Защита и охрана прав и свобод человека и гражданина

Защита прав человека осуществляется на различных уровнях: на национальном уровне и на международном правовом уровне.

Механизмы защиты прав граждан, способы защиты и последствия решения этих вопросов уполномоченным органом в сфере защиты прав граждан, а также положенные в основу такого решения стандарты и принципы на национальном и международноправовом уровнях различаются в разных странах довольно значительно. В связи с этим и проблемы, возникающие в ходе защиты прав и свобод человека, тоже различаются, будучи обусловленными национальным законодательством и национальными традициями. Многие проблемы международно-правовой защиты прав человека определяются доминантой в международных отношениях принципа государственного суверенитета и, как следствие, связаны с рассмотрением вопроса государственной политики в сфере прав человека в качестве внутренних дел государства, вмешательство в которые недопустимо со стороны других государств.

Первая проблема, которая возникает в связи с этим в сфере защиты прав человека, – неодинаковость стандартов прав человека в различных государствах. Поэтому невозможно применять усредненные стандарты обеспечения прав человека международными трибуналами. Выработка стандартов обеспечения прав человека – одна из задач международных правозащитных органов.

охрана прав и свобод человека

В настоящее время комитеты по защите отдельных прав человека, созданные в рамках договорной системы Организации Объединенных Наций, и региональные судебные органы, например Европейский суд по правам человека, устанавливают общие тесты, то есть стандарты реализации тех или иных прав человека через составление комментариев к конкретным договорам или посредством обращения к судебной практике.

Вместе с тем ни один правозащитный орган не в состоянии объективно оценить сложившуюся в стране ситуацию с учетом социально-экономических и политических показателей, играющих важную роль в проведении государственной политики в сфере прав и свобод человека. Не говоря о том, что реализация социальноэкономических прав напрямую зависит от имеющихся у государства ресурсов [1], и невыполнение государством обязательств может быть связано вовсе не с нежеланием соблюдать права человека, а с отсутствием финансовых и материально-технических возможностей обеспечить реализацию определенного права и свобод человека и гражданина.

Как следствие, любые вырабатываемые международными правозащитными органами стандарты не могут единообразно применяться в разных странах, пусть даже и расположенных в одном регионе. Данная проблема характерна для многих стран и регионов, однако в последние годы она достаточно остро проявилась в Российской Федерации. В течение нескольких лет в России оставался неразрешенным вопрос о степени государственного усмотрения в ходе исполнения решений международных правозащитных органов, в том числе Европейского суда по правам человека. В 2015 году этот спор был решен в пользу национальной правовой системы. История вопроса защиты прав человека в России началась в 2010 году, когда Европейский суд по правам человека вынес постановление по делу «Константин Маркин против России», в котором констатировал нарушение Россией статьи 14 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещающей любую дискриминацию.

Дискриминация, по мнению Европейского cуда по правам человека, заключалась в том, что гражданину Российской Федерации Константину Маркину, военнослужащему Вооруженных сил России по контракту, было отказано в предоставлении декретного отпуска по уходу за ребенком на том основании, что российское законодательство право на такой декретный отпуск предоставляет только гражданам, не являющимся военнослужащими, либо женщинам из числа военнослужащих [2].

Прежде чем обратиться в международный правозащитный орган, гражданин Маркин обращался в национальные суды России, в том числе в Конституционный суд РФ, который в своем определении не усмотрел нарушения законом норм Конституции Российской Федерации, обосновав свои выводы особым статусом мужчинвоеннослужащих, проходящих службу по контракту [3].

Таким образом, позиции Европейского суда по правам человека и Конституционного суда Российской Федерации по вопросу защиты прав конкретного гражданина значительно разошлись, что спровоцировало широкую дискуссию как в академических кругах, так и в органах государственной власти РФ.

Результатом противоборства двух судебных органов стало принятие Конституционным судом Российской Федерации постановления [4], подтверждающего возможности государственного усмотрения при определении вариантов исполнения решений международных судебных органов [5].

Выраженная в данном постановлении позиция в дальнейшем нашла отражение в законодательстве Российской Федерации, наделившем Конституционный суд России новым полномочием по разрешению вопроса о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека [6].

Следует отметить, что Россия не первый член Совета Европы, отказывающийся неукоснительно выполнять предписания Европейского суда по правам человека. Проблема столкновения позиций международных и национальных судов существует во многих европейских государствах, в том числе в Англии и Германии.

Согласно статьям 1, 2 Устава Объединенных Наций принципы государственного суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств являются базовыми принципами международного права и основой международного правопорядка уже много десятков лет [7]. Однако далеко не всегда в соревновании между государственным суверенитетом и защитой прав человека побеждает государственный суверенитет. Оборотной стороной активного надзора международного сообщества за соблюдением прав человека в различных странах является вмешательство во внутренние дела государств, в том числе с применением вооруженных сил, оправдываемое необходимостью защиты прав человека.

История знает случаи введения международных вооруженных сил на территорию отдельных государств в целях защиты прав их граждан. При этом, как правило, подобное вмешательство влечет за собой лишь дестабилизацию внутренней политики государства, а не ее совершенствование в пользу повышения уровня защиты прав и свобод человека.

Еще одной проблемой защиты прав человека и гражданина на международном уровне является ограниченность имеющихся у судебных органов средств исследования фактических обстоятельств дела. Далеко не все международные судебные органы наделены полномочиями, позволяющими проводить собственное расследование фактов дела. Как правило, международные суды связаны теми фактами, которые установил национальный суд, и анализирует соответствие предусмотренных национальным законодательством процедур защиты прав человека конкретному международному договору. При этом зачастую нарушение прав человека кроется не в нарушении закона, а в фактическом обращении с пострадавшим в конкретной ситуации.

Сложность в решении таких дел представляет также сбор доказательств по делу, ведь, как правило, имеющиеся доказательства нарушения прав человека находятся в распоряжении государственных органов и не всегда могут быть истребованы международным судом для рассмотрения.

Одной из ключевых проблем в сфере защиты прав человека, а также в международном праве в целом является проблема международной ответственности государств и, как следствие, проблема исполнения судебных решений правозащитных органов по правам человека.

В настоящее время в международном праве отсутствует эффективный механизм привлечения государств к ответственности в случае нарушения ими международных обязательств, в том числе обязательств, предусмотренных международными договорами о правах человека. Следовательно, в случае неисполнения своих обязанностей по защите прав собственных граждан, даже если такое неисполнение установлено решением международного трибунала, государство не может быть принуждено к изменению собственной внутренней политики или к пересмотру решения по делу конкретного гражданина.

Все обозначенные проблемы международно-правовой защиты прав и свобод человека и гражданина проистекают из длящегося десятки лет противостояния между принципом государственного суверенитета и принципом защиты прав и свобод граждан. Поэтому можно констатировать, что государства не готовы значительно ограничивать свой суверенитет, и такие ограничения, скорее всего, отрицательно скажутся на международных отношениях в целом. Каждое государство должно самостоятельно определять меры государственной политики в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина и самостоятельно их реализовывать.

Усиление воздействия на органы государственного управления с тем, чтобы, например, понудить их исполнять судебные решения, увеличивать стандарты обеспечения прав и свобод своих граждан, возможно только через ограничение государственного суверенитета. Так, например, международные правозащитные органы по правам человека могут быть наделены полномочиями по проведению самостоятельных расследований, получению доступа к документации, хранящейся в архивах государств, истребованию доказательств по делу, однако в этом случае государства будут лишены отдельных суверенных полномочий по контролю над своей территорией и системой государственного управления.

Отношения между государствами, а также отношения между государством и его гражданами должны строиться на основе взаимного уважения прав и интересов друг друга, а также поиска компромиссов в решении сложных вопросов. Сами государства должны быть заинтересованы в том, чтобы повышать уровень защиты прав и свобод своих граждан, а следовательно, исполнять решения международных правозащитных органов по правам человека и стремиться к кооперации с ними.

Ситуация в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина в России является предметом рассмотрения международных правозащитных организаций, в том числе Комитета по правам человека Организации Объединенных Наций. На регулярной периодической основе данный Комитет рассматривает доклады, представляемые Российской Федерацией, и обозначает вопросы, на которые органам государственной власти России следует обратить внимание.

В числе таких вопросов Комитет по правам человека Организации Объединенных Наций отмечает следующие:

  • неспособность Российской Федерации обеспечить эффективную защиту прав граждан в Комитете по правам человека ООН, что связано как с отсутствием конкретных законодательных и организационных мер, так и с низким уровнем информированности граждан о средствах международно-правовой защиты своих прав и свобод;
  • распространение в России расизма и ксенофобии, появление экстремистских групп расистской и националистической направленности, а также расовое профилирование, то есть предпочтение при приеме на работу в органы государственной власти в пользу лиц славянского происхождения в нарушение прав уроженцев Кавказа и Азии;
  • дискриминация на основе сексуальной ориентации и гендерное неравенство;
  • домашнее насилие;
  • недостаточность мер по обеспечению независимости судебной системы в Российской Федерации, а также использование пыток и жестокого обращения с целью получения доказательств в ходе уголовного процесса и в пенитенциарной системе;
  • произвольные и необоснованные ограничения на территории России свободы выражения мнения, свободы мирных собраний и ассоциаций;
  • недостаточность мер по обеспечению защиты прав и свобод коренных и малочисленных народов, проживающих на территории Российской Федерации [8].

Выражая озабоченность по обозначенным вопросам, Комитет по правам человека Организации Объединенных Наций предлагает государству конкретные пути их решения посредством внесения изменений в действующее законодательство. Например, принять федеральный закон о запрете домашнего насилия или признать утратившим силу закон, запрещающий пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних. К числу подобных рекомендаций можно отнести требование внесения изменения в законы, регулирующие порядок реализации прав на мирные собрания, свободу выражения мнений, создание ассоциаций, в том числе с иностранным участием.

Большинство рекомендаций Комитета по правам человека Организации Объединенных Наций направлено на принятие конкретных организационных мер по обеспечению защиты прав граждан, в частности по обеспечению беспристрастного судебного разбирательства; пресечению неправомерных действий государственных органов, в том числе сотрудников органов внутренних дел; распространению информации среди граждан о способах защиты своих прав; пропаганде толерантности и терпимого отношения к людям другой национальности, другого пола и другой сексуальной ориентации. Указанные рекомендации рассматриваются уполномоченными органами Российской Федерации. По результатам их рассмотрения и принятия мер по их реализации Россия представит новый доклад в Комитет по правам человека Организации Объединенных Наций.

Обозначенные выше проблемы обеспечения и защиты прав человека являются результатом рассмотрения механизмов защиты прав в Российской Федерации с позиции международного сообщества, места России в международных отношениях и деятельности международных правозащитных органов.

Рассмотрим основные проблемы обеспечения прав граждан через призму национального законодательства и складывающихся в российском обществе отношений в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина.

В первую очередь хотелось бы отметить, что проблематика данной сферы напрямую зависит от конкретных потребностей людей, проживающих на территории государства. Как показывают социологические опросы, для жителей Российской Федерации наиболее востребованными являются права в социальной сфере (право на бесплатное медицинское обслуживание, на бесплатное образование, право на жилище), права на доступ к правосудию, справедливое судебное разбирательство, квалифицированную юридическую помощь, далее в списке приоритетов следуют гражданские и культурные права. Куда менее востребованными являются экономические права (на свободу предпринимательской деятельности и частную собственность). Самый низкий рейтинг в списке востребованности имеют политические права граждан (свобода слова, собраний и манифестаций, право на обращение в государственные органы) [9].

При этом подавляющее число обращений, которые поступают на рассмотрение уполномоченным по правам человека в Российской Федерации, равно как и в Европейский суд по правам человека, касаются нарушений уголовно-процессуального законодательства, жилищного законодательства и норм предоставления жилищно-коммунальных услуг, а также уголовно-исполнительного законодательства [10].

Из вышеизложенного видно, что приоритеты граждан России в сфере обеспечения прав и свобод значительно отличаются от приоритетов международного сообщества, представляемого Комитетом по правам человека Организации Объединенных Наций. Однако проблема реализации социально-экономических прав, которые являются наиболее востребованными в российском обществе, знакома многим государствам мира.

Как уже было отмечено, реализация социально-экономических прав во многом зависит от имеющихся у государства ресурсов. Многие права, которые, по мнению граждан Российской Федерации, обеспечиваются не в полной мере, могут быть реализованы только при условии значительных финансовых вливаний со стороны государства. Так, обеспечение права на бесплатную медицинскую помощь, бесплатное образование, жилище, возможность получать социальные пособия зависят от финансового их обеспечения государством.

В связи с этим многие проблемы, которые отмечаются самими гражданами, могут быть решены не посредством глубинных институциональных изменений или дополнения законодательных актов, а посредством увеличения общего уровня благосостояния населения. Социальные права и гарантии – это не единственный предмет беспокойства граждан Российской Федерации. Давней проблемой российского общества является состояние пенитенциарной системы в РФ, а также обеспечение прав граждан в ходе осуществления уголовного преследования, уголовного судопроизводства и в ходе отбывания ими наказания.

Проблемы в этой сфере имеют разныеаспекты. Во-первых, нельзя не отметить проблемы материально-технического обеспечения:

  • учреждения пенитенциарной системы переполнены;
  • условия содержания граждан, отбывающих наказание в виде лишения свободы, не соответствуют мировым стандартам;
  • не соответствуют стандартам обеспечения прав человека и условия содержания граждан в изоляторах временного содержания, хотя пребывающие там лица еще не осуждены и их вина в совершении правонарушения не доказана.

Кроме того, не всегда соблюдаются права детей граждан, отбывающих наказание в виде лишения свободы, в том числе рожденных во время отбывания срока наказания, ввиду отсутствия специальных медицинских учреждений, способных обеспечивать совместное пребывание матери и ребенка.

Такого рода проблемы, по мнению многих правозащитников, могут быть решены только посредством принятия мер организационного характера и увеличения финансирования соответствующей сферы. Однако одни лишь финансовые вливания в систему исполнения наказаний не могут решить другие значимые проблемы в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина. Так, в течение длительного времени улучшения требует система осуществления правосудия в Российской Федерации. Длительность судебного разбирательства, «проволочки» при рассмотрении дела, а иногда и предвзятость судей, политизированность процесса и влияние на него исполнительной власти в отдельных случаях – это лишь некоторые институциональные проблемы в данной области.

Таким образом, система правосудия и пенитенциарная система в России требуют постоянного совершенствования. Улучшение положения заключенных возможно путем внесения изменений в действующее законодательство. Например, на законодательном уровне могут быть установлены общественный контроль над состоянием пенитенциарной системы и соблюдением прав граждан, отбывающих наказание, возможность перевода осужденного в исправительное учреждение в целях обеспечения его права на общение с родственниками, предельный срок содержания под стражей до рассмотрения дела судом. В отдельных случаях требуется совершенствование на законодательном уровне системы наказаний, например за преступления в сфере организации и проведения публичных мероприятий, которые являются одним из способов выражения гражданами своего мнения по острым социальным вопросам.

Еще одной проблемой в сфере правосудия является сложность исполнения вынесенного судом решения. Законодательством Российской Федерации установлено требование разумности срока проведения судебного разбирательства [10], однако в отношении срока исполнения вынесенного приговора такого требования до сих пор нет. В связи с этим многие граждане, которые на законном основании претендуют на определенные блага, не могут их получить ввиду недостаточно эффективной работы судебных приставов.

Значимыми для россиян вопросами является также защита жилищных прав, нарушения закона в жилищно-коммунальной сфере, защита прав в сфере экологии. В российском обществе остро стоит проблема обеспечения прав лиц с ограниченными возможностями здоровья. В 2012 году Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов [11].

В связи с этим в 2014 году в законодательство были внесены значительные изменения, направленные на обеспечение прав инвалидов в различных сферах жизнедеятельности. Так, Федеральным законом от 1 декабря 2014 года № 419-ФЗ были внесены изменения в 25 законодательных актов Российской Федерации [12], во исполнение указанного закона приняты многочисленные программы Правительства Российской Федерации и региональные программы, направленные на создание условий жизнедеятельности инвалидов в РФ. С принятием государственных программ в этой сфере стало возможным создание благоприятной для лиц с ограниченными возможностями здоровья инфраструктуры, обеспечения доступности для них социальных и культурных объектов.

Совершенствование законодательства в сфере защиты прав разных категорий граждан, безусловно, является положительным шагом, однако принятие закона не обеспечивает реализации права граждан автоматически. Требуется также проведение масштабных преобразований организационного характера на разных уровнях государственного и муниципального управления с тем, чтобы реализовать те изменения, которые были внесены в законодательство. Заявляя о проблемах обеспечения прав человека в России, нельзя не отметить взаимосвязь гарантированности прав личности и формирования в государстве гражданского общества. Именно институты гражданского общества являются тем щитом, который может противостоять произволу государства, обеспечивать эффективную реализацию конституционных и законодательных положений на практике и контролировать соблюдение государством закона, а значит, и прав человека.

В России с момента принятия в 1993 году новой Конституции началось формирование гражданского общества. Сказать, что этот процесс завершен или хотя бы достиг пика своего развития, к сожалению, пока нельзя. Приходится констатировать, что ряд проблем в сфере обеспечения прав человека обусловлен именно нежеланием или неспособностью граждан включаться в решение общественных дел, взаимодействовать с государством и брать на себя часть общей ответственности. Приведем несколько примеров.

Как показывают данные, содержащиеся в Докладе о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2016 год, политические права, то есть права на свободу выражения мнения, на общественные объединения, на проведение публичных мероприятий и на свободу слова являются наименее востребованными в российском обществе [13].

Значимость этих прав для себя отмечает не более 5 % граждан, проживающих в Российской Федерации. Постоянным явлением для России является абсентеизм, то есть массовая неявка граждан на участки для голосования при проведении выборов в органы государственной власти. Россияне неохотно участвуют в публичных мероприятиях и не стремятся к выражению своего мнения в ходе общения с представителями государственной власти и местного самоуправления.

Результатом такой пассивности в политической и общественной жизни является формирование правительства, органов государственной власти и местного самоуправления, которые не связаны с обществом, не зависят от его мнения и не получают общественного заказа от граждан. Политическая система России живет своей жизнью, независимой от жизни простых граждан, а следовательно, не стремится безотлагательно удовлетворять потребности своего населения.

Эта проблема особенно четко отслеживается при анализе эффективности в Российской Федерации института местного самоуправления. Согласно статье 1 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» местное самоуправление – это форма осуществления народом своей власти, обеспечивающая самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций [14]. Федеральным законом «О общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» установлены различные формы непосредственного участия граждан в осуществлении местного самоуправления, то есть своей власти: проведение сходов граждан, собраний и конференций, проведение опросов, публичных слушаний, обращения в органы местного самоуправления и другие.

Таким образом, государство предоставляет населению возможности самостоятельно решать те вопросы, которые имеют наибольшую важность в повседневной жизни людей. Однако в России институт местного самоуправления не оправдал себя, в первую очередь, ввиду нежелания населения активно включаться в решение тех самых вопросов местного значения. В результате управление в сфере жилищно-коммунального хозяйства, дорожной и транспортной сфере, сфере дошкольного и среднего образования осуществляется либо органами местного самоуправления, либо непосредственно государственными органами, вынужденными брать на себя часть полномочий органов местного самоуправления.

Саморегулирование сферы жилищно-коммунального хозяйства согласно разделам V и VI Жилищного кодекса РФ также возможно путем реализации гражданами своего права на объединение и создание жилищно-строительных кооперативов и товариществ собственников жилья, которые позволят гражданам самостоятельно осуществлять управление многоквартирными домами [15].

Однако несмотря на важность данной сферы для населения, что показывают и результаты социологических опросов, такие формы управления многоквартирными домами не являются востребованными, так как предполагают личное участие жителей дома в решении отдельных проблемных вопросов.

Неактивно действует в России и система общественного контроля. В 2014 году принят Федеральный закон «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», который в статье 9 в качестве субъектов общественного контроля называет:

  • общественные палаты федерального, регионального и местного уровней;
  • общественные советы при федеральных органах исполнительной власти;
  • общественные советы при законодательных (представительных) и исполнительных органах государственной власти субъектов Российской Федерации;
  • общественные наблюдательные комиссии,
  • общественные инспекции,
  • группы общественного контроля [16].

Таким образом, законодатель предоставляет гражданам России возможность контролировать органы государственной власти и местного самоуправления, наблюдать за осуществлением ими своих полномочий. В то же время практика показывает, что данные институты не являются востребованными в российском обществе и носят лишь номинальный характер.

Рассмотрение проблем обеспечения прав и свобод человека и гражданина позволяет сделать следующие выводы.

  1. Решение данных проблем, существующих в любом обществе и на любой стадии его развития, находится не только в плоскости изменения законодательства и создания специальных институтов, способствующих реализации гражданами своих прав, но и в плоскости изменения материально-технического обеспечения.
  2. Требуются желание и готовность самого общества в лице его граждан участвовать в решении обозначенных проблем, взаимодействовать для этого с государством, брать на себя часть ответственности за существование этих проблем в обществе, формируемом ими самими. Граждане должны иметь выраженную мотивацию к активной реализации своих прав, предоставленных законодательством.
  3. Институты гражданского общества – это одна из самых действенных возможностей улучшения жизни населения и обеспечения прав и свобод человека и гражданина.

 

Список литературы:

  1. См.: 164 General Comment no.15, supra n.162, Art.19; CESCR, General Comment no. 3: The Nature of States Parties’ Obligations (Art. 2, Para.1, of the Covenant), (Dec. 14, 1990), Art. 9. URL: http://genderi. org/general-comment-no-3-the-nature-ofstates-parties-obligations.html (дата обращения: 23.07.2017).
  2. См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 7 октября 2010 г. Дело «Константин Маркин против России» [Konstantin Markin vs. Russia] (жалоба № 30078/06). URL: http://www. garant. ru/products/ipo/prime/doc/12085346/ (дата обращения: 23.07.2017).
  3. См.: Определение Конституционного суда РФ от 15 января 2009 г. № 187-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Маркина Константина Александровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 13 и 15 Федерального закона “О государственных пособиях гражданам, имеющим детей”, статей 10 и 11 Федерального закона “О статусе военнослужащих”, статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы и пунктов 35 и 44 Положения о назначении и выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей». URL: http://www. garant. ru/products/ipo/prime/doc/1690938/ (дата обращения: 23.07.2017).
  4. Постановление Конституционного суда РФ от 14 июля 2015 г. № 21-П по делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной думы // Собр. законодательства Российской Федерации. 2015. № 30. Ст. 4658.
  5. См.: Лихачев М. А. Место решений Европейского суда по правам человека в контексте постановлений Конституционного суда РФ 2013 и 2015 гг. и последующих законодательных изменений // Российский юрид. журн. 2016. № 2. С. 46–58. 9 См.: О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном суде Российской Федерации : федер. конституц. закон. Рос. Федерации от 14 декабря 2016 г. № 7-ФКЗ // Российская газ. 2015. 16 дек.
  6. См.: Устав Организации Объединенных Наций : принят 26 июня 1945 г. в СанФранциско. URL: http://www. un. org/ru/charter-united-nations/index.html (дата обращения: 28.08.2017).
  7. См.: Комитет по правам человека Организации Объединенных Наций. Заключительные замечания по седьмому периодическому докладу Российской Федерации. CCPR/C/RUS/CO/7. 28 апреля 2015 года. URL: http://docstore. ohchr. org/SelfServices/ FilesHandler.ashx (дата обращения: 28.08.2017).
  8. См.: Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2016 год. С. 12–13. URL: http://ombudsman. midural. ru/uploads/ library/doklad%202016.pdf (дата обращения: 28.08.2017).
  9. См.: Там же. С. 27.
  10. См.: О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок : федер. закон Рос. Федерации от 30 апреля 2010 г. № 68-Ф // Российская газ. 2010. 4 мая.
  11. См.: О ратификации Конвенции о правах инвалидов : федер. закон Рос. Федерации от 3 мая 2012 г. № 46-ФЗ // Российская газ. 2012. 5 мая.
  12. См.: О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов : федер. закон Рос. Федерации от 1 декабря 2014 г. № 419-ФЗ // Российская газ. 2014. 5 дек.
  13. См.: Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2016 год. С. 13.
  14. См.: Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации : федер. закон Рос. Федерации от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ // Российская газ. 2003. 8 окт.
  15. См.: Жилищный кодекс Российской Федерации : федер. закон Рос. Федерации от 29 декабря 2004 г. № 188-ФЗ // Российская газ. 2005. 12 янв.
  16. См.: Об основах общественного контроля в Российской Федерации : федер. закон Рос. Федерации от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ // Российская газ. 2014. 23 июля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *