Денежная теория Элвина Хансена

По мнению Элвина Хансена, национальный доход является функцией от количества денег, но эта зависимость носит сложный характер. Простой непосредственной связи между деньгами и доходом не существует[1]. Он считает также, что количество денег хоть играет и вторичную, но при этом важную роль[2]. «Денежная политика сама по себе, — пишет он, — не может быть единственным эффективным методом достижения стабильности экономики, тем не менее в соединении с финансовой политикой и другими направлениями политики правительства, направленными на достижение этой цели, она может играть важную вспомогательную роль»[3].

Элвин Хансен

То, как увеличение денег скажется на росте национального дохода, зависит от эластичности по проценту инвестиционной, потребительской функций, а также функции предпочтения ликвидности[4]. Так, если функция предпочтения ликвидности высокоэластична по ставке процента (от до 2), а инвестиционная и потребительская функции также эластичны по проценту[5], то не все новые деньги будут рассматриваться как прибавка к доходу, предназначенному для осуществления расходов, а значит, часть денег будет хранится в качестве фондов на случай непредвиденных обстоятельств. В этих условиях доход будет расти не в той же пропорции, в какой будет возрастать количество денег. Денежная политика (не дополненная финансовой) лишь отчасти окажется эффективной.

В то же время финансовая политика, если она не будет дополнена денежной (если увеличение государственных расходов будет финансироваться не за счет создания новых денег, а за счет заимствований на внутреннем финансовом рынке) приведет к повышению ставки процента, что негативно скажется на инвестиционной и потребительской функциях, так как сократит соответствующие расходы. «В обычном случае правительственные расходы, вероятно, оказывают негативное воздействие на рынок капитала, если они не сопровождаются денежной политикой, призванной увеличить количество денег и таким образом предотвратить повышение ставки процента (или даже вызвать ее снижение).

Низкая ставка процента может быть достигнута, если часть правительственных расходов, увеличивающих доход, будет финансироваться за счет заимствований в банковской системе… Таким образом, как правило, более надежный метод состоит в том, чтобы финансовую политику дополнять денежной политикой»[6].

Большое значение с точки зрения того, какой эффект произведет повышение совокупных расходов, вызванное приростом денег (рост цен или рост производства) играет форма кривой предельных издержек национальной экономики. Дж. Кейнс полагал, что по мере приближения экономики к состоянию полной занятости (условия экономического бума) кривая предельных издержек круто повышается, а значит, рост цен неизбежен. Такую же предпосылку в свой анализ вводили и представители неоклассической экономической школы[7]. Такое представление о динамике издержек и цен служило обоснованием основного вывода количественной теории денег, согласно которому увеличение количества денег приводит к пропорциональному росту цен и лишь временно может увеличить реальный выпуск.

Научная заслуга Э. Хансена состоит в том, что он опроверг это утверждение Дж. Кейнса и других экономистов. В своей книге «Денежная теория и финансовая политика» он убедительно доказывает (ссылаясь, в том числе на эмпирические исследования), что кривая предельных издержек имеет форму горизонтальной линии[8]. Практическим выводом из этого утверждения является тот, что увеличение спроса (в том числе вызванное дополнительной эмиссией денег) позволяет увеличить выпуск без значительного повышения цен[9]. «Кривые предложения (часть кривой предельных издержек выше кривой переменных издержек — В. К.) для сельского хозяйства и добывающей промышленности, — пишет он, — низко эластичны по ценам, для многих отраслей обрабатывающей промышленности — наоборот, высокоэластичны.

Принимая во внимание неэластичность (по ценам) предложения сырых материалов, увеличение выпуска в целом будет, как правило, связано с некоторым (курсив наш. — В. К.) ростом цен»[10]. Таким образом, рост издержек по мере выпуска возможен, но отнюдь не неизбежен, а для обрабатывающей промышленности — является, скорее, исключением, чем правилом. А. Маршалл также считал, что расширение спроса на продукты обрабатывающей промышленности и вызванный им рост производства для долгосрочного периода ведет скорее к снижению, чем к повышению удельных издержек. «Нет оснований, — утверждает В. Е. Маневич, — чтобы полагать, что удельные издержки в обрабатывающих отраслях российской экономики действительно повышаются по мере роста выпуска и занятости. Более вероятным будет предположение, что по мере роста выпуска в обрабатывающих отраслях удельные издержки должны снижаться…»[11].

Свое мнение он основывает на том, что, по его мнению, при исходной низкой загрузке производственных мощностей данных отраслей расширение выпуска закономерно сопровождается снижением удельных накладных расходов.. «Если существуют крупные незагруженные мощности и неполная занятость персонала (скрытая безработица на предприятиях), что характерно для обрабатывающих отраслей российской экономики, расширение производства приведет к снижению удельных издержек. Следовательно, кривая цен предложения (кривая предложения. — В. К.) будет иметь понижающий наклон, как на длинном, так и на коротком отрезке времени»[12].

Допущение о горизонтальной форме кривой предельных издержек открывает благоприятные перспективы для финансовой и денежной политики, так как при этом увеличение предложения денег не приводит к росту издержек и цен. Это утверждение важно, так как одним из аргументов противников увеличения денежного предложения и повышения монетизации российской экономики, противников проведения в России экспансивной денежно-кредитной и финансовой политики является тот, что дополнительные деньги вызовут в ней ни что иное, как рост цен. Они также утверждают, что причиной такого характера влияния денег в отечественной экономике является ограниченность национальных производственных мощностей, которые новые деньги могли бы включить в работу.

Мы не отрицаем того, что основной производственный аппарат в России сильно изношен и не может быть в полной мере задействован для увеличения выпуска, однако, утверждаем, что одной этой констатацией фактов нельзя «прикрываться», оправдывая жесткий курс монетарной и бюджетной политики в России. «Мы не можем принять в качестве допущения, — пишет Э. Хансен, — что инвестиции в установки и оборудование, необходимые, чтобы обеспечить «оптимальные мощности», будут делаться автоматически, без какой-либо позитивной правительственной программы (курсив наш. — В. К.).

Достаточное побуждение для таких инвестиций будет существовать только при условии, что достигнута продолжительная полная занятость»[13]. На наш взгляд, у российской экономики нет своих сил для увеличения инвестиций и наращивания выпуска, как в условиях экономической депрессии, так и период экономического подъема, и поэтому мы также не можем принять подобных допущений.

По справедливому мнению Э. Хансена, даже в условиях экономического бума частные инвестиции не осуществляются по той причине, что высокие прибыли этого периода рассматриваются хозяйствующими субъектами как ненадежные и временные: «как старые, так и новые фирмы, только начинающие дело, вероятно, не будут расширять инвестиции в основной капитал до той точки, в которой использование мощностей при «низких издержках на единицу продукции» будет соответствовать выпуску при полной занятости»[14]. Строительство новых сооружений и установка нового оборудования, даже если они и начаты во время бума, завершаются по большей части позднее, когда уже пройдена высшая, поворотная точка подъема, а значит, в пределах данной фазы цикла ничего не прибавляют к совокупному объему производственных мощностей национальной экономики. Тем более в данной ситуации необходимы массированные государственные инвестиции, иначе рост выпуска, обеспеченный за счет эксплуатации имеющегося оборудования, может оказаться коротким, и «натолкнется» на резко повышающуюся кривую предельных издержек, что выразится в росте цен.

При этом цены факторов производства (главным образом, цены на электроэнергию, газ, нефть и проч.) должны оставаться неизменными. Повышение спроса за счет государственных расходов эффективно лишь при условии жесткого государственного контроля над ценами на продукцию топливноэнергетических компаний, поставляемую на внутренний российский рынок.

инфляция

По мнению Э. Хансена, инфляционный бум, как правило, не останавливается из-за ограничения предложения денег[15]. А значит, денежная политика как единственное средство борьбы с инфляцией «является односторонним и опасным оружием»[16], «..денежная политика, — пишет Э. Хансен, — по своей природе не может быть основным инструментом сдерживания инфляции по той причине, что денежно-банковская система, для того чтобы нормально выполнять свои функции, должна быть высоко эластичной»[17], «…монетарные меры борьбы с избыточным спросом имеют ту характерную особенность, что они недостаточно эффективны до тех пор, пока не станут столь мощными, что приведут экономику в коллапс»[18].

По мнению Э. Хансена, с помощью гибкой и осторожной финансовой и денежной политики можно обеспечить устойчивую полную занятость, благосостояние и прогресс демократического общества, с чем нельзя не согласиться и что пытаются доказать и отстоять противники принятой российским правительством концепции «Инновационная Россия-2020».

Относительно использования валютного канала как метода введения Центральным банком денег в хозяйственный оборот, Э. Хансен замечал: «страны, чье денежное предложение зависит от платежного баланса, не являются хозяевами своей экономической судьбы»[19] — вернее и красочнее не скажешь.

  1. Хансен Э. Денежная теория и финансовая политика / Пер. с англ. М.: Дело, 2006. С. 256.
  2. Тамже. С. 137.
  3. Там же. С. 228.
  4. Э. Хансен подробно описывает варианты эластичности этих функций, характерные для стран: богатых естественными ресурсами, но индустриально отсталых и быстроразвива- ющихся; высокоразвитых индустриальных, обеспеченных современным основным капиталом, но исчерпавших возможности инвестиционного роста; сочетающих варианты эластичности вышеназванных функций при обычных обстоятельствах (Хансен Э. Денежная теория и финансовая политика / Пер. с англ. М.: Дело, 2006. С. 243-244). В зависимости от этого обосновывается эффективность или исключительно денежной политики, или финансовой (без дополнения денежной), или же результата сочетания обеих политик.
  5. Этот случай, описываемый Э. Хансеном, как раз подходит для России.
  6. Хансен Э. Денежная теория и финансовая политика / Пер. с англ. М.: Дело, 2006. С. 244.
  7. Неоклассики считали, что фирма владеет единственным заводом. Однако, согласно посткейнсианству, чертой капиталистических рынков, основанных на ценообразовании в соответствии с законом «издержки плюс» (теория М. Калецкого) является та, что предельные и средние переменные издержки приблизительно постоянны, а общие средние издержки снижаются. Это происходит потому, что фирма (а точнее, современная мега-корпорация) ведет свое производство сразу на нескольких производственных площадках (заводах) и потому располагает резервными мощностями. «Эмпирические исследования показывают, что менеджмент не проводит экспериментов с минимальными приращениями объемов производства для вычисления предельных затрат. Вместо этого он ориентируется на определяемый инженерами оптимальный режим эксплуатации данного завода…, обеспечивающий минимальные издержки. Определяя корпоративные цены в целом, менеджеры оперируют понятием усредненных издержек по всем функционирующим заводам… Издержки мыслятся как постоянные вплоть до полной загрузки мощностей, и цена не пересматривается под влиянием колебаний конъюнктуры» (Теория капитала и экономического роста: учеб, пособие / Под ред. С. С. Дза- расова. М.: Изд-во МГУ, 2004. С. 310-311).
  8. Это утверждение относилось к американской экономике. Но, однако, нет оснований считать, что оно не может быть распространено и на экономики других стран.
  9. Хансен Э. Денежная теория и финансовая политика / Пер. с англ. М.: Дело, 2006. С. 166.
  10. Тамже. С. 197.
  11. Маневич В. Е. Кейнсианская теория и российская экономика / В. Е. Маневич. Ин-т проблем рынка РАН. М.: Наука, 2008. С. 44.
  12. Маневич В. Е. О природе инфляции в российской экономике // Бизнес и банки. 2004. № 48.
  13. Хансен Э. Денежная теория и финансовая политика / Пер. с англ. М.: Дело, 2006. С. 171.
  14. Хансен Э. Денежная теория и финансовая политика / Пер. с англ. М.: Дело, 2006. С. 162-163.
  15. Тамже. С. 216.
  16. Хансен Э. Денежная теория и финансовая политика / Пер. с англ. М.: Дело, 2006. С. 223.
  17. Там же. С. 230.
  18. Там же. С. 228.
  19. Э. Хансен. Цит. по: Маневич В. Е. Кейнсианская теория и российская экономика / В. Е. Маневич.Ин-тпроблемрынкаРАН.М.:Наука,2008.С.80-81.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *