История рима и римского права. Эпоха империи

Часть 1: История рима и римского права. Царский период и эпоха республики

1. Римская империя в период принципата

В 27 г. до н.э. Октавиан формально сложил с себя чрезвычайную власть, которой он пользовался для «восстановления республики», однако по решению сената ему немедленно были предоставлены  такие полномочия, которые изменяли саму сущность государственного строя. Сам Август заявлял, что в период своего правления имел власти не больше, чем другие республиканские магистраты, и превосходил их только своим авторитетом. Официально он именовал себя “принцепсом”, т.е. первым, наиболее уважаемым сенатором, однако это звание не давало ему иных преимуществ, кроме возможности высказывать свое мнение первым, когда сенат обсуждал то или иное дело. Поэтому укоренившееся в научной литературе название нового государственного строя — “принципат” — не совсем точно отражает истинную суть власти Августа.

Подлинной основой ее было право командовать практически всей римской армией, которое было предоставлено ему сенатом. Поэтому со временем в титулатуре преемников Августа на первое место выдвинулось звание императора, которое во времена республики давалось полководцам-победителям, что неудивительно, поскольку именно армия служила главной опорой императорского режима. Другой важной частью полномочий принцепса были права народного трибуна, что позволяло ему выступать с законодательной инициативой и налагать вето на любые решения сената и магистратов. Кроме того, принцепс являлся верховным жрецом, обладал правами цензора (благодаря чему он контролировал состав сената) и имел ряд других полномочий и званий. В своей деятельности император не был связан никакими законами. Поэтому государство, которое официально называлось “республикой”, в котором продолжал заседать сенат и избирались магистраты, на деле превратилось в монархию и управлялось одним человеком.

Своеобразие этой монархии заключалось в том, что в государстве формально существовали два центра власти — император и сенат. Наряду со старыми республиканскими магистратами, избираемыми сенатом, существовал могущественный слой императорских  чиновников, ответственных только перед принцепсом, провинции делились на сенатские и императорские в зависимости от того, кто назначал наместника [1];  рядом с государственной казной, находившейся в ведении сената (эрарий) появилась императорская казна (фиск); как император, так и сенат имели право чеканить монету. Однако на практике сенат был покорен воле императора и не мог занять самостоятельной позиции. Со временем сущность принципата как режима единовластия становилась все более очевидной, и старые республиканские институты постепенно лишались остатков своих полномочий в пользу мощного бюрократического аппарата, созданного императорами.

Сенат в период принципата приобрел статус законодательного органа.  Даже эдикты императора должны были получить санкцию в сенате. Во времена Августа это не было пустой формальностью. Император еще не рассматривался как лицо, стоящее над законом. Поскольку народные собрания вскоре после Августа перестали созываться, сенат избирал республиканских магистратов (консулов и др.), утверждал восшествие на престол нового императора.  Правда, это утверждение было простой формальностью, потому что предыдущий император называл сенаторам своего преемника,  усыновив его, указав его имя в завещании, а зачастую и еще при жизни наделив его правами соправителя. Нередко сенат уступал давлению армии или гвардейцев, провозглашая императором выдвинутого солдатами вождя. Сенат имел также судебную и административную власть (например, управлял сенатскими провинциями), но она постепенно сокращалась.

Должностные лица империи делились на избираемых сенатом магистратов и императорских уполномоченных. Однако эта двойственная система постепенно эволюционировала в сторону развития императорской бюрократии по мере исчезновения республиканских магистратур и расширения полномочий профессиональных чиновников. Консулы лишились военной власти,  они лишь были председателями сената и ведали некоторыми второстепенными делами. Преторы по-прежнему заведовали гражданской и  уголовной юстицией, но и их права со временем сокращались, в частности, с 129 г. н.э. они перестали составлять ежегодные эдикты.

Параллельно с процессом отмирания  республиканских  магистратур развивалась система императорской бюрократии. Наряду с сенатом появился личный совет принцепса, который со времени императора Адриана (117 — 138 гг. н.э.) приобрел  характер официального государственного  учреждения.  Чрезвычайно важной стала должность начальника императорской гвардии (префекта претория),  который не только отвечал за личную безопасность императора, но и играл видную роль в управлении государством. Ему подчинялся префект города,  являвшийся начальником полиции и наделенный правом уголовной юрисдикции в городе Риме. Императорскими чиновниками были также префект вигилов — заведующий пожарной частью, префект анноны — заведующий снабжением  Рима продовольствием и различные императорские кураторы, в частности, контролировавшие местное управление в Италии.

В период принципата был усилен контроль за действиями провинциальных наместников. Были разработаны специальные требования, предъявляемые к правителям провинций. Наместник не должен был иметь родственников в провинции, жениться на провинциалке, давать провинциалам деньги в займы, устраивать на свой счет игры, брать подарки разрешалось лишь в установленных размерах и от людей своего круга. Подарки, даже незначительные, взятые у представителей низших сословий, рассматривались как взятка. Можно сказать, что в период развивающейся империи управление провинциями и положение провинциалов значительно улучшилось. Если период республики закончился распространением прав римских граждан на всех жителей Италии, то период принципата завершился предоставлением этих прав жителям провинций. Уже Юлий Цезарь дарил полные или урезанные гражданские права свободному населению целых провинций и отдельных провинциальных общин, а императоры I — II вв. н.э. не только продолжили эту традицию, но и активно пополняли сенат представителями провинциальной знати.

Последний шаг на этом пути был сделан императором Каракаллой в 212 г. н.э., согласно эдикту которого все свободные жители империи получали право римского гражданства.  Этот эдикт способствовал распространению на всей территории Римской империи римского права. Оно стало утверждаться в Греции и на Востоке (Египет, Малая Азия и т.д.), где до сих пор действовало греческое эллинистическое право. Правда, следует отметить, что местное право не могло быть вытеснено окончательно, и поэтому в ряде провинций (например, в Египте) имело место параллельное действие местного и римского права.

В I — II вв. н.э. наступил период наивысшего подъема римской экономики. Совершенствовалась технология ремесленного и сельскохозяйственного производства, во всех частях империи велось обширное строительство, наступило заметное оживление в  ремесле и торговле, в казну стали регулярно поступать налоги. В это время появились различные благотворительные учреждения и фонды, которые помещали свои капиталы в земельные участки, кредитные банки, которые помогали земледельцам и способствовали развитию сельского хозяйства. Сокращение количества рабов,  вызванное прекращением больших войн, слабым естественным приростом и отпуском многих рабов на волю, заставило землевладельцев  обратиться  к  раздаче своих имений мелкими участками в аренду, что способствовало возрождению крестьянства. Однако необходимость содержания огромной армии и большого числа чиновников заставляли правительство увеличивать бремя налогов, а это ухудшало положение мелких хозяев.

2. Развитие римского права в период принципата

В начале императорской эпохи главным законодательным учреждением вместо народного собрания становится сенат, постановления которого приобретают силу закона. Однако инициатива издания тех или иных сенатских постановлений обычно принадлежала императору.  Преторы поначалу продолжали издавать ежегодные эдикты, но со временем стала очевидной необходимость упорядочить их содержание, унифицировать и закрепить навсегда.  В 129 г. н.э. при императоре Адриане была установлена окончательная редакция преторского эдикта и этот т.н. “вечный эдикт” сделался неизменным и юридически обязательным  для  преторов.

С этого момента правотворческая деятельность преторов прекратилась. Особенно важное значение для развития римского права в это время имели императорские указы — “конституции”. В зависимости от содержания они именовались либо эдиктами (общие распоряжения), либо декретами (решения, касавшиеся судебных процессов), либо мандатами (императорские инструкции чиновникам  и  правителям  провинций), либо рескриптами (ответы императоров на юридические запросы как частных лиц, так и чиновников на случай каких-либо сомнений при толковании и применении права). В силу принципа “что угодно императору, то имеет силу закона” императорские конституции стали важнейшим источником права.

Уже в конце республики большую роль в развитии римского права стали играть заключения и суждения ученых юристов, возникла разнообразная юридическая литература. Однако наивысшие достижения римской юриспруденции относятся уже к периоду принципата. Выдающиеся юристы I — III вв. н.э. не только толковали, но и творили право, что было санкционировано государством. Уже со времени Августа юристы получили право давать от имени императора официальные юридические консультации, причем их заключения по тому или иному вопросу становились обязательными для судьи. Эти заключения излагались в письменной форме и скреплялись печатями.

Свои мнения ведущие юристы высказывали не только по  конкретным  судебным делам,  но и по общим юридическим вопросам, и если их мнения совпадали, они приобретали силу «как бы закона». Развивалось и юридическое образование. Теперь не только в Риме, но и в других городах,  в т.ч. провинциальных, появляются школы юристов. Обучение в них делилось на две стадии: institutio, т.е. усвоение теоретических знаний, и instructio, т.е. приобретение практических навыков путем участия в консультациях учителя. Школы юристов порой отличались различными подходами к общим и частным вопросам права. Поэтому важным стимулом развития римского права стала конкуренция мнений.

Поскольку юристы стали заниматься разработкой как практических, так и  теоретических вопросов права, появилась богатейшая юридическая  литература. Во-первых, стали разрабатываться систематические учебники по  основам римского права — “институции”, а в дополнение к ним — сборники кратких юридических афоризмов и общие обзоры юридических понятий и правил.

Вторым типом юридических литературных произведений были подробные ученые труды общего характера, представлявшие собой либо разбор положений цивильного права, либо комментарии к преторскому эдикту, либо т.н. дигесты, где систематически, по разделам рассматривались нормы и цивильного, и преторского права.

Третью группу сочинений составляли труды, появившиеся на свет в  результате практической  деятельности  юристов, т.е. сборники решений,  принятых юристом в разных представлявшихся ему на практике случаях.

Наконец, в-четвертых, выходили и монографические сочинения, посвященные отдельным юридическим проблемам. Любое сочинение римских юристов делилось на разделы — “книги”. Каждая книга приблизительно равнялась нашим 30-40 печатным страницам. О некоторых юристах сообщали,  что они написали  3000 — 4000 книг. Если  учесть,  что  каждые  10  книг составляли приблизительно 300-400 страниц нашего текста, то речь идет о действительно многотомных сочинениях.

В период принципата профессиональные юристы стали пользоваться огромным престижем, а познания в юриспруденции для многих оказались средством достижения высокого положения в обществе, которое нуждалось в знающих и образованных юристах. Не случайно именно в это время (I — III вв. н.э.) появилась целая плеяда т.н. классических юристов — чрезвычайно авторитетных знатоков права, авторов крупных трудов по юриспруденции, благодаря которым и сам этот период истории римского права именуется классическим. Уже в годы правления Августа репутацию классиков юриспруденции приобрели два выдающихся юриста — Марк Антистий Лабеон и Гней Антий Капитон.

Первый из них происходил из аристократического рода,  был сторонником старой республики, а после ее падения он, отказавшись от политической карьеры, всецело посвятил  себя  юриспруденции. Лабеон содержал свою юридическую школу в Риме и создавал литературные  произведения,  написав  около 400 книг. Второй из упомянутых юристов  — Капитон — происходил из рода незнатного, но получившего известность во времена Суллы. После претуры он стал консулом и верховным понтификом, а также занимался юридической литературной  деятельностью. Оба оставили после себя школы, отличавшиеся  разными направлениями:  последователей Лабеона называли по имени его ученика Прокула «прокулианцами«, последователей же Капитона по имени его ученика Сабина стали называть «сабинианцами«.

Вокруг этих школ группировались юристы раннего императорского  времени, четверо из которых считались наиболее знаменитыми. Публий  Ювентий Цельз, который был претором, консулом, входил в императорский совет при Адриане, принадлежал к школе прокулианцев; его главным сочинением были “Дигесты” в 39 книгах. Во времена Адриана получил известность и Сальвий Юлиан, ставший редактором “вечного эдикта”. Он принадлежал  к школе сабинианцев и оставил после себя 90 книг “Дигест”,  а также разбор ряда конкретных юридических вопросов. Еще одним выдающимся юристом этого времени был Секст Помпоний. Он занимался исключительно преподавательской и литературной деятельностью.

Помпоний составил комментарий к преторскому эдикту (150 книг),  комментарий  к  юридическому трактату Сабина, лекции и т.д. Юрист Гай, о жизни которого мы почти ничего не знаем [2], прославился впоследствии как автор прекрасного учебника права. Его сочинение «Институции», которое дошло до нас почти полностью, представляет собой элементарное изложение частного права, как цивильного, так и преторского.

В конце II — начале III вв. н.э. развитие классической юриспруденции достигает своего апогея. Наиболее выдающиеся достижения юриспруденции в это время связаны с именами трех  юристов, состоявших на службе у императоров из династии Северов. Самым известным среди них был Эмилий Папиниан. Сириец по происхождению, он находился в родственных отношениях с Септимием  Севером, при котором он был префектом претория.  После смерти Севера он старался примирить между собой Каракаллу и Гету, боровшихся за императорский престол. Это вызвало гнев Каракаллы, который добивался единоличной власти.

Когда после убийства Геты Каракалла потребовал от Папиниана, чтобы он составил речь в оправдание убийства, Папиниан ответил: «Не так легко можно оправдать убийство,  чем совершить его» (non tam facile parricidium excusari potest,  quam fieri).  Каракалла по этой причине его  казнил  в 212 г.  Наиболее значительными произведениями Папиниана были 37 книг юридических “Вопросов” (Questiones) и 19 книг “Решений” различных юридических казусов (Responsa). Современниками Папиниана были Юлий Павел и Домиций Ульпиан. Павел и Ульпиан были помощниками Папиниана. Оба затем были членами совета и префектами претория при Александре Севере. Павел написал более 300  книг критических “Замечаний” (Notae) к сочинениям своих предшественников. Особенно большой популярностью пользовалось его сочинение «Сентенции»  (Sententiae). Ульпиан занимался не только юридической практикой и литературной деятельностью, но и стремился установить дисциплину среди преторианцев. Однако, в 228 г. они на глазах у императора убили его. Ульпиан известен своими “Комментариями”, которых он написал более 150 книг.

Начиная с конца III в. н.э., классическая юриспруденция клонится  к упадку. Это было одним из последствий социально-экономического и политического кризиса, который охватил Римскую империю в III в. Рим жил в состоянии непрекращающейся смуты (в течение 50  лет сменилось 17 императоров). В такой ситуации спокойное занятие правом было немыслимо.  Отсутствие стабильности способствовало падению нравственных устоев и правовой культуры общества. Многие мыслящие люди, искавшие выхода из создавшегося кризиса, находили его в христианстве, которое распространялось по всей империи и все более увлекало представителей римской интеллигенции.

2. Общественные отношения и государственное устройство империи в период домината

Кризис императорской власти, который после правления Северов принял хронический характер, делал необходимой полную реорганизацию государства, и она в конце концов была проведена императором Диоклетианом и завершена Константином. Во времена Диоклетиана (284 — 305 гг. н.э.) императорская власть обожествлялась и приобрела откровенно монархический характер, что отразилось в знаменитой формуле:  imperator dominus et deus noster est, т.е. «император — господин и бог наш». Слово dominus (“господин”), которое некогда употреблялось только рабами при обращении к хозяину, красноречиво свидетельствовало о неограниченности императорской власти в условиях нового режима, именуемого в научной литературе доминатом. При Диоклетиане империя была разделена на западную и восточную части, причем в западной части преобладала латиноязычная культура, а в восточной — грекоязычная. Диоклетиан избрал себе соправителя, которому отдал в управление западную половину империи, а себе оставил восточную. В помощь себе оба императора, именовавшиеся “августами”,  избирали двух “цезарей”,  которые считались  их преемниками и которым непосредственно подчинялось несколько провинций. Константин (306 — 337 гг. н.э.) сохранил эту систему деления империя на четыре части, но во главе их поставил не соправителей, а подчиненных ему чиновников — префектов. Он же основал на востоке империи новую столицу Константинополь (нынешний Стамбул), что способствовало дальнейшему обособлению западной и восточной половин империи. Установление домината сопровождалось дальнейшим падением авторитета сената, который фактически превратился в городской совет города Рима, и старых республиканских магистратур. Все функции государственного управления перешли в руки императорских чиновников, которые составляли многочисленный и сложный по устройству бюрократический аппарат. Возникла стройная “табель о рангах”, в которой должности делились на придворные, гражданские и военные, и каждый чиновник имел соответствующий титул, ранг и жалование. Совещания по государственным делам проходили теперь в императорском совете, который стал называться консисторием [3]. В этом совете обсуждались все вопросы законодательства, управления и судебные дела, направленные по инстанции императору. Среди придворных чиновников наиболее важными песонами были заведующий царским дворцом, начальник личной канцелярии императора, председатель консистория и др. Следующими по рангу шли чиновники, заведовавшие управлением столицами — Константинополем и Римом — и провинциями. Во главе каждой столицы стояли префекты города, в руках которых сосредотачивалась административная и судебная власть, ближайшими помощниками префектов были викарии.

На всей территории империи  утверждалось новое административно-территориальное деление. Наиболее крупными округами были четыре префектуры, как они стали именоваться со времен Константина, управляемые префектами. Каждая префектура делилась на диоцезы во главе с викариями,  а диоцезы — на провинции, которыми управляли ректоры. Провинции в период домината превратились в более мелкие структурные подразделения, их число достигло сотни. Провинции состояли из первичных административных единиц — общин (civitates). Эти общины пользовались известной самостоятельностью, хотя находились под пристальным контролем правительства. Органами местного  общинного самоуправления были совет декурионов и выборные муниципальные магистраты. Декурионы отвечали своим имуществом за надлежащее выполнение общегосударственных повинностей (сбор налогов, набор воинов,  обеспечение порядка и т.д.) на началах круговой поруки. Поэтому местная аристократия стала уклоняться от обязанностей декурионов.

Чтобы привлечь зажиточных людей в городские советы, власти стали наделять декурионов всякими привилегиями, а когда и это не помогло, правительство стало принудительно организовывать сословие декурионов, причем к тем, кто уклонялся от выполнения этих обязанностей, применялись различные меры наказания.

Правительственный контроль над местным самоуправлением осуществляли кураторы общин.  Императоры надеялись, что эти чиновники станут защитниками основной массы населения от произвола их более богатых, сильных и влиятельных земляков. Однако кураторы нередко попадали в зависимость от этих  богатых и влиятельных членов общин и постепенно превращались в судей, занимающихся  мелкими  делами. Теряли свое значение и съезды провинциалов, которые вырабатывали коллективные прошения и пытались их довести до сведения императоров. По мере укрепления бюрократической системы эти требования и жалобы все реже попадали к императору и в конце концов провинциальные съезды были отменены.

Со времени  Константина влиятельное положение стала приобретать и христианская церковь. В ней утверждается иерархическая структура по образцу императорской бюрократии. Во главе местной церковной организации стоял епископ, избираемый церковными общинами. В его руках сосредотачивалось церковное управление, заведование церковным имуществом, а также известна судебная власть над паствой по делам, касающимся религии и церкви. Епископы крупнейших городов возвысились над прочими и стали именоваться патриархами. Вопросы, затрагивающие интересы всей церкви, обсуждались на церковных соборах, первый из которых был проведен в 325 г. в Никее по инициативе императора Константина. Наряду с армией и чиновничеством церковь стала одной из опор домината.

В связи с реорганизацией государственного строя радикально менялась и социальная структура общества. Исчезло всадническое сословие, а  сенаторское сословие превратилось в наследственную бюрократическую знать. Его представители пользовались различными привилегиями, хотя и обязаны были нести всевозможные повинности в пользу императора. Характерной тенденцией домината становится политика закрепления соответствующих групп населения в рамках того или иного сословия.

Принадлежность к сословиям становятся наследственной, сословия резко отграничиваются друг от друга, каждое из них несет на себе ту или иную государственную повинность, «тягло». Прежние принципы свободы и равноправия граждан перестают действовать по мере усиления государственного гнета и вопиющего социального  неравенства. В законодательстве римские граждане уже делятся на категории honestiores (“почтенные”) и humiliores (“низшие”) с различными правами и обязанностями. Несмотря на все старания правительства суровыми административными мерами удержать ситуацию под контролем, экономический кризис, особенно на западе империи, продолжался, а государственный порядок все более расшатывался.

Чтобы удержать империю от окончательного распада, императорская власть все более опиралась на бюрократию и усиливала различные рычаги бюрократического механизма. Это в свою очередь расширяло полновластие и бесконтрольность чиновников и приводило к коррупции, губительно сказывавшейся на всей общественно-политической и экономической жизни. Для содержания пышного двора и огромной армии чиновников нужны были немалые средства, а завоевательные войны, которые прежде доставляли большую добычу, уже не велись. В то же время деньги, и весьма значительные, нужны были для содержания многочисленного войска, необходимого для защиты от надвигающихся варварских полчищ.  Источником для покрытия всех этих расходов могли служить только налоги, которые ложились тяжелым бременем на население. Именно поэтому обнаружилась тенденция бегства людей с насиженных мест, даже земледельцы покидали свои поля. Ответом правительства было насильственное прикрепление подданных к месту жительства и профессии.

Декурионы, которые были связаны круговой порукой и отвечали своим имуществом за своевременное поступление в казну налогов от городского населения, были лишены права покидать город. Наследственной становилась также профессия воина, был введен принудительный рекрутский набор. Ремесленники, объединенные в профессиональные корпорации (коллегии), были постепенно прикреплены к этим коллегиям, ремесленный труд превращался в наследственную повинность.

Таким образом, повсеместно в Римской империи свободная организация труда заменялась  принудительной. Наиболее ярким проявлением этого процесса было закрепощение колонов, крестьян-арендаторов, которые возделывали землю в имениях крупных собственников. Со времени Константина колонам было запрещено покидать арендуемые участки. Владелец имения мог требовать принудительного возвращения ушедшего колона так же, как бежавшего раба. С другой стороны, землевладелец не имел права согнать колона с земли, а к концу IV в. было установлено, что при продаже имения колоны переходят к новому собственнику вместе с землей и инвентарем. Своим собственным имуществом колоны также не могли свободно распоряжаться, в частности, им было запрещено отчуждать что-либо без согласия землевладельца. Таким образом, колоны превратились в зависимую категорию населения, и хотя они считались лично свободными людьми, в экономическом плане они представляли собой “рабов земли”, как было сказано в одном из императорских указов.

Реформы Диоклетиана и Константина на некоторое время укрепили положение империи, однако с середины IV в. вновь стали проявляться разнообразные признаки упадка, особенно серьезные в западной части державы, где продолжался кризис ремесла и торговли, и товарное хозяйство постепенно вытеснялось натуральным. В 395 г. император Феодосий перед смертью разделил империю на две части и отдал их в управление двум своим сыновьям. С этого времени на месте единой державы образовалось два самостоятельных государства. Более богатая и благополучная Восточная Римская империя (Византия) со столицей в Константинополе продолжала существовать еще много столетий, в то время как Западная Римская империя, больше пострадавшая от кризиса, не имевшая достаточных сил и средств для того, чтобы сдержать натиск варваров, вскоре развалилась под ударами воинственных германских племен. Окончательное падение Западной Римской империи в 476 г.[4] означало конец античной эпохи и начало средневековья.

3. Римское право в IV — VI вв. н.э. Кодификация Юстиниана

Со второй половины III в. н.э. римское право вступает в новый, т.н. постклассический период. Правотворческая деятельность юристов в это время почти прекращается, юридическая литература данного периода бедна и количественно, и качественно. Как правило, это компиляции из сочинений Папиниана, Павла, Ульпиана и других классических юристов, а также сборники различных императорских указов. Творческое развитие римского права в основном закончилось, наступило время систематизации и кодификации уже существующих правовых норм. Поскольку судьям трудно было разобраться в массе существующей юридической литературы, императоры стали издавать указы, определяющие порядок пользования ею. Так, известны два указа Константина (321 и 327 гг.), обязывавшие судей использовать прежде всего сочинения Папиниана и Павла. В 426 г. Феодосием II и Валентином III был принят закон о цитировании (lex allegatoria). Этот закон придавал юридическую силу сочинениям пяти юристов — Папиниана,  Павла,  Ульпиана, Модестина и Гая. Если по какому-либо вопросу они расходились во мнениях, предписывалось следовать мнению большинства, а при равенстве голосов решающим считалось слово Папиниана. Кроме  того,  разрешалось принимать во внимание также сочинения тех юристов, на которых ссылаются эти пять классиков.

Трудности в судебной практики возникали и при использовании норм, содержавшихся в императорских указах, которые также не  были  систематизированы,  а между тем  их число росло с каждым годом. Первая попытка такой систематизации была предпринята Папирием Юстом в правление Марка Аврелия (II в. н.э.). Ко времени правления императора Диоклетиана этот сборник уже устарел, и поэтому неким  Грегорианом был составлен новый, получивший название Кодекс Грегориана. В нем были собраны и систематизированы указы императоров от 196 до 295 гг.  Кодекс состоял из 14 книг, книги делились на титулы, внутри которых установления были приведены в хронологической последовательности. В начале IV в. появился новый cборник указов, получивший название Кодекс Гермогениана и состоявший из  одной книги.

Все эти издания подготовили  почву  для  появления  официальных правительственных кодексов. Так,  в 428 г. Феодосий II назначил комиссию из 8 человек, которая вначале для учебных целей собрала вместе все постановления Константина и кодексы Грегориана и Гермогениана. Для практического использования комиссии предписывалось составить сборник действующих императорских постановлений, прибавив к ним выдержки из произведений юристов.  Однако эта работа не была выполнена до конца, и в 435 г. была создана новая комиссия, которой было поручено составить сборник  императорских указов, вышедших после издания Кодекса Гермогениана. Так появился на свет Феодосиев кодекс из 16 книг.

После раздела Римской империи на Западную и Восточную и завоевания Западной империи германскими племенами римское право продолжало действовать в среде римского населения на территории новых государств, основанных германцами, и даже сами германские короли заботились о создании сборников римского права для нужд судопроизводства.  Так, в 506 г. появился “Римский закон вестготов” (lex romana Wisigothorum), представлявший собой извлечение из трёх вышеуказанных кодексов,  из  “Институций” Гая,  высказываний Павла и т.д., предназначенный.для римских подданных Вестготского королевства и изданный по повелению короля вестготов Алариха II. Аналогичные сборники были изданы в конце V в. королем Теодорихом для Остготского королевства и в начале VI в.  для Бургундского королевства королем Гундобадом.

Появление подобных сборников свидетельствовало о наметившейся тенденции к кодификации римского права, тем более, что этого требовали  и  изменившиеся общественно-политические отношения. Задача состояла в том, чтобы собрать воедино разрозненные нормы римского права, содержавшиеся в многочисленных императорских конституциях и сочинениях классических юристов, систематизировать их в рамках отдельных разделов, устранить противоречия, привести правовые нормы в соответствие с новыми условиями жизни. Этот план был осуществлен византийским императором Юстинианом и его ближайшим помощником — юристом Трибонианом. Юстиниан задумал пересмотреть все прежние кодексы, удалить из них все устаревшие нормы, а все действующие императорские указы объединить в одном сборнике.

С этой целью он в 528 г. создал комиссию из 10 человек, среди которых находился и Трибониан. В 529 г.  комиссия выпустила Кодекс Юстиниана (т.н. “кодекс первого издания”), заменивший  три прежних кодекса. Такую же систематизацию Юстиниан решил осуществить и в отношении сочинений классических юристов, для чего в 530 г. он поручил Трибониану составить новую комиссию. Трибониан отобрал наиболее видных 15 юристов, усилиями которых уже к 533 г. вся эта огромная  работа была выполнена. Появился огромный свод, получивший название “Дигесты”. Для  учебных целей под руководством Трибониана был составлен  официальный элементарный  курс римского права — “Институции”. Пока юристы составляли Дигесты и Институции, появились новые императорские указы, что  потребовало пересмотреть Кодекс Юстиниана, и в 534 г. он был опубликован в новой редакции. Выходившие  после  этого указы получили название новелл.

Все указанные части кодификации Юстиниана должны были составить единый корпус. В средние века он стал называться “Сorpus juris civilis” — “свод гражданского права”. Рассмотрим отдельные части, составляющие этот свод.

  1. Институции. Источником для их создания послужили “Институции” Гая. Это было элементарное руководство для учебных целей. Оно состояло из 4 книг,  каждая книга делилась на титулы с особым заглавием, а каждый титул в современных изданиях делится на параграфы.
  2. Дигесты — это собрание цитат из сочинений классических юристов,  расположенных в систематическом порядке.  Всего цитируется 39 юристов и использовано до 2000 книг их сочинений. Всё это собрание разделено на 50 книг. Каждая из них делилась на титулы с особым заглавием.  Внутри каждого титула цитаты располагаются в известном порядке. Каждая цитата начинается с указания имени автора и названия сочинения, из которого она взята. Составители не просто выбрали подходящие цитаты, но и отредактировали их, заменив устаревшие термины, выражения, а иногда и вставив собственные пояснения и замечания (интерполяции) в текст того или иного автора.
  3. Кодекс Юстиниана представляет собой собрание императорских постановлений. Он состоит из 12 книг, каждая из которых делится на титулы с особым заглавием.  Книга 1 содержит постановления, касающиеся церковного права,  деятельности различных императорских чиновников; книги 2-8 касаются частного права; книга 9 — уголовного права; книги 10-12 содержат положения о государственном управлении. Внутри каждого титула расположены отдельные указы в  хронологическом порядке. В каждом установлении отмечается имя издавшего его императора и имя того, к кому оно было адресовано.
  4.  Новеллы — сборник указов самого Юстиниана, изданных уже после завершения кодификации. Этот сборник был составлен уже после Юстиниана и содержал 168 новелл на греческом языке.

Сборники правовых норм, составившие Corpus iuris civilis, цитируются  в  настоящее  время   следующим  образом. Название сборника обозначается начальной заглавной буквой: I (Институции), D. (Дигесты), С. (Кодекс), N. (Новеллы), затем  (при  цитировании трех  первых  сборников) ставятся номер книги (на которые делятся эти  сборники), и номер титула  (на которые делятся книги). После этого при цитировании Дигест и Кодекса ставится номер фрагмента (в Дигестах) или закона  (в Кодексе), из  которых  составлен  данный  титул. В  современных изданиях отдельные  фрагменты разделены на параграфы, поэтому  после  номера  фрагмента  ставят номер  параграфа или рr. (т.е. principium, введение). Так,  получается,  например: D. 3.7.4.2 — Дигесты, 3-я книга, 7-й титул, 4-й фрагмент, параграф 2. Институции не имеют внутри  титула фрагментов, но разделены (в современных изданиях) на параграфы. Поэтому Институции  цитируются  следующим   образом:  I. 3.21.1   —  Институции, 3-я книга, 21-й титул, 1-й параграф. Ссылка на Новеллы содержит в себе номер новеллы, затем номер главы и параграфа (N. 19. 2. 1 — 19-я новелла, 2-я глава, 1-й параграф).

Кодификация Юстиниана стала итогом развития римского права. В ней окончательно устранены противоречия между существовавшими ранее разными системами цивильного права, преторского права и права народов, устранены архаичные, вышедшие из употребления правовые нормы, приведены в определенную стройную систему мнения юристов-классиков. Впоследствии, на исходе средних веков именно с изучения Дигест и других частей Юстинианова свода началось возрождение интереса к римскому праву, и до сих пор Corpus juris civilis является для юристов и историков права главным источником сведений о достижениях римской юриспруденции.

[1]  Император как главнокомандующий армией отправлял наместников (легатов и прокураторов) в те провинции, где стояли основные части регулярных войск, а в остальные сенат, как и прежде, назначал проконсулов и пропреторов.

[2]  Неизвестно даже его полное имя.

[3]  От глагола consisto, что значит “оставаться на ногах”. Члены императорского совета не имели права сидеть в присутствии владыки.

[4]  В этом году последний император был лишен титула и знаков императорского достоинства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *