Принципы уголовного судопроизводства

1. Понятие, сущность и значение принципов уголовного процесса

Принцип (от лат. principium — начало) означает основное, исходное положение какой-либо науки, руководящее положение, основное правило для какой-то опре­деленной деятельности.

Уголовно-процессуальные принципы — это юридически оформленные руково­дящие положения, закрепляющие наиболее общие и существенные свойства уголов­ного процесса, которые выражают его природу, социальную сущность и направ­ленность, определяют основные правила уголовно-процессуальной деятельности.

Сущность уголовно-процессуальных принципов в том, что это не просто юриди­ческие идеи, а объективно необходимые общеобязательные критерии, определя­ющие характер уголовного судопроизводства в целом и позволяющие дать оценку уголовно-процессуальной деятельности и принимаемым решениям по уголовному делу. Первоначально уголовно-процессуальные принципы присутствуют в праве неосознанно, проявляясь во множестве уголовно-процессуальных норм. Однако с развитием права и роста правосознания принципы осознаются как определенная ценность, достижение развития общества и вычленяются в качестве определенных юридических идей, которые со временем закрепляются в законе (в Кодексах) в виде конкретных правовых предписаний и приобретают относительную самосто­ятельность.

Принципы формируются в соответствии с политикой государства в области правосудия. Первоначально они появляются в виде идей, которые в дальнейшем в процессе правотворчества постепенно закрепляются в действующем законода­тельстве в качестве самостоятельных норм.

Принципы уголовного процесса отражают тип государства и соответствующее ему законодательство, уровень развития уголовно-процессуальной науки, судебной практики и правосознания общества.

Принципы российского уголовного судопроизводства определяются социально­экономическим уровнем Российского государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих права и свободы человека и гражданина. Именно поэтому принципы уголовного процесса тесно связаны с общеправовыми принципами, закрепленными в Конституции Российской Федерации: верховен­ство закона (ст. 15); равенство всех перед законом и судом (ст. 19); неприкосно­венность частной жизни, личной и семейной тайны (ч. 1 ст. 23); право на пользо­вание родным языком (ст. 26) и др.

Не каждое общеправовое положение является принципом уголовного судо­производства. Существуют признаки, позволяющие отличить принципы от иных правил уголовного процесса:

  1. Принцип как норма должен быть закреплен в законе, принятом высшим органом законодательной власти, и обладать высшей юридической силой. Принципы не должны вырабатываться доктринальным способом, то есть по усмо­трению отдельных ученых, поэтому они закрепляются законодательным способом. Таким образом, те идеи, которые не закреплены в законе, не являются принципами уголовного процесса.

Большинство принципов уголовного судопроизводства закреплены в Консти­туции Российской Федерации, но некоторые из них содержатся в отраслевом законодательстве, то есть в УПК РФ и некоторых других законодательных актах.

В принципах уголовного процесса отразились положения таких международно­правовых актов, как Всеобщая декларация прав человека, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Международный пакт о гражданских и политических правах и др.

  1. Принцип, как правило поведения, должен обеспечиваться принудительной силой государства. В связи с этим принцип имеет трехзвенную структуру — гипо­тезу, диспозицию, санкцию. Так, например, при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федераль­ного закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации). Принципы уголов­ного процесса носят императивный, властно-распорядительный характер, явля­ются общеобязательными предписаниями, исполнение которых обеспечивается принудительной силой государственного воздействия. Обязательность принципов уголовного процесса обеспечивается их закреплением в Конституции Российской Федерации, которая имеет высшую юридическую силу на территории Российской Федерации. Соблюдение принципов уголовного процесса гарантируется внутри­государственным законодательством, которое обеспечивает отмену или изменение незаконного или необоснованного действия (бездействия) или решения должност­ного лица, государственного органа, а также международными нормами права, например, правом граждан обращаться в Европейский Суд по правам человека и другие межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты исчерпаны (ч. 3 ст. 46 Конституции Российской Федерации).
  2. Принцип, будучи уголовно-процессуальной нормой, должен иметь осново­полагающее значение для всего уголовного процесса, а также должен определять его главные черты;
  3. Принцип как норма должен находиться в определенном взаимоотношении с другими нормами-принципами уголовного процесса, как равный с равными, не дублируя друг друга и не вытекая друг из друга. Нормы уголовного процесса меньшей общности (институты, общие условия), не являющиеся принципами, должны вытекать из того или иного принципа, конкретизируя его, согласовы- ваясь с ним. Принцип как норма должен быть общепроцессуальным по своему характеру и относиться ко всем стадиям уголовного судопроизводства. Так, например, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации). Действительно, в суд может обратиться гражданин в любой стадии уголовного процесса — обвиняемый вправе обжаловать незаконное заключение под стражу в стадии предварительного расследования и он же, будучи подсудимым, вправе обжаловать вынесенный приговор до его всту­пления в законную силу. Любой участник уголовного процесса в любой стадии судопроизводства вправе обжаловать любое решение или действие любого долж­ностного лица (ст. 22 УПК РФ). Однако не все принципы уголовного процесса реализуются на всех стадиях уголовного процесса, потому что пределы действия того или иного принципа определяются как общими, так и конкретными задачами отдельных стадий уголовного процесса, но все они находят свое выражение на стадии судебного разбирательства.
  4. Принцип как норма должен являться элементом системы принципов, которая, в свою очередь, обеспечивает эффективное функционирование уголовного судо­производства и успешное решение задач уголовного процесса.

Значение принципов уголовного процесса заключается в том, что они служат достижению целей и задач уголовного судопроизводства. Если хоть один из прин­ципов уголовного процесса будет нарушен, то осуществление задач уголовного судопроизводства будет невозможно. Например, нарушение принципа законности делает абсурдным разговор о справедливости судопроизводства в целом.

Таким образом, принципы уголовного процесса, закрепленные в Конституции Российской Федерации и УПК РФ, определяют главные черты российского уголов­ного судопроизводства и весь его характер. Они пронизывают всю систему норм уголовно-процессуального закона Российской Федерации, дают возможность опре­делить сущность всего уголовного процесса.

2. Система и классификация принципов уголовного судопроизводства

Принципы уголовного судопроизводства тесно связаны между собой, их взаи­мопроникновение и взаимодополнение образует определенную систему. Принципы не просто суммируются в систему, они образуют ее как целое явление, обладающее особым, интегративным качеством. Только система принципов в их совокупности может гарантировать достижение целей уголовного процесса. В этом заключается ее новое качество, которым не обладает ни один из принципов, взятых в отдель­ности. Система принципов уголовного судопроизводства является ярко выраженной целенаправленной системой, потому что все принципы находятся в жестком иерар­хическом подчинении по отношению к цели. Нарушение одного принципа уголов­ного процесса, как правило, влечет нарушение ряда других принципов.

В главе 2 УПК РФ приведена система принципов уголовного судопроизвод­ства, в нее включены:

  1. Защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений и защита личности от незаконного и необоснованного обви­нения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (назначение уголовного судопроизводства) (ст. 6 УПК РФ);
  2. Разумный срок уголовного судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ);
  3. Принцип законности (ст. 7 УПК РФ);
  4. Принцип осуществления правосудия только судом (ст. 8 УПК РФ);
  5. Принцип уважения чести и достоинства личности (ст. 9 УПК РФ);
  6. Принцип неприкосновенности личности (ст. 10 УПК РФ);
  7. Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судо­производстве (ст. 11 УПК РФ);
  8. Принцип неприкосновенности жилища (ст. 12 УПК РФ);
  9. Принцип тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 13 УПК РФ);
  10. Принцип презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ);
  11. Принцип состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ);
  12. Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ);
  13. Принцип свободы оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ);
  14. Принцип национального языка судопроизводства (ст. 18 УПК РФ);
  15. Принцип, обеспечивающий право на обжалование процессуальных действий и решений государственных органов и должностных лиц (ст. 19 УПК РФ).

Большинство принципов прямо закреплено в отдельных статьях Конституции Российской Федерации в виде конкретных правовых правил (например, ст.ст. 21-23, 46-49 и др.), а механизм их реализации применительно к уголовному судо­производству раскрывается в УПК РФ. Поэтому нарушение принципов уголов­ного процесса в ходе предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовного дела приводит к нарушению не только положений УПК, но и норм Конституции Российской Федерации.

Принципы уголовного судопроизводства, закрепленные в УПК РФ, в специально отведенной для них главе 2 (ст.ст. 6-19 УПК РФ), конкретизируются в дальнейшем в других нормах Общей и Особенной части УПК РФ. Например, принцип уважения чести и достоинства личности более детально закреплен в ст. 164 УПК РФ, где указаны общие правила производства следственных действий и подчеркнуто, что «при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц» (ч. 4 ст. 164 УПК РФ).

Важно заметить, что принципы уголовного судопроизводства содержатся не только в гл. 2 УПК РФ, но и в других главах закона. Например, принцип гласности (ст. 241 УПК РФ). Принципу публичности (ст. 21 УПК РФ) присуще общеправовое содержание. Принцип публичности происходит от самого понятия правосудия, то есть судопроизводства «правильного», основанного на законе.

Принципы уголовного процесса могут быть классифицированы. Так, например, А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский[1] считают, что такая классификация может проводиться по следующим основаниям:

  • по степени общности (абстрактности) принципы делятся на общеправовые, межотраслевые, отраслевые и институциональные;
  • по источнику закрепления — закрепленные в международно-правовых актах, Конституции Российской Федерации (конституционные), УПК РФ (специ­фические);
  • по сфере действия — организационные или судоустройственные (определя­ющие построение правоохранительной системы) и функциональные или судопроизводственные (определяющие процессуальную деятельность);
  • по типам уголовного процесса — принципы розыскного и публично­состязательного судопроизводства.

Некоторые ученые считают, что не все принципы уголовного процесса равно­значны. Есть универсальные нормы-принципы, которые пронизывают все стороны уголовного судопроизводства, контролируют все его институты, и поэтому отсту­пление от них всегда делает процесс недемократичным, несостязательным, неспра­ведливым. Такими нормами-принципами являются: равенство сторон, незави­симость суда и др. Другие нормы-принципы являются как бы производными от универсальных норм и сфера их действия относительно ограниченна — они управляют не всеми институтами судопроизводства, а только теми, которые к ним непосредственно относятся (так называемые институциональные), например, принцип непосредственности исследования доказательств, свободной оценки дока­зательств, устности, гласности, недопустимости повторного уголовного преследо­вания за одно и то же деяние, истины, неприкосновенности личности и др.

Конституционными являются такие принципы, которые закреплены непосред­ственно в Конституции Российской Федерации, но реализуются во многих отраслях права. Так, принцип законности действует не только в уголовном процессе, но и в уголовном праве, гражданском, жилищном и других. В Конституции Российской Федерации закреплены общеправовые принципы, которые, отражая сущность правового демократического государства, содержат гарантии прав и свобод человека и гражданина. При этом именно человек, его права и свободы призна­ются высшей ценностью по отношению к интересам государства (ст.ст. 2, 17, 18 Конституции Российской Федерации). К конституционным принципам относятся, например, принцип законности (ст. 7 УПК РФ, ст. 15 Конституции Российской Федерации); принцип осуществления правосудия только судом (ст. 8 УПК РФ, ст. 118 Конституции Российской Федерации); принцип уважения чести и досто­инства личности (ст. 9 УПК РФ, ст. 21 Конституции Российской Федерации); принцип неприкосновенности личности (ст. 10 УПК РФ, ст. 22 Конституции Российской Федерации); принцип охраны прав и свобод человека и гражданина (ст. 11 УПК РФ, ст. 118 Конституции Российской Федерации); принцип неприкос­новенности жилища (ст. 12 УПК РФ, ст. 25 Конституции Российской Федерации); принцип тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, теле­графных и иных сообщений (ст. 13 УПК РФ, ст. 23 Конституции Российской Федерации); принцип публичности (ст. 21 УПК РФ, ст.ст. 2, 18 Конституции Российской Федерации); принцип презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ, ст. 49 Конституции Российской Федерации); принцип состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ, ст. 123 Конституции Российской Федерации); принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ, ст.ст. 2, 45, 46, 48 Конституции Российской Федерации); принцип свободы оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ, ст. 120 Конституции Российской Федерации); принцип нацио­нального языка судопроизводства (ст. 18 УПК РФ, ст. 26 Конституции Российской Федерации); принцип, обеспечивающий право на обжалование процессуальных действий и решений государственных органов и должностных лиц (ст. 19 УПК РФ, ст. 46 Конституции Российской Федерации); принцип независимости судей и подчи­нения их только закону (ст. 120 Конституции Российской Федерации). Некоторые ученые включают в данный перечень и другие принципы уголовного судопроиз­водства, однако в УПК РФ данные нормы отнесены к общим условиям судебного разбирательства, например, принцип сочетания коллегиальных и единоличных форм осуществления правосудия (ст. 31 УПК РФ).

Конституционные принципы являются нормами прямого действия, то есть они могут применяться непосредственно, независимо от того, внесены ли они в УПК РФ. Так было со ст. 51 Конституции Российской Федерации до принятия УПК РФ.

Специфическими являются такие принципы, которые определяются обще­правовыми конституционными принципами, но имеют специфическое для уголовно-процессуальной деятельности содержание и реализуются только в уголовном судопроизводстве. Таким образом, специфические принципы могут быть закреплены и в УПК РФ, и в Конституции Российской Федерации. К специ­фическим (уголовно-процессуальным) принципам относятся, например, принцип презумпции невиновности, принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту.

Организационные или судоустройственные принципы определяют постро­ение правоохранительной системы (например, глава 7 Конституции Российской Федерации), а функциональные или судопроизводственные регламентируют процессуальную деятельность — это принципы правосудия, то есть нормы, закре­пляющие принципы организации и осуществления судебной власти (принцип осуществления правосудия только судом, принцип состязательности сторон, принцип свободы оценки доказательств и др.).

Принципы розыскного процесса подчиняют его идее единства. В нем действуют основополагающие принципы официальности (должностной инициативы) и инструктивности (чрезмерной регламентации). Из них вытекают процессуальное единоначалие, письменность, ревизионное начало, тайность, формализм.

В публично-состязательном уголовном процессе система принципов склады­вается из основополагающих принципов — равноправия сторон и независимости суда. Из них вытекают принципы очности, непосредственности исследования дока­зательств, свободной оценки доказательств, устности, гласности, недопустимости повторного уголовного преследования за одно и то же деяние, истины, неприкос­новенности личности.

Таким образом, классификация уголовно-процессуальных принципов позво­ляет определить сферу их действия в российском праве, а также круг отношений, который эти принципы регулируют.

3. Содержание отдельных принципов уголовного судопроизводства

В действующем уголовно-процессуальном законе отсутствует регламентация задач уголовного судопроизводства, вместо того, в УПК РФ определяется назна­чение уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ).

«Назначение» определяется как цель, предназначение[2]. Следовательно, назна­чение уголовно-процессуальной деятельности — это ее цель, то, к чему надо стре­миться; результаты, на достижение которых должны быть направлены действия органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс. В соответствии с ч.1 ст.6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением:

  1. защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;
  2. защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Таким образом, назначение уголовного судопроизводства подчеркивает не кара­тельную, а правозащитную, гуманистическую сущность этого вида правоохрани­тельной деятельности.

Защита лиц от преступлений находит выражение в уголовном преследовании лиц, совершивших эти преступления. Поскольку реализация уголовной ответствен­ности, предусмотренной уголовным законом, невозможна без уголовного пресле­дования, законодатель в данной норме подчеркивает, что уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назна­чению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необо­снованно подвергся уголовному преследованию. Иными словами, в ст. 6 УПК РФ в принцип уголовного судопроизводства, по сути, возведено назначение самой уголовно-процессуальной деятельности, т.е. ее задачи и цели[3].

К средствам достижения целей уголовного судопроизводства отнесено:

  1. уголовное преследование виновных;
  2. назначение виновным справедливого наказания;
  3. отказ от уголовного преследования невиновных;
  4. освобождение невиновных от наказания;
  5. реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному пресле­дованию.

Рассматриваемый принцип обеспечивает единство производства по всем уголовным делам и служит гарантией законности деятельности его участников во всех стадиях уголовного процесса и в наибольшей степени в стадии судебного разбирательства. Любое нарушение уголовно-процессуального закона, которое путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства ли иным путем повлияло или могло повлиять на постановление законного обоснованного и справедливого приговора (ч.1 ст.381 УПК РФ), по своему характеру препятствует реализации назначения уголовного судопроизводства. Установление подобных нарушений является основанием для отмены или изменения судебного решения судом вышестоящей инстанции. Это правило распространяется и на досудебное производство.

Разумный срок уголовного судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ). Право на разумный срок уголовного судопроизводства, предусмотренное ч. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод было отражено в уголовно­процессуальном законе Российской Федерации ввиду постановления Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) «Бурдов против России» (№ 2)[4]. Нормы ст.6.1 УПК РФ предназначены для регулирования отношений, возникающих между субъ­ектами уголовного процесса по поводу обеспечения права лица на разумный срок уголовного судопроизводства. Лицо не должно длительное время оставаться в неопределенном состоянии относительно результатов рассмотрения своего дела.

Европейский Суд по правам человека определяет разумный срок как период времени, позволяющий избежать чрезмерного, необоснованного промедления при расследовании и рассмотрении уголовного дела. ЕСПЧ связывает последствия нарушения права лица на разумный срок с его эмоциональными переживаниями и душевными страданиями; с чувством разочарования от действий публичных субъектов процесса[5].

Разумный срок уголовного судопроизводства — это период времени в течение, которого субъекты, ведущие уголовный процесс, оперативно обеспечивают реали­зацию личных и публичных интересов в ходе уголовного преследования или разре­шения уголовного дела в суде. Разумный срок начинается с момента появления повода к возбуждению уголовного дела и завершается вынесением последнего судебного решения (обвинительного приговора) по уголовному делу. Часть 3 ст.6.1 УПК РФ конкретизирует разумный срок уголовного процесса — с момента начала уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора.

При определении разумного срока досудебного производства, который вклю­чает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования по уголов­ному делу по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, учитыва­ются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение потерпевшего и иных участников досудебного производства по уголов­ному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевре­менного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привле­чению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

Субъекты, ведущие уголовный процесс, обязаны: создавать условия для реали­зации лицом права на разумный срок уголовного процесса; защищать интересы такого лица, в том числе своевременно реагировать на его заявление об уско­рении производства по делу и принимать меры к такому ускорению, а также обеспечивать компенсационные выплаты за нарушение его права на разумный срок. Должностные лица органов предварительного расследования, прокурор, суд обязаны производить процессуальные действия только в сроки, предусмотренные УПК РФ. Если такие периоды времени не предусмотрены, то субъекты, ведущие процесс, должны осуществлять свои действия рационально и эффективно, реализуя тем самым положения о назначении уголовного судопроизводства.

Процессуальными гарантиями прав лица на разумный срок уголовного судо­производства являются право на скорый суд, на справедливое судебное разбира­тельство, доступ к правосудию.

Критериями разумных сроков являются:

  1. Сложность уголовного дела (правовая и фактиче ская).
  2. Численность участников уголовного процесса и их поведение.
  3. Достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя при осущест­влении уголовного преследования и рассмотрения уголовного дела.
  4. Специфика доказывания по отдельным категориям уголовных дел.
  5. Продолжительность стадий уголовного процесса.
  6. Количество ходатайств, приостановлений предварительного расследования, фактов волокиты при производстве процессуальных действий.
  7. Сложность в применении нормативных актов.

Заинтересованные лица вправе обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела при условии длительного не рассмотрения уголов­ного дела или затягивания процесса. Не позднее 5 суток со дня поступления такого заявления председатель суда принимает решение об установлении срока прове­дения судебного заседания по делу и (или) иные процессуальные действия по уско­рению рассмотрения дела.

Законодательство Российской Федерации предусматривает восстановительную процедуру в случае нарушения права на судопроизводство в разумный срок[6]. Однако Конституционный Суд РФ признал противоречащими Конституции РФ ч. 1 ст. 1 и ст. 3 Федерального закона от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и постановил, что потерпевший имеет право на денежную компенсацию за волокиту при вынесении процессуальных решений даже тогда, когда по делу не был установлен подозреваемый[7]. В этом случае потерпев­шему необходимо доказывать необоснованность волокиты — например, бездей­ствием следователя или многократное прекращение уголовного дела.

Принцип законности (ст. 7 УПК РФ). Принцип законности имеет свою само­стоятельную процессуальную сущность: законным считается только такое след­ственное действие, производство которого в целом отвечает требованиям всех названных выше принципов. В этом смысле понятие законности некоторые авторы отождествляют с понятием справедливости как действия, совершенного должным образом.

Принцип законности пронизывает всю деятельность органов расследования, прокуратуры, суда, а также дозволенную либо обязательную деятельность всех иных субъектов уголовно-процессуальных отношений, обязанных подчиняться закону и соблюдать его предписания. Он находит свое выражение в нормах уголовно-процессуального законодательства. Если федеральный закон противо­речит УПК РФ, то суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель не вправе его приме­нять. В случае возникновения указанной ситуации суд должен принять решения в соответствии с УПК РФ. Нарушение норм УПК РФ при производстве по уголов­ному делу влечет за собой признание собранных таким путем доказательств недо­пустимыми.

Для того чтобы уголовно-процессуальные действия и принимаемые решения были законными, они должны осуществляться: 1) только уполномоченным на то лицом, 2) в соответствии с законом, 3) в установленной процессуальной форме.

Для соблюдения принципа законности суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознава­тель должны неукоснительно следовать тому порядку производства следственных и процессуальных действий, которые установлены законом.

Все принимаемые решения должны быть обоснованными и опираться на соот­ветствующие нормы материального и процессуального права.

Принцип законности определяет действие всех принципов. Если не будет соблюден принцип законности, то не будут реализованы и остальные принципы правосудия, например, принцип охраны прав и свобод человека и гражданина (ст. 11 УПК РФ).

Соблюдать положения принципа законности обязаны не только участники, осуществляющие производство по делу (суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дозна­ватель), но и граждане, вовлеченные в сферу уголовного судопроизводства (свиде­тель, защитник, эксперт и др.). Требование соблюдения и исполнения законов распространяется на все стадии уголовного судопроизводства.

Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дозна­вателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 3 ст. 7 УПК РФ). Должностные лица, ведущие судопроизводство по делу, могут быть привлечены к различным видам юридической ответственности.

В ФЗ РФ «О полиции» отмечено, что «полиция осуществляет свою деятель­ность в точном соответствии с законом.

Всякое ограничение прав, свобод и законных интере сов граждан, а также прав и законных интересов общественных объединений, организаций и должностных лиц допустимо только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены феде­ральным законом.

Сотруднику полиции запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме кого-либо к совершению противоправных действий.

Сотрудник полиции не может в оправдание своих действий (бездействия) при выполнении служебных обязанностей ссылаться на интересы службы, эконо­мическую целесообразность, незаконные требования, приказы и распоряжения вышестоящих должностных лиц или какие-либо иные обстоятельства.

Применение сотрудником полиции мер государственного принуждения для выполнения обязанностей и реализации прав полиции допустимо только в случаях, предусмотренных федеральным законом»[8].

Все изложенное позволяет сделать вывод, что принцип законности является универсальным принципом, который воплощается во всех принципах и нормах уголовно-процессуального права, пронизывает все стороны уголовного судопро­изводства и в них реализуется.

Принцип осуществления правосудия только судом (ст. 8 УПК РФ). Правосудие является исключительной компетенцией судебной власти. Правосудие в уголовном судопроизводстве представляет собой деятельность суда первой, второй и надзорной инстанции, направленная на разрешение уголовных дел по существу. Необходимо учитывать, что суды, кроме правосудия, осуществляют и другие полно­мочия, например, контроль за законностью и обоснованностью решений, принятых в ходе досудебного производства по уголовному делу, а также действий, прово­димых органами предварительного расследования, при их обжаловании в суд.

Организация правосудия в соответствии с данным положением исключает всякую возможность отправления его каким-либо несудебным органом. Суд имеет исключительное право отправлять правосудие. В соответствии со ст. 49 Конституции Российской Федерации только суд посредством приговора, вступив­шего в законную силу, вправе признать человека виновным в совершении престу­пления и назначить ему наказание, предусмотренное законом. Только суд вправе принять решение о применении мер принуждения, ограничивающих права и свободы личности, в том числе и принудительных мер медицинского характера. Правосудие осуществляется не только в ходе судебного разбирательства, но и в других стадиях процесса.

Осуществлять правосудие вправе:

  1. Мировые судьи.
  2. Районные (городские) суды.
  3. Верховные суды республик, краевые и областные суды, городские суды в Москве и Санкт-Петербурге, суды автономной области и автономных округов (то есть суды субъектов Российской Федерации).
  4. Верховный Суд Российской Федерации.
  5. Военные суды (например, гарнизонные, окружные военные суды).

Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных Федеральным конституционным законом от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», не допускается.

Если суд вынес какое-либо решение, то отменить его может только выше­стоящий суд. В этом проявляется полнота осуществления судебной власти и ее самостоятельность. Решения суда, вступившие в законную силу, обязательны для исполнения всеми государственными органами, должностными лицами, органи­зациями и гражданами.

Подсудимый имеет право на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно относится в соответствии с законом.

Принцип уважения чести и достоинства личности (ст. 9 УПК РФ). Сущность данного принципа заключается в том, что суду, прокурору, следователю и дозна­вателю при производстве процессуальных действий (например, при задержании, обыске) запрещается допускать унижение чести и достоинства участников уголов­ного судопроизводства. Кроме того, указанные лица обязаны оберегать честь и достоинство участвующих в деле лиц, принимать необходимые меры к охране безо­пасности их жизни и здоровья. Этот принцип действует на всех стадиях уголов­ного процесса.

Честь — это общественная оценка личности. Достоинство — это самооценка личности (уважение моральных качеств в себе самом). Охраняется честь и досто­инство не только взрослого и дееспособного человека, но и ребенка, а также душев­нобольного. Необходимо уважать честь и достоинство всех участников процесса (подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей, понятых).

В уголовном процессе охрана чести и достоинства проявляется, например, как:

  • присутствие понятых того же пола, что и обыскиваемый (освидетельству- емый) при личном обыске или освидетельствовании, связанных с обнаже­нием тела человека (ч. 3 ст. 184 и ч. 4 ст. 179 УПК РФ);
  • создание условий, исключающих унижение чести и умаление достоинства граждан при получении образцов для сравнительного исследования (ч. 2 ст. 202 УПК РФ);
  • проведение закрытых заседаний суда в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц (ч. 2 ст. 214 УПК РФ).

Согласно ст. 21 Конституции Российской Федерации достоинство личности охраняется государством и ничто не может послужить основанием для ее умаления. В частности, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто без добровольного согласия не может быть подвергнут медицинским, научным или иным опытам. Процессуальные действия не должны производиться в ночное время, кроме случаев, предусмотренных законом. При вынесении оправдатель­ного приговора суд не вправе использовать формулировки, которые ставят под сомнение невиновность оправданного или его порочащие.

Термины «пытка» и «насилие» представляют собой синонимические понятия и заключаются в совершении действий, которые причиняют сильную боль и стра­дание с целью получения от участника процесса сведений, как правило, обвини­тельного характера (например, признание вины в совершении преступлений). Физическое и психическое насилие могут быть причинены должностными лицами органов предварительного расследования либо иными лицами, действующими с ведома следователя (дознавателя) или его молчаливого согласия.

Доказательства, полученные путем применения насилия, должны признаваться недопустимыми (ст. 75 УПК РФ), а должностные лица, допустившие такие насиль­ственные действия, подлежат уголовной ответственности.

Принцип неприкосновенности личности (ст. 10 УПК РФ). Согласно ст. 22 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода и личная неприкосновенность. Данная норма закреплена также в Международном пакте о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19.12.1966). В соответствии с данными актами никто не может быть арестован, заключен под стражу при отсут­ствии на то законных оснований.

Под правом личной неприкосновенности следует понимать гарантированную государством свободу человека, состоящую в недопущении посягательств на:

  1. Физическую неприкосновенность (жизнь, здоровье, телесную неприкосно­венность и половую свободу);
  2. Нравственную неприкосновенность (честь, достоинство, нравственную свободу);
  3. Психическую неприкосновенность (нормальное течение психических процессов);
  4. Личную безопасность (предоставление человеку возможности располагать собой, своим свободным временем, по своему усмотрению определять место пребывания, не находиться под наблюдением или охраной).

В уголовном процессе существуют законные ограничения физической непри­косновенности личности, когда в интересах раскрытия преступлений приходится жертвовать некоторыми основными правами граждан.

Сущность принципа свободы и неприкосновенности личности заключается в том, что никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу без наличия на то законных оснований и без соблю­дения процедуры, предусмотренной законом. Лицо может быть заключено под стражу или помещено в медицинский или психиатрический стационар только при наличии судебного решения. Никакой другой орган ограничить свободу человека не имеет права. Порядок принятия такого решения регламентируется законом. Без судебного решения лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более 48 часов (при условии, что за преступление может быть назначено наказание в виде лишения свободы). Возможность продления срока задержания до 72 часов пред­усмотрена ч. 7 ст. 108 УПК РФ. Задержание и заключение под стражу возможно только в отношении подозреваемых и обвиняемых.

Проверка законности и обоснованности задержания производится прокурором, а затем судом, когда решается вопрос об избрании такой меры пресечения, как заключение под стражу.

«Полиция имеет право задерживать:

  1. лиц, подозреваемых в совершении преступления, а также лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, — по основаниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законода­тельством Российской Федерации;
  2. лиц, совершивших побег из-под стражи, лиц, уклоняющихся от отбывания уголовного наказания, от получения предписания о направлении к месту отбывания наказания либо не прибывших к месту отбывания наказания в установленный в указанном предписании срок, — до передачи их соответствующим органам, учреж­дениям или должностным лицам этих органов и учреждений;
  3. лиц, уклоняющихся от исполнения административного наказания в виде административного ареста, — до передачи их в места отбывания административ­ного ареста;
  4. лиц, находящихся в розыске, — до передачи их соответствующим органам, учреждениям или должностным лицам этих органов и учреждений;
  5. лиц, в отношении которых ведется производство по делам об администра­тивных правонарушениях, — по основаниям, в порядке и на срок, которые преду­смотрены законодательством об административных правонарушениях;
  6. военнослужащих и граждан Российской Федерации, призванных на военные сборы, подозреваемых в совершении преступления, — до передачи их военным патрулям, военному коменданту, командирам воинских частей или военным комиссарам;
  7. лиц, уклоняющихся от исполнения назначенных им судом принудительных мер медицинского характера или принудительных мер воспитательного воздей­ствия, — до передачи их в учреждения, обе спечивающие исполнение таких мер;
  8. лиц, уклоняющихся от следования в специализированные лечебные учреж­дения для исполнения назначенных им судом принудительных мер медицинского характера, — по основаниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены феде­ральным законом;
  9. лиц, допустивших нарушение правил комендантского часа, — по основа­ниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены федеральным конституци­онным законом;
  10. лиц, незаконно проникших либо пытавшихся проникнуть на охраняемые объекты, — до выяснения личности, но на срок не более трех часов;
  11. лиц, предпринявших попытку самоубийства либо имеющих признаки выра­женного психического расстройства и создающих своими действиями опасность для себя и окружающих, — до передачи их в лечебные учреждения либо по месту жительства;
  12. лиц, совершивших побег из психиатрического лечебного учреждения или скрывающихся от назначенной судом недобровольной госпитализации в такое учреждение, — до передачи их в психиатрическое лечебное учреждение;
  13. лиц, в отношении которых поступило требование о выдаче, — до передачи их иностранному государству по основаниям, в порядке и на срок, которые пред­усмотрены законодательством Российской Федерации или международным дого­вором Российской Федерации»[9].

В случае обнаружения незаконности задержания, заключения под стражу, помещения в медицинский или психиатриче ский стационар или содержания под стражей свыше срока, предусмотренного законом, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить такое лицо. Лицо, в отношении которого применены меры принуждения (заключение под стражу, задержание), должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью. Администрация изоляторов временного содержания и следственных изоляторов обязана следить за соблюдением правил внутреннего распорядка и пресекать случаи насилия, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения со стороны других содержащихся под стражей лиц, а также сотруд­ников учреждений.

Важной гарантией реализации данного принципа является право подозреваемого и обвиняемого на обжалование задержания, заключения под стражу и продления срока содержания под стражей, а также заключения в медицинский или психиа­трический стационар.

Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина (ст. 11 УПК РФ). В ст. 2 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Соблюдать права человека — обязанность государства. Права и свободы во многом определяют место человека в обществе. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Реализация прав и свобод человека (гражданина) не должна нарушать права и свободы других лиц.

По своей юридической природе термины «права» и «свободы» идентичны. Разграничить права и свободы трудно, да и не всегда нужно.

Статус гражданина вытекает из его особой правовой связи с государством — института гражданства. Права и свободы признаются за любым человеком, нахо­дящимся на территории России, независимо от того, является ли он ее гражда­нином, иностранцем или лицом без гражданства.

В уголовном судопроизводстве каждый участник процесса обладает опре­деленным статусом: потерпевшего, обвиняемого, свидетеля, понятого и т.д. Каждый из них имеет свои права и обязанности, предусмотренные законом. Так, лицо, осуществляющее уголовное судопроизводство (следователь, дознаватель, прокурор, судья), обязано принимать решение о привлечении лица к участию в деле; в случаях, предусмотренных законом, выносить соответствующее поста­новление (определение), например, о признании лица потерпевшим, уведомлять его об этом и разъяснять ему соответствующие права, обязанности и ответствен­ность за несоблюдение своих обязанностей; обеспечивать возможность осущест­вления этих прав. Лицам, обладающим свидетельским иммунитетом и согласным дать показания, дознаватель, следователь, прокурор, суд обязаны разъяснить, что их показания в дальнейшем могут быть использованы в качестве доказательств. Орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны принимать в отношении участ­ников процесса меры безопасности, предусмотренные законом, если имеются достаточные данные, что потерпевшему, свидетелю и иным участникам процесса, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имуще­ства либо иными опасными противоправными действиями.

Не разъяснение участнику процесса его прав при проведении следственного действия является существенным нарушением УПК РФ, а полученные в резуль­тате такого действия доказательства должны признаваться недействительными.

В отношении защищаемого лица могут применяться меры безопасности, которые обозначены в УПК РФ:

  1. Изъятие из протокола следственного действия данных о личности свиде­теля, потерпевшего и других участников процесса (ч. 9 ст. 166).
  2. Прослушивание и запись телефонных и иных переговоров по письменному заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления — на основании судебного решения (ч. 2 ст. 186).
  3. Проведение опознания в условиях, исключающих визуальное восприятие опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193)
  4. Проведение закрытого судебного заседания (п. 4 ч. 2 ст. 241).
  5. Проведение допроса в суде без оглашения данных о личности допраши­ваемого в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля или потерпевшего другими участниками процесса, о чем суд выносит постанов­ление или определение (ч. 5 ст. 278).

Согласно Федеральному закону от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ «О государ­ственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судо­производства» в отношении защищаемого лица могут применяться одновременно несколько либо одна из следующих мер безопасности:

  1. Личная охрана, охрана жилища и имущества.
  2. Выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности.
  3. Обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице.
  4. Переселение на другое место жительства.
  5. Замена документов.
  6. Изменение внешности.
  7. Изменение места работы (службы) или учебы.
  8. Временное помещение в безопасное место.
  9. Применение дополнительных мер безопасности в отношении защищаемого лица, содержащегося под стражей или находящегося в месте отбывания нака­зания, в том числе перевод из одного места содержания под стражей или отбывания наказания в другое.

Об охране прав и свобод человека и гражданина свидетельствует институт реабилитации, предусматривающий возмещение имущественного вреда, устра­нение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах лица, которому причинен вред незаконными действиями государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судо­производство.

В Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью содержатся предложения, направленные на обеспечение всеобщего признания и уважения прав жертв преступлений и злоупотреблений властью, а также на скорейшую выплату им компенсаций за нанесенный ущерб. В частности, предлагается повысить контроль над деятельностью должностных лиц силами общественности (ст. 4); усовершенствовать механизмы администра­тивной и судебной власти для оперативного возмещения компенсаций указанным лицам; создать и расширить национальные, добровольные и общественные фонды для выплаты данных компенсаций, оказывать жертвам не только материальную, но и медицинскую, психологическую и социальную помощь (ст.ст. 12-14).

Принцип неприкосновенности жилища (ст. 12 УПК РФ). Принцип неприкос­новенности жилища содержится в ст.25 Конституции РФ. Никто не вправе прони­кать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установ­ленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Согласно ст. 12 УПК РФ без получения на то согласия проживающих в жилище лиц осмотр жилища может быть произведен лишь на основании судебного решения. Согласие на осмотр жилища необходимо получать независимо от того зарегистрированы ли граждане по данному адресу или нет. Согласие несовершенно­летнего (за исключением эмансипированного) не требуется и достаточно получить положительный ответ от его законных представителей. Под жилищем необходимо понимать индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помешение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но исполь­зуемое для временного проживания (п. 10 ст. 5 УПК РФ). Для проведения осмотра в других помещениях (например, помещение предприятия) судебного решения не требуется, так как судебной защите подлежат конституционные права граждан.

Неприкосновенность жилища распространяется и на другие следственные действия: допрос, проверка показаний на месте, осмотр предметов.

«Сотрудники полиции не вправе входить в жилые помещения помимо воли проживающих в них граждан иначе как в случаях и порядке, установленных федеральными конституционными законами, настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами.

Проникновение сотрудников полиции в жилые помещения, в иные помещения и на земельные участки, принадлежащие гражданам, в помещения, на земельные участки и территории, занимаемые организациями (за исключением помещений, земельных участков и территорий дипломатических представительств и консуль­ских учреждений иностранных государств, представительств международных орга­низаций), допускается в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также:

  1. для спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения безопас­ности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях;
  2. для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления;
  3. для пресечения преступления;
  4. для установления обстоятельств несчастного случая.

При проникновении в жилые помещения, в иные помещения и на земельные участки, принадлежащие гражданам, в помещения, на земельные участки и терри­тории, занимаемые организациями, в случаях, предусмотренных ч. 3 настоящей статьи, сотрудник полиции вправе при необходимости произвести взлом (разру­шение) запирающих устройств, элементов и конструкций, препятствующих проникновению в указанные помещения и на указанные земельные участки и территории, и осмотр находящихся там объектов и транспортных средств.

Сотрудник полиции, осуществляющий вхождение (проникновение) в жилое помещение, обязан:

  1. перед тем как войти в жилое помещение, уведомить находящихся там граждан об основаниях вхождения, за исключением случаев, если промед­ление создает непосредственную угрозу жизни и здоровью граждан и сотруд­ников полиции или может повлечь иные тяжкие последствия;
  2. при проникновении в жилое помещение помимо воли находящихся там граждан использовать безопасные способы и средства, с уважением отно­ситься к чести, достоинству, жизни и здоровью граждан, не допускать без необходимости причинения ущерба их имуществу;
  3. не разглашать ставшие известными ему в связи с вхождением (проникнове­нием) в жилое помещение факты частной жизни находящихся там граждан;
  4. сообщить непосредственному начальнику и в течение 24 часов представить рапорт о факте вхождения (проникновения) в жилое помещение.

6. О каждом случае проникновения сотрудника полиции в жилое помещение в возможно короткий срок, но не позднее 24 часов с момента проникновения инфор­мируются собственник этого помещения и (или) проживающие там граждане, если такое проникновение было осуществлено в их отсутствие.

О каждом случае вхождения сотрудника полиции в жилое помещение помимо воли находящихся там граждан письменно уведомляется прокурор в течение 24 часов.

Полиция принимает меры по недопущению доступа посторонних лиц в жилые помещения, в иные помещения и на земельные участки, принадлежащие граж­данам, в помещения, на земельные участки и территории, занимаемые организа­циями, и по охране находящегося там имущества, если проникновение сопрово­ждалось действиями, предусмотренными частью 4 настоящей статьи»[10].

По общему правилу без судебного решения также не может производиться обыск и выемка в жилище. Является нарушением закона, если эти следственные действия были проведены без решения суда, но с согласия проживающих в жилище лиц.

Из общего правила имеется исключение, предусмотренное ч. 5 ст. 165 УПК РФ, которое допускает, что в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, личного обыска, выемки заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи, наложение ареста на имущество не терпит отлагательства, указанные действия могут быть проведены на основании поста­новления следователя без получения судебного решения. В этом случае следова­тель в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия обязан уведомить судью и прокурора о производстве следственного действия. Судья проверяет законность произведенного следственного действия и выносит поста­новление о его законности или незаконности. В случае, если судья признает произ­веденное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми в соответствии со ст. 75 УПК РФ.

Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающих в нем лиц, может вызвать уголовно-правовые последствия, предусмотренные ч.1-3 ст.139 УК РФ.

Принцип тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 13 УПК РФ). Тайна переписки, теле­фонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений охра­няется законом. В соответствии с ч. 2 ст. 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение права гражданина на тайну пере­писки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения (ч. 1 ст. 13 УПК РФ). Обратим внимание, что уголовно-процессуальный закон включает в перечень объектов охраны не только телефонные, но и иные переговоры. Согласно ч. 2 ст. 13 УПК РФ наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреж­дениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров производятся только на основании судебного решения, порядок получения которого определен в ст. 165 УПК РФ.

Переписка подозреваемых (обвиняемых), находящихся под стражей, осущест­вляется через администрацию следственного изолятора и подвергается цензуре. При этом нет необходимости получать судебное решение.

На основании ч. 2 ст. 13 УПК РФ в исключительных случаях, когда наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров не терпят отлагательства, эти следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя без получения судебного решения. Судья и прокурор уведомляются о производстве следственного действия в течение 24 часов с момента начала его производства (ч. 5 ст. 165 УПК РФ).

Следует отметить, что положения ч. 5 ст. 165 УПК РФ применяются к рассма­триваемым следственным действиям по аналогии, поскольку эта норма сформу­лирована применительно к осмотру жилища, обыску и выемке в жилище, а также личному обыску.

Обеспечению права на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений служит также регламентация осно­ваний и порядка производства наложения ареста на почтово-телеграфные отправ­ления, их осмотра и выемки в учреждениях связи, контроля и записи телефонных и иных переговоров (ст.ст. 185, 186 УПК РФ).

За незаконное нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений предусмотрена уголовная ответственность.

Принцип презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ). Среди принципов уголовного судопроизводства центральное место занимает презумпция невино­вности, сущность которой определена в ст. 49 Конституции Российской Федерации. Согласно ст. 14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Презумпция невиновности означает, что закон считает обвиняемого невино­вным, пока те, кто считает его виновным (дознаватель, следователь, прокурор), не докажут это и пока виновность данного лица не будет установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Согласно международно-правовым актам[11] установление виновности обви­няемого в совершении преступления не обусловлено категорически приговором суда, что позволяет признавать лицо виновным и одновременно освобождать его от уголовной ответственности и без вынесения приговора (по амнистии, в связи с деятельным раскаянием и др.).

В соответствии с п. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 года обви­няемый имеет право считать себя невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена в судебном порядке. Это положение реализовано в отече­ственном уголовно-процессуальном законе в праве обвиняемого возражать против прекращения дела в его отношении по нереабилитирующим основаниям, что влечет рассмотрение дела в обычном порядке (ч. 2 ст. 27 УПК РФ).

Презумпция невиновности оказывает определяющее влияние на правовое поло­жение обвиняемого (подозреваемого, подсудимого). Факт того, что обвиняемый до вынесения в отношении него приговора и вступления его в законную силу счита­ется невиновным, обусловливает необходимость обеспечения ему права на защиту от выдвинутого против него обвинения.

В ч.ч. 2-4 ст. 14 УПК РФ установлены выводы из данного принципа, которые имеют важное теоретическое и практическое значение и в совокупности раскры­вают сущность презумпции невиновности:

  1. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Действительно, поскольку подозреваемый или обвиняемый по закону невиновны, нет оснований возлагать на них обязанность это доказывать.
  2. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Это озна­чает, что подозреваемого (обвиняемого) недопустимо принуждать к даче показаний, представлению доказательств, направленных на опровержение выводов стороны обвинения. Отказ подозреваемого (обвиняемого) от дачи показаний не является обстоятельством, свидетельствующим о его виновности.
  3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в его пользу. Сомнения представляют собой отсутствие в распоряжении должностного лица относимых, допустимых и достаточных доказательств, необходимых для принятия того или иного процес­суального решения. Это означает, что, если в ходе доказывания у следователя или суда возникли сомнения в виновности обвиняемого или доказанности того или иного факта и исчерпаны все возможности для собирания дополнительных дока­зательств для разрешения возникших сомнений, указанные лица должны принять решение в пользу обвиняемого (прекратить уголовное дело, вынести оправда­тельный приговор и т.д.). Применение данной нормы позволяет избежать необо­снованных и поспешных решений.
  4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и поста­новляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследо­ванных судом доказательств (ч. 4 ст. 303 УПК РФ). Какие-либо предположения, мнения, догадки при решении вопроса о виновности в расчет не принимаются.

Принцип состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ). Принцип состязатель­ности сторон предусматривает такое построение уголовного судопроизводства, при котором функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отде­лены друг от друга и не могут осуществляться одним и тем же органом или лицом. Суд занимает активную, но беспристрастную позицию, участники процесса зани­мают положение сторон (сторона обвинения — функция уголовного преследо­вания, поддержания гражданского иска и сторона защиты — функция охраны прав и интересов подозреваемых и обвиняемых, ответ на гражданский иск) и отстаи­вают перед судом свои интересы.

Стороны обладают равными процессуальными правами по:

  1. Представлению доказательств.
  2. Исследованию доказательств.
  3. Заявлению ходатайств.

Равенство прав сторон закреплено в ст. 244 УПК РФ. Так, например, и обви­нитель, и подсудимый со своим защитником вправе излагать суду свои сообра­жения и выводы по поводу всех вопросов, которые возникают в судебном засе­дании и отражаются в приговоре: о квалификации преступления, виде и размере наказания и другим.

Значение данного принципа заключается в том, что и функция обвинения и функция защиты отделены от функции правосудия. Соединение данных функций несовместимо с точки зрения логики и психологии. В противном случае суд будет занимать позицию одной из сторон. Суд создает необходимые условия для испол­нения сторонами их проце ссуальных обязанностей и осуществления предостав­ленных им прав. Суд не вправе самостоятельно возбуждать уголовное дело, в том числе в отношении нового лица, после чего применять к нему меру пресечения.

Наиболее полно принцип состязательности реализуется в судебных стадиях. Однако и в стадии предварительного расследования данный принцип присутствует. Так, следователь, прокурор, орган дознания и дознаватель отнесены к группе участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Защитник вправе собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи подозреваемому и обвиняемому (п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ). При отсутствии в судебном заседании защитника принцип состязательности не нарушается, потому что подсудимый самостоятельно осуществляет свою защиту от обвинения и поль­зуется правами защитника.

В случае отказа государственного обвинителя от обвинения, последний не пере­ходит на сторону защиты, а признает ошибку при утверждении обвинительного заключения или обвинительного акта либо недоказанность обвинения в суде и в связи с этим отказывается от обвинения полностью или частично.

Признание подсудимым своей вины также не соединяет функций обвинения и защиты. Этот факт только свидетельствует об отсутствии спора между стороной обвинения и защиты по вопросам о виновности и другим вопросам.

Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ). Подозреваемый и обвиняемый могут осуществлять право на защиту лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя. Право на защиту позволяет подозреваемому и обвиняемому оспаривать выдви­нутое против него подозрение или обвинение в совершении преступления, дока­зывать свою непричастность к данному преступлению, полную невиновность или меньшую степень вины, а также защищать другие законные интересы (личные и имущественные права и т.п.).

Суд, прокурор, следователь и дознаватель обязаны не только разъяснить подо­зреваемому и обвиняемому их права, но и обеспечить им возможность защищаться всеми не запрещенными законом способами и средствами. Так, к незаконным способам относятся применение угроз и насилия к свидетелю или потерпевшему.

Важнейшей составляющей данного принципа является право обвиняемого (подозреваемого) иметь защитника и законного представителя. В ст. 51 УПК РФ законом предусмотрены случаи обязательного участия защитника, в ст.ст. 426, 428 УПК РФ — участия законного представителя несовершеннолетнего подозревае­мого, обвиняемого и подсудимого, в ст. 437 УПК РФ — законного представителя лица, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера.

Согласно ст. 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Вот почему в стадии предварительного расследования в качестве защитника может быть допущен только адвокат.

В случаях, предусмотренных законом, защитник предоставляется подозрева­емому и обвиняемому бесплатно. Если адвокат оказывает юридическую помощь бесплатно, то есть по назначению следователя, дознавателя или суда либо лицо полностью или частично освобождено от несения расходов на оплату юридиче­ской помощи, то оплата труда адвоката производится за счет средств федераль­ного бюджета (ч.ч. 4, 6 ст. 132 УПК РФ).

Принцип свободы оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ). Ст. 17 УПК РФ закрепляет принцип свободы оценки доказательств, состоящий в том, что судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Внутреннее убеждение представляет собой вывод о доброкачествен­ности доказательств и их достаточности для принятия процессуального решения.

Указанный принцип неразрывно связан с конституционной нормой о незави­симости судей и подчинении их только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (ч. 1 ст. 120 Конституции Российской Федерации). Только бе спристрастный судья, свободный от влияния и давления, оказываемого на него со стороны государственных органов, должностных лиц, граждан, способен объек­тивно оценить имеющиеся в деле доказательства и вынести законное, обосно­ванное и справедливое решение по уголовному делу.

Вместе с тем ст. 17 УПК РФ предусматривает свободную оценку доказательств не только судом (судьей и присяжными заседателями), но и прокурором, следова­телем и дознавателем.

Оценка доказательств производится и другими участниками уголовного судо­производства, как со стороны защиты, так и со стороны обвинения, однако, поло­жения ст. 17 УПК РФ адресованы государственным органам и должностным лицам, осуществляющим уголовное судопроизводство.

Принцип свободы оценки доказательств характеризуется тем, что, с одной стороны, лицо, производящее оценку, не связано оценкой других лиц (должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, иных лиц, общественным мнением), а с другой, — не вправе перелагать эту обязанность на других лиц.

Оценка доказательств свободна, но не произвольна, поскольку осуществляется по внутреннему убеждению судей, присяжных заседателей, прокурора, следова­теля, дознавателя. В соответствии с ч. 1 ст. 17 УПК РФ внутреннее убеждение должно быть основано на доказательствах, имеющихся в деле, как обвинительных, так и оправдательных. Иными словами, сведения, не обладающие свойствами дока­зательств (данные оперативно-розыскной деятельности, документы, не приоб­щенные к делу, интуиция и т.д.), не могут служить основой для формирования внутреннего убеждения.

Гарантией свободы оценки доказательств должностными лицами, осуществля­ющими уголовное судопроизводство, является положение, сформулированное в ч. 2 ст. 17 УПК РФ: никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Это правило не позволяет относить к приоритетным какие бы то ни было виды доказательств (заключение эксперта, вещественные доказательства), в том числе так называемые признательные показания. Они так же, как и прочие подлежат сопоставлению с иными доказательствами, имеющимися в деле.

Таким образом, внутреннее убеждение должностного лица формируется в результате практиче ской деятельности и представляет собой результат оценки доказательств.

Принцип национального языка судопроизводства (ст. 18 УПК РФ). Судопроизводство ведется на русском языке или на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. Республики вправе самостоя­тельно устанавливать свои государственные языки. В Верховном Суде Российской Федерации и военных судах производство по уголовным делам осуществляется только на русском языке. Данная норма отражает конституционное положение, согласно которому на всей территории Российской Федерации государственным языком является русский язык.

Согласно ч. 2 ст. 26 Конституции РФ каждый имеет право пользоваться родным языком. В связи с этим участвующим в деле лицам, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, или плохо им владеющим, разъясняется и обеспечивается право бесплатно пользоваться услугами переводчика, а также право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или языке, которым они владеют.

Если лицо владеет языком судопроизводства, но желает пользоваться родным языком, то ему должна быть обеспечена такая возможность. Данный принцип действует на всех стадиях уголовного судопроизводства. Правом на переводчика обладают как стороны процесса, так и свидетель.

При этом все следственные и судебные документы, подлежащие обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому и другим участникам процесса, должны быть переведены на его родной язык или язык, которым он владеет. Значение данного принципа заключается в том, что он является государственной гарантией национального равноправия граждан. Кроме того, участие переводчика не только обеспечивает права участников процесса на пользование родным языком, но и содействует собиранию и закреплению доказательств.

Лица, осуществляющие уголовное судопроизводство (следователь и другие) и владеющие языком, который знает участник процесса, не вправе выполнять функцию переводчика.

Обвиняемым и подозреваемым, которые пользуются услугами переводчика в целях наилучшего обеспечения права на защиту, защитник предоставляется в обяза­тельном порядке. Ограничение права подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и защитника пользоваться родным языком является нарушением закона и осно­ванием для отмены приговора и других процессуальных решений, принятых по делу (п. 5 ч. 2 ст. 381 УПК РФ).

Принцип, обеспечивающий право на обжалование процессуальных действий и решений государственных органов и должностных лиц (ст. 19 УПК РФ). Согласно данному принципу любое действие или бездействие и решение суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя могут быть обжалованы в порядке, установленном УПК РФ. Например, обвиняемый может обжаловать заключение под стражу, понуждение к признанию своей виновности и т.д. Каждое заинтересованное в деле лицо имеет право на обжалование приговора, определения суда и постановления судьи. В неда­леком прошлом приговоры Верховного Суда Российской Федерации не подлежали обжалованию и опротестованию в кассационном порядке. В настоящее время право на обжалование решений Верховного Суда Российской Федерации закреплено в УПК РФ (п. 3 ч. 3 ст. 355). Таким образом, расширены гарантии, направленные на реализацию конституционного права граждан на пересмотр приговора вышесто­ящим судом (ч. 3 ст. 50 Конституции Российской Федерации).

Законом установлены порядок и сроки обжалования и рассмотрения жалоб на действия органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда. Согласно ст. 46 Конституции РФ каждый имеет право в соответствии с международными договорами РФ обращаться в межгосудар­ственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имею­щиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Европейский Суд по правам человека не только рассматривает споры о наруше­ниях прав человека национальными судебными системами, но и восстанавливает справедливость, решая вопрос о возмещении понесенного ущерба. Это значит, что деятельность Европейского Суда по правам человека повышает ответственность судебных органов за принятые решения по уголовным делам.

Решения Европейского Суда являются обязательными для всех государств- членов Европейского Союза. Его роль в жизни международного сообщества возрастает.

Принцип публичности (ст. 21 УПК РФ). Для успешного решения задач процесса (ст. 6 УПК РФ) требуется активность компетентных государственных органов. Принцип публичности (официальности) выражает государственное начало, поскольку защита граждан и общества в целом от преступных посяга­тельств является важной и ответственной обязанностью государства в лице его правоохранительных органов, а не делом самих граждан.

Если руководитель следственного органа, следователь, орган дознания и дозна­ватель обнаружили признаки преступления, то они обязаны в переделах своей компетенции принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, изобличению виновных лиц, а также предотвратить необосно­ванное уголовное пре следование или осуждение лиц либо принять меры к реаби­литации невиновного.

Отступления от принципа публичности содержатся в ч. 2 и 3 ст. 20 УПК РФ (дела частного и частно-публичного обвинения, которые возбуждаются только по жалобе потерпевшего).

Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело по делам частного и частно-публичного обвинения при отсутствии заявления потерпевшего или его законного предста­вителя в следующих случаях: 1) если преступление совершено в отношении лица, которое находиться в зависимом состоянии от лица, совершившего данное преступление или беспомощном состоянии; 2) если пострадавшее лицо по иным причинам не может самостоятельно осуществлять свои права и законные инте­ресы, в том числе при совершении преступления лицом, данные о котором неиз­вестны (ч. 4 ст. 20 УПК РФ). В указанных случаях прокурор вправе осуществлять уголовное преследование независимо от воли потерпевшего. Однако согласно ч. 4 ст. 318 УПК РФ вступление в уголовное дело прокурора не лишает стороны права на примирение по делам частного обвинения.

Нормой, гарантирующей действие принципа публичности, является положение, согласно которому требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, соответству­ющие их компетенции, обязательны для исполнения всеми учреждениями, пред­приятиями, организациями, должностными лицами и гражданами. Таким образом, исходя из принципа публичности государственные органы и должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, наделены широкими властными полномочиями. Только государственные органы, ведущие уголовное судопроизвод­ство, вправе применять меры процессуального принуждения, принимать решения о возбуждении уголовного дела, его направлении и разрешении.

Значение принципа публичности заключается в том, что он направлен на охрану прав и свобод человека и гражданина (потерпевшего, обвиняемого и иных лиц). Из данного принципа вытекает, что защита прав и законных интересов участвующих в деле лиц является обязанностью государственных органов и должностных лиц, в том числе и обеспечение их личной и имущественной безопасности. Именно должностные лица обязаны устанавливать события преступления, собирать дока­зательства, как обвиняющие и отягчающие уголовное наказание, так и оправды­вающие или смягчающие ответственность. Должностные лица органов предва­рительного расследования обязаны возбуждать уголовные дела публичного обви­нения во всех случаях наличия признаков преступления в деянии, осуществлять уголовное преследование в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК РФ. Приговор суда также выносится от имени государства.

 

Список литературы:

[1]    Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: учебник для вузов / под общ. ред. А.В. Смирнова. М.: ИНФРА-М, 2015. С. 81.

[2]    См.: Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. Росс. Академия наук. Институт им. В.В.Виноградова. 4 изд. — М., 1999. С.382.

[3]    См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общ. ред. В.В. Мозякова. — М.: Экзамен XXI, 2002. С. 42.

[4]    Дело «Бурдов (Burdov) против Российской Федерации» (№ 2) (жалоба № 33509/04): постановление ЕСПЧ от 15.01.2009. По делу обжалуется длительное уклонение властей от исполнения вступивших в силу решений, вынесенных в пользу заявителя. Допущены нарушения статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 1 Протокола № 1 // Российская хроника Европейского Суда. Приложение к «Бюллетеню Европейского Суда по правам человека». Спец. вып. 2009. № 4. С. 79-106.

[5]    См., напр.: Рожков Д.Г. Обеспечение разумного срока уголовного производства в суде первой инстанции: автореф. дис. . ..канд. юрид. наук. Челябинск, 2013. С. 3; Некенова С.Б. Принцип обеспечения права лица на разумный срок уголовного судопроизводства: автореф. дис. .канд. юрид. наук. Саратов, 2015. С. 4.

[6]    См.: О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок: федеральный закон от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ (в ред. от 29.06.2015) // Российская газета. 2010. 04 мая.

[7]    См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25.06.2013 г. № 14-П по делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 1, пункта 1 части 1, частей 6 и 7 статьи 3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», частей 1 и четвертой статьи 244-1 и пункта 1 части первой статьи 244-6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А.Е. Поповой» // Российская газета. 2013. 2 июля; Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11.11.2014 г. № 28-П по делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 1 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и части третьей статьи 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Курочкина, А.Б. Михайлова и А.С. Русинова // Российская газета. 2014. 21 ноября.

[8]    О полиции: федеральный закон Российской Федерации от 07 февраля 2011 г. № З-ФЗ // Российская газета. 2011. 07 февраля.

[9]    О полиции: федеральный закон Российской Федерации от 07 февраля 2011 г. № 3-ФЗ» // Российская газета. 2011. 07 февраля

[10]   О полиции: федеральный закон Российской Федерации от 07 февраля 2011 г. № 3-ФЗ // Российская газета. 2011. 07 февраля.

[11]   Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года; Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года // Международные акты о правах человека: сборник документов / сост. В.А. Карташкин и Е.А. Лукашева. М., 1998.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *