Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних

1. Общая характеристика особенностей производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних

В России в настоящее время проблема подростковой преступности приобре­тает важное приоритетное направление правовой политики государства. Такая политика должна проводиться с учетом как российского опыта борьбы с преступ­ностью в отношении несовершеннолетних, так и опыта зарубежных государств, а также теоретических воззрений ученых правоведов, проводящих исследования в данной области и правоприменительной практике.

Одним из важных критериев, определяющих эффективность отечественного законодательства в отношении несовершеннолетних в современных условиях развития нашего общества, является реальная возможность реализации прав и свобод человека и гражданина.

Необходимо отметить, что преступность несовершеннолетних обусловлена не только обще социальными проблемами, но и проблемами формирования личности, носящими индивидуальный характер. Несовершеннолетние наиболее чутко, остро и ранимо реагируют на изменения, происходящие в обществе, по сравнению с лицами старших возрастных групп. Это связано с тем, что в процессе социали­зации они активно усваивают те стереотипы поведения и ценные ориентации, которые предлагает им общество. Более того, ухудшение социально-экономической ситуации в стране прямо оказывает на несовершеннолетних более существенное воздействие, чем на взрослых.

Как известно, для подростков характерны возрастные свойства личности: эмоциональная возбудимость и импульсивность, недостаток жизненного опыта, переоценка своих сил и возможностей, подражание поведению других лиц и др. Поэтому применение различных знаний о специфике личности несовершеннолет­него в российском законодательстве и правоприменительной деятельности должна исходить из характерных возрастных свойств подростков. Судопроизводство по делам о несовершеннолетних обладает спецификой, определяющей его особое положение в уголовном процессе. Производство по делам о несовершеннолетних существенно отличается от производства по уголовным делам в отношении взрослых, хотя в России все эти дела рассматривают суды общей юрисдикции. При этом следует отметить, что в ряде зарубежных стран, например, во Франции, юрисдикция по делам несовершеннолетних считается специальной. Сдвиг в этом направлении наметился и в российском уголовно-процессуальном законодатель­стве. Так, УПК РФ содержит раздел «Особый порядок уголовного судопроизвод­ства», который открывает глава «Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних».

Демографическое понятие возраста становится в границах несовершенно­летия понятием правовым, влекущим соответствующие права и обязанности как у самого несовершеннолетнего, так и у других участников правоотношений в защиту его интересов. Этот правовой режим считается общим для современного цивилизованного человечества и он, будучи отражен в конституциях и иных наци­ональных законах, получил международное признание в ряде международных правовых актах, таких как Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Международная конвенция о правах ребенка и др. В перечисленных международных актах, а также в национальных законодательствах, как правило, верхняя граница несовершеннолетия установлена до достижения человеком возраста 18-ти лет. Именно такая граница установлена и в Конституции Российской Федерации и российских законах. Однако достижение совершеннолетия может быть определено и другим возрастом. В настоящее время в разных странах его диапазон составляет от 15-ти лет до 21-го года.

Необходимость повышение правовой защиты несовершеннолетнего объясня­ется особенностями его психофизиологического и социального развития. Речь идет о том, что в течение этого периода организм подростка находится в дина­мической стадии взросления, когда у него формируется не только физические признаки личности, но и социальная реакция на раздражители окружающей среды. Это связано не только с подвижностью психофизиологического процесса пубер- тации (взросления).

Свой негативный вклад в реакцию несовершеннолетнего на конфликтную ситу­ацию вносят социальные факторы: отсутствие у подростка достаточного уровня образования, профессии, опыта, профессиональной деятельности, чтобы быть востребованным на рынке труда; недостаток жизненного опыта и др.

Очевидно, что это может привести (и приводит) к неадекватной реакции несо­вершеннолетнего на конфликтную ситуацию, последствия которой чреваты для него опасностью как совершения им преступления, так и возможностью стать его жертвой.

Задача российского уголовного и уголовно-процессуального законодательства изначально состояла во включении в судопроизводство в отношении несовершен­нолетних таких специальных норм, которые ограждали бы детей и подростков от негативного воздействия на них как определенных условий их жизни и воспитания, так и общей процедуры судопроизводства, а также от одинаковых со взрослыми режимов предварительного заключения и исполнения наказания.

Известно, что формальный возраст несовершеннолетнего может не соответ­ствовать фактическому уровню его умственного и физического развития: он может отставать в этом развитии или же «обгонять» его. Практика показывает, что и в том и другом случае несовершеннолетний может легко вступить в конфликт с законом зачастую даже не осознавая своего поведения и будучи не в состоянии руководить своими действиями. Охранительная функция закона в отношении несовершенно­летних должна быть предусмотрена и для таких случаев.

Следует отметить, что защита несовершеннолетних не отражена ни в западных, ни в действующих российских законах, в том числе и в уголовно процессуальном, поскольку речь не идет о патологических отклонениях от норм, а конфликт проис­ходит на почве неудовлетворенных ролевых ожиданий подростка, которые не должны компенсироваться законом. Поэтому защитная функция обычно выра­жается в строгом исполнении предписаний о защите прав несовершеннолетних.

Для умственно отсталых несовершеннолетних имеются нормы, компенсиру­ющие недостатки личности несовершеннолетнего, препятствующие ему адек­ватно оценить ситуацию. Так, в УК РФ включены специальные статьи, позволя­ющие освободить от наказания человека с признаками умственной отсталости, даже если он не признан невменяемым.

УПК РФ включает в предмет доказывания по уголовным делам в отношении несовершеннолетних подозреваемых (обвиняемых) дополнительное требование выяснить уровень умственного и психического развития, а в случае сомнений специально предусмотрена возможность проведения психолого-психиатрической экспертизы.

Говоря о специфике производства в отношении несовершеннолетних подо­зреваемых (обвиняемых), необходимо остановиться на процессе формирования ювенальной юстиции в нашей стране.

Ювенальная юстиция — термин, получивший международное признание. В пере­воде на русский язык термин «юстиция» имеет несколько значений, но главным следует считать «правосудие». Именно так, в сочетании с термином «ювенальная» (юношеская) юстиция трактуется в Пекинских правилах ООН 1985 г.

При рассмотрении понятия, принципов и содержания механизма функциониро­вания ювенальной юстиции необходимо иметь в виду следующие обстоятельства:

  • ювенальная юстиция существует более 100 лет, причем в большинстве стран мира;
  • ювенальная юстиция создавалась как гуманистический институт защиты прав детей и подростков, оказавшихся в орбите правосудия — как тех, кто совершил преступления, так и тех, кто стал их жертвами;
  • охранительная направленность ювенальной юстиции сразу привлекла к себе внимание прогрессивных юристов и обеспечила быстрое распространение ювенальных судов в значительной части стран, включая дореволюционную Россию;
  • в ходе исторического развития ювенальной юстиции был выявлен значи­тельный потенциал ее эффективности по сравнению с результатами функ­ционирования общих судов юрисдикции, что также было весьма важно. Специальный суд по делам о несовершеннолетних был даже назван право­судием будущего.

Все определенные позитивные каче ства ювенальной юстиции не могли не привлечь внимание современных российских юристов[1]. В настоящее время в России ювенальная юстиция по объективным и субъективным причинам пока отсутствует. Однако, проблема ювенальной юстиции в последние годы приобрела особую актуальность и в Российской Федерации. Большинство ученых-правоведов вполне обоснованно считают центральным звеном системы ювенальной юстиции именно суд, а вовсе не какие-либо другие правоохранительные органы, оказыва­ющие содействие работе с несовершеннолетними.

Следует подчеркнуть, что само понятие ювенальной юстиции получило свое развитие во многом только благодаря развитию специальных судебных органов в отношении несовершеннолетних, процедура которых предусматривала бы упро­щенный порядок рассмотрений по таким категориям дел.

В Российской империи первый специализированный суд по делам в отношении несовершеннолетних появился в 1910 г. в Санкт-Петербурге, а затем в Москве, Харькове и других городах.

Осуществление правосудия таких специальных судов по делам несовершенно­летних в основном ориентировалось на охранительные задачи, индивидуальный подход к каждому несовершеннолетнему и преимущественное применение к нему не карательных мер воздействия[2].

В 1918 г. зарождавшаяся и эффективно действовавшая такая система ювенальных судов в России была упразднена, что в определенной степени снизило результативность правосудия, по делам несовершеннолетних практически лишило юристов возможности использовать международные стандарты в области охраны прав ребенка. Вместо нее были созданы соответствующие административные органы в виде комиссий по делам несовершеннолетних, которые по определенным обстоятельствам в 30-40-ые годы проводили карательную политику при производ­стве по делам несовершеннолетних.

Имевшая место карательная тенденция в нашей стране после 1917 года суще­ственно изменилась лишь с принятием в 1960 г. Уголовно-процессуального закона РСФСР, где законодатель восстановил систему особых проце ссуальных правил по делам несовершеннолетних[3].

В настоящее время о существовании в России ювенальной юстиции говорить преждевременно.

Несмотря на то, что на современном этапе в России неоднократно разраба­тывались и предлагались законопроекты с использованием ювенальных техно­логий, идея создания специализированных судов по объективным и субъективным причинам пока не получила широкого признания.

Идея создания в России ювенальной юстиции связана с концепцией восста­новительной юстиции. Она нацелена на примирение, воссоздание нормальной обстановки жизни подростка-правонарушителя и достижение тех общественно значимых целей в работе с несовершеннолетними. Однако, концепция восстано­вительного ювенального правосудия носит пока теоретический характер, а в неко­торых регионах нашей страны эпизодически проводятся социальные экспери­менты по развитию так называемых ювенальных восстановительных технологий. Эти эксперименты могут привести к каким-то изменениям в сфере осуществления правосудия по делам несовершеннолетних.

Тем не менее, перспективы ювенальной юстиции в России пока неопределенны.

Однако, в настоящее время Указом президента РФ от 01 июня 2012 года № 761 принята Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 гг., в соответствии с которой предусмотрено принятие мер по созданию системы друже­ственного к ребенку правосудия. Эти меры должны включать в себя и развитие сети служб примирения в целях реализации восстановительного правосудия по делам в отношении несовершеннолетних. Именно поэтому, в ближайшее время, возможно следует ожидать признаки возрождения ювенальной юстиции в нашем обществе. Для этого уже постепенно создается определенная правовая база. В течение последних лет она отражалась в проектах законов о ювенальной юстиции, в федеральных законах, касающихся изменений и дополнений в УПК РФ, Указах Президента РФ и других законах.

Главное проявление ювенальной юстиции — это преимущественное применение не наказания, а применения принудительных мер воспитательного воздействия, а при назначении наказания — преимущественное применение мер наказания, не связанных с лишением свободы. Этот принцип провозглашен Пекинскими прави­лами ООН 1985 г.

Сущность социальной насыщенности ювенальной юстиции в качестве ее прин­ципа состоит в широком использовании при расследовании и судебном разби­рательстве дел несовершеннолетних неюридических специальных познаний и в акценте на изучении социальных условий жизни несовершеннолетних, пред­ставших перед судом.

Проявление максимальной индивидуализации судебного процесса в отношении несовершеннолетнего состоит в том, что центром всего процесса является его личность, и именно ее изучению подчинена вся судебная процедура. Поэтому концепция ювенальной юстиции предусматривает, что производство по делам несовершеннолетних имеет неформальный характер.

Придавая важное значение процессуальным особенностям производства по делам несовершеннолетних, законодатель выделил в УПК РФ нормы, касающиеся этих особенностей в самостоятельную главу (гл. 50 ст. 420-432). Указанная глава регламентирует наиболее важные особенности производства по делам данной кате­гории и содержит правила, предусматривающие ряд дополнительных гарантий соблюдения прав и законных интересов несовершеннолетних. При этом положения данной главы отнюдь не заменяют, а дополняют, детализируют и конкретизируют общие нормы уголовного судопроизводства.

Предусмотренные законодателем особенности также не устраняют, а дополняют общие правила уголовного судопроизводства, которые применяются по делам несо­вершеннолетних с учетом соответствующих особенностей, распространяющихся на всех лиц, совершивших общественно опасное деяние в возрасте до 18-ти лет. При этом, если лицо совершило преступление до 18-ти лет, но к моменту произ­водства по уголовному делу достигло этого возраста, особенности уголовного судо­производства не устраняются.

Законодательство и судебная практика по делам о несовершеннолетних выра­жается, в частности:

  1. в более подробной правовой регламентации порядка судопроизводства по этим делам (п. 2 ч.1 ст. 24, ч. 3 ст. 27, ст. 48, п. 2 ч.1 ст. 51, ст. 52, 91, 97, 99, 100, 105, 108, 196, гл. 50 УПК РФ);
  2. во введении в судопроизводство по этой категории уголовных дел обяза­тельного участия педагога, психолога;
  3. в расширении объема прав несовершеннолетнего обвиняемого на защиту (в частности, участие защитника и законного представителя в процессе обязательно с момента задержания его по подозрению в совершении преступления);
  4. в возложении обязанности на органы предварительного расследования и суд тщательно исследовать личность правонарушителя (возраст, условия жизни и воспитания, уровень психического развития и иные особенности его личности, влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту);
  5. в предоставлении органам расследования прав ограничиваться при опре­деленных условиях воспитательными мерами с прекращением уголовного дела (ч. 1 ст. 427 УПК РФ), а суду вместо уголовного наказания назначать принудительные меры воспитательного характера (предупреждение, пере­дачу под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализирован­ного государственного органа; возложение обязанностей загладить причи­ненный вред; ограничение досуга и установление особых требований к пове­дению несовершеннолетнего — ст. 90 УК РФ);
  6. в обязанности проведения профилактической работы (внесение представ­лений, частных определений, контакт с отделами профилактики правона­рушений несовершеннолетних, комиссиями по делам несовершеннолетних, органами опеки и попечительства и другие).

Положения, предусмотренные гл. 50 УПК РФ, применяются по уголовным делам о преступлениях лиц, не достигших 18-летнего возраста к моменту совер­шения преступления. Поэтому, если лицо, совершившее преступление до насту­пления 18-ти лет, к моменту возбуждения дела или ко времени производства по делу достигло совершеннолетия, то к нему все равно должны применяться особые правила уголовного судопроизводства.

В случае совершения нескольких преступлений совершеннолетним, при уста­новлении хотя бы одного эпизода совершения этим лицом преступления до насту­пления 18-летнего возраста, производство по уголовному делу должно осущест­вляться также с соблюдением правил указанной главы УПК РФ.

2. Особенности предмета доказывания по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних

При расследовании уголовных дел и судебных разбирательств в отношении несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых наряду с общим предметом доказывания (ст.73 УПК РФ) особое место отводится установлению специфи­ческих для данной категории уголовных дел обстоятельствам (ст.421 УПК РФ), образующих специальный предмет доказывания по делам о преступлениях несо­вершеннолетних. Это один из важнейших аспектов, отличающих производство в отношении несовершеннолетних от общего порядка доказывания по уголовным делам о преступлениях других лиц.

В науке современного отечественного уголовно-процессуального права данное явление, связано с изменением круга обстоятельств, подлежащих доказыванию по определенной категории дел, обозначают через понятие особенного (специаль­ного) предмета доказывания[4].

Под предметом доказывания по уголовным делам в отношении несовершенно­летних подразумевается совокупность обстоятельств, подлежащих установлению по общим правилам отечественного уголовного судопроизводства с учетом особен­ностей психофизиологического и социального развития несовершеннолетних подо­зреваемых и обвиняемых (подсудимых), направленных на всестороннее, полное, объективное и справедливое разрешение и рассмотрение уголовных дел, способ­ствующих выполнению назначения и задач уголовного процесса.

Данная расширенная процессуальная регламентация предмета доказывания по делам указанной категории является надежной правовой гарантией исследо­вания на высоком уровне не только обстоятельств совершенного преступления, но и личности несовершеннолетнего и обеспечения восстановительного, гуманного, а не карательного воздействия уголовного судопроизводства[5].

При исследовании личности несовершеннолетнего подозреваемого и обвиня­емого (подсудимого), когда расследуется или рассматривается судом уголовное дело законодатель обращает особое внимание уполномоченных должностных лиц на установление следующих данных (ч. 1 ст. 421 УПК РФ):

  1. возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год рождения;
  2. условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности;
  3. влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц.

Так, в комплексе специфических обстоятельств, подлежащих обязательному установлению по каждому уголовному делу, где обвиняемый — несовершенно­летний, на первом месте стоит точное выяснение возраста несовершеннолетнего. Это обусловлено тем, что установление точного возраста несовершеннолет­него, совершившего общественно опасное деяние, является одним из важнейших условий для решения целого ряда юридически и социально значимых вопросов. К ним следуем отнести:

  • возбуждение уголовного дела;
  • привлечение к уголовной ответственности;
  • применение тех или иных принудительных мер воспитательного воздей­ствия либо определение меры наказания;
  • отсрочка исполнения приговора;
  • условно-досрочное освобождение;
  • избрание режима содержания в местах лишения свободы;
  • возможный перевод осужденного из воспитательной колонии в колонию для взрослых.

При этом, целесообразно еще раз обратить внимание на то, что, во-первых, несовершеннолетие виновного само по себе является смягчающим обстоятель­ством (ст. 61 УК РФ), и, во-вторых, уголовной ответственности в соответствии с ч. 1 ст. 20 УК РФ подлежат лица, достигшие на момент совершения преступления 16-летнего возраста. Лица в возрасте от 14-ти до 16-ти лет подлежат уголовной ответственности за совершение лишь тех преступлений, которые предусмотрены ч. 2 ст. 20 УК РФ.

Таким образом, вопрос о достижении несовершеннолетним определенного возраста надлежит решать применительно к требованиям ст. 128 УПК РФ, в соот­ветствии с которой возраст уголовной ответственности исчисляется с ноля часов суток, следующих за днем рождения. Так, если подросток совершил преступление в день своего 18-летия, то он еще считается не достигшим этого возраста. Указанный порядок исчисления возраста несовершеннолетних применим и в случаях, когда юридическое значение придается достижению 14-ти и 16-ти лет.

Возраст лица, совершившего общественно опасное деяние, обычно определя­ется на основании записей в свидетельстве о рождении или паспорте. Документы эти приобщаются к материалам уголовного дела в подлинниках или копиях. Однако, даже если документы о возрасте (например, паспорт) приобщаются к делу в подлиннике, в деле все равно должна иметься выписка из данного документа о возрасте подростка, ибо подлинник направляется с личным делом осужденного.

Если указанные означенные документы, отражающие данные о возрасте отсут­ствуют, и получить к ним доступ невозможно, либо возникает сомнение в подлин­ности этих документов или в правильности содержащихся в них записей, данные сведения можно почерпнуть и из иных источников: медицинских карт, историй болезни, книг регистрации рождения ребенка в родильных домах и органах загса. Для этого необходимо запросить соответствующие учреждения и организации о предоставлении необходимых данных о возрасте несовершеннолетнего право­нарушителя, либо произвести в этих учреждениях выемку документов, содер­жащих указанные сведения. Кроме того, необходимо иметь в виду, что запись, указывающая на точную дату рождения лица, имеется, как правило, в паспортах его родителей.

В случаях, когда изложенными выше способами установление возраста несовершеннолетнего правонарушителя в силу тех или иных обстоятельств не представляется возможным, обязательно назначение судебно-медицинской экспер­тизы (п. 5 ст. 196 УПК РФ).

При установлении возраста судебно-медицинской экспертизой днем рождения несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого надлежит считать последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным количеством лет следует исходить из пред­лагаемого экспертизой минимального возраста такого лица (например, по заклю­чении судебной экспертизы год рождения несовершеннолетнего, по заключению экспертизы 1999-2000, значит, днем рождения будет 12.12.2000 г.).

Важно подчеркнуть, что выяснение точного возраста несовершеннолетнего правонарушителя является необходимым условием для определения соответству­ющих этому возрасту психологических и физиологических особенностей данного лица, которые могут играть решающую роль при установлении обстоятельств, входящих в общий предмет доказывания, предусмотренный ст. 73 УПК РФ, то есть подлежащих установлению по всем категориям уголовных дел.

При наличии данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовер­шеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, должны быть установ­лены наличие или отсутствие отставания несовершеннолетнего в психическом развитии и степень его умственной отсталости, а также должно быть выяснено, мог ли он полностью сознавать значение своих действий и в какой мере руково­дить ими, для чего необходимо назначение и проведение комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (ст. ст. 195, 196, п. 3 ч. 2 ст. 421 УПК РФ).

В случае, если результаты комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы позволяют сделать категорический вывод о том, что несовершенно­летний, достигший возраста уголовной ответственности, имеет отставание в психи­ческом развитии, не связанное с психическим расстройством, которое ограничи­вает его способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности, а уголовное дело (уголовное преследование) подлежит прекра­щению (п. 2 ч. 1 ст. 24, ч. 3 ст. 27 УПК РФ).

Необходимо отметить, что предмет доказывания по данным категориям уголовных дел также включает в себя установление возможности несовершенно­летнего в полной мере осознавать фактический характер и общественную опас­ность своих действий (бездействий), либо руководить ими при наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психи­ческим расстройством.

Применительно к доказыванию обстоятельств, характеризующих событие преступления, должен учитываться ряд специфических моментов и, в частности, возможности подростка, исходя из уровня его физического или психического развития, наличия жизненного опыта, определенных знаний, умений и навыков, степени развития интеллекта, самостоятельно подготовить, осуществить или (и) сокрыть конкретное преступление (открыть конкретное запирающее устройство, проникнуть в хранилище через отверстие определенного размера, унести пред­меты и вещи определенного веса и объема, оказать реальное физическое сопро­тивление взрослому, разобрать или привести в действие определенные машины и механизмы и другие).

Процессуальное доказывание виновности несовершеннолетнего также пред­полагает учет возможных характерных для подростка мотивов преступления. Отдельные их действия, иногда внешне сходные с такими преступлениями, как кража и грабеж, по своей субъективной стороне не содержат состава этих престу­плений. Часто общественно опасное деяние совершается подростком из желания развлечься, показать свою силу, ловкость, смелость, заслужить признание своих товарищей, проявить солидарность с ними и т.п.

Кроме того, в случае совершения подростком преступления по неосторожности необходимо иметь в виду, что предъявляемое уголовным законом требование к гражданам быть внимательными, предусмотрительными (в общем осторожными) и должно быть, как правило, меньшим по отношению к несовершеннолетним, и, в особенности, к лицам, не достигшим 16-ти лет, чем к взрослым, что в отдельных случаях может решающим образом сказаться на результатах выяснения вопроса о наличии состава преступления (ст. 26 УК РФ).

Как видно, при доказывании виновности несовершеннолетнего необходимо принимать во внимание, в частности, следующие моменты:

  • вероятность наличия «детской мотивации», при которой отсутствуют или видоизменяются типичные мотивы определенного преступного поведения;
  • более ограниченные по сравнению со взрослыми пределы осознания (пред­видения) подростком характера и последствий своих действий (например, при превышении пределов необходимой обороны, совершении преступления по неосторожности и другие);
  • возможность несоответствия между объективной стороной деяния, типичной для определенного состава преступления, и фактической направленностью умысла;
  • неочевидность в ряде случаев действительной роли несовершеннолетнего в подготовке, совершении и сокрытии преступления.

С учетом изложенного, круг обстоятельств, подлежащих доказыванию (установ­лению) в соответствии с ч. 2 ст. 73 УПК РФ, по делам несовершеннолетних детали­зируется за счет необходимости более тщательного и углубленного исследования:

  • особенностей развития у данного подростка воли, степени податливости чужим влияниям;
  • действий и высказываний, предшествующих преступлению, а также сопут­ствующих и последующих за ним;
  • психического развития и жизненного опыта подростка (в частности, попадал ли он ранее в сходные ситуации или знал о них);
  • условий, целей, особенностей формирования преступной группы и поло­жения, которое в ней занимал подросток;
  • взаимоотношений с потерпевшим;
  • личностных ориентации подростка и другие.

Возможное игнорирование указанных моментов создает опасность непра­вильной юридической квалификации содеянного, неверной оценки общественной опасности деяния и личности виновного.

Обстоятельством, подлежащим обязательному доказыванию по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних является также условие жизни и воспитания подростка (п.2 ч.1 ст. 421 УПК РФ).

Выяснение условий жизни и воспитания — это установление фактов, отно­сящихся к обстановке, в которой происходит формирование личности несовер­шеннолетнего.

Для установления указанных фактов необходимо тщательно исследовать:

  • объективные условия жизни семьи (жилищные условия, уровень матери­ального благосостояния, состав семьи и т.п.);
  • данные, характеризующие родителей и других членов семьи (возраст, обра­зование, профессия, должность, место работы и учебы, взаимоотношения с другими членами семьи, их культурный и морально-нравственный уровень, не привлекался ли ранее кто-либо из них к ответственности за правонару­шения и преступления и т.п.);
  • отношение родителей подростка-правонарушителя к воспитанию детей;
  • организацию обучения, работы и досуга подростка;
  • бытовое окружение и связи подростка;
  • характер и содержание воспитательной работы с подростком по месту учебы, работы, занятий в различных кружках, секциях и по месту жительства;
  • характер мер воспитательного воздействия, которые ранее применялись к несовершеннолетнему правонарушителю компетентными органами (если таковые имели место);
  • обстоятельства привлечения несовершеннолетнего к административной, уголовной ответственности (если ранее привлекался к ответственности).

Кроме того, по уголовным делам, в том числе по делам о преступлениях несо­вершеннолетних, обязательному установлению подлежат обстоятельства, харак­теризующие личность обвиняемого (п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК РФ). В связи с этим в ходе производства по уголовному делу должны производиться действия, направ­ленные на выяснение характерных свойств личности несовершеннолетнего, опре­деляющих его поступки и взаимоотношения с окружающими. Следует выявлять эмоционально-волевые, морально-нравственные, социально-психологические черты характера подростка, его темперамент.

Тщательное исследование индивидуальных особенностей несовершеннолет­него правонарушителя позволяет сделать вывод о том, является ли совершенное им преступление закономерным результатом формирования его личности или вызвано случайным стечением обстоятельств, определить степень социально­педагогической запущенности и наметить наиболее эффективные пути его возвра­щения к нормальной жизни.

В соответствие с ч. 2 ст. 73 УПК РФ обязательному установлению также подлежат и обстоятельства, которые непосредственно способствовали совершению преступления. Очевидно, что законодатель подразумевает среди таких обстоя­тельств установление причин и условий, способствовавших совершению престу­пления несовершеннолетним.

Выяснение обстоятельств, способствующих совершению преступления несо­вершеннолетним, невозможно без изучения условий, в которых формируется его личность. Различные негативные факторы жизни и воспитания подростка зача­стую как раз и составляют целый комплекс причин и условий, способствовавших совершению преступления.

При установлении причин и условий, способствовавших совершению преступления, должно быть выяснено следующее:

  • источник возникновения у несовершеннолетнего антиобщественных взглядов и привычек (эгоизм, неуважение к общественным ценностям, нега­тивный пример, недостатки и упущения в воспитании, влияние антиобще­ственных элементов);
  • обстоятельства (причины), приведшие к формированию преступного умысла;
  • обстоятельства (повод), непосредственно толкнувшие на совершение преступления;
  • обстоятельства, создавшие благоприятную обстановку для подготовки и совершения преступления (непринятие мер к трудоустройству подростка, безнадзорность, тяжелое материальное положение в семье, оставление учебы, недостатки воспитательной работы в школе, на производстве, уволь­нение с работы или исключение из школы без согласования с органами опеки и попечительства и комиссией по делам несовершеннолетних, недостатки в работе органов полиции и т.д.).

В целях установления причин и условий, способствовавших совершению подростками преступлений, необходимо допрашивать лиц, хорошо знающих условия их жизни и воспитания. При этом должны быть выявлены обстоятельства, связанные с выполнением родителями или лицами, их заменяющими, обязанно­стей по воспитанию подростка, его бытовое окружение, интересы, поведение дома, в школе, на производстве, участие в общественной работе, наличие предыдущих нарушений и характер мер, ранее применявшихся к несовершеннолетнему. Если обвиняемый к моменту совершения преступления не учился и не работал, необхо­димо устанавливать по какой причине и сколько времени это продолжалось и т. д.

Для установления указанных выше обстоятельств должны быть допрошены родители несовершеннолетнего, его учителя и воспитатели, наставники и другие лица, могущие дать нужные сведения, а равно истребованы необходимые доку­менты и проведены иные следственные и судебные действия.

Необходимо отметить, что к информации, поступающей от родителей и других близких родственников, следует относиться осторожно. Нередко они умалчивают о неблагополучной обстановке в семье, пытаются смягчить свою вину за упущения в воспитании сына или дочери, считают причиной правонарушений недостатки школьного воспитания, влияние друзей и т.п. Между тем, как известно, что зача­стую подросток копирует поведение родителей, других близких родственников о чем свидетельствуют многочисленные примеры прокурорско-следственной и судебной практики.

К иным лицам, имеющим возможность дать нужные сведения о несовершен­нолетнем, относятся соседи, близкие лица, члены трудовых и учебных коллек­тивов и т. п.

Под истребованием необходимых документов понимается в первую очередь получение характеристик с места учебы, работы, жительства подростка. Причем в тех случаях, когда несовершеннолетний поступил на определенную учебу или работу либо поменял место жительства незадолго до совершения преступления, необходимо истребовать характеристики не только с данного места, но и с преж­него, где он работал, учился или проживал. Для повышения качества характеристик целесообразно в направляемых запросах перечислить вопросы, ответы на которые желательно получить применительно к каждому конкретному адресату (учебное заведение, предприятие, организация, жилищно-эксплуатационное учреждение).

Кроме того, для установления причин и условий, способствовавших совер­шению преступления несовершеннолетним, и получения сведений, характеризу­ющих условия его жизни, воспитания и личность, необходимо истребовать мате­риалы из органов полиции (из отдела профилактики правонарушений несовершен­нолетних), а также комиссий по делам несовершеннолетних о приводах, поста­новке на учет, применении мер воздействия за различные правонарушения, уста­новлении постоянного наблюдения за несовершеннолетним. Помимо этого необ­ходимым является получение справок о наличии судимости и (или) привлечении к уголовной ответственности из информационного центра горрайоргана внутренних дел, о постановке на учет в психоневрологических и наркологических медицин­ских учреждениях, а также копии приговора суда (если был осужден).

Для установления вышеперечисленных обстоятельств необходимым и целе­сообразным является получение из указанных источников аналогичных данных о родителях и близких родственниках несовершеннолетнего, представителей круга его общения (иных близких лицах, друзьях, знакомых, товарищах по учебе, работе, занятиям в кружках и секциях и т.д.).

При установлении причин и условий, способствовавших совершению престу­пления, дознаватель, следователь, начальник органа (подразделения) дознания, руководитель следственного органа или прокурор обязаны внести в соответству­ющий государственный орган, общественную организацию или должностному лицу представление о принятии мер по устранению этих причин и условий, а суд — вынести частное определение.

Перед комиссией по делам несовершеннолетних, в частности, может быть поставлен вопрос о привлечении к административной ответственности родителей. Материалы о лицах, плохо влияющих на подростка, могут быть направлены для обсуждения по месту работы и учебы, может быть внесено представление о нака­зании работников, по вине которых не было предотвращено преступление.

Как свидетельствует прокурорско-следственная и судебная практика отделы профилактики правонарушения несовершеннолетних и комиссии по делам несовер­шеннолетних редко или, подчас, слишком поздно ставят вопрос о лишении роди­тельских прав и отобрании детей без лишения таких прав от родителей умственно отсталых, страдающих алкоголизмом, наркоманией и не имеющих возможности обеспечить достойное воспитание подростка.

Представления дознавателя, следователя по рассматриваемой категории уголовных дел не должны сводиться лишь к констатации недостатков в воспи­тании подростков, но содержать конкретные рекомендации по их устранению. Не позднее чем в месячный срок по их представлению или определению суда должны быть приняты необходимые меры и о результатах сообщено лицу, направившему представление или определение.

При рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних, совершенных с участием взрослых, необходимо тщательно выяснить характер взаимоотношений между взрослым и подростком, поскольку эти данные могут иметь доказатель­ственное значение для установления роли взрослого в вовлечении несовершеннолет­него в совершение преступления или антиобщественных действий (ст. 150 УК РФ).

Если совершению преступления несовершеннолетним предшествовало непра­вомерное или провоцирующее поведение взрослых лиц, в том числе и признанных потерпевшими по делу, суд вправе признать это обстоятельство смягчающим нака­зание виновного, а также направить, в необходимых случаях, частные определения по месту работы или жительства указанных лиц.

Следует также учитывать, что, согласно п. «е» ч.1 ст. 61 УК РФ, к обстоятель­ствам, смягчающим наказание, относится совершение преступления в результате физического или психического принуждения, не исключающего преступность деяния, либо в силу материальной, служебной или иной зависимости несовер­шеннолетнего, в связи с чем при выяснении судом факта вовлечения его в совер­шение преступления взрослым необходимо решать вопрос о характере применен­ного в отношении несовершеннолетнего физиче ского или психического принуж­дения. При этом подлежит установлению, что такая зависимость или принуж­дение имели место в реальности, а сами преступные действия несовершеннолет­него являлись вынужденными, поскольку его воля была отчасти подавлена непра­вомерными действиями взрослого, вовлекшего несовершеннолетнего в совер­шение преступления.

Без выяснения названных выше обстоятельств невозможно сделать правильный вывод о степени общественной опасности несовершеннолетнего и содеянного им, о его личности, а также мерах, необходимых для его перевоспитания.

3. Предварительное расследование по уголовным делам несовершеннолетних

Производство предварительного расследования уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних осуществляется в общем порядке с учетом подследственности следователями Следственного комитета Российской Федерации и органов феде­ральной службы безопасности, следователями и дознавателями органов внутренних дел Российской Федерации (ст. ст. 151, 420 УПК РФ). Подследственность дел о несовершеннолетних распределяются по общим условиям предварительного расследования.

Если несовершеннолетний участвовал в совершении преступлении совместно со взрослыми, уголовное дело о нем должно быть, по возможности, выделено в отдельное производство на стадии предварительного расследования (ст. 422 УПК РФ). Данное правило законодательно закреплено с целью пресечения нега­тивного влияния на несовершеннолетнего со стороны взрослых соучастников и проведения следствия в наиболее сжатые процессуальные сроки.

Выделение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего подозревае­мого (обвиняемого) производится на основании постановления дознавателя или следователя. В выделенном уголовном деле в отношении несовершеннолетнего должны содержаться подлинники или заверенные уполномоченными должност­ными лицами копии процессуальных документов, имеющих значение для данного уголовного дела. В свою очередь материалы уголовного дела, касающиеся личности несовершеннолетнего, условий его жизни и воспитания, характеристики, доку­менты о возрасте приобщаются в подлинниках.

Дознаватель (следователь) принимает процессуальное решение о выделении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в отдельное производство при наличии достаточности собранных доказательств о причастности несовершеннолетнего в совершении соответствующих преступле­ниях и конкретно его роли в каждом из них. Как свидетельствует прокурорско- следственная и судебная практика, целесообразно выделить уголовное дело о несовершеннолетнем, если он участвовал лишь в отдельных эпизодах преступной деятельности совместно со взрослыми или выступал в качестве пособника.

В случае, когда выделение уголовного дела в отношении несовершеннолет­него в отдельное производство может создать существенные препятствия для всестороннего, полного, объективного и справедливого исследования обстоя­тельств дела, к несовершеннолетнему обвиняемому, привлеченному по одному делу со взрослым подлежат применению все правила производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, предусмотренные главой 50 УПК РФ. Однако, в этом случае дознавателю и следователю необходимо принимать своевре­менные меры к предотвращению отрицательного воздействия и оказания давления со стороны взрослых соучастников на подростка, например, по возможности, не прибегать к очным ставкам между ними, стараться не допускать их общения при вызове на допросы и т.п.

Указание закона о выделении дела в отношении несовершеннолетнего подозре­ваемого (обвиняемого) в отдельное производство не носит категоричного харак­тера. Вопрос о наличии или отсутствии возможности для выделения уголовного дела должен решаться дознавателем (следователем) в порядке, установленном законом (ст. ст. 154 и 422 УПК РФ).

Важное место при производстве следственных действий по данной категории дел занимает допрос несовершеннолетних. Возрастные психофизические особен­ности несовершеннолетних (повышенная внушаемость, утомляемость, детский негативизм и т.п.) привели к необходимости предоставить этим лицам дополни­тельные гарантии, предусмотрев особые правила их допроса. Эти особенности касаются порядка вызова несовершеннолетних на допрос. Лица, не достигшие возраста 16-ти лет, вызываются на допрос через их законных представителей (роди­телей, усыновителей, опекунов, попечителей и других лиц, обязанных по закону защищать интересы подростков) либо через администрацию по месту работы или учебы несовершеннолетнего.

Обычный порядок — направление повестки — применяется в случаях, когда отсутствует возможность передать вызов через законных представителей либо, когда имеются данные о том, что они будут препятствовать дачи подросткам прав­дивых показаний.

Наряду с соблюдением общих правил допроса существенной его особенностью является обязательное привлечение педагога или психолога к допросу несовершен­нолетнего подозреваемого (обвиняемого) в возрасте от 14-ти до 16-ти лет, либо достигшего 16-ти летнего возраста, но страдающего психическим расстройством, либо отстающего в психическом развитии. Это является одной из гарантий защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего. Наличие психического расстрой­ства у допрашиваемого несовершеннолетнего должно быть подтверждено меди­цинскими документами, а вывод об отставании в психическом развитии должен быть сделан по результатам проведения комплексной психолого-психиатрической экспертизы. В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 01 февраля 2011 г. №1 указано, что показания несовершеннолетнего, полученные в отсутствие педа­гога или психолога в том случае, если их участие было обязательным, признаются недопустимыми доказательствами. Указанные лица принимают участие не только в ходе досудебного производства, но и при судебном разбирательстве уголовного дела.

Педагог (психолог) — это квалифицированные специалисты, лица, получившие специальные образования и имеющие опыт работы в качестве педагога, психолога с тем возрастным контингентом, к которому принадлежит допрашиваемый. Их непосредственное участие продиктовано стремлением обеспечить психологиче­ский контакт между следователем (дознавателем) и подростком и в то же время не допустить нарушения прав и законных интересов допрашиваемых, например, удостовериться, что он не подвергается давлению или какому-либо неблагопри­ятному воздействию. Последняя функция выходит за пределы функции специали­стов как научно-технических помощников следователя (дознавателя), приобретая правозащитную направленность. Для обеспечения налаживания личного контакта желательно, чтобы педагог работал в том учебном заведении, в котором учится (учился) подозреваемый, обвиняемый, а между педагогом и несовершеннолетним не было какой-либо неприязни.

Важно подчеркнуть, что закон не предусматривает возможности отвода педа­гога, психолога. Однако участие лиц в качестве педагога (психолога) недопу­стимо, если они могут быть лично заинтересованы в исходе дела, допрашива­лись или подлежат допросу по данному делу (например, классный руководитель). Недопустимо приглашение в качестве педагога (психолога) соответствующих сотрудников органов внутренних дел.

Участие педагога (психолога) может оказаться целе сообразным не только при производстве допроса, но и других следственных действий, в ходе которых необ­ходимо получить показания несовершеннолетнего.

Для решения вопроса о приглашении для участия в допросе педагога (психо­лога) целесообразно выяснить особенности их личности, характера несовершен­нолетнего, его склонности, умственные способности, условия, в которых он жил и воспитывался, а также определить место и время проведения допроса.

Используя свои специальные познания в области педагогики и детской психо­логии педагог, психолог помогут следователю (дознавателю) расположить к себе допрашиваемого, лучше понять индивидуальные — возрастные особенности и приспособить их к обстановке допроса с тем, чтобы наиболее полно и достоверно выяснить в полном объеме обстоятельства совершенного преступления и оказать воспитательные воздействия на несовершеннолетнего обвиняемого и подозрева­емого.

Следователь (дознаватель) обязан до начала допроса разъяснить педагогу, психо­логу их права, о чем делается отметка в протоколе, а также ознакомить их с обсто­ятельствами дела, относящимися к допросу, и с данными о личности обвиняемого, а также выяснить, что известно педагогу, психологу о допрашиваемом, выслушать его мнение о возможном плане допроса с учетом особенностей психологии несо­вершеннолетнего. Педагог, психолог предупреждаются о недопустимости наво­дящих вопросов, об обязанности помочь установлению контакта с обвиняемым и правильному ведению допроса, а также об ответственности за разглашение данных предварительного расследования.

Педагог, психолог не могут и не должны высказывать свое мнение о правди­вости показаний, поскольку бремя доказывания на них не возлагается.

Участвующий в допросе педагог (психолог) вправе с разрешения дознавателя, следователя задавать вопросы подозреваемому (обвиняемому). По окончании допроса, участвовавший в нем педагог, психолог, имеют право ознакомиться с протоколом допроса и сделать письменные замечания о правильности и полноте имеющихся в нем записей. Педагог (психолог) подписывают протокол наряду с другими лицами, принимавшими участие в этом следственном действии. При производстве допроса и составлении протокола следователь руководствуется ч. 5 ст. 425 УПК РФ.

Такую же функцию, как и педагог (психолог), выполняют законные предста­вители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. Их роль особенно значима, когда к допросу подвергаются допрашиваемые 14-15-летние подростки, на которых в процессе расследовании особо опасных преступлениях обстановка расследования часто оказывает сильное психологически травмирующее воздей­ствие. С момента первого допроса несовершеннолетнего подозреваемого (обви­няемого) к участию в деле (в самом деле) допускаются их законные представи­тели, наделенные правами, аналогичными правам защитника (ст. 426 УПК РФ), поскольку основной задачей законного представителя является обеспечение соблю­дения прав несовершеннолетнего, защита его интересов. В случае, если следо­ватель (дознаватель) или суд придут к выводу, что действия законного предста­вителя наносят ущерб интересам несовершеннолетнего, то они вправе отстра­нить законного представителя от участия в уголовном деле и допустить другого законного представителя. Под ущербом интересам несовершеннолетнего Пленум Верховного суда РФ от 01 февраля 2011 года №1 предлагает рассматривать невы­полнение обязанностей, вытекающих из статуса законного представителя, в том числе по воспитанию несовершеннолетнего, либо уклонение от участия в каче­стве законного представителя, а равно злоупотребление процессуальными и иными правами, отрицательное влияние на несовершеннолетнего, создание препятствий для выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела.

В допросе несовершеннолетнего подростка наряду с защитником обязательно участвует и законный представитель, который в праве задавать им вопросы, а по окончании допроса — знакомиться с протоколом и делать замечания о правиль­ности и полноте сделанных записей.

Кроме того, он может реализовать свои права и при производстве других след­ственных действий по своему ходатайству и по усмотрению следователя, дозна­вателя (ч. 2 ст. 425, п. 3 ч. 2 ст. 426 УПК РФ).

Допрашиваемым несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым) разъяс­няются их права и обязанности. Процессуальный порядок их допроса во многом схож с порядком допроса свидетелей и потерпевших. Но гарантии и права этих участников являются более широкими (ст. 425 УПК РФ). Обязательным участ­ником их допроса являются защитники, наделенный в соответствии с ч. 2. ст. 53 УПК РФ достаточно широкими полномочиями.

В допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) не достигшего 16-ти лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстрой­ством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно (ч. 3 ст. 425 УПК РФ).

Психолог, опираясь на знание подростковой психологии, осуществляет функцию, схожую с функцией педагога. Оба участника допроса имеют такие же права, какие предоставлены педагогу при допросе свидетелей и потерпевших (ч. 5 ст. 425 УПК РФ).

По усмотрению дознавателя (следователя), педагог имеет право участвовать в допросе несовершеннолетнего старше 16-ти лет, если он признан умственно отсталым. В этом случае следователь (дознаватель), начальник органа (подразде­ления) дознания, руководитель следственного органа и прокурор обязаны обеспе­чить участие педагога или психолога в допросе по собственной инициативе, неза­висимо от ходатайства защитника и законного представителя.

Психическое расстройство у несовершеннолетнего подозреваемого (обвиня­емого), достигшего 16-ти лет, должно быть подтверждено медицинскими доку­ментами или заключением судебно-психиатрической экспертизы. Факт отста­вания в психическом развитии устанавливается на основании заключения эксперта-психолога.

Существенной особенностью допроса подростков является значительные огра­ничения его продолжительности. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) не может продолжаться непрерывно более двух часов, а в общей сложности не более четырех часов в день (ч.1 ст. 425 УПК РФ).

По общему смыслу закона эти правила применяются при допросе подозрева­емого (обвиняемого), которому на момент допроса не исполнилось 18 лет. Если преступление было совершенно до достижения этого возраста, а допрос прово­дится после того, как наступило совершеннолетие, то применяются общие правила проведения этого следственного действия.

Превышение продолжительности допроса не допускается даже, если несо­вершеннолетний подозреваемый (обвиняемый) или его представитель выражают согласие на его продолжение. Время начала и окончания допроса должно быть указаны в протоколе.

Особое место при производстве расследования уголовных дел о преступлениях в отношении несовершеннолетних занимает применение к ним мер уголовно­процессуального принуждения.

При применении мер уголовно-процессуального принуждения в отношении несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых компетентные должностные лица обязаны учитывать, что задержание несовершеннолетнего по подозрению в совершении преступления и применение к нему мер пресечения, не связанных с заключением под стражу, осуществляется на общих основаниях. При этом, современные отечественное уголовно-процессуальное законодательство учиты­вает требования норм международного права, которые рассматривают арест (заключение под стражу) несовершеннолетнего как крайнюю меру (п. «Ь» ст. 37 Конвенции о правах ребенка, ст. 3.1 Пекинских правил), применяемую лишь в исключительных случаях (ст. 2 Правил ООН, касающихся защиты несовершен­нолетних, лишенных свободы), устанавливает особые условия заключения под стражу несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых.

Задержание в порядке ст. 91 УПК РФ и заключение под стражу качестве меры пресечения (ст. 108 УПК РФ) могут применяться к несовершеннолетнему только в случаях, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях, эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняе­мого в совершении преступления средней тяжести (ч. 2 ст. 108 УПК РФ). При этом должны учитываться основания, указанные в ст. 423 УПК РФ. В таких случаях задержание несовершеннолетнего подозреваемого и избрание ему меры пресе­чения в виде заключения под стражу за совершение им преступления, за которое предусмотрено наказание на срок свыше трех до пяти лет лишения свободы, при наличии одного из следующих обстоятельств:

  1. несовершеннолетний подозреваемый или обвиняемый не имеет родителей;
  2. у него нет места жительства на территории Российской Федерации;
  3. его личность не установлена и высока вероятность, что он может скрыться;
  4. несовершеннолетний подозреваемый (обвиняемый) противодействует произ­водству по уголовному делу;
  5. он скрылся от органов предварительного расследования или суда;
  6. ведущая роль несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого в груп­повом преступлении и другие.

Как видно, во многом специфичной является и процедура избрания меры пресе­чения в отношении несовершеннолетнего. Во первых, органам дознания и пред­варительного следствия следует учитывать, что применение жестких мер пресе­чения к несовершеннолетним нежелательно. Во вторых, законодатель устанав­ливает особое правило при избрании несовершеннолетнему такой суровой меры пресечения в виде заключения под стражу, поскольку эта мера сопряжена с суще­ственным ограничением прав личности на свободу передвижения. Здесь необ­ходимо еще раз акцентировать внимание на то, что, по общему правилу, заклю­чение под стражу может быть избрано в отношении несовершеннолетнего только в случае, если он обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого престу­пления. В исключительных случаях, эта мера пресечения может быть избрана ему только при обвинении в преступлении средней тяжести. Если эта мера пресечения даже формально избрана в отношении несовершеннолетнего, то в соответствии с разъяснениями Верховного суда РФ избрание особому объекту меры пресечения в виде заключения под стражу должно рассматриваться в качестве исключительной меры и применяться в течении кротчайшего периода времени.

Суд, принимая решение об избрании заключения под стражу, должен всесто­ронне полно и справедливо проверить обоснованность, изложенных в ходатай­стве дознавателя и следователя, положений о необходимости заключения несовер­шеннолетнего под стражу и невозможности применения в отношении него более мягкой меры пресечения, например, отдача его под присмотр родителям.

Следует отметить, что несовершеннолетний, подозреваемый или обвиняемый не достигший 16-ти лет, совершивший впервые преступления небольшой или средней тяжести, а также в отношении остальных несовершеннолетних, совер­шивших преступления небольшой тяжести впервые, избрание меры пресечения им в виде заключения под стражу не допускается (п. 6 постановления Пленума Верховного суда РФ от 01 февраля 2011 года №1).

Если следователь (дознаватель) в установленном законом порядке все же выносит процессуальное решение о применении несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому меры пресечения — заключения под стражу, то прокурор и руководитель следственного органа прежде чем предварительно давать согласие дознавателю и следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании данной меры пресечения, должны лично допросить несовершеннолетнего правонарушителя, изучить материалы уголовного дела, проверить собранные дока­зательства о причастности несовершеннолетнего к совершению события престу­пления с тем, чтобы не допустить необоснованного заключения его под стражу, что в противном случае может негативно повлиять на его психическое состояние или повлечь иные отрицательные последствия.

В судебном заседании при рассмотрении судьей данного ходатайства в праве участвовать несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый, его защитник, а также законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиня­емого.

О задержании, заключении под стражу или продлении срока содержания под стражей несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого незамедлительно извещаются его законные представители. Заключение под стражу как мера пресе­чения может быть обжаловано в вышестоящем суде.

В отношении несовершеннолетнего подозреваемого обвиняемого может приме­няться и такая специальная мера пресечения как отдача его под присмотр роди­телей, опекунов, попечителей, других заслуживающих доверие лицам (ст. 105 УПК РФ). Если несовершеннолетний воспитывался, учился в специализированных детских учреждениях, то отдача под надзор должностных лиц этих учреждений, то они дают письменное обязательство об обеспечении надлежащего поведения несовершеннолетнего и создания условий, при которых несовершеннолетний не будет заниматься противоправной деятельностью. Отдача под присмотр несовер­шеннолетнего осуществляется либо по их просьбе, либо по инициативе следова­теля, дознавателя, прокурора или суда.

В постановлении об отдаче под присмотр несовершеннолетнего указываются основания избрания этой меры пресечения, связанные с личностью самого несовер­шеннолетнего, условия жизни и его воспитания, его здоровьем, данными, обосно­вывающими возможность определенных лиц осуществлять присмотр. Родителям, опекунам, попечителям и иным лицам также разъясняется сущность обвинения и их ответственность, связанная с обязанностями по присмотру за несовершеннолет­ними (ст. 102 УПК РФ). К лицам, к которым несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый был отдан под присмотр, в случае невыполнения ими принятого на себя обязательства могут быть применены меры денежного взыскания в размере до 10 тыс. руб. (ч. 4 ст. 103 УПК РФ). Таким образом, УПК РФ и Верховный суд РФ существенно детализировали особенности применения мер пресечения в отно­шении несовершеннолетних ориентируя органы предварительного расследования и суды на необходимость взвешенного и продуманного подхода при их применении в отношении несовершеннолетних.

Существенными особенностями обладает окончание предварительного рассле­дования уголовного дела о преступлениях несовершеннолетних.

Необходимо обратить особое внимание о том, что по уголовным делам о престу­плениях несовершеннолетних первоочередное значение в современном правовом, демократическом и светском Российском государстве должно придаваться гуманному, воспитательному, морально-нравственному, а не карательному воздей­ствию со стороны прокурорской, следственно — обвинительной и судебной власти. Это вытекает из конституционных требований нашего общества о том, что человек (особенно несовершеннолетний), его права и свободы являются высшей ценно­стью. В связи с этим, представляется, перспективным в развитии отечественного законодательства о преступлении несовершеннолетних расширения не уголовных мер воздействия, на что ориентируют нормы международного права. Так, ст. 18 «Пекинских правил»[6] предусматривает, что в целях обеспечения большей гибкости и во избежание, по возможности, заключения в исправительном учреж­дении, компетентный орган власти должен располагать при разрешении уголов­ного дела в отношении несовершеннолетних обвиняемых широким комплексом мер воздействия Такими мерами, которые могут осуществляться в сочетании друг с другом являются:

  • 1) постановление об опеке, руководстве и надзоре;
  • 2) апробация;
  • 3) постановление о работе на благо общества;
  • 4) финансовые наказания, компен­сации и ре ституции;
  • 5) постановления о принятии промежуточных и других мер;
  • 6) постановление об участии в групповой психотерапии и других подобных меро­приятий:
  • 7) постановления, касающиеся передачи на воспитание, места прожи­вания или других воспитательных мер;
  • 8) другие соответствующие постановления.

Гуманизм закона при решении вопроса об освобождении несовершеннолет­него от наказания состоит в том, что закон не ставит препятствий освобождению от наказания в зависимость от числа ранее совершенных несовершеннолетним преступлений небольшой, средней тяжести или даже тяжкого преступления.

Кроме того, освобождение от наказания в отличие от освобождения от уголовной ответственности является безусловными.

Современная уголовная политика государства относительно несовершен­нолетних заключается в том, чтобы применять к ним уголовное наказание как крайнюю меру, а при совершении преступлений, не представляющих большой общественной опасности, ограничиваться воспитательными воздействиями. Подтверждением тому может быть положение, вытекающее из Федерального закона РФ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несо­вершеннолетних”, где говорится, что с несовершеннолетними, осужденными за преступления небольшой или средней тяжести и освобожденными судом от нака­зания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, необхо­димо проводить индивидуальную профилактическую работу. В систему органов и учреждений профилактики правонарушений несовершеннолетних входит: комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав, органы управления социальной защиты населения, органы управления образованием, органы опеки и попечительства, органы по делам молодежи, органы управления здравоохране­нием, органы службы занятости и органы внутренних дел.

Пленум Верховного суда РФ в своем постановлении от 11 января 2007 года № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» ориентирует суды на возможность избегать применения уголовного наказания в отношении несовершеннолетних подсудимых в случаях, предусмотренных ст. 92 УК РФ. Так, освобождение от наказания несовершеннолетних обусловлено нали­чием преступлений небольшой или средней тяжести и применением принуди­тельных мер воспитательного воздействия.

Наряду с этим отечественное уголовно-процессуальное законодательство также прямо обращает внимание уполномоченных должностных лиц прокуратуры, органов дознания и предварительного следствия на принятие решений о прекра­щении уголовного преследования в отношении несовершеннолетних обвиняемых по специальному основанию (ст. 427 УПК РФ).

При этом, как свидетельствует современная прокурорско-следственная и судебная практика в российском уголовном судопроизводстве, принудительные меры воспитательного воздействия отношении несовершеннолетних обвиняемых (подсудимых) применяются очень редко. В некоторых случаях и вовсе не применя­ются даже, несмотря на наличие к тому оснований. Это говорит о том, что процесс правового и демократического развития российского общества требует особого, более гибкого, дифференцированного и гуманного подхода при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних. Формальный и бездушный подход к рассмотрению дел несовершеннолетних не может привести к положительным результатам в деле ныне действующей профи­лактической работы по борьбе с подростковой преступностью, реально повлиять на степень рецидива среди несовершеннолетних.

Вместе с тем, как известно, во многих зарубежных государствах достаточно широко осуществляется возможность применения к несовершеннолетним обви­няемым альтернативных наказанию мер и альтернативных уголовному преследо­ванию процедур. Так, например, существуют определенные сдвиги в Германии по поводу уголовной ответственности несовершеннолетних. В этом государстве уже действует система специализированных ювенальных судов. Немецкий зако­нодатель в этом отношении пошел по неординарному пути, выделив вопросы об уголовной ответственности и уголовного судопроизводства в отношении несовер­шеннолетних в отдельный Закон об отправлении правосудия по делам несовер­шеннолетних от 04 августа 1953 года, который в дальнейшем постоянно совер- шенствовался[7].

Уголовное дело в отношении несовершеннолетнего может быть прекращено по общим основаниям, предусмотренным уголовно процессуальным законода­тельством, а также по основаниям, указанным в п. 2 ч. 1 ст. 24, ч. 3 ст. 27 и ст. 427 УПК РФ.

Уголовное дело подлежит прекращению в отношении несовершеннолетнего, который достиг возраста уголовной ответственности, предусмотренного ст. 20 УК РФ, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психиче­ским расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (п. 2 ч. 1 ст. 24 и ч. 3 ст. 27 УПК РФ).

Уголовно-процессуальный закон устанавливает основания и процес­суальный порядок прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего с применением к нему мер принудительного воспитатель­ного воздействия (п. 3 ч. 1 ст. 29, ст. 427 УПК РФ). Применение данного основания возможно при одновременном наличии ряда исходных условий:

  1. виновность несовершеннолетнего в совершении им преступления подтверж­дается всей совокупностью содержащихся в уголовном деле доказательств;
  2. лицо впервые совершило преступление небольшой или средней тяжести;
  3. исправление несовершеннолетнего может быть достигнуто без применения уголовного наказания;
  4. отсутствие возражений на прекращение уголовного преследования по указанному основанию со стороны несовершеннолетнего обвиняемого и его законного представителя.

В связи с этим следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего обвиняемого и возбуждении пред судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обви­няемому принудительных мер воспитательного воздействия (ч. 2 ст. 90 УК РФ). Это постановление вместе с уголовным делом направляется руководителем след­ственного органа через прокурора в суд или прокурором в суд.

Одновременно перед судом возбуждается ходатайство о применении к несо­вершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздей­ствия из числа предусмотренных в ч. 2 ст. 90 УК РФ, таких как:

  • предупреждение;
  • передача под надзор родителей или лиц их заменяющих, либо специализи­рованного государственного органа;
  • возложение обязанности загладить причиненный вред;
  • ограничение досуга и установление особых требований к поведению несо­вершеннолетнего.

Передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализиро­ванного государственного органа означает их обязанность обеспечить надлежащее поведение несовершеннолетнего и постоянный контроль за ним.

Ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовер­шеннолетнего может предусматривать:

  • запрет посещения определенных мест;
  • использование конкретных форм досуга, в том числе, связанных с управле­нием механическим транспортным средством;
  • ограничение пребывания вне дома после определенного времени суток;
  • выезд в другие местности без разрешения специализированного государ­ственного органа.

Кстати, следует заметить, что несовершеннолетнему может быть одновременно назначено несколько принудительных мер воспитательного воздействия.

Суд рассматривает ходатайство и материалы уголовного дела единолично в порядке, установленном законом, за исключением требований о соблюдении процессуальных сроков (ч. 4, 6, 8, 9, 11 ст. 108 УПК РФ) в течении трех суток (ст. 121 УПК РФ). В судебном заседании обязательное участие прокурора, несовер­шеннолетнего обвиняемого, его защитника и законного представителя (ч. 1 ст. 427 УПК РФ). Потерпевший уведомляется о времени и месте рассмотрения данного ходатайства в суде. Неявка потерпевшего не препятствует проведению судебного разбирательства. Указанные лица высказывают мнения о возможности применения принудительных мер воспитательного воздействия взамен уголовного наказания.

Указанный порядок прекращения уголовного дела предполагает, что в ходе предварительного расследования:

  • преступление было доказано;
  • несовершеннолетнему предъявлено обвинение;
  • вину свою он признал полностью, раскаялся в содеянном;
  • возместил вред потерпевшему;
  • преступление совершил впервые;
  • в материалах дела имеются данные, дающие основание для освобождения лица от уголовной ответственности и для возможности его исправления лишь мерами воспитательного воздействия.

Иной порядок прекращения уголовного преследования несовершеннолетнего с применением мер воспитательного воздействия предусмотрен, когда суд полу­чает от органов дознания и органов предварительного следствия уголовное дело в отношении несовершеннолетнего обвиняемого с обвинительным заключением или обвинительным актом (постановлением). В этом случае роль не идет о ходатайстве органа расследования и прокурора о прекращении уголовного преследования, а о том, что суд это процессуальное решение принимает сам, усмотрев на то наличие вышеуказанных оснований и условий. Именно поэтому суд, рассмотрев уголовное дело об обвинении несовершеннолетнего в совершении преступлении небольшой или средней тяжести и, признав, что его исправление возможно без применения уголовного наказания, прекращает в отношении его уголовное дело путем выне­сения постановления и применяет к нему принудительные меры воспитательного воздействия. Суд вправе по своему усмотрению установить иные требования.

Контроль за исполнением назначенной меры воспитательного воздействия суд возлагает на специализированный государственный орган (инспекцию по делам несовершеннолетних) или на иной орган, которому направляет свое постановление.

В случае систематического неисполнения несовершеннолетним требований меры воспитательного воздействия, специализированный орган, который непосред­ственно осуществляет контроль за поведением несовершеннолетнего, возбуждает ходатайство перед судом об отмене этой меры и направлении материалов уголов­ного дела в суд для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответствен­ности (ч. 4 ст. 90 УК РФ).

В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 01 февраля 2011 г. №1 отме­чается, что под систематическим неисполнением несовершеннолетним прину­дительной меры воспитательного воздействия следует понимать неоднократные (более двух раз) нарушения в течение назначенного судом срока применения прину­дительной меры воспитательного воздействия, например, ограничение досуга, установление особых требований к его поведению, которые были зарегистриро­ваны в определенном порядке специализированным органом, осуществляющим контроль за поведением подростка.

С учетом психического и физического состояния несовершеннолетнего обви­няемого, состояние его здоровья, условий проживания в семье судья, выслушав мнения сторон, решает вопрос о применении конкретной меры воспитательного

воздействия. В постановлении судья назначает ту или иную меру воспитательного воздействия с учетом личности несовершеннолетнего обвиняемого и условий его жизни и возлагает на специализированные учреждения для несовершеннолетних контроль за исполнение тех требований, которые предусматривают конкретные меры воспитательного воздействия.

К специализированным учреждениям для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, органов управления социальной защитой населения в соответствии со ст. 13 Федерального закона от 24 июня 1999 г. «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» 158относятся:

  1. социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних;
  2. социальные приюты для детей;
  3. центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей.

Прекращение уголовного дела по основаниям, указанным в ст. 427 УПК РФ, не допускается, если несовершеннолетний подозреваемый (обвиняемый) или его законный представитель против этого возражает. При удовлетворении такого хода­тайства суд отменяет постановление о прекращении уголовного преследования и применении меры воспитательного воздействия и направляет уголовное дело руководителю следственного органа или прокурору для дальнейшего производ­ства по делу. В этом случае производство по уголовному делу возобновляется в общем порядке.

Следует также отметить, что данное основание применяется помимо предусмо­тренных общих оснований прекращения уголовного дела или уголовного пресле­дования (ст. 24, 25, 27 и 28 УПК РФ).

После составления обвинительного заключения (акта) либо вынесения поста­новления о прекращении дела по не реабилитирующим основаниям следователь (дознаватель) направляет в отдел профилактики правонарушений несовершен­нолетних справки-характеристики в отношении каждого несовершеннолетнего:

  • обвиняемого, которому избрана мера пресечения, не связанная с заключе­нием под стражу;
  • совершившего преступление, но освобожденного от уголовной ответствен­ности в связи с применением принудительных мер воспитательного воздей­ствия или вследствие акта амнистии;
  • совершившего преступление, но освобожденного от уголовной ответствен­ности в связи с применением принудительных мер воспитательного воздей­ствия или вследствие акта амнистии;
  • совершившего общественно опасное деяние до достижения возраста, с кото­рого наступает уголовная ответственность.

Справки-характеристики должны быть направлены начальникам отделов профи­лактики правонарушений несовершеннолетних не позднее чем через трое суток после принятия соответствующих решений.

Следует заметить, что принудительные меры воспитательного воздействия являются специфическими мерами государственного принуждения, которые 158 Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних: федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ (ред. от 07.06.2017) // Собрание законодательства РФ. 1999. № 26. Ст. 3177. назначаются несовершеннолетним обвиняемым в порядке, установленном законом, в целях их исправления.

Освобождая несовершеннолетнего подсудимого от наказания, суд может принять следующие решения:

  1. постановить обвинительный приговор, освободить несовершеннолетнего от наказания, применив принудительные меры воспитательного воздей­ствия, но только при наличии следующих условий: а) несовершеннолетний совершил преступление небольшой или средней тяжести; б) установлена возможность его исправления без применения уголовного наказания;
  2. постановить обвинительный приговор, направить несовершеннолетнего подсудимого в специализированное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием на срок до наступления совершеннолетия, но не более трех лет при совершении преступления средней тяжести или тяжкого преступления (за исключением преступлений, указанных в ч. 5 ст. 92 УК РФ), если будет признано достаточным помещение несовершеннолетнего именно в специализированное учреждение для несо­вершеннолетних.

К специальным учебно-воспитательным учреждениям закрытого типа органов управления образованием относятся:

  1. специальные общеобразовательные школы закрытого типа;
  2. специальные профессиональные училища закрытого типа;
  3. специальные (коррекционные) образовательные учреждения закрытого типа. Продление срока пребывания в таком учреждении может иметь место по хода­тайству несовершеннолетнего для завершения им образовательной или профес­сиональной подготовки.

Прекращение пребывания в учреждении, перевод в другое специальное учреж­дение осуществляется по ходатайству администрации этого учреждения и комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав по месту нахождения учреждения.

Вопрос продлении срока пребывании в учреждении, перевод в другое учреж­дение рассматривается судом течение 10 суток со дня наступления ходатайства. Копия решения в течение пяти суток направляется осужденному, его законному представителю а также в специализированное учреждение для несовершенно­летних, прокурору и в суд, постановивший приговор.

4. Судебное разбирательство уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних

Вопрос о предании обвиняемого суду за преступление, совершенное им до достижения 18-ти лет, разрешается судом в общем порядке (ч. 2 ст. 420 УПК РФ), гл. 50 УПК РФ не предусматривает особую подсудность такой категории уголовных дел.

Порядок судебного разбирательства по уголовным делам в отношении несо­вершеннолетних определяется общими правилами, установленными уголовно­процессуальным законодательством (ч. 2 ст. 420 УПК РФ). Однако закон преду­сматривает и определенную специфику производства по этой категории дел.

В целях точного выполнения требований уголовно-процессуального законо­дательства, в том числе норм, специально регулирующих производство по делам несовершеннолетних, дела данной категории должны рассматриваться в разу­мные сроки и качественно под председательством наиболее опытных судей. Специализация судей по делам несовершеннолетних предусматривает необходи­мость обеспечения их профессиональной компетентности путем обучения и повы­шения квалификации не только по вопросам права, но и педагогики, социологии, психологии (ст. 420 УПК РФ). На это обратил особое внимание Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 01 февраля 2011 г. № 1, при этом указал, что «специ­ализация судей по делам несовершеннолетних предусматривает необходимость обеспечения их профессиональной компетенции путем обучения и переподготовки не только по вопросам права, но и по вопросам педагогики, социологии, подрост­ковой психологии, криминологии, виктимологии, применения ювенальных техно­логий, используемых в рамках процессуального законодательства».

Особенности предварительного расследования по делам несовершеннолетних, связанные с обязательным установлением обстоятельств, подлежащих доказы­ванию, участием защитника, законных представителей, вызовом и допросом несо­вершеннолетнего обвиняемого, применением мер пресечения, а также прекра­щением уголовного дела в связи с применением принудительных мер воспита­тельного воздействия, предусмотренные гл. 50 УПК РФ, имеют общий характер и полностью относятся к судебному разбирательству по делам о преступлениях указанного круга лиц.

Вместе с тем (по отношению к судебному разбирательству по делам о престу­плениях взрослых лиц) производство по делам несовершеннолетних в суде первой инстанции имеет и ряд иных специфических аспектов, предусмотренных нормами как указанной главы УПК РФ, так и некоторыми другими. К таким аспектам, в частности, относится возможность ограничения принципа гласности судебного разбирательства по основанию не достижения подсудимым определен­ного возраста. Так, согласно ст. 241 УПК РФ, закрытое судебное разбирательство допускается по мотивированному определению суда или постановлению судьи по делам о преступлениях лиц, которым не исполнилось 16 лет.

В соответствии с ч. 1 ст. 428 УПК РФ в судебное заседание должны быть вызваны родители или иные законные представители несовершеннолетнего подсу­димого (п. 12 ст. 5 УПК РФ). Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 01 февраля 2011 г. № 1 отметил, что, если несовершеннолетний подсудимый не имеет родителей и проживает один или у лица, не назначенного надлежащим образом его опекуном или попечителем, в суд в качестве его законного представителя вызыва­ется представитель органа опеки или попечительства. Они имеют право:

  • активно участвовать в исследовании доказательств на судебном следствии;
  • представлять доказательства;
  • заявлять ходатайства и отводы;
  • давать показания;
  • участвовать в прениях сторон;
  • приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда;
  • участвовать в заседании судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Названные права должны быть им разъяснены при открытии судебного засе­дания. Однако ч. 3 ст. 428 УПК РФ содержит указание о том, что неявка законных представителей подсудимого не приостанавливает рассмотрение дела, если суд не найдет их участие необходимым.

Если лицо, совершившее преступление в возрасте до 18-ти лет, на момент рассмотрения дела в суде достигнет совершеннолетия, функции законного предста­вителя прекращаются. Однако эти функции могут быть продолжены при принятии судом решения о распространении на лиц в возрасте от 18-ти до 20-ти лет содер­жащихся в законе (ст. 96 УК РФ), положений об особенностях уголовной ответ­ственности несовершеннолетних.

При необходимости допросить родителей и иных законных представителей подсудимого в качестве свидетелей суд выносит об этом определение или поста­новление и разъясняет им положения, предусмотренные ч. 4-9 ст. 56 УПК РФ. В случае допроса законного представителя он предупреждается об уголовной ответ­ственности только за дачу заведомо ложных показаний. Законные представи­тели подсудимого присутствуют в зале судебного разбирательства. В связи с тем, что законный представитель не удаляется из зала судебного заседания (ст. 264 УПК РФ), его следует допросить в числе первых свидетелей.

Кроме того, родители и иные законные представители могут выступать в судебном заседании в качестве защитников и гражданских ответчиков, при этом они имеют право и несут ответственность в порядке предусмотренном ст. 53 и 54 УПК РФ.

Таким образом, правовой статус законного представителя в уголовном процессе характеризуется возможностью смешения нескольких уголовно-процессуальных функций в одном лице.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство (ч. 2 ст. 428 УПК РФ) предусматривает как исключительные случаи либо полное устранение законного представителя от участия в судебном разбирательстве, либо ограничение его участия в той или иной стадии, если его участие может нанести ущерб интересам несовершеннолетнего. В случаях, когда родителей, усыновителей, опекунов, попе­чителей в силу тех или иных причин невозможно допустить к участию в судебном процессе в качестве законных представителей несовершеннолетнего подозрева­емого, обвиняемого судебная и следственная практика идет по пути признания таковыми представителей органов опеки и попечительства.

Необходимо подчеркнуть, что участие в судебном разбирательстве законных представителей несовершеннолетнего подсудимого не устраняет необходимости участия в деле защитника.

Одной из особенностей судебного разбирательства по делам о преступлениях несовершеннолетних является право суда с учетом мнения защитника, закон­ного представителя и заключения прокурора удалить несовершеннолетнего из зала судебного заседания на время исследования обстоятельств, могущих отри­цательно повлиять на него (ст. 429 УПК РФ). По этому вопросу судом выносится определение.

Помимо этого уголовно-процессуальное законодательство содержит целый ряд специфических моментов, связанных с назначением судом наказания несо­вершеннолетним. Так, в соответствии со ст. 430 УПК РФ, при постановлении приговора несовершеннолетнему суд обязан обсудить вопрос об условном осуж­дении, о назначении наказания, не связанного с лишением свободы, а также об освобождении от наказания с применением принудительных мер воспитатель­ного воздействия или с помещением в специальное воспитательное или лечебно­воспитательное учреждение.

Вместе с тем, к несовершеннолетним, совершившим тяжкие или особо тяжкие преступления, судом должны в необходимых случаях применяться строгие меры наказания. Обсуждая вопрос о применении таких мер наказания, суды обязаны в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ (общие начала назначения наказания) учитывать не только характер и степень общественной опасности совершенного преступления, но и личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягча­ющие ответственность, а также причины и условия, способствовавшие совер­шению преступления.

Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 01 февраля 2011 года №1 в п.17 отметил, что наказание несовершеннолетнего в виде лишения свободы суд вправе назначить только в случае признания невозможности его исправления без изоляции от общества с привидением мотивов принятого решения.

В случаях условного осуждения, назначения наказания, не связанного с лише­нием свободы, прекращения уголовного дела и помещения в специальное воспи­тательное или лечебно-воспитательное учреждение либо применения принуди­тельных мер воспитательного воздействия суд уведомляет об этом специализиро­ванный государственный орган, ведающий исполнением наказания, и возлагает на него осуществление контроля за поведением осужденного (ст. 431 и 432 УПК РФ).

В ходе судебного разбирательства суд может прийти к выводу о возможности исправления несовершеннолетнего подсудимого без применения мер уголовного наказания. Если при рассмотрении уголовного дела о преступлении несовершен­нолетних небольшой или средней тяжести будет признано, что несовершенно­летний, совершивший это преступление, может быть исправлен без применения мер уголовного наказания, то суд прекращает уголовное дело в отношении такого несовершеннолетнего и применяет к нему принудительную меру воспитательного воздействия, предусмотренную ч. 2 ст. 90 УК РФ. Основанием принятия такого постановления является установление судом обстоятельств, которые указывают на возможность исправления несовершеннолетнего без применения уголовного наказания.

После провозглашения судом данного постановления его копия направляется судом в специализированный государственный орган, ведающий исполнением наказания. Такими органами являются отделы профилактики правонарушений несовершеннолетних, комиссии по делам несовершеннолетних, администрации закрытых детских учреждений, на воспитании которых находится несовершенно­летний, которые должны осуществлять контроль за исправлением несовершенно­летнего и проводить с ним индивидуальную профилактическую работу.

В случае прекращения уголовного дела и передачи несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их замещающих (родственников, опекунов), либо пере­дачи специализированному государственному органу в целях ограничения досуга и установления особых требований к поведению в постановлении суда необходимо указать срок применения избранной меры (ч. 2 ст. 90 УК РФ), действие которой прекращается по достижении им 18-ти летнего возраста (Пленум Верховного суда РФ от 01 февраля 2011 года №1).

Суд в соответствии с ч. 1 ст. 432 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести в отношении несовершеннолетних, постановив обвинительный приговор, имеет право освободить несовершенно­летнего подсудимого от уголовного наказания и применить к нему в порядке ч. 1 ст. 92 УК РФ принудительную меру воспитательного воздействия. В приговоре данное решение должно быть мотивированным в плане освобождения несовер­шеннолетнего от наказания и применении к нему принудительной меры воспита­тельного воздействия.

Законодатель при определенных обстоятельствах предусмотрел в отношении несовершеннолетнего, совершившего преступление средней тяжести или тяжкое преступление, за исключением преступлений, указанных в ч. 5 ст. 92 УК РФ, что он также может быть освобожден судом от уголовного наказания, если будет признано достаточно помещение его в специализированное учебно-воспитательное учреж­дение закрытого типа с особыми условиями воспитания, обучения и специаль­ного педагогического подхода.

В целях исправления несовершеннолетнего подсудимого будет достаточным помещение его в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, суд постановляет обвинительный приговор, освобождает несовершеннолетнего от уголовного наказания и направляет его в указанное учреждение.

Несовершеннолетний осужденный по решению суда может быть помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа до достижения им 18-летнего возраста, но не более чем на три года, при наличии медицинского заключения о надлежащем состоянии здоровья для его содержания и обучения в данном учреждении.

Освобождение от уголовного наказания в виде лишения свободы, назначенного несовершеннолетнему за совершение преступления средней тяжести или тяжкого преступления, с помещением его по решению суда в специализированное учебно­воспитательное учреждение закрытого типа как принудительную меру воспита­тельного воздействия, может быть осуществлен судом и в позднее время в порядке исполнения приговора (постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01 февраля 2011 года №1 (п. 16 ст. 397 УПК РФ)).

Если при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой и средней тяжести будет признано достаточным помещение несовершеннолетнего подсу­димого, совершившего данные категории преступлений, в специальное учебно­воспитательное учреждение закрытого типа, то суд вправе, постановив обвини­тельный приговор, освободить несовершеннолетнего осужденного от отбывания наказания и в соответствии со ст. 92 УК РФ направить его в указанное учреж­дение на срок до наступления им совершеннолетия, но не более трех лет (ч. 2 ст. 432 УПК РФ).

Пребывание несовершеннолетнего в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа может быть прекращено до достижения им совершен­нолетия, если отпадет необходимость в дальнейшем применении к нему данной меры, либо, если у него выявлено заболевание, препятствующее его содержанию и обучению в указанном учреждении.

Вопрос о продлении, прекращении или восстановления срока пребывания лица в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа либо переводе его в другое учреждение рассматривается единолично судьей районного (город­ского) суда по месту нахождения данного учреждения в течение 10 суток со дня поступления ходатайства или представления.

В судебное заседание вызываются несовершеннолетний осужденный, его роди­тели или законный представитель, защитник, прокурор и представители учебно­воспитательного учреждения закрытого типа или комиссии по делам несовершен­нолетних и защите их прав, образованной органом ме стного самоуправления, по месту нахождения указанного учреждения. Неявка указанных лиц не может препят­ствовать рассмотрению дела (ч. 5 ст. 432 УПК РФ).

В судебном заседании исследуются ходатайства несовершеннолетнего осуж­денного, его родителей или иных законных представителей, представление (заклю­чение) администрацией специального учебно-воспитательного учреждения закры­того типа и комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав, обра­зованной органами местного самоуправления по месту нахождения указанного учреждения, выслушивается мнение участвующих в данном деле лиц. По резуль­татам рассмотрения дела судья выносит постановление, которое подлежит огла­шению в судебном заседании.

Копия постановления в течение пяти суток направляется несовершеннолет­нему осужденному и его законному представителю, а также в специализированное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, прокурору и в суд, постано­вивший приговор (ч. 8 ст. 432 УПК РФ).

При постановлении приговора в части возмещения ущерба, причиненного преступлением, судам следует иметь в виду, что если ущерб явился результатом совместных преступных действий нескольких лиц, то осужденные из числа как взрослых, так и несовершеннолетних лиц в возрасте свыше 14-ти лет при наличии у них достаточного заработка и имущества несут солидарную материальную ответ­ственность.

Физические и юридические лица, привлеченные в предусмотренных законом случаях к участию в деле в качестве гражданских ответчиков за ущерб, причи­ненный несовершеннолетними осужденными, возмещают его в долях. Долевая ответственность может быть возложена и на осужденных, если суд признает, что такой порядок взыскания соответствует интересам истца и обеспечит возмещение ущерба.

Возрастные психологические особенности подростка-правонарушителя требуют, чтобы при слушании уголовного дела в суде были созданы необходимые условия, обеспечивающие максимальное воспитательное воздействие как на него, так и на присутствующих в зале граждан.

Следует особо подчеркнуть, что судебный процесс должен быть, по возмож­ности, простым, несложным для восприятия несовершеннолетним подсудимым и присутствующими в зале лицами. Немаловажное значение имеет психологическая обстановка, в которой происходит судебное разбирательство и взаимоотношения, устанавливающиеся при этом между составом суда и подсудимым.

В судебном заседании несовершеннолетние подсудимые, как правило, обостренно воспринимают процедуру судебного разбирательства. Если подро­сток заметит, что состав суда формально, без должного внимания выслушивает его показания, обрывает его на полуслове, не дает возможности подробно объяснить исследуемые обстоятельства, то такое ведение процесса в конечном итоге нега­тивно отразится на эффективности воспитательного воздействия. Элементы отри­цательного и неуважительного отношения у него могут длительное время сохра­няться не только к тому составу суда, который рассматривал уголовное дело, но и к судьям, осуществляющим правосудие вообще, ко всей правоохранительной системе в целом.

 

Список литературы:

[1]    Комарницкий А.В. Основы ювенального права: Учебник. СПб, 2011 г. С. 8-81.

[2]    Судебная власть. Под ред. И. Л. Петрухина. М.,2003. С.499

[3]    Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: проблемы уголовного права и криминологии. М.,2000. С.52-64.

[4]    Ульянова Л.Т. Предмет доказывания и доказательств в уголовном процессе России. М; 2008. С. 47-50.

[5]    Комарницкий А.В. Уголовный закон и несовершеннолетние: Монография. СПб, 2012. С.. 328-339.

[6] Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних. Принято Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 г.

[7] Бахвалова Л.А., Серебренникова А.В. Дополнительное уголовное право Германии. М; 2010 С. 91-93

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *