Правовые основы функционирования общего рынка Европейского союза

Фундаментальное решение группы государств участвовать в установлении и развитии процесса многонациональной интеграции, высказанное в Договоре, является катализатором, который дает импульс очередности вторичных решений, выражающих различные совместные политики, которые развиваются и множатся с течением времени.

Несмотря на то что процесс многонациональной интеграции носит непрерывный характер, он может быть разделен на пять больших этапов – зона свободной торговли, Таможенный союз, общий рынок, экономический и валютный союз, политический союз. Такое разделение соответствует схеме известного американского экономиста венгерского происхождения Белы Балаши, которая говорит о существовании пяти, аналогичных перечисленным, форм региональной экономической интеграции. Эти формы обнаруживают себя в порядке возрастания степени экономической интеграции.

общий рынок Европейского союза

В основу такого разделения легли не только аналитические причины, но также и тот факт, что переход от одного этапа к другому всегда являлся результатом согласованного и санкционированного договором решения государств-членов. На протяжении всей истории становления и развития процесса многонациональной интеграции ЕС отчетливо следует этой эволюционной модели.

Именно в этом направлении, не без трудностей и кризисных ситуаций, происходило развитие экономической интеграции в Европе. Успехи его ознаменовались сформированием уже в 1968 г. полноценного реального Таможенного союза «шестерки». В 1987 г. в Едином европейском акте поставлена была цель создания реального единого внутреннего рынка, который был образован к началу 1990-х гг. И, наконец, в 1992 г. в Маастрихтском договоре закреплена была задача образования экономического и валютного союза.

В Таможенном союзе, который является как второй стадией экономической интеграции, так и эволюционного процесса многонациональной интеграции в целом, свободное обращение касается не только товаров, произведенных странами-партнерами, но и всей продукции, находящейся на территории государств-членов, каково бы ни было ее происхождение. Государства-члены теряют свою таможенную автономию и применяют по отношению к третьим странам общий внешний таможенный тариф. Общая таможенная политика порождает общую торговую политику. Кроме того, либерализация торговли в Таможенном союзе создает предпосылки для развития многих других общих политик, а именно, сельскохозяйственной, налоговой и конкурентной. Следовательно, уже на этой ранней стадии многонациональной интеграции имеют место уступки части суверенитета государств институтам сообщества, которые управляют Таможенным союзом.

Внедрение первых общих политик, порожденных Таможенным союзом, давало удовлетворительные, но не оптимальные результаты, тем не менее оно выявляло необходимость проведения других общих политик с целью развития общего рынка и, следовательно, оказывало эффект мультипликатора на процесс. Чтобы довести до максимума прибыли и выгоду от общего рынка его участники должны быть вовлечены в более тесную интеграцию. В самом деле, если государства-члены хотят превратить общий рынок в настоящий внутренний рынок, они должны обеспечить не только свободное перемещение товаров и услуг, но также и свободное перемещение факторов производства, а именно, рабочей силы (трудовых ресурсов, технологий) и капиталов. Чтобы установить эти фундаментальные свободы общего рынка, государства-члены должны развивать большое количество общих политик либо в уже исследованных областях, либо в новых областях – таких как социальная сфера, защита окружающей среды и потребителей. Следствием же достигаемых эффектов становятся все новые ограничения суверенитета.

Таким образом, общий рынок – это третий этап на пути многонациональной экономической интеграции. Как и государства-члены Таможенного союза, участники общего рынка устраняют ограничения на внутреннюю торговлю между собой и ведут общую политику в сфере внешней торговли с третьими странами. Однако страны-участницы общего рынка продвинулись дальше на пути к более тесной экономической интеграции, устранив запреты на движение факторов производства. В результате обеспеченной общим рынком возможности – размещения факторов производства там, где они могут обеспечить максимальную прибыль, уровень производительности во всех государствах-членах повышается.

Общий рынок ЕС является предтечей и фундаментом многонациональной интеграции в Европе, вокруг правового регулирования которого и формируется значительный массив так называемого «интеграционного права». Именно поэтому восприятие общего рынка как основополагающей концепции экономической интеграции государств-членов ЕС с научной точки зрения представляется наиболее точным.

Однако более предметным и адаптированным к учебному процессу является определение общего рынка в качестве некоего единого экономического пространства, в пределах которого реализуется свободное движение товаров, услуг, лиц и капиталов, а также действует свобода выбора места осуществления постоянной предпринимательской деятельности. Можно также говорить и о синтезе понимания общего рынка как концепции интеграции и единого экономического пространства, который позволяет определять общий рынок как институциональное пространство интегрированных рынков государств-членов ЕС.

Основные положения концепции содержатся в Договоре о функционировании ЕС.

Среди целей ЕС, на достижение которых было направлено формирование общего рынка, выделяются следующие:

  • гармоничное, сбалансированное и устойчивое развитие экономической деятельности;
  • высокий уровень занятости и социальной защиты населения;
  • устойчивый и безинфляционный рост экономики;
  • высокий уровень конкурентоспособности и сближение экономических показателей;
  • экономическое и социальное сплочение.

Юридическая доктрина называет два метода установления общего рынка и как следствия достижения перечисленных целей.

Во-первых, это «негативная интеграция», осуществляемая посредством установления запретов на совершение определенных действий и дискриминационных практик. Негативная интеграция может быть охарактеризована посредством совокупности мероприятий, «цель которых – дать бизнесу свободно работать, невзирая на государственные границы». Идеологи такого подхода (например, Вильгельм Репке, Андреас Предоль, Жак Денио, Морис Аллэ) полагали, что достаточно снять торговые и валютные ограничения – и здоровые рыночные силы сами создадут единое экономическое пространство, подобное внутригосударственному.

А, во-вторых, это «позитивная интеграция», которая представляет собой проведение государствами-членами через органы ЕС общих политик: аграрной, транспортной, антимонопольной и т.д. Поборники позитивной интеграции (Бела Балаша, Джон Пиндер, Ян Тинберген и др.) считали, что устранение барьеров – это лишь полумера. Эффективной интеграция представлялась им в создании «нового качества экономической среды, которая позволила бы тесно переплетенным национальным хозяйствам функционировать в оптимальном режиме».

Оба этих вида интеграции являются методами правового регулирования интеграционных процессов.

Концепция общего рыка вводилась в течение 12 лет, начиная с 1958 г. Этот переходный период был разделен на три этапа, каждый из которых длился четыре года. В этот 12-летний период планомерно устранялись ограничения во взаимной торговле, вплоть до полного их уничтожения с одновременным введением все большего количества общих политик.

Завершение процесса создания общего рынка может быть датировано концом 1960-х гг. Концепция общего рынка дала импульс для реализации концепции внутреннего рынка (Internal Market), заложенной в Едином европейском акте.

Развитие общего рынка, который, по сути, с 1993 г. превратился в единый внутренний рынок, дает гражданам ЕС более широкий выбор качественных товаров и услуг, большую свободу путешествовать, работать, учиться и жить, выбирая лучшие для этого страты, в рамках единого пространства ЕС.

Согласно ст. 26 Договора о функционировании ЕС внутренний рынок характеризуется посредством совокупности четырех свобод, как «пространство без внутренних границ, в котором, согласно положениям договоров, обеспечивается свободное передвижение товаров, лиц, услуг  и капиталов».  С правовой точки зрения, именно свободы общего рынка сыграли главную роль в процессе многонациональной экономической интеграции в ЕС.

Определить понятие «свободы общего рынка» крайне затруднительно, так как оно может одновременно предполагать три различных правовых явления:

  • принципы правовой концепции общего рынка;
  • совокупность прав лиц и запретов для государств-членов ЕС на осуществление определенных действий на рынке ЕС;
  • совокупность нормативных актов регулирующих деятельность общего рынка.

Таким образом, о свободах общего рынка можно говорить как об условиях, при которых все ограничения устранены. Свободы общего рынка одновременно являются и его принципами.

Общий рынок частично распространяется также на государства-члены Европейской ассоциации свободной торговли (Швейцарию, Лихтенштейн, Исландию, Норвегию) на основе механизма Европейского экономического пространства (European Economical Area), соглашение о котором было заключено в 1992 г.

Кратко остановимся на рассмотрении сущностных характеристик нормативно закрепленных свобод общего рынка, а именно: свободы движения товаров, свободы движения лиц, свободы движения услуг, свободы движения капиталов.

Принцип свободного движения товаров. По всем показателям, как экономическим, так и социальным, государства-члены ЕС, безусловно, выиграли от того, что поставили во главу угла интересы потребителя, а не производителя. Открытие национальных рынков в рамках единого общего обеспечило либерализацию международной торговли и, как следствие, целый ряд преимуществ для стран-участниц. Прежде всего, у дорогого отечественного производства появился конкурент в виде более дешевого импорта, что повлекло за собой значительное улучшение качества товаров.

Свобода движения товаров закрепляется в ст. 28 Договора о функционировании ЕС, согласно которой Союз включает в себя Таможенный союз, который распространяется на весь товарооборот и предполагает запрещение между государствами-членами таможенных пошлин на импорт и экспорт и любых равнозначных сборов, а также принятие общего таможенного тарифа в их отношениях с третьими странами.

Данная свобода состоит из четырех элементов, которые более подробно будут освещены ниже:

  • запрещение внутренних таможенных пошлин;
  • запрещение количественных ограничений на импорт и экспорт товаров в торговле между государствами-членами;
  • запрет на дискриминационное внутригосударственное налогообложение;
  • введение единого тарифа.

Правом ЕС запрещены таможенные пошлины на импорт и экспорт между государствами-членами и равнозначные сборы. При этом данное правило распространяется как на произведенные внутри сообщества товары, так и на импортированные извне (в случае если последние прошли таможенную очистку по единым для государств-членов правилам). Это запрещение относится также к таможенным сборам фискального характера. Понятие «равнозначные сборы» является крайне неопределенным, но данный пробел был устранен судебной практикой ЕС. В частности, суд указал на то, что к сборам, имеющим равнозначный эффект, относятся любые денежные сборы вне зависимости от их размера, назначения и экономического эффекта для фиска, которые наложены на товары при пересечении ими границы. Не требуется для обязательности отмены и наличие дискриминационного или устраняющего конкуренцию характера сбора.

Действие Таможенного союза и названного запрета возможно исключительно благодаря установлению единого таможенного тарифа, который формируется исходя из:

  • а) необходимости содействия развитию торговли между государствами-членами и третьими странами;
  • б) эволюции условий конкуренции внутри ЕС, в той степени, в какой это будет способствовать повышению конкурентоспособности предприятий;
  • в)  потребностей  ЕС  в   обеспечении  сырьем   и  полуфабрикатами. (В связи с этим Комиссия будет заботиться о том, чтобы не нарушались условия конкуренции между государствами-членами в отношении готовой продукции);
  • г) необходимости избегать серьезных потрясений в экономике государств-членов и обеспечивать рациональное развитие производства и рост потребления в ЕС.

Кроме устранения внутрисоюзного таможенного оформления описываемая свобода запрещает дискриминационное внутригосударственное налогообложение. Любой налог не должен влиять дискриминирующим образом на цену продукции в сторону уменьшения или увеличения от рыночной. При этом дискриминация может проявляться как в различном размере ставки, так и в различии порядка определения налоговой базы, порядка сбора налога (ст. 110 Договора о функционировании ЕС).

Перспективной целью реализации названной свободы является гармонизация законодательства о налогах с оборота, акцизных сборах и других формах косвенного налогообложения в той мере, в какой эта гармонизация необходима для создания и функционирования внутреннего рынка. Проблемы гармонизации косвенных налогов и контроля за соблюдением правил ЕС в этой сфере приобретают особую актуальность в условиях экономического и валютного союза стран ЕС и введения единой валюты – евро.

Наряду с Таможенным союзом и запретом на дискриминационное налогообложение в торговле между государствами-членами ЕС запрещаются количественные ограничения на импорт и экспорт (квоты), а также любые эквивалентные меры (определенные Директивой от 22 декабря 1969 г. 70/50/ЕЭС по «принципу эффекта»).

Принцип или тест «эффекта» состоит в квалификации той или иной административной практики как противоправной на основе оценки ни ее сущности или характера, а на основе оценки потенциального результата ее применения в отношении свободы торговли. Вредоносным признается эффект произвольной дискриминации  или  замаскированного  ограничения  в торговле между государствами-членами.

Из принципа свободного движения товаров существуют некоторые исключения. Так, в соответствии со ст. 36 Договора о функционировании ЕС возможны запрещения или ограничения импорта, экспорта или транзита, обоснованные соображениями:

  • общественной морали;
  • общественного порядка и государственной безопасности (которые трактуются ограничительно как «публичный порядок» – фундаментальная основа общества);
  • защиты здоровья и жизни людей и животных или сохранения растений (на основе оценки потенциального (объективного) риска товара или его компонента для жизни и здоровья);
  • защиты национальных сокровищ, имеющих художественную, историческую или археологическую ценность;
  • защиты промышленной и торговой собственности.

Однако такие запрещения или ограничения не должны служить средством произвольной дискриминации или замаскированного ограничения в торговле между государствами-членами ЕС (ст. 36 Договора о функционировании ЕС). Здесь также действует принцип эффекта. А также запрет должен быть пропорциональным угрозе реализации того или иного товара. Создание Таможенного союза оказалось более чем эффективным.

Торговля между странами ЕС за период с 1968–2009 гг. увеличилась более чем в 2,5 раза. Таможенный союз настолько активизировал взаимную торговлю государств-членов ЕС, что на нее сейчас приходится в среднем более 60% объема их совокупной внешней торговли (у Австрии, Бельгии, Венгрии, Люксембурга, Португалии, Чешской республике, Словакии – более 70%).

Принцип свободного движения лиц складывается из следующих составляющих его свобод: свободы перемещения рабочей силы, свободы учреждения, свободы перемещения лиц в рамках Шенгенского пространства, а также свободы перемещения неработающих лиц и граждан третьих стран.

Раскрывая сущностные характеристики принципа свободного движения лиц в контексте темы, посвященной основам функционирования единого рынка ЕС, акцентировать внимание следует, прежде всего, на свободе перемещения работников, как основополагающем компоненте содержания указанного принципа.

Свобода движения рабочей силы – право на свободное движение трудящихся, т.е. отмена любой дискриминации по национальному признаку в отношении трудящихся государств-членов в том, что касается найма, вознаграждения и других условий труда и занятости, закреплено в Договоре о функционировании ЕС (ст. 45).

На территории ЕС ограничения на свободу жительства и экономической деятельности граждан какого-либо государства-члена на территории другого государства-члена запрещены. Любой житель ЕС, кроме незаконных мигрантов, имеет право занимать имеющиеся в наличии рабочие места на территории другого государства на одинаковых началах с гражданами этого государства.

В соответствии с п. 3 ст. 45 Договора о функционировании ЕС реализация данной свободы влечет за собой совокупность прав, которые могут быть ограничены соображениями общественного порядка, общественной безопасности и здравоохранения:

  • принимать реально предлагаемую работу;
  • свободно перемещаться с этой целью по территории государствчленов;
  • проживать на территории любого из государств-членов для осуществления там трудовой деятельности в соответствии с законодательными, регламентарными и административными положениями, регулирующими трудовую деятельность национальных работников;
  • при соблюдении условий, которые будут установлены регламентами Комиссии, оставаться на территории государства-члена после осуществления там трудовой деятельности.

В соответствии с Регламентом от 15 октября 1968 г. № 1612/68/ЕЭС каждый гражданин любого государства-члена независимо от своего места жительства имеет право на трудоустройство и осуществление деятельности в качестве наемного работника на территории другого государства-члена.

Такая деятельность осуществляется в соответствии с положениями, установленными законами, регламентами и административными актами, которыми регулируется наемный труд граждан данного государства.

Работник, являющийся гражданином государства-члена и работающий по найму на территории другого государства-члена, пользуется всеми правами и преимуществами, которые предоставляются национальным работникам в социальной, профсоюзной образовательной и жилищной сферах.

Забота о свободе перемещения рабочей силы позволила распространить ее действие и на семьи работников, которые получили право на поселение совместно с работником, являющимся гражданином государствачлена и работающим по найму на территории другого государства-члена.

Из принципа свободного движения рабочей силы существует два исключения: оговорка о публичном порядке, общественной безопасности и здоровье населения и оговорка о государственных служащих (ст. 45 Договора о функционировании ЕС).

Данная свобода имеет огромное практическое, социальное и гуманитарное значение для стран ЕС и наполняет реальным смыслом понятие единого гражданства ЕС.

Свобода учреждения. В настоящее время основной объем товарооборота Европы приходится на юридические лица, в которых по принципу корпорации сконцентрированы значительные средства. Для оптимизации структуры транснационального бизнеса необходимо свободное перемещение «личности» юридического лица, т.е. свобода учреждения. Свобода учреждения – это право самостоятельного создания предприятий, управления ими, в частности, компаний и фирм на условиях, установленных законодательством государства, где такое право существует для его собственных граждан и в соответствии с положениями норм, касающихся капитала. Это также свобода передвижения компаний или фирм, которые учреждены в соответствии с законодательством какого-либо государства-члена, и зарегистрированное местопребывание, центральное управление и основная предпринимательская деятельность которых находятся внутри ЕС. При этом свобода перемещения предпринимателей по своему статусу приравнивается к свободе перемещения граждан ЕС (ст. 54 Договора о функционировании ЕС). Гарантом такого перемещения с целью реализации предоставленного гражданам права свободы учреждения выступает сегодня Директива 2004/38/ЕС.

Статья 49 Договора о функционировании ЕС запрещает ограничения свободы учреждения граждан одного государства-члена на территории другого. Данный запрет также распространяется на ограничения в отношении создания представительств, филиалов или дочерних предприятий гражданами одного из государств-членов, учредившими собственное дело на территории любого из них. При этом особо подчеркивается, что свобода учреждения включает в себя доступ к деятельности, не являющейся наемным трудом, и осуществление этой деятельности, а также создание предприятий и управление ими на условиях, определенных законодательством страны учреждения для своих собственных граждан.

В равной степени, данная свобода состоит из:

  • права на создание центров предпринимательской деятельности физическими лицами – гражданами ЕС при системе взаимного признания квалификаций и лицензий;
  • права на создание центров предпринимательской деятельности юридическими лицами, учрежденными на основе гражданского или коммерческого права, в соответствии с законодательством какого-либо государства-члена, и зарегистрированное местопребывание, центральное управление и основная предпринимательская деятельность которых находятся внутри ЕС. При этом такой свободой обладают лишь коммерческие организации.

Данные права могут быть ограничены исходя из соображений публичного порядка, общественной безопасности и здоровья населения, а также для лиц, осуществляющих официальные обязанности (временно или постоянно) (ст. 51, 52 Договора о функционировании ЕС).

Принцип свободного предоставления услуг. Свободу предоставления услуг можно определить как запрет ограничений в предоставлении услуг в ЕС гражданами государств-членов, обосновавшихся в государстве-члене ЕС, ином, чем то, гражданину которого предоставляются услуги. Однако в соответствии со ст. 62 Договора о функционировании ЕС регламентация свободы предоставления услуг должна осуществляться с учетом положений ст. 54 Договора о функционировании ЕС, которая распространяет свободу учреждения на все коммерческие юридические лица. Таким образом, и субъектами права свободного предоставления услуг являются не только граждане государств-членов, но и все юридические лица, осуществляющие свою деятельность с целью извлечения прибыли.

Свобода действует, когда потребитель услуг является иностранным на территории государства, где находится продавец услуг, а также когда производитель услуг находится на территории иной, чем та, где сбываются услуги. Под «услугами» согласно ст. 57 Договора о функционировании ЕС подразумеваются те услуги, которые обычно предоставляются за вознаграждение и не относятся к услугам по свободному движению товаров, капиталов и лиц.

Критерий экономического эквивалента или вознаграждения, предусмотренного за любую экономическую деятельность, не являющуюся наемным трудом и перечисленную в ст. 57 Договора о функционировании ЕС, также был положен в основу определяющего фактора в определении понятия «услуга» ст. 4 Директивы 2006/123/ЕС. Последнее характеризуется следующими видами деятельности:

  • деятельность промышленного характера;
  • деятельность торгового характера;
  • деятельность ремесленников;
  • деятельность лиц свободных профессий (ст. 57 Договора о функционировании ЕС).

Предоставляющее услуги лицо может временно осуществлять свою деятельность в том государстве, где эти услуги предоставляются на тех же условиях, которые установлены в его собственном государстве, если это не нарушает положений главы, касающихся права на жительство и экономическую деятельность.

Таким образом, данная свобода осуществляется исключительно на основе негативной интеграции, которая, однако, применяется поэтапно. В частности это связано с гармонизацией положений о защите прав потребителей.

К деятельности, которая связана в принимающем государстве, хотя бы и временно, с выполнением официальных обязанностей свобода перемещения услуг не применяется (ст. 51 Договора о функционировании ЕС).

До тех пор пока не отменены ограничения на свободу предоставления услуг, каждое из государств-членов применяет их, не проводя различий по мотивам гражданства или постоянного местопребывания, ко всем лицам, предоставляющим услуги.

Принцип свободного перемещения капитала. Интернационализация производства, устойчивые положительные показатели платежных балансов государств-членов ЕС, высокий рост денежных рынков, достижения в сфере информационных и банковских технологий сделали менее острой необходимость национального контроля над движением капитала в рамках общего рынка.

В 1988 г. Совет ЕС принял Директиву о создании свободного рынка капиталов в рамках всего Сообщества к 1992 г. Директива предусматривала полную либерализацию движения капитала между государствамичленами. После вступления в силу Маастрихтского договора были запрещены все ограничения на платежи между государствами-членами и третьими странами, существовавшие вплоть до 31 декабря 1993 г. Данное нововведение было обусловлено тем, что до принятия Маастрихтского договора свобода перемещения капитала была крайне ограниченной и регламентированной. Однако и на сегодняшний день в лоно позитивной интеграции не введены положения о прямых инвестициях, финансовом посредничестве и листинге ценных бумаг.

На установление единых стандартов раскрытия информации при публичном размещении ценных бумаг на территории ЕС, а также на содействие взаимному признанию проспектов эмиссии нацелена Директива Европейского Союза о проспектах (эмиссии) (The European Union Prospectus Directive (2003/71/EC)3)4.

Учитывая цели названной Директивы, она является краеугольным камнем в Плане мероприятий по гармонизации и устранению барьеров на едином рынке финансовых услуг Европы (Financial Services Action Plan), глобальным смыслом которого является создание единого общеевропейского рынка финансовых услуг.

Каждое государство-член ЕС должно было принять Директиву начиная с 1 июля 2005 г. Необходимо отметить, что Директива построена по принципу тотальной гармонизации, это означает, что она максимально ограничивает национальное регулирование. Так, государствам-членам ЕС запрещено устанавливать дополнительные требования к уже закрепленным в Директиве.

Таким образом, желаемыми достижимыми целями являются:

  • требования к проспекту эмиссии гармонизируются на территории всего ЕС;
  • проспект эмиссии, зарегистрированный в стране, откуда происходит эмитент, подлежит взаимному признанию на территории стран, входящих в ЕС.

Согласно Директиве при публичном первичном размещении либо публичном предложении ценных бумаг, зарегистрированных на одной из фондовых бирж ЕС, происходящем на территории какого-либо государства-члена ЕС, проспект эмиссии должен быть подан и зарегистрирован национальным законодателем страны, откуда происходит эмитент (home country).

Проспект эмиссии подлежит регистрации в случае, если эмитент выполнил определенные общеевропейские стандарты по раскрытию информации.

Ключевыми же правовыми установлениями Директивы можно признать меры, в соответствии с которыми:

  • упрощена процедура взаимного признания проспектов эмиссии;
  • установлены требования к содержанию и форме проспекта;
  • эмитентам позволено ссылаться в проспекте эмиссии на документы, поданные национальному регулятору;
  • установлены правила определения страны происхождения эмитента (home country);
  • установлены новые правила определения статуса квалифицированных инвесторов (qualified investor), основанные на критериях объема инвестиций, собственного капитала, инвестиционной истории и (или) организационно-правовой формы.

Правила регистрации проспекта эмиссии и паспортные права, предоставляемые эмитенту таким проспектом, суммируются следующим образом:

  • проспект эмиссии должен быть зарегистрирован в течение 10 дней либо 20 дней в случае самого первого обращения эмитента;
  • требуется опубликование проспекта эмиссии (как в печатном издании, так и в сети Интернет);
  • проспект эмиссии, зарегистрированный национальным регулятором, дает эмитенту право взаимного признания на территории других государств-членов ЕС, принявших Директиву (так называемый паспорт);
  • страна, принимающая эмитента и его проспект эмиссии, не вправе предъявлять к ним дополнительные требования;
  • эмитенты несут по отношению к принимающей их стране единственную обязанность по уведомлению их национального регулятора о своих намерениях в отношении публичного предложения или листинга на фондовой бирже этой страны.

С Директивой Европейского сообщества о проспектах (эмиссии) тесно связана Директива о прозрачности (The Transparency Directive (2004/109/ЕС)2), которая устанавливает долгосрочные обязательства эмитента, чьи ценные бумаги допущены к листингу на одной из фондовых бирж ЕС. Обязательства включают в себя опубликование годовых, полугодовых и других отчетов. В отличие от Директивы о проспектах, Директива о прозрачности не ограничивает в области своего действия дополнительное национальное регулирование. Таким образом, эмитентам помимо требований Директивы придется выполнять обязательства по отчетности, установленные страной их происхождения (home country).

В 2011 г. была принята директива о ФАИ3, которая вводит единые требования к финансовым посредникам, вовлеченным в управление и администрирование ФАИ на территории ЕС. Директива определяет ФАИ как «любую коллективную инвестиционную схему, которая не требует разрешения по Директиве об обязательствах, связанных с коллективными инвестициями в обращающиеся ценные бумаги» (Directive on Undertakings for Collective Investment in Transferable Securities). Такое широкое определение ФАИ было введено для того, чтобы охватить им хедж-фонды, частные инвестиционные фонды, фонды недвижимости и другие институциональные инвестиционные механизмы, которые «выпали из периметра» правового регулирования ЕС. Управление и администрирование ФАИ, с определенными исключениями, теперь регулируются по этой Директиве.

Директива определяет, что любая управляющая компания, ищущая фонд для управления на территории ЕС, должна получить разрешение от компетентных внутригосударственных органов государства-члена ЕС. Как условие для получения разрешения управляющая компания должна предоставить уполномоченным органам подробную информацию, относящуюся к данному фонду, в которой определен список участников фонда, характеристика инвестиционной политики фонда, который будет осуществлять управление, механизм распределения функций управления фондом и оценку надежности портфеля активов. Более того, управляющая компания должна удостоверить соответствующие органы власти в том, что она способна соблюдать требования Директивы. Как только управляющая компания получит разрешение, она сможет предоставлять и осуществлять управление ФАИ без получения повторного разрешения, а также заключать сделки с акциями с «профессиональными инвесторами», которые возможны на всей территории ЕС. В ближайшее время данное разрешение можно будет получить только для ФАИ и инвестиционных компаний ЕС. В настоящее время это уже предусмотрено, однако разрешения зарубежных управляющих компаний и ФАИ истекают в 2013 г. Предполагается, что переход на новую систему завершится к июлю 2018 г.

Свобода перемещения капитала может быть определена как запрет на все ограничения на движение капитала (инвестируемых денег, ценных бумаг) между государствами-членами ЕС, а также между государствамичленами и третьими странами. Движение капитала в данном случае означает операции финансового посредничества и инвестирования в другое государство, при условии их невозвращения в разумный срок к источнику.

Существуют некоторые исключения из принципа свободного движения капитала (п. 1 ст. 65 Договора о функционировании ЕС). Так, положения о снятии запретов не затрагивают компетенцию государств-членов:

  • применять относящиеся к делу положения их налогового законодательства, которые устанавливают различия между налогоплательщиками, находящимися в неодинаковых условиях относительно их налогового домицилия или относительно места вложения их капиталов;
  • принимать все необходимые меры по предотвращению нарушений национальных законов и актов исполнительной власти, особенно в области налогообложения и тщательного контроля за деятельностью финансовых учреждений, или устанавливать процедуру декларирования данных о движении капитала для административных и статистических целей;
  • принимать меры, которые являются оправданными с точки зрения публичного порядка или государственной безопасности.

Также к исключениям из данной свободы относятся ограничения на право учреждения.

Но любые ограничения данной свободы (также как и ограничения других свобод) не должны быть средством произвольной дискриминации или завуалированного ограничения по отношению к свободному движению капиталов или платежей.

В тех случаях, когда под давлением исключительных обстоятельств, движение капитала в третьи страны или из них вызывает или угрожает вызвать серьезные затруднения в функционировании экономического и валютного союза, Совет по предложению Комиссии и после консультаций с ЕЦБ принимает квалифицированным большинством решение о защитных мерах в отношении третьих стран на период не более шести месяцев, если такие меры диктуются крайней необходимостью.

Для принятия мер, которые являются шагом назад в праве ЕС в отношении либерализации движения капитала в третьи страны и из них, требуется единогласное решение Совета.

Согласно Договору о функционировании ЕС принцип свободного перемещения капитала охватывает и свободу платежей, которая заключается в запрещении любых ограничений на платежи между государствамичленами, а также между государствами-членами и третьими странами.

При этом в праве ЕС под текущими платежами (торгового и неторгового характера) принято понимать расчеты (безналичное перечисление денег) в счет поставленных товаров или услуг (за исключением страхования, финансового посредничества) в валюте одного из государств ЕС из одного государства в другое. После выпуска 1 января 1999 г. в безналичное обращение единой валюты евро, последняя по праву признается средством трансграничного текущего платежа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *