История рима и римского права. Царский период и эпоха республики

Часть 2: История рима и римского права. Эпоха империи

1. Периодизация истории Рима и римского права

Если в качестве главного критерия периодизации избрать существенные изменения государственного и общественного строя, то римская история делится на следующие этапы:

  • царский период (VIII – VI вв. до н.э.);
  • эпоха республики (конец VI в. – конец I в. до н.э.);
  • эпоха империи (конец I в. до н.э. – конец V в.н.э.).

В свою очередь, каждый из этих крупных этапов можно разделить на периоды: ранняя и поздняя республика, периоды принципата и домината в эпоху империи.

Периодизации истории римского права отчасти совпадает с данным делением на периоды и эпохи:

  • древнейший период (VI в. до н.э. — середина III в. до н.э.);
  • предклассический период (середина III в. до н.э. — I в. до н.э.);
  • классический период (I — III вв. н.э.);
  • постклассический период (IV — VI вв. н.э.).

Древнейший период в истории римского права совпадает с царским и раннереспубликанским периодами в истории Римского государства; предклассический период совпадает с периодом поздней республики; классическое римское право сложилось в период ранней империи (принципата); постклассический период охватывает время поздней империи или домината.

История рима и римского права

2. Царский период в истории Рима

Город Рим был основан на территории одной из областей Средней Италии — Лациума, которую в древности населяло племя латинов. Во времена основания Рима латины жили небольшими общинами, которых насчитывалось около 30. Каждая община имела крепость (arx), куда население пряталось в случае вражеского набега, и где находились общинные святыни. Вокруг крепости, на склонах холма и у его подножия, были жилища членов общины — крестьян и ремесленников. Поскольку со временем жителей становилось слишком много и крепость не могла всех вместить, стали укреплять по периметру всю  территорию  общины, сначала вырывая ров и насыпая вал, а затем стали строить оборонительные стены. Так возникал urbs — город, и его население вместе с населением окрестностей составляло гражданскую общину (civitas). Каждая из латинских общин была совершенно автономна, однако общность этнического происхождения,  языка и религиозных верований связывала все латинские общины под общим именем «латины».

Одной из таких латинских общин был Рим.  Он  возник  в  середине VIII в. (как считали сами римляне, в 754/753 г. до н.э.) в результате объединения общин, расположенных на семи холмах на берегу реки Тибр. На  холме  Капитолий была построена общая для всех крепость, а вся территория объединившихся общин, составивших город Рим, была обнесена стеной. Легенда связывает основание Рима с именем героя Ромула, который стал первым римским царем. В это время Рим не был значительным городом, хотя и выделялся среди других общин. Площадь его превышала 7,5 кв.км, а население составляло не более 10 тыс. человек. В составе Латинского союза Рим занимал положение одного из рядовых городов. Центром союза был древний город  Альба Лонга. Однако постепенно значение Рима стало возрастать.  Между Римом и  Альба  Лонгой возникло соперничесто из-за господства в союзе, завершившееся победой римлян.

Уже в древнейшую эпоху в Риме отсутствовал родовой строй в чистом виде.  Это подтверждается тем, что римский народ в это время делился не на естественным образом сложившиеся кровнородственные группы, а на искусственные политические образования, представлявшее собой математически правильное деление всего римского общества на 3 трибы (племени),  30  курий (объединение родов), и 300 родов. К моменту образования Рима в нем уже не существовало родовой  общности имущества,  напротив, уже существовала семейная собственность. Главной социальной ячейкой римского общества  в  царский период уже был не род, а семья  (familia). В эти ранние времена семья включала в себя несколько поколений ближайших родственников (например, взрослые сыновья продолжали жить вместе с отцом) и представляла собой своеобразную семейную общину («большая семья»). Отец семейства или “домовладыка” (paterfamilias) имел полную власть над членами семьи, включая “право жизни и смерти” по отношению к домочадцам. Под властью отца семейства находилось также все движимое и недвижимое имущество семьи.

Важнейшую роль в древнейшей организации римского общества играли курии. Они имели политическое значение, так как древнейшие народные собрания собирались и голосование в них проводилось по куриям. Таким образом, семья, род и курия были важнейшими элементами римского общественного строя. Без принадлежности к этим объединениям нельзя было  считаться  полноправным  гражданином  Рима. Такие полноправные граждане назывались патрициями,  т.е.  теми,  которые могли указать своего отца [1], род и курию. Слово “патриции” первоначально обозначало коренных и потому полноправных жителей Рима. Кроме патрициев в Риме были плебеи, которые представляли собой либо местное население, не принадлежащее ни к одному из патрицианских семейств, юридически самостоятельное, но неполноправное, либо переселившихся в Рим чужеземцев. С расширением Рима число таких переселенцев быстро возрастало. Многие из них находились в личной зависимости  от какого-нибудь влиятельного патрона из числа патрициев и назывались клиентами. Клиенты входили в состав патрицианской семьи и обязаны были во всем поддерживать патрона. В свою очередь, патрон был обязан защищать  клиента,  так как он не имел гражданской правоспособности. Юридическую защиту он получал только через посредство патрона.

Поскольку Рим формировался как гражданская община (civitas), то первоначально земельные угодья, принадлежавшие коллективу граждан, считались общим достоянием (“общественное поле” — ager publicus). Однако уже во времена первых царей каждый взрослый гражданин получал из этой общей земли собственный надел в 2 югера (югер — 1/4 га). По мере завоевания соседних общин и приобретения Римом новых земель патрицианским семьям разрешалось приобрести столько земли, сколько каждая семья сможет обработать своими силами в  течение  дня. Эта земля ранее всего переходила в индивидуальную собственность отца семейства и могла отчуждаться. Плебеи, не входившие в патрицианские  роды и курии, не имели права на какую-то долю общественного поля (ager publicus). Но они с давних времен владели своими земельными участками, которые  превратились в отчуждаемую собственность. Так постепенно создавались условия для утверждения частной собственности на недвижимость. Кроме земледелия в Риме в царский период было развито и скотоводство.

Часть ager publicus использовалась под общественные пастбища и выгоны. Скот первоначально выполнял функцию меры стоимости, отчего позднее деньги по-латыни  стали называться pecunia (от  pecus,  что  значит  “скот”).  Штрафы вплоть до начального периода республики назначались в виде известного количества скота. В царский период уже существовало ремесло. С именем царя Нумы Помпилия связывают возникновение в Риме нескольких ремесленных коллегий (союзов).  Получила развитие меновая торговля, причем со временем вместо скота в качестве эквивалента стоимости стали употреблять слитки меди определенного веса. Чеканная монета появилась в Риме лишь позднее, в  начальный  период  республики. Самой древней денежной единицей был as libralis — асс, равный 327,5 гр. меди.

Основными элементами древнейшего государственного строя Рима были  царь, сенат и народное собрание. Царь являлся верховным правителем государства.  Он  соединял в своих руках военные, административно-правовые и жреческие полномочия. Царя избирало народное собрание.      Наряду с царем государством управлял сенат (senatus), членами которого  были предводители патрицианских родов. Сенат был совещательным органом при царе.  Решения сената назывались сенатусконсультами (senatus consulta), т.е. «советы, данные сенатом». Третьим элементом  государственного  устройства  Рима было народное собрание (comitia), т.е. собрание всех взрослых, способных носить оружие полноправных граждан-патрициев. Собрания назывались куриатными (comitia curiata), потому что в основе их было деление по куриям,  и при голосовании каждая курия подавала один голос. Народное собрание созывалось по инициативе царя.

Значительную роль в общественной жизни римлян играла религия, хотя римляне очень рано стали отделять право человеческое, светское (jus humanum) от божественного права (jus divinum). Поэтому, например, рядом со светским уголовным правом существовало религиозное  уголовное право. Религия сохраняла большое влияние на семейные отношения. Дело в том, что каждая патрицианская семья  имела свой культ предков, души которых, согласно верованиям римлян, продолжали жить возле домашнего очага и нуждались в жертвоприношениях. Большое значение в жизни государства имели т.н. dies nefasti — праздничные и другие неприсутственные дни,  в течение которых нельзя было проводить заседания сената и народных собраний. Высшая жреческая власть в Риме находилась у коллегии понтификов. Область публичного права, связанная с делами политическими, тоже не была свободна от влияния религии. И в этой области никакое дело не могло быть начато, не будучи освященным. Для этого использовался обычай гаданий (auspicia). Были специальные жреческие коллегии, которые  по полету птиц (авгуры) или внутренностям жертвенных животных (гаруспики) узнавали волю богов. Вопросы международных отношений курировала специальная жреческая коллегия фециалов, которые вели переговоры с неприятелем,  скрепляли мирные договоры клятвами и  жертвоприношениями.

Развитие Римского  государства сопровождалось ростом населения, в составе которого увеличилось число плебеев за счет новых  поселенцев. Однако их приниженное, по сравнению с патрициями, положение становилось все более ощутимым.  Кроме того, усиливались противоречия между патрицианской знатью и царской властью, и поэтому цари, начиная с Тарквиния Древнего, пытались использовать в борьбе против патрицианской  знати плебеев. В  условиях  острых  социальных и политических противоречий римское общество нуждалось в реформах. В них были заинтересованы отчасти и плебеи и патриции.  Патриции не хотели одни нести тяготы воинской повинности и были заинтересованы привлечь к этому и плебеев. Плебеи, особенно зажиточные, были недовольны тем, что статус гражданина в Риме определялся не его имущественным положением, а  происхождением. Поэтому в VI в. до н.э. царь Сервий Туллий провел реформу, установившую имущественный ценз, в соответствии с  которым всё население Рима — как патриции,  так и плебеи — было разделено на 5 классов.

Имущественные нормы, служившие основанием для  распределения по классам, известны в позднейшем денежном исчислении (от 100 тыс.  ассов до 11,5 тыс.).  Но, вероятно, первоначально в основу были положены нормы землевладения,  согласно  которым  к первому классу относились те, кто владел 20 югерами (= 5 га) земли,  ко второму — от 15 до 20, к третьему —  от 10 до 15,  к четвертому — от 5 — 10, и к пятому — владевшие менее, чем 5 югерами. Каждый из классов выставлял известное количество военных подразделений —  центурий: 1 класс — 80 центурий,  2 — 4 классы — по 20, и 5-й — 30 центурий. Каждый гражданин соответствующего ценза должен был являться на службу со своим оружием, причем более высокому классу соответствовало более дорогостоящее вооружение. Кроме того, было было ещё 18 центурий всадников, набиравшихся из самых богатых граждан 1-го класса и служивших в коннице, 2 центурии мастеров, 2 центурии музыкантов и 1 центурия из т.н. пролетариев, т.е. граждан, лишенных средств к существованию,  которая выполняла различные вспомогательные работы. Всего центурий было 193.

Хотя патрицианский строй не был уничтожен этой реформой, тем не менее, он был ею поколеблен. Появился новый тип народных собраний — comitia centuriata, где участвовали и патриции, и плебеи, причем каждая центурия, независимо от численности, имела один голос. Правда, плебеи не обладали достаточным числом голосов, так как из 193 голосов 98 принадлежало центуриям высших классов, т.е. прежде всего патрициям.

После смерти Сервия Туллия к власти пришел Тарквиний Гордый. Противоречия между ним и патрицианской знатью достигли такого накала, что разразился открытый конфликт, который привел к падению царской власти.

Римское право в царский период. Совокупность общеобязательных норм или правил поведения может найти себе выражение в двух основных формах:  это обычай и закон. Обычай — это непосредственное проявление  народного правосознания, выраженное в нормах, одобренных самим обществом и поэтому вошедших в привычку. Закон — это сознательное и ясно сформулированное повеление уполномоченной на то власти. Более ранней из этих двух форм являлся обычай, и поэтому в древних обществах достаточно долго существовало “обычное право” как переходный этап от первобытного обычая к писаному праву цивилизованных государств.

Формой обычного права в Риме были т.н.  mores maiorum — обычаи предков. Эти обычаи были тесно связаны  с  религиозными  обрядами  и нравственными нормами, хотя, как уже было отмечено, римляне очень рано стали отделять человеческое право от божественного. Первые законы, как гласит предание, появились в царский период и были изданы царем Сервием Туллием. Уже в царский период в Риме сложилась система норм,  определявших, какие именно деяния признаются преступными, и каким наказаниям подвергается преступник. Уже тогда возникли понятия “преступление” (crimen), т.е. нарушение государственного порядка, и “частное правонарушение” (delictum privatum), т.е. нарушение прав и интересов частных лиц. Судебные дела, касающиеся преступлений, рассматривались самим царем или его помощниками. Царь имел неограниченное право наказания. Он  выступал и как первая, и в то же время как высшая,  окончательная инстанция. Какой-либо апелляции на его решения не допускалось. Частные правонарушения, по общему правилу, влекли за собой месть потерпевшего, которую со временем вводят в определенные рамки обычай и закон. В уголовном праве царского периода сохранялось  ещё  много  пережитков первобытных обычаев. Так, например, сохранялся принцип талиона (“око за око, зуб за зуб”).

3. Римское государство в эпоху республики

В 510 г. до н.э. группа патрициев подняла восстание и прогнала из города царя Тарквиния Гордого. С этого времени римляне перестали избирать себе царей и передали власть ежегодно сменяемым должностным лицам, которых было двое (впоследствии их стали называть консулами). Поскольку сами римляне называли совокупность государственных дел, которые они отныне решали коллективно, “народным делом” — res publica, то и строй, установленный после 510 г. до н.э., в современной исторической науке именуется республиканским, а само государство — республикой.

Традиционно история Римской республики делится на два этапа, первый из которых (Ранняя республика) охватывает V — III вв. до н.э. Главные события этого этапа римской истории — установление гегемонии Рима во всей Италии и начало борьбы за господство в Средиземноморье, а во внутренней политике — постепенные реформы, вызванные борьбой плебеев против патрициев. Ко второму периоду (Поздняя республика) относятся события II — I вв. до н.э., связанные, во-первых, с грандиозными завоеваниями римлян в Западном и Восточном Средиземноморье, а во-вторых, с кризисными процессами в Риме и Италии, которые привели к гражданским войнам, а затем и к падению республиканского строя.

К началу  республиканского периода Рим уже завоевал главенство в союзе латинских общин. К середине IV в. до н.э. Латинский союз прекратил своё существование. Отныне Рим имел дело с отдельными общинами, заключая с ними договоры с позиции силы. Постепенно римляне распространили свое господство далеко  за пределы Лациума. Часть завоеванных  земель присоединилась к ager publicus и либо предоставлялась отдельным гражданам на тех или иных правах, либо использовалась  для  организации целых колоний римских граждан в различных частях Италии. Колонисты получали земельные наделы и переселялись на постоянное местожительство в отведенные для них места, но сохраняли римские гражданские права и могли участвовать в народном собрании с правом голоса в случае их прибытия в Рим.

По отношению к италийским общинам Рим проводил политику «divide et impera», т.е. “разделяй и властвуй”. К середине III в. до н.э. в результате успешных  военных мероприятий Рима в Италии окончательно сложилась система подчинения Риму различных городов, государств и племен Италии, суть которой состояла в том, что италийские общины, во-первых, были связаны договорными отношениями только с Римом, но не между собой, а во-вторых, были поставлены в неравное положение, и поэтому далеко не все из них тяготились римской гегемонией. Некоторые из подчиненных Риму общин (в основном латинских) были включены в состав римского государства со  всеми  правами римского гражданства. Жители других были поставлены в положение лиц, обладавших римским гражданством, но без права голоса в народном собрании. Хотя они не имели в Риме политических прав, но сохраняли правоспособность в области гражданских  отношений  (право  торговли, право заключать законные браки с римскими гражданами); они несли воинскую повинность в особых военных подразделениях — когортах — под  предводительством  римских  командиров). Такие общины получили название муниципиев (municipia).

Внутренняя автономия их ограничивалась,  так как римляне посылали в эти общины особых должностных лиц с контрольными функциями. Третью и наиболее многочисленную группу составляли общины, получившие название союзников (socii). Эти общины не входили в состав римского государства, не получали прав римского гражданства и были связаны с Римом только союзным  договором. Некоторые союзники по букве договора выступали как равные партнеры римлян (каждая из сторон обязывалась помогать другой) и проводили собственную независимую внешнюю политику. Другие союзные общины находились в зависимости от Рима, обязывались помогать римлянам и следовать в фарватере их внешней политики. Наконец, четвертую  категорию составляли общины,  которые потерпели в борьбе с Римом сокрушительное поражение, потеряли свою внутреннюю самостоятельность и находились под контролем посылаемых из Рима должностных лиц. Долгое время эта система помогала римлянам держать в подчинении народы всей Италии, однако в начале  I в. до н.э. италийцы все же  объединились и восстали против  Рима (т.н. Союзническая война). Восстание было прекращено благодаря тому, что по закону 89 г. до н.э. право римского гражданства было предоставлено почти всем свободным жителям Италии.

В период Ранней республики власть Рима начала распространяться и  за пределы Италии. Так, в итоге первой и второй Пунических войн (III в. до н.э.) римляне, дважды победив могущественный Карфаген, присоединили к своим владениям острова Сицилию и Сардинию, а затем и Испанию. Во времена Поздней республики власти Рима покорились Македония, Греция, Малая Азия, Сирия, прибрежная область Северной Африки (бывшая территория Карфагена, взятого римлянами в 146 г. до н.э.), Галлия (нынешняя Франция) и некоторые другие страны.

В отличие от италийских общин, которые в большинстве своем считались союзниками и не теряли внутренней  автономии, области, приобретенные за пределами Италии, оказывались в полной зависимости от Рима и назывались провинциями.  Управляли этими провинциями римские наместники — проконсулы или пропреторы,  т.е. должностные лица, ранее занимавшие в самом Риме должность консула или претора.  Территория провинций считалась  собственностью Рима, поэтому  жители провинций платили налог,  а право местных жителей на свою землю рассматривалось как владение (possessio), а не собственность. Проконсулы и пропреторы наделялись высшей военной,  административной и судебной властью. Нередко положение жителей  провинций  становилось очень тяжелым,  так как они были источником дохода для Рима и объектом вопиющей эксплуатации как для римских должностных лиц, так и для частных предпринимателей — римлян.

В начале республиканского периода внутреннее положение в Римском государстве определялось тем обстоятельством, что плебеи, допущенные после реформ Сервия Туллия к службе в войске, оставались бесправными и их положение даже ухудшилось после отмены царской власти из-за произвола должностных лиц, которые принадлежали к сословию патрициев. Плебеи стали добиваться того, чтобы ограничить произвол властей. Первым таким ограничением был Валериев закон (lex Valeria — 509 г. до н.э.), согласно которому всякий судебный приговор консула, влекущий за собой смертную казнь гражданина, мог быть обжалован в  народном собрании. Однако этого было недостаточно, чтобы успешно защищать  плебеев от произвола патрициев, и поэтому в 494 г. до н.э. плебеи, объединившись, организовали первую сецессию, т.е. уход из города.

В то время, когда Риму угрожали враги, они ушли на Священную гору и там хотели основать свой собственный город. Патриции пошли на уступки плебеям и приняли новые законы. Главным итогом этих законов было учреждение должности плебейских (или народных) трибунов [2]. Плебеям разрешено было избирать ежегодно двух своих представителей — трибунов, которые получили право отменять любые распоряжения сената и властей, нарушающие права плебеев. Трибуны считались лицами неприкосновенными и священными, их авторитет в Риме был очень велик. Под руководством народных трибунов стали проходить сходки плебеев, где они свободно обсуждали волновавшие их проблемы.

К середине V в. до н.э. наиболее актуальным для плебеев стал вопрос об издании норм права, одинаковых для всех, поскольку судьи-патриции зачастую толковали древние обычаи в пользу своего сословия. Для записи законов была создана комиссия из десяти человек (децемвиров), и в 451-450 гг. до н.э. на всеобщее обозрение были выставлены двенадцать медных таблиц с начертанным на них текстом законов. Появление Законов XII таблиц было, несомненно, новым успехом плебеев, который вдохновил их на продолжение борьбы. Вскоре, в 449 г. до н.э., они с помощью новой сецессии добились и того, чтобы сходки плебеев, в которых могли принимать участие и патриции, могли принимать решения, имеющие силу закона. Затем, по закону Канулея в 445 г. до н.э., были разрешены браки между плебеями и патрициями. Плебеи стали требовать допуска их к должности консула, в ответ на что патриции решили  ликвидировать  консульскую  должность и заменили консулов выборными “военными трибунами с консульскими  полномочиями”. В число этих военных трибунов могли входить и плебеи. В 421 г. до н.э. плебеев допустили и к должности квесторов (казначеев).

В 367 г. до н.э. по закону Лициния и Секстия была  восстановлена  консульская власть,  но уже с тем условием,  чтобы один из консулов был непременно плебеем. Вскоре плебеи получили доступ и к прочим государственным должностям, а в 300 г. до н.э. — и в жреческие коллегии понтификов и авгуров, которые ранее состояли из одних патрициев. С этого времени борьба между патрициями и плебеями закончилась. Плебеи стали вполне равноправны с патрициями.

Постепенно в Риме стало складываться иное социальное деление. Из зажиточной и влиятельной верхушки как патрицианских, так и плебейских семейств стали выделяться семьи, члены которых регулярно избирались на высшие должности в государстве и заседали в сенате. Эти семьи объединились в особую общественную группу — сословие нобилей (или сенаторское сословие). Нобили, как правило, являлись крупными землевладельцами, но им запрещалось заниматься торговлей и промыслами. Как отличительный знак они носили шерстяную одежду (тогу)  с  широкой красной полосой.   Появилось и сословие всадников,  к которому относились очень богатые люди, занимавшиеся торговлей, откупом налогов, ростовщичеством. Это была денежная аристократия Рима. Знаком отличия для всадника служило золотое кольцо. Остальная масса граждан сохранила за собой название плебеев, но теперь любой плебей мог войти в сословие всадников и даже нобилей, если имел соответствующие денежные средства и заслуги.

К концу периода Ранней республики в Риме окончательно сложился тот государственный строй, который просуществовал до конца республиканской эпохи. Высшим органом власти в республике считалось народное собрание, которое имело три вида — куриатное, центуриатное и трибутное. Куриатные собрания продолжали существовать, но потеряли в Риме какое-либо политическое значение и превратились в сходки жрецов. Главную  роль играли собрания центуриатные и трибутные. Центуриатные собрания  к этому времени перестали быть сходками воинов, однако по-прежнему голоса считались по центуриям, число которых выросло до 375. На этих собраниях проходили выборы главных должностных лиц республики, решались вопросы об объявлении войны, заключении мира или союза. Трибутные собрания, которые выросли из плебейских сходок, были организованы иначе: граждане каждого территориального округа (трибы) подавали здесь один голос, причем при выяснении мнения той или иной трибы требовалось арифметическое большинство голосов граждан этого округа не зависимо от их имущественного положения. Постановления трибутных собраний назывались плебисцитами и имели силу закона. Основная часть законов принималась именно таким образом. Трибутные собрания также избирали ряд должностных лиц.

Исключительно важную роль в управлении республикой играл сенат. Членов его назначали особые должностные лица — цензоры, избираемые раз в пять лет. При этом они руководствовались следующим общим правилом: сенатором может стать гражданин, занимавший ранее выборную государственную должность, имеющий солидный достаток и хорошую репутацию. За редким исключением, в сенате многие десятилетия заседали представители одних и тех же семейств (нобили). Цензоры имели право вычеркнуть чье-то имя из списка сенаторов, но на практике место в сенате было пожизненным. Общее число сенаторов в начальный период республики установилось в числе 300 человек. Кто-то из высших должностных лиц — консул или  претор — созывал  сенат  и председательствовал в нем. Сенат рассматривал вопросы религии, общественной безопасности, ведал финансами государства, управлением провинциями, внешней политики, набором войск и назначением полководцев.

Текущей политикой и управлением занимались выборные должностные лица — магистраты (консулы, преторы и т.д.). Все они пользовались правом неприкосновенности. Исполнение обязанностей магистрата рассматривалась в Риме не как  служба, а как почесть, оказанная магистрату народом, и поэтому жалования они не получали. На практике это означало, что свои кандидатуры на выборах выставляли лишь представители богатых семей, в основном нобили. Магистратов избирали на один год, и лишь только цензоров  избирали на 5 лет. Никакая должность не давалась только одному человеку, все магистраты составляли коллегии: два консула, два претора (позднее их число увеличилось) и т.д. Однако при выполнении своих обязанностей магистраты не действовали коллегиально.

Каждый магистрат поступал самостоятельно  и  решал вопросы сам, используя всю полноту принадлежащей ему власти. Впрочем, с помощью права «вето» один из магистратов мог приостановить  распоряжение другого, причем не только коллеги по должности, но любого магистрата, стоящего на более низкой ступени служебной лестницы. В порядке исключения решение цензора не мог никто приостановить никто, кроме другого цензора,  а народный трибун  мог налагать «вето» на решения всех других магистратов. Кроме того, способом ограничения произвола со стороны магистрата  служило то обстоятельство, что все они могли  быть привлечены к суду народного собрания, причем высшие магистраты — по истечении должностного срока,  а низшие — даже раньше.

В Риме установился известный иерархический порядок замещения должностей: самой низшей считалась должность квестора, затем шли эдил, претор и консул. Существовал также возрастной ценз для занятия должностей:  для квестора — 30 лет; для претора — 40 лет; для консула — 42 года. На практике это означало, что для того, чтобы достичь высших должностей, следовало в более молодом возрасте доказать свои способности на должностях низших. Квесторы (число которых к концу республики достигло сорока) выполняли функции казначеев, эдилы наблюдали за порядком в городе и содержали пожарную милицию, заботились о снабжении города продовольствием, осуществляли  надзор за торговлей на рынках,  за соблюдением правильности мер и весов,  заботились об устройстве общественных игр и зрелищ.

Высшие магистраты — консулы и преторы — также имели определенные функции, например, преторы ведали судопроизводством, однако, главное, что отличало их от низших, заключалось в том, что они обладали особой властью, именуемой imperium. Она давала им следующие права: право обращаться к богам от имени римского народы, право созывать сенат и народное собрание, право вносить законопроекты, право издания общеобязательных распоряжений; высшее военное командование; высшая административная и полицейская власть. Средствами осуществления imperium были: право личного задержания нарушителя;  предание суду;  наложение штрафа; арест имущества, принадлежащего нарушителю, для обеспечения его повиновения.

Влиятельными магистратами Рима были цензоры. Они составляли коллегию из двух человек и избирались на полтора года раз в 5 лет.  Главным содержанием их  деятельности  было производство ценза,  т.е. переписи граждан и распределения их по трибам, классам и центуриям. Цензоры также осуществляли надзор за нравами и принимали участие в управлении финансами, сдавая на откуп взимание прямых налогов, взимаемых с провинциалов, косвенных налогов (таможенных пошлин, пошлин за отпускаемых на волю рабов),  доходов с государственных промыслов  и  земель. Как уже упоминалось, цензоры периодически обновляли список сената. Особое место среди должностных лиц республики занимали плебейские (народные) трибуны, которых избирали на год в количестве 10 человек. Они обязаны были защищать интересы плебеев и имели соответствующие этой задаче полномочия: право вносить законопроекты в трибутное собрание и право налагать “вето” на решения всех магистратов и сената. Власть народных трибунов ограничивалась городской чертой Рима.

Все перечисленные магистраты считались ординарными, т.е. регулярно избираемыми. При исключительных обстоятельствах мог появиться и    экстраординарный магистрат — диктатор. Ввиду серьезной внешней опасности или внутренних затруднений сенат мог поручить консулу назначить кого-либо диктатором. С появлением диктатора все ординарные магистраты прекращали свою деятельность. Диктатор назначался для решения определенной задачи (например, ведения войны) на 6 месяцев и назначал себе помощника — начальника конницы.

4. Развитие римского права в эпоху республики

Начало республиканского периода ознаменовалось важным для развития римских правовых отношений событием — составлением и обнародованием свода правовых норм, известного под названием Законов XII таблиц. Подлинный текст Законов XII таблиц погиб во время галльского нашествия на Рим,  но содержание законов известно нам благодаря упоминаниям их у римских писателей-юристов, которые прекрасно знали эти древние законы, поскольку ещё и во времена Цицерона (I в. до н.э.) в юридических школах их заучивали наизусть. В частности, Законы XII таблиц цитировал и комментировал юрист II в. н.э.  Гай в шести книгах своего труда “Институции”. Гай следовал порядку таблиц, начиная с первой и кончая двенадцатой, и каждую книгу своего комментария посвящал двум таблицам подлинного законодательства. На основании содержания сохранившихся отрывков работы Гая ученые установили, что на I-II таблицах были записаны положения о гражданском процессе; на III — статьи, касающиеся несостоятельных должников; на IV — положения об отцовской власти; на V- VI — положения об опеке,  наследовании и собственности; на VII — VIII — обязательственные отношения;  на IX — X — нормы публичного и жреческого права; на XI-XII — различные дополнительные статьи. Таким образом, эти законы касались главным образом сферы частного права и гражданского процесса.

Последующее развитие частного права в Риме происходило, во-первых, путем практического толкования Законов XII таблиц, а во-вторых, посредством нового законодательства. Знатоками и толкователями права в это время в Риме были жрецы-понтифики, которые вели записи своих комментариев к законам. При этом как комментарии, так и вся деятельность понтификов в сфере права были закрыты для непосвященных. Однако дальнейшее развитие римского общества и государства требовало отказа от  жреческой монополии на толкование права. Около 300 г. до н.э. плебей Гней Флавий, секретарь демократического реформатора Аппия Клавдия Цека, избранный в коллегию понтификов, похитил и опубликовал практическую часть записей понтификов, т.е. судебные формулы и календарь. Это уничтожило юридическую монополию жрецов, способствовало светскому изучению права и возникновению светской юриспруденции.

Наряду с развитием частного права путем интерпретации  имела место и прямая законодательная деятельность народа. Постановление народного собрания, вводившее новую норму права, называлось lex (закон). Вносил законопроект магистрат,  имеющий право законодательной инициативы. Законопроект должен был быть выставлен для всеобщего обозрения за 24 дня до предполагаемого собрания,  где этот закон должны были принимать, причем копия этого законопроекта сдавалась в эрарий (государственное казнохранилище).  Это делалось для того, чтобы в выставленный на форуме текст законопроекта не вносились исправления.  Законопроекты принимались или отвергались без всяких поправок, но магистрат, внесший законопроект, мог взять его обратно, убедившись,  что он не будет принят. Для вступления закона в силу необходимо было его утверждение сенатом, которое со временем, правда, стало даваться заранее. Некоторые законы, принятые народными собраниями в эпоху республики, сыграли важнейшую роль в развитии римского частного права, как, например, закон Петелия 326 г. до н.э., отменивший долговую кабалу и установивший, что должник отвечает за неуплату долга только своим имуществом.

Законы XII таблиц и законодательные акты, одобренные народом, составили исконное национальное право римлян, которое распространялось только на римских граждан и поэтому получило название jus civile — цивильного права [3]. В течение почти всего периода Ранней республики цивильное право было единственной системой права, которая существовала

в Риме. Однако уже к концу данного периода усложнявшаяся хозяйственная и общественная жизнь республиканского периода порождала такие правоотношения, для регулирования которых в цивильном праве не было соответствующих норм. Ждать, пока будет принят соответствующий недостающий закон, имело мало смысла, поскольку народное собрание не так часто созывалось и еще реже занималось частноправовыми вопросами. Поэтому частное лицо,  встречающее такие затруднения, обращалось за  помощью  к высшему магистрату (консулу или претору). Магистрат производил расследование и, если находил просьбу или жалобу просителя заслуживающей  внимания, удовлетворял  её, пользуясь своими административными полномочиями.  Так  появились консульские или преторские приказы, которые получили название интердиктов  и возникло консульское и преторское вмешательство в область частноправовых отношений.

В  процессе преторской деятельности вырабатывались однообразные решения в отношении повторяющихся одинаковых жалоб. О содержании этих “типовых” решений преторы стали заранее объявлять, как только вступали в должность. Так  появились преторские эдикты, т.е. постановления, касавшиеся вопросов, входящих в компетенцию преторов, и обязательные для них во время пребывания их в должности. В этих эдиктах отражалась административно-судебная практика преторов. Каждый новый претор, составляя свой эдикт, принимал во внимание эдикты предшественников и таким образом накапливались со временем устойчивые, повторяющинся из года в год нормы “преторского права”. То же имело место и в области правового регулирования рыночного оборота, наблюдение за которым осуществляли эдилы, которые также накапливали со временем соответствующие нормы в своих ежегодных эдиктах. Вся совокупность этих норм, выработанных практикой преторов и эдилов, получила название права магистратов (jus honorarium).

Первоначально право магистратов лишь подкрепляло цивильное законодательство, изредка дополняло его в тех случаях, когда в законах обнаруживались пробелы, однако со временем всё более вступало в противоречие с действующим законом. Так, например, по Законам XII таблиц сделка купли-продажи в отношении недвижимости, рабов и скота считалась действительной лишь в том случае, если покупатель и продавец совершали древнюю процедуру манципации в присутствии пяти свидетелей и весовщика с весами и куском меди. По мере развития хозяйственного оборота выполнять этот сложный обряд при совершении каждой покупки становилось всё более затруднительным, и стороны всё чаще пренебрегали этой формальностью.

Недобросовестный продавец мог воспользоваться данным обстоятельством и потребовать уже проданную вещь назад на том основании, что не была совершена манципация. В подобных случаях претор оказывался перед выбором: либо строго следовать букве древнего закона, либо принимать во внимание изменившиеся жизненные обстоятельства и отстаивать справедливость. Надо отдать должное римским преторам: если они считали, что справедливым будет решение, противоречащее цивильному праву, то находили в себе смелость перешагнуть через данное противоречие. Не имея возможности изменить закон, претор, тем не менее, предоставлял средства судебной защиты подлинному собственнику и тем самым фактически создавал новую норму права. Так  стала складываться новая система права, дополняющая и развивающая право цивильное, а иногда и исправляющая его.

Цивильное право и право магистратов было предназначено прежде всего для урегулирования тяжб между римскими гражданами. Между тем, по мере того, как Рим становился центром всемирной торговли, туда стекались массы чужеземцев. Между ними, а также между ними и римлянами возникали разнообразные деловые отношения и, следовательно, появилась необходимость их правового регулирования. С этой целью римляне создали специальную магистратуру претора по делам иностранцев (praetor  peregrinus). Он так же, как и городской претор, издавал эдикты, служившие основой особого права, применявшегося для регулирования отношений римлян с негражданами и между самими негражданами. Такие нормы права сами римляне назвали правом народов (jus gentium). Разрабатывая его,  римские преторы старались использовать общие для всех цивилизованных народов нормы частного права [4].

Право народов гораздо лучше и быстрее, чем национальное право римлян, приспосабливалось к развивающимся потребностям экономической жизни, поскольку оно не было сковано древними обычаями, подразумевало быстрое и простое судопроизводство, отдавало предпочтение выяснению сути правоотношений, а не формальной стороне дела. Кроме того, преторы по делам иностранцев, составляя свои эдикты, охотно заимствовали правовые нормы и институты, существовавшие в достаточно развитых странах, например, в Греции. В свою очередь, их коллеги, городские преторы, начали применять некоторые установления права народов в своей собственной практике. Таким образом, в Римской республике возникло несколько систем права (ius civile, ius honoratium, ius gentium), которые взаимно обогащали друг друга. Впоследствии они будут сближаться между собой до тех пор, пока не составят единый правовой комплекс классического римского права.

После 300 г. до н.э. в Риме быстро развивалась светская юриспруденция. Уже в середине III в. до н.э. первый консул из плебеев Тиберий  Корунканий стал давать гражданам советы и консультации по вопросам права. Потребность в таких консультациях была обусловлена тем, что строгий  формализм цивильного права требовал большой осторожности при совершении различных сделок. При этом необходимо было детальное знание тонкостей права, а это заставляло  людей обращаться за консультациями к знатокам юридической премудрости. Кроме того, сами особенности судопроизводства в республиканском государстве побуждали каждого гражданина, принадлежащего к знатной и влиятельной семье, изучать право, ибо рано или поздно он мог стать магистратом, да и после окончания срока магистратуры  к бывшим преторам или консулам обращались за советом по правовым вопросам. Римские мальчики ещё в начальных школах начинали знакомиться с основами права, учили наизусть Законы XII таблиц.  Поэтому уже ко II в. до н.э. в Риме появился многочисленный отряд квалифицированных юристов.

Деятельность юристов сводилась к трем функциям, которые Цицерон характеризовал как “cavere, respondere, agere”: cavere — это выработка наилучших  формул для различных юридических актов (договоров, завещаний и т.д.), т.е. помощь частным лицам при заключении сделок; respondere —  это ответы на запросы частных лиц по поводу всяких юридических сомнений и затруднений; agere — это консультации относительно подачи исков  и процессуального ведения дела. Обучение праву осуществлялось путем наставлений и практики. Желающие изучать право присутствовали при консультациях юристов и назывались аудиторами. Среди выдающихся юристов, начиная со II в. до н.э., можно назвать прежде всего Секста Элия Пета (эдил 200 г., консул 198 г., цензор 190 г. до н.э.). Элий Пет составил книгу исковых формул, а также книгу, включавшую текст Законов XII таблиц, комментариев к ним и уже упомянутые исковые формулы. Начиная с I в. до н.э. юристы обращаются к теоретическим разработкам правовых вопросов.  Квинт Муций Сцевола (консул 95 г. до н.э.) составил систематическое изложение цивильного права в 18 книгах, друг Цицерона Сервий Сульпиций Руф написал около 180 книг по праву; оба они имели множество учеников. По существу, именно в Риме и именно в это время родилась юридическая наука в полном смысле слова. Выдающиеся юристы не только толковали существующее право, но и создавали своими заключениями новые правовые нормы, которые со временем стали приобретать значение самостоятельного источника права.

5. Кризис и падение республики в Риме

В царский период и в начале республики римское общество состояло в основной своей массе из мелких хозяев,  сидящих на своей земле и живущих земледелием и скотоводством. Не только внешняя, но и внутренняя торговля была незначительной. В экономике ещё сохранялись традиции натурального хозяйства. Но уже тогда в Риме наметилась имущественная дифференциация, как среди патрициев, так и среди плебеев. События III-II вв. до н.э., связанные с продолжительными и разрушительными войнами, а также значительное оживление товарного и денежного оборота привели к тому, что экономическое расслоение общества стало быстро прогрессировать, углублялась пропасть между богатыми и бедными. Стало исчезать мелкое и среднее хозяйство.  С одной стороны, повсюду в Италии возникали крупные землевладельческие хозяйства, в Риме появились обладатели колоссальных состояний,  приобретенных далеко не праведными способами; с другой стороны, быстро увеличивалась масса обезземеленного пролетариата, лишенного средств к существованию.

По мере превращения Рима из рядового полиса в центр мировой державы он втягивался в международные  экономические отношения и попадал в зависимость от них. Диктуя народам Средиземноморья нормы римского права и проводя политику романизации (т.е. приобщения “варваров”к римскому образу жизни), Рим сам испытал на себе влияние закономерностей международной рыноной экономики и формировавшихся в мире новых религиозных взглядов и нравственных ценностей. Территория Италии не располагала большими массивами плодородной земли и даже крупные землевладельческие хозяйства состояли из  разбросанных по  всему  Апеннинскому полуострову участков.

Между тем, по мере втягивания Рима в международные отношения, италийский рынок открывался для привозимого из  плодородных  стран, Сицилии и Африки, более дешёвого хлеба. Кроме того, хлеб поступал в Рим в качестве провинциального натурального налога. Приток более дешёвого иностранного хлеба приводил к понижению цен на местное зерно. Это вело к разорению хозяйство италийских крестьян, нацеленного на производство зерновых. Те, кто мог, переходили на производство других культур [5], но чаще всего крестьяне продавали свои участки, пополняя массу безработных жителей Рима — пролетариев.

Войны выбросили на рынки огромное количество рабов, число которых стало быстро увеличиваться, особенно после 326 г. до н.э.,  когда было отменено рабство за долги. В Сицилии и Африке появляются огромные имения — латифундии — с широким применением рабского труда. Негативно сказывалось на положение крестьянских хозяйств и всеобщая воинская повинность. В течение длительных и почти непрерывных войн крестьяне должны были, надолго отрываясь от дома, участвовать в военных походах. Мелкие хозяйства, надолго лишаясь рабочих рук, разорялись, их продавали, и они превращались в пастбища для скота. В Средней и особенно в Южной Италии возникали крупные скотоводческие хозяйства.

По мере того, как земледелие утрачивало свое главенствующее значение в экономической жизни Рима и всей Италии, на передний план все более выступал денежный капитал. Это подтверждается тем, что на смену старой медной монете (ассу) с 269 г.  до н.э. появляется серебряная монета  — денарий (равная 10 ассам). Наряду с денарием чеканится и более мелкая монета — сестерций (равный 1/4 денария), а во времена Цезаря была введена золотая монета aureus, равная 100 сестерциям. Денежный капитал прежде всего накапливался в Риме в виде военной добычи, так как римляне обычно конфисковывали казну покоренных государств и народов. Пока Рим имел дело со своими небогатыми соседями, военная  добыча была не столь велика. После покорения богатых заморских стран (Сицилии, Африки, Малой Азии, Сирии), где имелись огромные сокровища, Рим оказался переполнен награбленным золотом и драгоценностями. Большая часть этих богатств не попала в государственную казну, но оказалась в руках наиболее предприимчивых личностей, среди которых было немало представителей высшей знати, но много и т.н. «новых людей».

Крупные состояния появляются у наместников провинций — проконсулов и пропреторов. Имея в провинции неограниченные полномочия, они пользовались ими в своих собственных интересах. Под их покровительством в провинциях действовали представители всаднического сословия, а также богатые люди из числа плебса, вольноотпущенники, которые брали на откуп сбор провинциальных налогов, государственные рудники, открывали банкирские и торговые предприятия.

Вследствие всего этого Рим превратился в центр мировой торговли, в  городе кипела коммерческая жизнь, здесь стали развиваться сложные банковские операции, появились крупные банкиры, в товарно-денежный оборот включились разнообразные произведения ремесленников. В ремесленных и банкирских предприятиях пролетаризированные слои римских граждан практически не участвовали. Весь необходимый низший рабочий персонал в них состоял из рабов или вольноотпущенников. Многие из этих людей занимали и более ответственные должности в этой системе: они возглавляли филиалы банков и торговых домов, были капитанами торговых кораблей.

Граждане, лишенные средств к существованию, неспособные обеспечивать себя, требовали обеспечения своего существования за счет государства. Быстро рос слой городского и сельского люмпен-пролетариата, который нуждался в бесплатном или дешевом хлебе,  масле,  вине и других продуктах; в Риме все более популярным становился лозунг,  который исходил прежде всего  от этой массы людей: “хлеба и зрелищ!” Значительная часть граждан пополнила ряды неоплатных должников.

Таким образом, к концу республики Рим столкнулся с серьезными социальными проблемами. Правительство республики пыталось проводить соответствующие реформы, пытаясь исправить положение. Были снижены проценты по долгам с 8%  до 4%, но затем пришлось поднять разрешенную ставку до 12%  годовых. Чтобы разрешить аграрный вопрос, предпринимались (в частности, в ходе реформ братьев Гракхов) попытки восстановить неотчуждаемость частных владений в пределах ager publicus и административным путем восстановить мелкие и средние крестьянские хозяйства. Но повернуть колесо истории насильственным путем невозможно.  Частная собственность в Риме существовала с середины V в. до н.э. и была под защитой закона, отказаться от нее было уже невозможно. Наделы мелких собственников, полученные от государства, вновь поступали в продажу, и пропасть между богатством и бедностью все более углублялась.

В политической организации общества, по мере того, как Рим выходил за рамки civitas, т.е. городской гражданской общины, и становился столицей огромной державы, возникали труднопреодолимые противоречия. Раньше всего это проявилось в провинциях, затем сказалось и в самом Риме. В частности, краткосрочность правления магистратов была удобной и эффективной лишь до тех пор, пока Рим оставался небольшим городом-государством, но в новых условиях годичный срок магистратуры оказывался тормозом в развитии искусства управления. Отсутствие точного разграничения компетенции, право вето, которым пользовались магистраты в отношении решений друг друга, вносили путаницу в систему организации власти. Новые задачи управления обществом теперь требовали, чтобы должностные лица имели специальную подготовку. В Риме же для избрания в магистраты этого не требовалось. В этой  ситуации в конце республики сенат старался усилить свою власть, а магистраты, обладающие сильной волей и более или менее широкой политической программой, стремились продлить срок своего пребывания в должности.

Народные собрания в Риме имели характер не представительного учреждения, а массовой сходки: каждый гражданин должен был принимать в них участие непосредственно и лично. Пока Рим оставался городом-государством, такое положение было вполне нормальным. Но когда Рим превратился в центр мировой державы, решения собрания граждан уже не выражали интересы всего населения государства. К этому следует добавить,  что в Риме, где скапливалась масса пролетаризированного населения, деморализованного и развращенного праздностью и подачками, в народных собраниях всё чаще большинство составляли люди именно подобного рода. Нередко собрания сопровождались потасовками и даже вооруженными столкновениями.  По этой причине они быстро теряли свой авторитет и уже в начале империи прекратили своё существование.

К началу I в. до н.э. изменила свой характер и римская армия. Из всеобщего гражданского ополчения, состоявшего преимущественно из мелких и средних земельных собственников, она превратилась в профессиональное войско. Теперь солдат служил долгие годы, причем нередко под командой одного и того же военачальника. Такой воин связывал надежды на будущее прежде всего с перспективами военной и политической карьеры своего полководца, который давал солдатам военную добычу, деньги и добивался выделения для них земельных участков по окончании службы.

В руках честолюбивых военачальников подобная армия легко могла стать орудием в борьбе за власть, что и случалось неоднократно в последние десятилетия республики. Первым использовал вооруженную силу для захвата власти Луций Корнелий Сулла, который был диктатором Рима в 80 — 79 гг. до н.э., затем Гай Юлий Цезарь, разгромив своих противников в гражданской войне 49 — 45 гг. до н.э., стал единовластно править Римской державой в качестве “диктатора на вечные времена”, но был убит заговорщиками в 44 г. В итоге длительных междоусобных войн, последовавших за смертью Цезаря, власть взял в свои руки его приемный сын Октавиан, который получил от сената почетное имя “Август” (“священный”). На этом период гражданских войн закончился, но за установление прочного мира в государстве римлянам пришлось заплатить дорогую цену: республиканский строй был заменен новым режимом, основанным на принципе единовластия.

 

[1]  По-латыни pater — “отец”.

[2]  Плебейский трибун (tribunus plebis) в отечественной литературе чаще называется народным трибуном.

[3]  Собственно говоря, данный термин означает ни что иное, как “гражданское право”, однако во избежание путаницы с гражданским правом современного нам общества ius civile лучше именовать “цивильным правом”.

[4]  Римские юристы верили в то, что существует некое “естественное право” (jus naturale), общее всем народам Земли, и поэтому видели в “праве народов” проявление этого универсального, данного самой природой набора правовых установлений.

[5]  Некоторые хозяйства становятся садоводческими или многоотраслевыми, в них выращивание зерновых  отодвигалось на второй план.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *