытках группы Сбер­банка по МСФО) — Сбербанка Российской Федерации 
  10. Fincak e . ru/stock/reviews/73929/ download/ 72391
  11. Источник: Фетисов Г. Г. Монетарная политика и развитие денежно-кредитной систе­мы России в условиях глобализации: национальный и региональный аспекты. М.: ЗАО «Из­дательство «Экономика», 2006. С. 301.
  12. Размер банковской маржи в среднем в Восточной Европе — 2,7%, в Евросоюзе — 1,4%.
  13. Миркин Я. М. Политика рефинансирования и инфляция // Банковское дело. 2009. № 1.С.ЗЗ.
  14. Лушин В. Реакция на кризис и ее последствия для реального сектора российской эко­номики // Вопросы экономики. 2011. № 1. С. 50.
  15. Отчет о развитии банковского сектора и банковского надзора в 2012 году [Элек­тронный ресурс]. С. 19 // Официальный сайт Банка России.
  16. Макаревич Л. Н. Тормоз российских реформ // Банковское дело. 2010. № 10. С. 26.
  17. Так, в 2009 г. суммарный вклад Сбербанка и ВТБ-24 в структуру кредитов, предо­ставленных физическим лицам, превысил 40%. Доля Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка и Рос­сельхозбанка в приросте ссудной задолженности предприятий нефинансового сектора вы­росла за указанный год с 50% до 54% (см.: Хандруев А. А., Чумаченко А. А. Конкурентная среда и модернизация структуры российского банковского сектора // Банковское дело. 2010. № 11. С. 9).
  18. Банковские ресурсы включают в себя не только платные, но и бесплатные источни­ки — собственный капитал банков, который составил 16% общего объема источников финан­сирования (пассивов) банковского сектора России на 1.01.10.
  19. По состоянию на 10.10.2012.
  20. Годовой отчет Банка России за 2009 год. С. 29-30.
  21. Так, например, на 1.10.2010 у Сбербанка России доля краткосрочных депозитов в об­щей сумме его пассивов составила 47%. На долю же краткосрочных кредитов, предоставлен­ных за счет этих ресурсов, приходилось всего 23% от активов банка на эту же дату.
  22. Смулов А. М., Абушаева Р. P.O последствиях неточной оценки уровня инфляции в ставке процента коммерческого банка // Бизнес и банки. 2010. № 32. С. 7.
  23. Саркисянц А. Г. Проблема банковских комиссий // Бизнес и банки. 2О11.№21.
  24. Андрианов В. Д. Проблемы российской кредитно-банковской системы после мирово­го финансово-экономического кризиса// Бизнес и банки. 2012. № 48. С. 4.
  25. Хандруев А. А. Деньги в экономике современного капитализма. М.: Из-во «Мысль», 1983. С. 135.
  26. Мамонов М. Е. Перспективы кредитования банками реального сектора экономики // Банковское дело. 2010. № 9. С. 23.
  27. Фетисов Г. Г. верно замечает: «поскольку банки предоставляют кредиты в основном за счет средств, привлеченных от вкладчиков, величина банковской маржи прямо влияет на уровень кредитных и депозитных ставок» (см.: Фетисов Г. Г.. Монетарная политика и разви­тие денежно-кредитной системы России в условиях глобализации: национальный и регио­нальный аспекты. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2006. С. 299).
  28. Проскурин А. М. Корни роста цен и инфляционных ожиданий // Бизнес и банки. 2011. № 13.
  29. Пещанская И. В. Предприятие в системе долговых отношений // Бизнес и банки. 2010. № 42.
  30. Миркин Я. М. Политика рефинансирования и инфляция // Банковское дело. 2009. №1. С. 33.
  31. Рогова О. Л. Платежный дисбаланс России — есть ли выход? // Бизнес и банки. 2011. № 5.
  32. Дроздовская Л. П., Рожков Ю. В. Интермедиация риска на информационном кредит­ном поле. — Хабаровск, 2010. С. 155.
  33. См., например: Фетисов Г. Г. Монетарная политика и развитие денежно-кредитной системы России в условиях глобализации: национальный и региональный аспекты. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2006. С. 101.
  34. Андрианов В. Д. Проблемы российской кредитно-банковской системы после мирово­го финансово-экономического кризиса// Бизнес и банки. 2012. № 48. С. 3.
  35. «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2010 год и период 2011 и 2012 годов» //  ЦБ РФ.
  36. Тамже.
  37. Это доказывают программные документы ЦБ РФ. Так, например, в «Основных на­правлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2010 год и период 2011 и 2012 годов» сказано, что по мере снижения темпов инфляции и инфляционных ожиданий Банк России намерен продолжить линию на снижение уровня ставки рефинансирования и процентных ставок по операциям предоставления и абсорбирования ликвидности. Дальней­шие шаги Банка России по снижению (изменению) процентных ставок будут определяться развитием инфляционных тенденций, динамикой показателей производственной и кредит­ной активности, состоянием финансовых рынков.Иванченко И. и Маслов А. замечают: «Банк России подстраивает ставку рефинансиро­вания ex post под изменившиеся экономические параметры. Наиболее важный из них — став­ки на межбанковском рынке, в частности LIBOR-30, LIBOR-60 и LIBOR-90. К их числу мож­но отнести и инфляцию» (см.: Иванченко И., Маслов А. Методологический эклектизм транс­миссионного механизма денежно-кредитной политики // Вопросы экономики. 2010. № 12. С. 103).
  38. Маневич В. Е. Кейнсианская теория и российская экономика. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: КомКнига, 2010. С. 118.
  39. Маневич В. Е., Ерохина Ю. В. О научных основах денежной политики // Бизнес и бан­ки. 2011. № 19.
  40. См.: Фетисов Г. Г. Монетарная политика и развитие денежно-кредитной системы России в условиях глобализации: национальный и региональный аспекты. М.: ЗАО «Изда­тельство «Экономика», 2006. С. 356.
  41. Информация департамента внешних общественных связей Банка России от 13.09.2013 г.
  42. Процентная ставка по операциям предоставления и абсорбирования ликвидности на аукционной основе на срок 1 неделя.
  43. Которая действовала вплоть до 14.02.14, а потом была повышена до 7% в связи с внешнеэкономическими факторами нестабильности.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *