Понятие, источники и нормы уголовно-процессуального права

1. Понятие уголовного-процессуального права и его соотношение с другими отраслями права и юридическими дисциплинами

Уголовно-процессуальное право — отрасль российского права, представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения, возникающие, функционирующие и прекращающиеся как на этапе проверки сооб­щения о совершенном или готовящемся преступлении, так и на различных стадиях уголовного процесса.

Уголовно-процессуальное право, как любая другая отрасль права основана на Конституции Российской Федерации, что свидетельствует о тесной взаимос­вязи с конституционным правом. Провозглашенные в Конституции Российской Федерации принципы легли в основу построения всех уголовно-процессуальных институтов и нашли самостоятельное отражение в главе 2 УПК РФ: законность при производстве по уголовному делу, осуществление правосудия только судом, неза­висимость судей, уважение чести и достоинства личности, неприкосновенность личности, охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроиз­водстве, неприкосновенность жилища и другие. Возникающие в рамках осущест­вления производства по уголовным делам правоотношения между участниками уголовного судопроизводства, должностными лицами и органами регламентиро­ваны уголовно-процессуальным правом в соответствии с нормами предписанными конституцией Российской Федерации.

Соотношение уголовного и уголовно-процессуального права. Уголовное право предусматривает основание уголовной ответственности, устанавливает виды наказания и иные меры, назначаемые за совершенное преступное деяние. Определяет обстоятельства, исключающие преступность деяния, раскрывает осно­вания освобождения от уголовной ответственности и наказания. Уголовное право представляет собой совокупность норм материального права, реализация которых происходит путем применения норм и институтов уголовно-процессуального права. Принято различать возникающие в ходе применения данных отраслей правоотно­шения. Уголовно-правовые правоотношения, это отношения, возникающие между государством, установившим правила и нормы поведения и лицом, допустившим нарушение норм уголовного закона. Уголовно-процессуальные отношения возни­кают в момент получения должностным лицом информации о совершенном престу­плении и продолжаются на протяжении всего периода установления обстоятельств, имеющих значения для принятия законного и обоснованного решения.

Уголовно-процессуальные отношения позволяют реализовывать уголовно-правовые нормы, кроме того призваны обеспечить защиту граждан от необоснованного обвинения и осуждения.

Соотношение гражданского и уголовно-процессуального права. Применение норм уголовно-процессуального право создает условия для реализации норм мате­риального гражданского права, при решении вопроса о возмещении ущерба, причи­ненного преступлением. Так лицо, предъявившее требование о возмещении имуще­ственного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением, в рамках расследования по уголовному делу, признается гражданским истцом (ст. 44 УПК РФ). В свою очередь в качестве граж­данского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации несет ответственность за вред, причиненный преступлением (ст. 54 УПК РФ). Уголовно­процессуальный кодекс российской Федерации содержит отдельную норму, содер­жащую в себе меры по обеспечению гражданского иска в уголовном судопроиз­водстве (ст. 161.1 УПК РФ).

Соотношение гражданско-процессуального и уголовно-процессуального права. Судопроизводство в указанных отраслях происходит на схожих основопо­лагающих началах (принципах): состязательность и равноправие сторон, незави­симость суда, непосредственность, устность и гласность судебного разбиратель­ства. Однако в то время как уголовное судопроизводство связанно с восстановле­нием прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступления и вынесе­нием справедливого, всестороннего и полного приговора в отношении лица, совер­шившего общественно-опасное деяние, гражданский же процесс, в свою очередь, направлен на восстановление интересов частного характера.

Соотношение административно-процессуального и уголовно-процессу­ального права. Административное производство имеет схожие формы с уголовном процессом, руководствуется схожими принципами: право на защиту, оценка доказа­тельств, гласность и др. Процедура формирования доказательственной базы прак­тически тождественна, признаются показания свидетелей, заключения экспертов, составления протоколов проводимых проце ссуальных мероприятий по админи­стративным правонарушениям. Административные правонарушения отличаются от уголовных преступлений малозначительностью.

Соотношение оперативно-разыскной деятельности и уголовно-процессу­ального права. Уголовно-процессуальное отношения, возникающие в процессе расследования по уголовным делам тесно взаимосвязаны с оперативно-розыскной деятельностью. Так, одним из оснований для принятия решения о возбуждении уголовного дела является информация, полученная из оперативных источников (ст. 143 УПК РФ); надзор за деятельностью лиц, производящих расследование и осуществляющих оперативно-разыскные мероприятия возложен на органы проку­ратуры (ст. 29, 30 Закона о прокуратуре); к полномочиям лиц, производящим рассле­дование отнесена возможность дачи отдельных поручений сотрудникам опера­тивных подразделений.

В научной литературе, также принято отражать взаимосвязь уголовно­процессуального права с отдельными дисциплинами. В качестве примера приводится криминалистика. Криминалистика как учебная дисциплина позволяет освоить тактику производств отдельных следственных действий, позволяющих сформировать доказательственную базу по расследуемому уголовному делу, кроме того, при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств (ч. 6 ст. 164 УПК РФ). Существует и обратная взаи­мосвязь, криминалистические рекомендации не должны выходить за пределы уголовно-процессуальных норм.

2. Виды уголовного процесса

Многообразие правовых систем, устоявшихся норм и правил поведения обще­ства, исторические этапы индивидуального развития каждого государства предо­пределяют задачи, стоящие перед уголовным процессом, образуют систему постро­ения уголовно-процессуальных институтов. В зависимости от задач, стоящих перед уголовным процессом, процессуальных полномочий государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, обеспечения прав на защиту лиц, пострадавших от преступления, порядка формирования доказа­тельств в процессе расследования принято различать несколько видов уголовного процесса: обвинительный, розыскной (инквизиционный), состязательный и смешанный.

Обвинительный. Обвинительный уголовный процесс характерен прежде всего для более раннего развития общественных отношений (период рабовла­дельческого общества, раннего феодализма). В уголовном процессе данного вида ключевой фигурой являлся обвинитель, т.е. лицо, которому преступлением был причинен вред. Он располагал полномочиями по возбуждению или прекращению уголовного процесса, сбору доказательственной базы (процесс сбора доказательств был примитивен, их можно было получить либо путем угроз или пыток, либо в процессе прохождения определенных испытаний «ордалии»). Бремя обеспечения явки подозреваемого в суд возлагалось также на обвинителя. Конфликт между обвинителем и лицом, совершившим преступления, разрешался в суде, который проходил открыто, гласно, устно. Результаты поединков, испытаний и состязаний оглашались общественности.

Функции суда возлагались на народные собрания, советы старейшин, либо уважаемых феодалов. В качестве доказательств зачастую принимались свидетель­ства о добропорядочности участников уголовного процесса. Однако следует отме­тить, что на тот период не существовало разделения судопроизводства на граж­данское и уголовное.

Обвинительный процесс был характерен для периода действия Русской Правды. Усиление государственной власти, развитие общественных отношений, переориен- тированность преступлений с личной обиды, нанесенной потерпевшему в престу­пление против установленных государством норм и правил поведение привело в видоизменению и уголовного процесса.

Розыскной (инквизиционный) процесс. Для уголовного процесса данного вида характерно, передача функции судебной власти государству. Тяжба между обвинителем и обвиняемым переходила в разрешение конфликта между обвиня­емым и государством.

Характерными чертами данного процесса является слияние в одном участ­нике функций защиты, обвинения и разрешения уголовного дела. Как правило в его полномочия входит решение вопроса о возбуждении уголовного дела, уста­новление обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, сбор и оценка доказательств, принятие всех процессуальных решений по делу. Прослеживалось отсутствие прав личности в уголовном судопроизводстве. Уголовный процесс проводился в два этапа: 1) сыск и следствие и 2) судебное производство. Следствие велось негласно, судебные разбирательства были тайные, закрытые, письменные.

Инквизиционный процесс (от лат. inquisitio — исследование) различал три вида приговоров: обвинительный, оправдательный, оставление в подозрении при недо­статочности доказательств для осуждения. Значение одних и тех же доказательств дифференцировалось в зависимости от социального статуса лица, от которых оно получено.

Отсутствие контроля за законностью осуществления правосудия предопреде­лило существование данного вида уголовного процесса.

В настоящее время розыскной уголовный процесс в чистом виде в мире почти не встречается, однако отдельные его элементы присутствуют и используются фактически во всех современных уголовно-процессуальных системах.

Состязательный уголовный процесс. Принято рассматривать состязательный уголовный процесс как наиболее демократический, справедливый и современный. Для уголовного судопроизводства в данном виде характерны следующие черты: одни участники уголовного процесса наделены функцией обвинения, другие защиты; процессуальное равенство сторон; в основу судопроизводства возложен принцип законности; решение по уголовному делу уполномочен принимать только суд; суд независим; презюмируется принцип презумпции невиновности лица, пока его вина не будет доказана в суде. В случае отказа обвинителя от предъявленного обвинения суд должен вынести оправдательный приговор. Разбирательство в судах проходит гласно, открыто, устно.

Состязательный вид уголовного процесса наиболее характерен для стран англо­американской правовой системы — США, Англия.

Современный уголовный процесс России также осуществляется на основе состязательности сторон (ч. 1 ст. 15 УПК РФ).

Смешанный вид уголовного процесса. Представляет собой сочетание розыск­ного и состязательного уголовного процесса. Для него характерно деление процесса производства расследования на досудебное производство с преимуществами розыскного процесса и судебное производства, которое проходит в соответствии с правилами состязательного производства.

Кроме того, следует отметить, что функции уголовного преследования возло­жены на следователя, дознавателя и прокурора. Принятие процессуальный решений, выполнение следственных действий возможно лишь лицом, выступа­ющим со стороны обвинения (следователем, дознавателем). Остальные участ­ники уголовного производства имеют возможность повлиять по ход расследования лишь путем заявления ходатайств и жалоб, которые уполномочены рассматривать органы расследования, прокурор и суд.

Возникновение данного типа процесса обычно связывают с принятием Уголовно-процессуального кодекса Франции, позже Германии и Австрии.

3. Понятие и система источников уголовно-процессуального права

Источники уголовно-процессуального права — совокупность уголовно­процессуальных норм и уголовно-процессуальных институтов, регулирующих правоотношения, возникающие на различных стадиях уголовного процесса.

В теории уголовного процесса нет единого подхода к пониманию источников уголовно-процессуального права, однако общие положения закреплены в ст. 1 УПК РФ, в соответствии с которым порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается УПК РФ, основанным на Конституции Российской Федерации.

В свою очередь источники уголовно-процессуального права образуют уголовно­процессуальное законодательство, в состав которого входит и УПК РФ. Понятия «источники уголовно-процессуального права» и «уголовно-процессуальное законодательство» принято рассматривать как тождественные. Но не следует отождествлять понятия «уголовно-процессуальное законодательство» и «уголовно­процессуальное право». Последнее по своему содержанию шире и включает в себя уголовно-процессуальные источники.

Помимо Конституции Российской Федерации, действующего уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации законодатель отнес к источникам уголовного процесса и общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ч. 3 ст. 1 УПК РФ), решения Европейского суда по правам человека, Конституционного и Верховного Судов Российской Федерации.

Более того, закон определяет, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные УПК РФ, то приме­няются правила международного договора (ч. 3 ст. 1 УПК РФ).

Буквальное толкование ч. 2 ст. 7 УПК РФ, а также п. «О» ст. 71 Конституции Российской Федерации, позволяет относить к источникам уголовного- процессуального права федеральные законы и иные нормативные акты.

Система источников уголовно-процессуального права.

Конституция Российской Федерации принята всенародным голосова­нием 12 декабря 1993 года. Структурно состоит из Преамбулы и двух разделов. Нормы, непосредственно относящиеся к уголовно-процессуальным отношениям содержатся во 2 главе «Права и свободы человека и гражданина» (ст.ст. 47-51 Конституции Российской Федерации): никто не может быть лишен права на рассмо­трение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом; каждому гарантируется право на получение квалифици­рованной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юриди­ческая помощь оказывается бесплатно. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заклю­чения под стражу или предъявления обвинения; Каждый обвиняемый в совер­шении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет дока­зана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою неви­новность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обви­няемого; никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Каждый осужденный за престу­пление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания; что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Помимо указанного, Конституция Российской Федерации провозглашает ряд основополагающих принципов, выражающих демократическую сущность уголов­ного процесса:

  • права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраня­ются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52 Конституции РФ);

каждый имеет право на:

  • возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53 Конституции РФ);
  • государственную охрану достоинства личности (ст. 21),
  • свободу и личную неприкосновенность (ст. 22);
  • неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23, ч. 1 ст. 24);
  • информацию (ч. 2 ст. 24);
  • неприкосновенность жилища (ст. 25);
  • свободу передвижения, выбора места проживания и жительства, выезда за пределы Российской Федерации (ст. 27).

Каждый из указанных принципов находит законодательное закрепление в уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (глава 2 УПК РФ), которые в свою очередь оказывают непосредственное влияние на построение всех уголовно-процессуальных институтов.

Вопрос о применении судами норм Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия разрешен в одноименном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. № 8[1], среди основных положений которого следует отметить, следующее:

  • закрепленное в Конституции Российской Федерации положение о ее высшей юридической силе означает, что все конституционные нормы имеют верхо­венство над законами и иными нормативными правовыми актами.
  • согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей терри­тории Российской Федерации. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматри­ваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия;
  • в соответствии со ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они опре­деляют смысл, содержание и применение законов, деятельность законода­тельной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечива­ются правосудием.

Учитывая это конституционное положение, а также положение ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому право на судебную защиту его прав и свобод, суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина путем своевременного и правильного рассмо­трения дел.

Кроме того, следует отметить, что в случае коллизий между различными зако­нами равной силы приоритетным признается последующий закон и закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений, а также те законы которые устанавливают дополнительные гарантии прав и свобод[2].

Общепризнанные принципы и нормы международного права и междуна­родные договоры Российской Федерации.

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации согласно ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Федеральным законом от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных дого­ворах Российской Федерации»[3] установлено, что Российская Федерация, выступая за соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права — принципу добросовест­ного выполнения международных обязательств.

Под общепризнанными принципами международного права следует пони­мать основополагающие императивные нормы международного права, принима­емые и признаваемые международным сообществом государств в целом, откло­нение от которых недопустимо.

Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного.

Под международным договором Российской Федерации надлежит понимать международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры, в пись­менной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких, связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования (например, конвенция, пакт, соглашение и т.п.).

К общепризнанным международно-правовым документам относятся:

  • Всеобщая декларация прав человека 1948 г.;
  • Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.;
  • Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г.;
  • Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращений и наказаний 1975 г.;
  • Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижа­ющих достоинство видов обращений и наказаний 1984 г.;
  • Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанную странами-участниками СНГ 1993 г.

Исходя из смысла частей 3 и 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, части 3 статьи 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» судами непосредственно могут применяться те вступившие в силу международные договоры, которые были официально опубликованы в Собрании законодательства Российской Федерации, в Бюллетене международных договоров, размещены на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www. pravo.gov.ru) в порядке, установленном статьей 30 указанного Федерального закона. Международные договоры Российской Федерации межведомственного характера опубликовываются по решению федеральных органов исполнительной власти или уполномоченных организаций, от имени которых заключены такие договоры, в официальных изданиях этих органов.

Международный договор имеет приоритет над внутренним законодательством лишь в том случае, если согласие на обязательность которого было принято в форме федерального закона, в противном случае, данные договоры имеют прио­ритет в применении в отношении подзаконных нормативных актов, изданных органом государственной власти или уполномоченной организацией, заключив­шими данный договор (часть 4 статьи 15, статьи 90, 113 Конституции Российской Федерации).

Международные договоры, которые имеют прямое и непосредственное действие в правовой системе Российской Федерации, применимы судами, в том числе воен­ными, в частности:

  • если международным договором РФ установлены иные правила судопроиз­водства, чем уголовно-процессуальным законом РФ;
  • если международным договором РФ регулируются отношения, в том числе отношения с иностранными лицами, ставшие предметом судебного рассмо­трения (например, жалоб на решения о выдаче лиц, обвиняемых в совер­шении преступления или осужденных судом иностранного государства)[4].

В ходе осуществления уголовно-процессуальной деятельности допускаются случаи регулирования правовых отношений путем заключения двухсторонних международных договоров (вопросы международного сотрудничество о выдаче лица, об оказании правовой помощи и др.).

Кроме того, следует отметить, что наряду с указанной ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, согласно которой общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации явля­ются составной частью ее правовой системы, Конституция Российской Федерации провозглашает, что не соответствующие Конституции Российской Федерации международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению (ч. 6 ст. 125 Конституции РФ).

Решения Европейского суда по правам человека как источник уголовно­процессуального права.

В соответствии с Федеральным законом от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратифи­кации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» 12Российская Федерация в соответствии со статьей 46 Конвенции признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам чело­века обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации (ст. 1 Федерального закона).

Верховный Суд РФ в постановлении от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международ­ного права и международных договоров Российской Федерации» пояснил судам, что «Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназ­ванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

Это предполагает, что постановления Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) становятся источником права, в том числе уголовно-процессуального.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации является основным источником уголовно-процессуального права, которым устанавливаются правила уголовного судопроизводства в Российской Федерации.

Действующий УПК РФ принят был принят Государственной Думой Российской Федерации 22 ноября 2001 г., подписан Президентом Российской Федерации 18 декабря 2001 г., вступил в силу 1 июля 2002 г.[5] [6] Однако с момента вступления кодекса в силу в него неоднократно вносились как незначительные изменения, так и корректирующие целые уголовно-процессуальные институты. Всего насчи­тывается внесение более 230 изменений, внесенных федеральными законами Российской Федерации,

В настоящее время структурно уголовно-процессуальный кодекс представлен шестью частями:

Часть 1 «Общие положения», включает в себя шесть разделов (I-VI), восем­надцать глав (1-18).

Раздел I «Основные положения, который включает в себя четыре главы 1 «Уголовно-процессуальное законодательство, 2 «Принципы уголовного судопро­изводства», 3 «Уголовное преследование», 4 «Основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования»). Особое значение в структуре УПК РФ имеет глава 2 о принципах уголовного судо­производства. Никакие иные положения УПК РФ не могут противоречить прин­ципам, закрепленным в главе 2.

Раздел II называется «Участники уголовного судопроизводства». В УПК РФ участники уголовного судопроизводства четко разделяются на четыре группы: суд, участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения, со стороны защиты и иные участники уголовного судопроизводства. Четыре первые главы данного раздела (с 5 по 8) соответственно посвящены четырем группам участников уголовного судопроизводства. Глава 9 называется «Обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве» и предусматривает, в частности, порядок заявления и разрешения заявлений об отводах судьи, прокурора, следователя или дознавателя, секретаря судебного заседания, переводчика, эксперта, специалиста.

Раздел III «Доказательства и доказывание» состоит всего из двух глав: глава 10 «Доказательства в уголовном судопроизводстве» и глава 11 «Доказывание». В частности в 11 главе законодатель определил в чем заключается процесс доказы­вания (в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обсто­ятельств, предусмотренных статьей 73 УПК РФ).

Раздел IV «Меры процессуального принуждения» включает в себя три главы. Глава 12 посвящена задержанию подозреваемого. В главе 13 регулируются вопросы, связанные с мерами пресечения в отношении подозреваемого или обви­няемого: подпиской о невыезде, залоге, домашнем аресте, заключении под стражу и другими. Следует отметить изменения, произошедшие в данном институте, так Федеральным законом от 18 апреля 2018 г. № 72-ФЗ[7] введена новая мера пресе­чения — запрет определенных действий (ст. 105.1 УПК РФ). Глава 14 называется «Иные меры процессуального принуждения. В статьях этой главы регулируются вопросы, связанные с такими мерами как обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности и другие.

Раздел V «Ходатайства и жалобы» состоит из двух глав: 15 «Ходатайства», 16 «Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство». Раздел VI «Иные положения» также состоит из двух глав: 17 «Процессуальные сроки. Процессуальные издержки» и 18 «Реабилитация».

Часть 2 «Досудебное производство», включает в себя два раздела (VII-VIII), пятнадцать глав (19-32.1).

Данная часть полностью посвящена досудебному производству, состоящему из двух стадий — возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Соответственно этому делению в часть вторую входят два раздела — VII и VIII.

Раздел VII «Возбуждение уголовного дела» состоит из двух глав: 19 «Поводы и основания возбуждения уголовного дела» и 20 «Порядок возбуждения уголов­ного дела».

Раздел VIII «Предварительное расследование» самым большим в УПК РФ и состоит из тринадцати глав. В главе 21 регулируются общие условия предваритель­ного расследования. Глава 22 посвящена одной из форм предварительного рассле­дования — предварительному следствию. Второй форме предварительного рассле­дования — дознанию — посвящены главы глава 32 «Дознание» и 32.1 «Дознание в сокращенной форме». При этом глава 32.1 была включена в УПК РФ Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»[8]. Глава 23 называется «Привлечение в качестве обвиня­емого. Предъявление обвинения». В последующих четырех главах регулируется производство отдельных следственных действий — осмотра, освидетельствования и следственного эксперимента (глава 24), обыска, выемки, наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, контроля и записи переговоров, получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устрой­ствами (глава 25), допроса, очной ставки, опознания, проверки показаний на месте (глава 26), судебной экспертизы (глава 27). Глава 28 называется «Приостановление и возобновление предварительного следствия», глава 29 — «Прекращение уголов­ного дела», глава 30 «Направление уголовного дела с обвинительным заключе­нием прокурору» и глава 31 «Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением».

Часть 3 «Судебное производство», включает в себя семь разделов (IX-XV), двадцать глав (33-49), из которых 5 утратило силу.

Раздел IX посвящен производству в суде первой инстанции (глава 33 «Общий порядок подготовки к судебному заседанию», глава 34 «Предварительное слушание, глава 35 «Общие условия судебного разбирательства», глава 36 «Подготовительная часть судебного заседания», глава 37 «Судебное следствие», глава 38 «Прения сторон и последнее слово подсудимого», глава 39 «Постановление приговора». В разделе X регулируется особый порядок судебного производства, в него включены две главы — 40 «Особенности принятия судебного решения при согласии обви­няемого с предъявленным ему обвинением» и 40.1 «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве». По одной главе входят в раздел XI «Особенности производства у мирового судьи» (глава 41) и раздел XII «Особенности производства в суде с участием присяжных заседателей (глава 42 «Производство по уголовным делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей»). В главу 42 Федеральным законом от 23 июня 2016 г. № 190-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с расширением применения института присяжных заседателей»[9] были внесены существенные изменения, которые в своем большин­стве вступят в силу с 1 июня 2018 года.

Значительные изменения в последнее время претерпели разделы XIII «Производство в суде второй инстанции» и XV «Пересмотр вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда». Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законо­дательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации»[10] из раздела XII были исключены главы 43 «Апелляционное и кассационное обжало­вание судебных решений, не вступивших в законную силу», 44 «Апелляционный порядок рассмотрения уголовного дела», 45 «Кассационный порядок рассмо­трения уголовного дела» и включена новая глава 45.1 «Производство в суде апел­ляционной инстанции». Из раздела XV УПК РФ этим же федеральным законом была исключена глава 48 «Производство в надзорной инстанции» и включены две новые главы — 47.1 «Производство в суде кассационной инстанции и глава 48.1 «Производство в суде надзорной инстанции. Еще одной главой раздела XV явля­ется глава 49 «Возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств». Изменения в разделах XIII и XV УПК РФ связаны с изменением сущности апелляционной и кассационной инстанций в уголовном процессе. Первоначально и апелляционное и кассационное производ­ство по уголовному делу осуществлялось в отношении судебных решений, не вступивших в законную силу. В настоящее время производство в суде апелляци­онной инстанции продолжает осуществляться в отношении судебных решений, не вступивших в законную силу, а производство в суде кассационной инстанции наряду с производством в суде надзорной инстанции — в отношении вступивших в законную силу судебных решений.

В часть 3 входит также раздел XIV, посвященный самостоятельной стадии уголовного процесса — исполнению приговора.

Часть 4 «Особый порядок уголовного судопроизводства», включает в себя два раздела (XVI-XVII), четыре главы (50-52).

Раздел XVI «Особенности производства по отдельным категориям уголовных дел» включает в себя две три: глава 50 «Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних»; глава 51 «Производство о применении прину­дительных мер медицинского характера» и введенную Федеральным законом от 03 июля 2016 г. № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности»[11] главу 51.1 «Производство о назначении меры уголовно­правового характера при освобождении от уголовной ответственности».

Раздел XVI «Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц» включает в себя единственную одноименную главу 52.

Часть 5 «Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизвод­ства», включает в себя один раздел (XVIII) и четыре главы.

В часть 5 входит единственный раздел ХУШ «Порядок взаимодействия судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими компетент­ными органами и должностными лицами иностранных государств и международ­ными организациями». В данный раздел входят три главы: глава 53 «Основные положения о порядке взаимодействия судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими компетентными органами и должностными лицами иностранных государств и международными организациями», глава 54 «Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора и глава 55 «Передача лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является».

Часть 6 «Электронные документы и бланки процессуальных документов», включает в себя один раздел XIX «Использование в уголовном судопроизводстве электронных документов и бланков процессуальных документов» и две главы: 56 «Порядок использования электронных документов и бланков процессуальных доку­ментов» и 57 «Перечень бланков процессуальных документов», которая в соответ­ствии с Федеральным законом от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации»»[12] утратила силу.

Данная часть представлена в редакции Федерального закона от 23 июня 2016 г. № 220-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части применения электронных документов в деятельности органов судебной власти»[13].

В целом кодекс состоит из 19 разделов, 57 глав и 474 статей, но следует учиты­вать, что применяемая законодателем юридическая техника нумерации статей допу­скает возможность закрепления за одной статьей нескольких самостоятельных норм. Так, к примеру, в главе 45.1 «Производство в суде апелляционной инстанции» состоит из 36 статей, пронумерованных с 389.1 «Право апелляционного обжало­вания» до 389.36 «Повторное рассмотрение уголовного дела судом апелляцион­ного инстанции».

Действующий уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации отлича­ется своей логичностью построения уголовно-процессуальных институтов, систем­ностью подхода к определению назначению уголовного судопроизводства, прин­ципов уголовного процесса, определении функциональных обязанностей субъектов уголовного судопроизводства. Однако уголовно-процессуальный кодекс «прошел» достаточно длительный путь развития, подвергаясь изменениям вместе с меняю­щимися в стране общественными отношениями и политическими режимами, ему предшествовал Устав уголовного судопроизводства (1864 г.), его сменил первый уголовно-процессуальный кодекс (1922 г.), следующий кодекс был принят в 1923 г., на смену которого пришел УПК РСФСР 1960 г.

Иные законы Российской Федерации в системе источников уголовно­процессуального права.

Как было отмечено ранее, основным источником уголовно-процессуального права является уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, однако невозможно в одном кодексе нормативно закрепить все многообразие уголовно­процессуальных отношений возникающих в рамках уголовного судопроизводства. Помимо указанных, к источникам уголовно-процессуального права следует отно­сить Федеральные конституционные законы и Федеральные законы Российской Федерации.

Федеральные конституционные законы определяют судебную систему, компе­тенцию судов, статус судей, полномочия и принципы деятельности уполномочен­ного по правам человека и др.

К примеру, Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации»[14] определил организацию Конституционного Суда Российской Федерации и статус судей, особенности произ­водства в Конституционном Суде Российской Федерации по отдельным катего­риям дел. Не менее весомый вклад в развитие уголовно-процессуальных отно­шений и правовую регламентацию уголовно-процессуальной деятельности внес Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»[15], который закрепил, что судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установ­ленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных и арбитражных заседателей. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осущест­вление правосудия (ст. 1 ФКЗ).

В 1999 году принят Федеральный конституционный закон «О военных судах Российской Федерации»[16], который прописал, что военные суды осуществляют правосудие от имени Российской Федерации, рассматривая подсудные им дела в порядке гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ст. 2 ФКЗ). Определил вопросы подсудности дел военным судам (ст. 7).

Статус Верховного Суда Российской Федерации закреплен Федеральным конституционным законом Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. № 3- ФКЗ «О Верховном суде Российской Федерации»[17]. Так, в частности ФКЗ определил, что Верховный Суд Российской Федерации осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью судов, образованных в соответствии с Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» и федеральными законами, рассматривая гражданские дела, дела по разрешению экономических споров, уголовные, адми­нистративные и иные дела, подсудные указанным судам, в качестве суда надзорной инстанции, а также в пределах своей компетенции в качестве суда апелляционной и кассационной инстанций (ч. 2 ст. 2).

К источникам уголовно-процессуального права относятся также федеральные законы, которые можно разделить на пять групп[18]:

  • федеральные законы, отражающие отдельные институты уголовно­процессуального права (например, Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»; Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»);
  • федеральные законы, регулирующие уголовно-процессуальную деятель­ность отдельных государственных органов: Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации»; Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» и др.;
  • федеральные законы, регулирующие статус отдельных участников уголов­ного процесса: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокат­ской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»; Федеральный закон от 20 августа 2004 г. № 113-ФЗ «О присяжных заседателях феде­ральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» и др.;
  • федеральные законы, регулирующие вопросы доказывания и доказательств (доказательственного права): Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»; Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятель­ности в Российской Федерации»;
  • федеральные законы, регулирующие статус лиц, в отношении которых установлен особый порядок судопроизводства (лиц, обладающих непри­косновенностью в уголовном процессе): Федеральный закон от 8 мая 1994 г. № 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы»; Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 41-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» и др.

Судебные решения как источник уголовно-процессуального права.

На уголовно-процессуальную деятельность непосредственное влияние оказы­вают и решения Конституционного и Верховного суда Российской Федерации, что дает основание отнести их к источникам уголовно-процессуального права, но следует учитывать, что решения этих судов не создают самостоятельных норм, а представляют собой толкование существующих норм и правоприменительной практики, что не дает возможности признавать их самостоятельным источ­ником права.

Решения Конституционного суда Российской Федерации.

Наибольшее значение для уголовного судопроизводства имеет такое полно­мочие Конституционного Суда РФ, как проверка конституционности законов и иных нормативных правовых актов. Инициируют проверки такого рода жалобы на нарушения прав и свобод, провозглашенных Конституцией Российской Федерацией.

Важно отметить, что Конституционный Суд Российской Федерации уполно­мочен к принятию двух видов решений, которые имеют отношения к уголовно­процессуальной деятельности: о толковании положений Конституции РФ, уста­навливающих правовые основы осуществления уголовного судопроизводства; о проверки конституционности уголовно-процессуальных норм.

В случае если Конституционный Суд РФ признает неконституционность нормы или закона, в соответствии с Федеральным конституционным законом от 21 июля 1994 г. № 1 «О Конституционном Суде Российской Федерации» это является осно­ванием для отмены в установленном порядке положений других нормативных актов либо договоров, основанных на признанных неконституционными полностью или частично нормативном акте либо договоре либо воспроизводящих их или содер­жащих такие же положения, какие были признаны неконституционными.

Признание не соответствующими Конституции Российской Федерации норма­тивного акта субъекта Российской Федерации, договора субъекта Российской Федерации или отдельных их положений является основанием для отмены в уста­новленном порядке органами государственной власти других субъектов Российской Федерации положений принятых ими нормативных актов либо заключенных дого­воров, содержащих такие же положения, какие были признаны неконституци­онными.

В случае признания нормативного акта органа государственной власти или дого­вора между органами государственной власти либо отдельных их положений соот­ветствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании при их применении исключается любое иное их истолкование, а на последствия принятия такого постановления распространяются положения настоящего Федерального конституционного закона и иных федеральных законов, установленные для случаев признания норматив­ного акта или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции Российской Федерации, если иное не установлено настоящим Федеральным конституционным законом (ст. 87 ФКЗ).

Приведем пример решения Конституционного суда РФ, признавшего отдельные нормы УПК РФ, не соответствующими Конституции РФ. Так, Конституционный Суд РФ от 14 июля 2011 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Александрина и Ю.Ф. Ващенко»[19] постановил, следующее: «Признать взаи­мосвязанные положения пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 УПК РФ, закрепляющие в качестве основания прекращения уголовного дела смерть подозреваемого (обвиняемого), за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего, не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 21 (часть 1), 23 (часть 1), 46 (части 1 и 2) и 49, в той мере, в какой эти положения в системе действующего правового регулирования позволяют прекратить уголовное дело в связи со смертью подозре­ваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников.

В качестве примера решения о выявлении конституционного-правового смысла нормы уголовно-процессуального закона можно отметить постановление Конституционного суда РФ от 17 декабря 2015 г. № 33-П «По делу о проверке конституционности пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан А.В. Баляна, М.С. Дзюбы и других»[20], согласно которому суд постановил: «Признать пункт 7 части второй статьи 29, часть четвертую статьи 165 и часть первую статьи 182 УПК РФ не противореча­щими Конституции Российской Федерации, поскольку содержащиеся в них поло­жения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования, в том числе во взаимосвязи со статьей 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», статьями 6 и 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьями 14 и 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, предпола­гают, что: обыск, связанный с доступом к материалам адвокатского производства, возможен только на основании судебного решения, в котором должны быть указаны конкретные объекты поиска и изъятия в ходе данного следственного действия и сведения, служащие законным основанием для его проведения; исследованию орга­нами, осуществляющими уголовное преследование, и принудительному изъятию в ходе обыска не подлежат такие материалы адвокатского производства в отношении доверителя адвоката, которые содержат сведения, не выходящие за рамки оказания собственно профессиональной юридической помощи как по уголовному делу, в котором адвокат является защитником, так и по каким-либо другим делам, нахо­дящимся в производстве адвоката, т.е. материалы, не связанные непосредственно с нарушениями со стороны как адвоката, так и его доверителя, совершенными в ходе производства по данному делу, которые имеют уголовно противоправный характер, либо другими преступлениями, совершенными третьими лицами, либо состоят в хранении орудий преступления или предметов, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен на основании закона; в ходе обыска в помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности, запре­щается видео-, фото- и иная фиксация материалов адвокатских производств в той их части, которая составляет адвокатскую тайну».

Решения Верховного суда Российской Федерации. Правоприменители в процессе осуществления уголовно-процессуальной деятельности зачастую сталкиваются со сложностью в толковании закона, которые в свою очередь нуждаются в разъяс­нении. Правом такого разъяснения наделен Пленум Верховного Суда Российской Федерации, путем издания соответствующих актов. В данных актах устанавли­вается единый порядок осуществления уголовно-процессуальных действий и принятия уголовно-процессуальных решений, которые являются обязательными по всем уголовным делам и для всех судов.

Верховный Суд РФ, изучая и обобщая решения рассмотренных уголовных дел нижестоящих судов, а также, рассматривая уголовные дела в качестве суда апелля­ционной, кассационной инстанции, в порядке надзора и по новым и вновь открыв­шимся обстоятельствам, формирует судебную практику, осуществляет толкование законов.

Так в качестве примера приведем постановление Пленума Верховного Суда от 01 июня 2017 г. № 19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о производ­стве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ)»[21], в котором дано разъяснение, что: «Судам следует учитывать, что ходатайство о производстве следственного действия по уголовному делу, предварительное следствие или дознание по которому осуществляется след­ственной группой либо группой дознавателей, полномочен возбудить перед судом только руководитель такой группы (пункт 7 части 4 статьи 163, пункт 8 части 4 статьи 223.2 УПК РФ). В тех случаях, когда ходатайство о производстве следствен­ного действия возбуждено перед судом непосредственно руководителем следствен­ного органа, принявшим уголовное дело к своему производству, согласия выше­стоящего руководителя следственного органа на направление ходатайства в суд не требуется» (пункт 2 Постановления).

Другой пример, в Постановлении Пленума Верховного Суда от 13 февраля 2018 г. № 5 «О применении судами некоторых положений Федерального закона « О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»»[22], определено, что: «Граждане, включенные в общий и запасной списки кандидатов в присяжные заседатели субъекта Российской Федерации, общий и запасной списки кандидатов в присяжные заседатели для окружного (флотского) военного суда, составленные в соответствии с Федеральным законом «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» в редакции Федерального закона от 29 декабря 2010 года N 433-ФЗ, сохраняют свои полномочия до 1 июня 2018 года, а в случае их участия в качестве присяжных заседателей в рассмотрении верховным судом республики, краевым, областным судом, судом города федерального значения, автономной области, авто­номного округа, окружным (флотским) военным судом уголовных дел, которые не могут быть закончены до истечения этого срока, — до окончания рассмотрения таких дел» (пункт 2 Постановления).

Подзаконные нормативно-правовые акты.

Не являющиеся самостоятельными источниками уголовно-процессуального права, но оказывающими непосредственное влияние на осуществление уголовно­процессуальной деятельности являются: указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, ведомственные нормативно­правовые акты.

К подзаконным актам следует относить приказы Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Следственного комитета Российской Федерации.

Указанные нормативные акты как правило содержат в себе уточнение (конкре­тизацию) существующих уголовно-процессуальных норм, обращают внимание на соблюдение отдельно взятых норм, определяют правило реагирования на их нарушения.

Так, к примеру, в постановлении Правительства от 8 мая 2015 г. № 449 опре­делены условиях хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам[23]. Или в приказе Генпрокуратуры Российской Федерации от 14 ноября 2017 г. № 774 определена организация прокурорского надзора за соблю­дением прав несовершеннолетних на досудебных стадиях уголовного судопроиз- водства[24].

4. Понятие, виды и структура уголовно-процессуальных норм

Уголовно-процессуальное право структурно состоит из норм, регулирующих порядок уголовного судопроизводства, определяющие правила поведения, права, обязанности и ответственность участников уголовного процесса, регламентиру­ющие порядок функционирования уголовно-процессуальных институтов.

Нормы уголовно-процессуального права — это установленное государством и обеспеченное принудительными мерами общее и общеобязательное правило поведения субъектов уголовно-процессуальной деятельности[25].

Уголовно-процессуальные нормы установлены государством и отражены в уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации. Их реализация позво­ляет правоприменителям достичь назначения уголовного судопроизводства: защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений и личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6 УПК РФ).

Характерные особенности уголовно-процессуальных норм:

  1. Уголовно-процессуальные нормы всегда имеют конкретного адресата (участ­ники уголовного судопроизводства, государственный орган или должностное лицо);
  2. Имеют обязательный для исполнения характер для лиц, осуществляющих реализацию прав и законных интересов участников уголовного судопроиз­водства (следователь, дознаватель, прокурор, суд);
  3. Выполняют как правоустанавливающие, так и охранительные функции;
  4. Определяют допустимые или обязательные для исполнения правила пове­дения участников уголовно-процессуальных правоотношений;
  5. Носят двухсторонний характер, где с одной стороны выступает государство, в лице государственного органа или должностного лица, а с другой — субъект уголовного судопроизводства.

Виды уголовно-процессуальных норм. В теории уголовного процесса принято уголовно-процессуальные нормы принято разделять на следующие виды:

  1. Нормы дозволения (управомачивающие). К данному виду норм относятся те, которые позволяют участнику уголовно-процессуальных отношений совер­шение тех или иных действий. Например, эксперт вправе знакомиться с матери­алами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы (п.1 ч. 3 ст. 57 УПК РФ) или переводчик вправе задавать вопросы участникам уголовного судопроизводства в целях уточнения перевода (п.1 ч. 3 ст. 59 УПК РФ).
  2. Нормы предписания (обязывающие). Название данной группы норм говорит само за себя, к ним относятся те, которые предписывают участникам уголовного судопроизводства конкретные правила поведения. Например, в случае, если защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах кото­рого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и не имеет соот­ветствующего допуска к указанным сведениям, он обязан дать подписку об их неразглашении, принимать меры по недопущению ознакомления с ними иных лиц, а также соблюдать требования законодательства Российской Федерации о госу­дарственной тайне при подготовке и передаче процессуальных документов, заяв­лений и иных документов, содержащих такие сведения (ч. 5 ст. 49 УПК РФ) или о произведенном задержании орган дознания, дознаватель или следователь обязан сообщить прокурору в письменном виде в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого (ч. 3 ст. 92 УПК РФ).
  3. Нормы запреты (запрещающие). Прямо установленное законом недо­пустимое поведение участников уголовного процесса или запрет на совершение конкретных действий. Например, присяжным заседателям запрещается иссле­довать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкого­ликом или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого (ч. 8 ст. 335 УПК РФ) или в ходе обыска, осмотра и (или) выемки в жилых и служебных помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности, запрещается изъятие всего производ­ства адвоката по делам его доверителей, а также фотографирование, киносъемка, видеозапись и иная фиксация материалов указанного производства (ч. 2 ст. 450.1).

Структурно уголовно-процессуальная норма состоит из гипотезы, диспозиции и санкции. Однако далеко не каждая норма включает в себя наличие сразу всех трех элементов. В источниках уголовно-процессуального права, как и во многих других отраслях права, гипотеза и санкция словесно, как правило, опускаются из соображений юридической техники. Словесное выражение всех трех элементов структуры нормы права, в одной и той же статье или в части, пункте статьи встре­чаются крайне редко, и даже в этих случаях структуру нормы права можно выра­зить только логическим путем, применяя конструкцию «Если — то — иначе»[26].

Гипотеза нормы права — это указание на условие (обстоятельства, юридиче­ские факты), при которых могут быть осуществлены права, должны быть испол­нены обязанности и соблюдены запреты, образующие диспозицию той же нормы[27].

Гипотеза указывает при каких условиях следует руководствоваться данной правовой нормой. Как правило такие нормы в тексте УПК РФ начинаются со слов: «Если… », «При … », «В случае … ». Например, если в соответствии с насто­ящим Кодексом следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголов­ного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет (ч. 3 ст. 18 УПК РФ), или при рассмотрении уголовного дела судом в составе трех судей федерального суда общей юрисдикции один из них председательствует в судебном заседании (ч. 5 ст. 30 УПК РФ), или в случае если после поступления уголовного дела в суд дело длительное время не рассма­тривается и судебный процесс затягивается, заинтере сованные лица вправе обра­титься к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела (ч. 5 ст. 6.1 УПК РФ).

Диспозиция рассматривается как часть про це ссуальной нормы, где описы­вается модель должного, возможного или должно-возможного поведения участ­ников регулируемого общественного отношения в сфере юридического процесса[28]. Другими словами, определяет то, каким может или должно быть поведение адре­сата, при условий, предусмотренных гипотезой, а также определяет форму закре­пления результатов таких действий. Допускаются нормы, в которых диспозиция носит принудительный характер. Например, при производстве обыска могут вскры­ваться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть (ч. 6 ст. 182 УПК РФ). В данном случае важно отличать данные нормы от санкций.

Санкция определяет наказание, которое должен понести субъект уголовно­процессуальных правоотношений, за невыполнение или ненадлежащее выпол­нение диспозиции нормы. Иными словами, санкция представляет собой своео­бразную карательную меру со стороны государства за допущенные нарушения предписаний закона. Санкции могут быть как уголовно-процессуального харак­тера, так и уголовно-правового.

Санкции уголовно-правового характера закрепляют уголовную ответствен­ность участнику уголовного судопроизводства за нарушение требований уголовно­процессуального законодательства. Например, за отказ от дачи показаний, а также за уклонение от прохождения освидетельствования, от производства в отношении его судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предо­ставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования потерпевший несет ответственность в соответствии со статьей 308 Уголовного кодекса Российской Федерации (ч. 7 ст. 42 УПК РФ).

В свою очередь санкции уголовно-процессуального характера принято подраз­делять на:

  1. Процессуально-штрафные. Предусматривают возможность несения мате­риальной ответственности, штрафа. Например, в случаях неисполнения участ­никами уголовного судопроизводства проце ссуальных обязанностей, предусмо­тренных настоящим Кодексом, а также нарушения ими порядка в судебном засе­дании на них может быть наложено денежное взыскание в размере до двух тысяч пятисот рублей в порядке, установленном статьей 118 настоящего Кодекса (ст. 117 УПК РФ).
  2. Правовосстановительные. Санкции данной категории направлены на восстановление эффективной реализации правовой нормы. Например, о произ­водстве освидетельствования следователь выносит постановление, которое явля­ется обязательным для освидетельствуемого лица (ч. 2 ст. 179 УПК РФ).
  3. Процессуально-предупредительные. Санкции, которые направлены на заблаговременное устранение неблагоприятных причин и условий, мешающих принятию законного, обоснованного и аргументированного процессуального решения. Например, эксперт не может принимать участие в производстве по уголов­ному делу, если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей (п. 2 ч. 2 ст. 70 УПК РФ).
  4. Процессуально-принудительные. Предполагают применение принуди­тельных мер воздействия на участников уголовного судопроизводства. Например, в случае неявки по вызову без уважительных причин подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший и свидетель могут быть подвергнуты приводу (ч. 1 ст. 113 УПК РФ).
  5. Санкции, признающие ничтожность ранее принятых решений или совер­шенных процессуальных действий. Например, в случае, если судья признает произ­веденное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми в соответствии со статьей 75 настоящего Кодекса (ч. 5 ст. 165 УПК РФ).

Совокупность норм права, регулирующих качественно однородные обще­ственные отношения, внутри отрасли права, в теории государства и права называют правовыми институтами. Четкого перечня уголовно-процессуальных институтов не существует, но допустима их классификация на: отраслевые, межотраслевые, регулятивные и охранительные.

Отраслевой уголовно-процессуальный институт, тот, который не встречается в других отраслях права. Например, институт производства по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей (глава 42 УПК РФ).

Межотраслевой институт присущ двум и более отраслям права. Например, институт жалоб и ходатайств (глава 15).

Регулятивный уголовно-процессуальный институт содержит в себе сово­купность норм, направленных на регулирование уголовно-процессуальных отно­шений. Например, институт доказывания (глава 11).

Охранительный институт направлен защиту уголовно-процессуальных отно­шений (например, институт реабилитации (глава 18).

Уголовно-процессуальное право полисистемно: его нормы и институты одновременно относятся к различным институтам и подотраслям. Например, институт следственного действия входит в состав таких подотраслей уголовно­процессуального права, как предварительное расследование, судебное разбира­тельство, доказательственное право[29].

5. Пределы действия уголовно-процессуального закона

Под пределами уголовно-процессуального закона принято понимать его действие в пространстве, по кругу лиц и во времени.

Действие уголовно-процессуального закона в пространстве предполагает, что производство по уголовному делу на территории Российской Федерации неза­висимо от места совершения преступления ведется в соответствии с уголовно­процессуальным кодексом Российской Федерации, если международным дого­вором не установлено иное (ч. 1 ст. 2 УПК РФ). К территории Российской Федерации относятся территории ее субъектов, внутренние воды и территори­альное море, воздушное пространство над ними. Федеральный закон от 31 июля 1998 года № 155-ФЗ (ред. от 05.02.2018) «О внутренних морских водах, террито­риальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» определил границы внутренних вод и территориального моря[30], понятие воздушного пространства дано в Воздушном кодексе Российской Федерации от 19 марта 1997 года № 60-ФЗ (ред. от 31.12.2017)[31].

Нормы уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации применя­ются также при производстве по уголовному делу о преступлении, совершенном на воздушном, морском или речном судне, находящимся за пределами РФ под флагом РФ, если оно приписано к порту РФ (ч. 2 ст. 2 УПК РФ). Действие указанной нормы распространяется на любое судно, зарегистрированное на территории Российской Федерации в соответствии с требованиями действующего законодательства вне зависимости от формы собственности.

В 2016 года УПК РФ прописал норму, согласно которой в случаях, совер­шения преступления гражданами Российской Федерации и постоянно проживаю­щими в Российской Федерации лицами без гражданства, вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых уголовным законода­тельством Российской Федерации, отдельные процессуальные действия за преде­лами Российской Федерации могут проводиться в соответствии с требованиями УПК РФ (ч. 3 ст. 2 УПК РФ).

Действие уголовно-процессуального закона по кругу лиц. Уголовное судо­производство в отношении иностранных граждан или лиц без гражданства на территории Российской Федерации ведется в соответствии с правилами установ­ленными уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (ч. 1 ст. 3 УПК РФ). Кроме того, закон предусматривает нормы, согласно которой в случаях, совершения преступления гражданами Российской Федерации и постоянно проживающими в Российской Федерации лицами без гражданства, вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых уголовным законодательством Российской Федерации, отдельные процессуальные действия за пределами территории Российской Федерации в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства могут проводится в соответствии с требованиями уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации (ч. 1.1 ст. 3 УПК РФ).

Однако из данного правила есть исключения. Так в соответствии с ч. 2 ст. 3 УПК РФ процессуальные действия в отношении лиц, пользующихся иммунитетом от таких действий в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации, производятся с согласия иностранного государства, на службе которого находится или находилось лицо, пользующееся иммунитетом, или международной органи­зации, членом персонала которой оно является или являлось. Информация о том, пользуется ли соответствующее лицо иммунитетом и каков объем такого иммуни­тета, предоставляется Министерством иностранных дел Российской Федерации. Перечень лиц, пользующихся дипломатическим иммунитетом утвержден Указом Президиума ВС СССР от 23 мая 1966 г. № 4961-VI[32]. Согласно данного Указа поме­щения, занимаемые дипломатическим представительством, также неприкосно­венны. Эти помещения и находящееся в них имущество, а также средства пере­движения представительства пользуются иммунитетом от всех принудительных действий, в том числе обыска, выемки, ареста.

Резиденция главы дипломатического представительства и жилые помещения членов дипломатического персонала представительства пользуются той же непри­косновенностью и защитой, что и помещения представительства. Доступ в них может иметь место лишь с согласия главы дипломатического представительства или лица, его заменяющего.

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»[33] определен круг лиц, пользующихся иммунитетом, в который входят: главы дипло­матических представительств, члены представительств, имеющие дипломатиче­ский ранг, и члены их семей, если последние не являются гражданами государ­ства пребывания. К иным лицам, пользующимся иммунитетом, относятся, в част­ности, главы государств, правительств, главы внешнеполитических ведомств госу­дарств, члены персонала дипломатического представительства, осуществляющие административно-техническое обслуживание представительства, члены их семей, проживающие вместе с указанными лицами, если они не являются гражданами государства пребывания или не проживают в нем постоянно, а также другие лица, которые пользуются иммунитетом согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации.

Действие уголовно-процессуального закона во времени. Ограничение действия уголовно-процессуального закона во времени предусматривает, что при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено уголовно­процессуальным кодексом Российской Федерации (ст. 4 УПК РФ).

Федеральные конституционные законы, федеральные законы, акты палат Федерального Собрания вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами или актами палат не установлен другой порядок вступления их в силу (ст. 6 Федерального закона от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конститу­ционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания»). К примеру, сам Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации был принят Государственной Думой Российской Федерации 22 ноября 2001 г., подписан Президентом Российской Федерации 18 декабря 2001 г., вступил в силу 1 июля 2002 г.[34], за исключением отдельных норм для которых установлены иные сроки и порядок введения в действие.

Следует отметить, что после вступления федерального закона об изменениях в УПК РФ его текст включается в текст УПК РФ, и он утрачивает свое самостоя­тельное значение.

Действие уголовно-процессуального закона во времени допускает начало производства по уголовному делу по одному закону, а завершение по другому, вступившему в силу в период осуществления уголовного процесса[35]. Применение данного правило происходило в 2014 года в связи с принятием в состав Российской Федерации Республики Крым и города федерального значения Севастополя, с учетом положений Федерального конституционного закона от 21 марта 2014 г. № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя» . К примеру, в соответствии с Федеральным законом от 05 мая 2014 г. № 91-ФЗ «О применении положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя»[36] материалы, по которым досудебное расследование деяний, содер­жащих признаки преступлений, на 18 марта 2014 года не было завершено (неза­висимо от гражданства лица, подозреваемого в совершении преступления), пере­даются прокурору для определения вида уголовного преследования и подслед­ственности в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (ч. 1 ст. 3).

По общему правилу уголовно-процессуальный закон обратной силы не имеет. Однако из этого правила есть исключение. После своей отмены уголовно­процессуальная норма может быть применена лишь тогда, когда она предостав­ляла субъекту уголовного процесса более льготные возможности.

Действие уголовно-процессуального права по аналогии.

Уголовно-процессуальное законодательство прямо не регламентирует возмож­ность применения аналогии в уголовно-процессуальном праве. Однако в ходе правоприменеия возникают ситуации, когда закон не содержит норму напрямую регламентирующую возникшую ситуацию или принятие того или иного решения. В данной ситуации допустимо применение аналогичной нормы, регламентиру­ющую схожую ситуацию. К примеру, до приостановления предварительного след­ствия следователь выполняет все следственные действия, производство которых возможно в отсутствие подозреваемого или обвиняемого, и принимает меры по его розыску либо установлению лица, совершившего преступление (ч. 5 ст. 208 УПК РФ), но для дознавателя эта процедура не описана. Это не означает, что правила данной нормы не распространяется на дознавателей, здесь необходимо применять закон по аналогии.

Кроме того возможность применения аналогии допускает Конституционный Суд Российской Федерации, который в своем постановлении отметил, что «Возможные пробелы в уголовно-процессуальном регулировании могут быть восполнены в правоприменительной практике органов, ведущих судопроизводство, на основе процессуальной аналогии»[37]. Данная позиция была подтверждена и в более позднем решении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 1998 г. № 20-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан»[38].

Важно помнить, что аналогия права применяется лишь в крайних случаях, когда нет уголовно-процессуальной нормы, подходящей для применения по аналогии закона.

 

Список литературы:

[1]    О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 (ред. от 03.03.2015) // Российская газета. 1995. № 247.

[2]    По жалобе общества с ограниченной ответственностью “Аудиторская фирма “АристаЛюКС” на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 7, 75 и 183 Уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 02 марта 2006 г. N 54-О // Собрание законодательства РФ. 2006. № 20. Ст. 2212.

[3]    О международных договорах Российской Федерации: федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ (ред. от 12.03.2014) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 29. Ст. 2757.

[4]    Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). 9-е изд., перераб. // СПС КонсультантПлюс. 2014.

[5]    О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней: федеральным законом от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ // Собрание законодательства РФ.1998. № 14. Ст. 1514.

Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ (ред. от 23.06.2016) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (1 ч.). Ст. 4924.

[7]    О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста: федеральный закон от 18 апреля 2018 г. № 72-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2018. № 17. Ст. 2421.

[8]    О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 04 марта 2013 г. № 23-ФЗ (ред. от 28.12.2013) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 9. Ст. 875.

[9]    О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи

с расширением применения института присяжных заседателей: федеральный закон от 23 июня 2016 г. № 190-ФЗ (ред. от 29.12.2017) // Собрание законодательства РФ. 2016. № 26 (Часть I). Ст. 3859.

[10]   О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации: федеральный закон от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ (ред. от 31.12.2014) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 1. Ст. 45

[11]   О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно­процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности: федеральный закон от 03 июля 2016 г. № 323-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2016. № 27 (часть II). Ст. 4256.

[12]   О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации: федеральный закон от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. № 24. Ст. 2830.

[13]   О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части применения электронных документов в деятельности органов судебной власти: Федеральный закон от 23 июня 2016 г. № 220-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2016. № 26 (Часть I). Ст. 3889.

[14]   О Конституционном Суде Российской Федерации: федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ (ред. от 28.12.2016) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.

[15]   О судебной системе Российской Федерации: федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ (ред. от 05.02.2014) // Собрание законодательства РФ. 1997. № 1. Ст. 1.

[16] О военных судах Российской Федерации: федеральный конституционный закон от 23 июня

1999 г. № 1-ФКЗ (ред. от 03.07.2016) // Собрание законодательства РФ.1999. № 26. Ст. 3170.

[17]   О Верховном Суде Российской Федерации: федеральный конституционный закон от 05 февраля 2014 г. № 3-ФКЗ (ред. от 15.02.2016) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 6. Ст. 550.

[18]   Данная классификация разработана В.Н. Ларионовым (Ларионов В.Н. Источники уголовно-процессуального права и роль судебных решений в регулировании уголовно­процессуальных отношений: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2006. С. 7-8).

[19]   По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Александрина и Ю.Ф. Ващенко: постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2011 г. № 16-П // Собрание законодательства РФ. 2011. № 30 (2). Ст. 4698.

[20]   По делу о проверке конституционности пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан А.В. Баляна, М.С. Дзюбы и других: постановление Конституционного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. № 33-П // Собрание законодательства РФ. 2015. № 52 (часть I). Ст. 7682.

[21]   О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ): постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01 июня 2017 г. № 19 // Российская газета. 2017. № 125.

[22]   О применении судами некоторых положений Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13 февраля 2018 г. № 5 // Российская газета. 2018. № 39.

[23]   Об условиях хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам: постановление Правительства РФ от 08 мая 2015 г. № 449 // Собрание законодательства РФ. 2015. № 20. Ст. 2915.

[24]   Об организации прокурорского надзора за соблюдением прав несовершеннолетних на досудебных стадиях уголовного судопроизводства: приказ Генпрокуратуры России от 14 ноября 2017 г. № 774 // Законность. 2018. № 1.

[25]    Лазарева В.А. Уголовный процесс: учебник коллектив авторов; под редакцией В.А. Лазаревой. М.: ЮСТИЦИЯ, 2015. С. 40.

[26]   См.: Григонис Э.П. Теория государства и права. СПб., 2002. С. 109.

[27]   Бахта А.С. К вопросу о структуре уголовно-процессуальных норм // Вестник Московского университета МВД России. 2009. № 6. С. 83.

[28]   Бахта А.С. Указ. соч. С. 84.

[29]   Лазарева В.А. Уголовный процесс: учебник коллектив авторов; под редакцией В.А. Лазаревой. М.: ЮСТИЦИЯ, 2015. С. 44.

[30]   О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации: Федеральный закон от 31 июля 1998 г. № 155-ФЗ (ред. от 05.02.2018) // Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3833.

[31]   Воздушный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 19 марта 1997 № 60-ФЗ (ред. от 31.12.2017) // Собрание законодательства РФ. 1997. № 12. Ст. 1383.

[32]   Об утверждении положения о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории Союза Советских Социалистических Республик: Указ Президиума ВС СССР от 23 мая 1966 г. № 4961-VI // Ведомости ВС СССР. 1966. № 22. Ст. 387.

[33] О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 (ред. от 05.03.2013) // Российская газета. 2003. № 244.

[34]   О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ (ред. от 23.06.2016) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (1 ч.). Ст. 4924.

[35]   Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 4 июня 2003 г. по делу Митрохина // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 12. С. 13, 14.

[36]  О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя: федеральный конституционный закон от 21 марта 2014 г. № 6-ФКЗ // Собрание законодательства РФ. 2014. № 12. Ст. 1201.

[37]  По делу о проверке конституционности ст. 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края: постановление Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 г. № 19-П // Собрание законодательства РФ. 1996. № 50. Ст. 5679.

[38]  По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан: постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г № 20-П // Собрание законодательства РФ. 1998. № 28. Ст. 3393.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *