Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства

1. Понятие, задачи и виды международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства

Интернационализация преступности и активизация миграционных процессов, особенно между странами СНГ, актуализировали потребность развития междуна­родного сотрудничества по уголовным делам.

Одной из задач такого сотрудничества является обеспечение достижения целей уголовного процесса по уголовному делу, находящемуся в производстве компе­тентных органов одного государства, когда лица, участвующие в этом уголовном деле, или предметы, необходимые для правильного его разрешения, находятся на территории другого государства. Другая задача — обеспечение привлечения к уголовной ответственности лица, совершившего преступление в данном госу­дарстве и покинувшем его территорию, если оно не может быть выдано государ­ством пребывания. Третья задача — реализация права лица, осужденного за совер­шение преступления судом иностранного государства к лишению свободы, отбы­вать наказание в стране своего гражданства.

В 90-е годы 20-го столетия Россия ратифицировала ряд международных конвенций и заключила значительное число двусторонних международных дого­воров и соглашений, регламентирующих вопросы международного сотрудниче­ства по уголовным делам.

В 1996 году Президент Российской Федерации издал Указ «Об участии Российской Федерации в деятельности Международной организации уголовной полиции — Интерпола», а Правительство Российской Федерации утвердило Положение о Национальном Центральном Бюро Интерпола. Бюро входит в струк­туру МВД РФ и занимается учетом информации о международных преступле­ниях и преступниках, о незаконном обороте наркотиков и оружия, о фальшивомо­нетничестве, о незаконном отмывании денег и т.д., обеспечивает взаимодействие органов внутренних дел Российской Федерации с полицией других государств и Генеральным секретариатом Интерпола, является координационным центром правоохранительных органов Российской Федерации при выходе их деятельности на уровень международных отношений.

УПК РФ 2001 года содержит Часть пятую под названием «Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства».

Кроме этого, для России основную правовую базу международного сотрудни­чества в сфере уголовного судопроизводства составляют Конституция Российской Федерации; Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 г. (далее — Европейская конвенция о правовой помощи), ратифицированная Федеральным законом РФ от 25 октября 1999 г., Дополнительный протокол к этой конвенции принят 17 марта 1978 г.; Европейская конвенция о выдаче от 13 декабря 1957 г., ратифицированная Федеральным законом РФ от 25 октября 1999 г. одновременно с Дополнительным протоколом от 15 октября 1975 г. и Вторым дополнительным протоколом от 17 марта 1978 г.; Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенная государствами — членами СНГ 22 января 1993 г. в Минске, ратифи­цированная Федеральным законом от 04 августа 1994 г., получившая в научной и учебной литературе наименование Минской конвенции; Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются (Берлин, 19 мая 1978 г.); двусторонние дого­воры Российской Федерации, регламентирующие вопросы правовой помощи и других форм международного сотрудничества по уголовным делам; межведом­ственные соглашения по вопросам международного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью.

Помимо международного договора и международного соглашения основу международного сотрудничества по уголовным делам составляет принцип взаим­ности. В соответствии с УПК РФ принцип взаимности подтверждается пись­менным обязательством соответствующего государственного органа. В зависи­мости от вида содействия, об оказании которого направляется запрос, УПК РФ указывает на различные государственные органы, полномочные направлять запрос на основе принципа взаимности и давать соответствующие обязательства. Так, принцип взаимности в производстве отдельных процессуальных действий, направ­ленных на получение доказательств, в силу ст. 453 УПК РФ подтверждается пись­менным обязательством Верховного Суда РФ, Министерства иностранных дел РФ, Министерства юстиции РФ, Министерства внутренних дел РФ, Федеральной службы безопасности РФ или Генеральной прокуратуры РФ. Принцип взаим­ности при экстрадиции, т.е. выдаче лица, находящегося на территории иностран­ного государства, в целях уголовного преследования или исполнения приговора в силу ст. 460 УПК РФ может подтверждаться письменным обязательством только Генерального прокурора РФ.

Исходя из правовых положений, содержащихся в вышеуказанных источниках, международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства можно опре­делить как основанную на нормах международного права и принципе взаимности деятельность компетентных органов одного государства по исполнению запросов (представлений, обращений, поручений) другого государства о совершении процес­суальных и иных предусмотренных нормами международного и внутригосудар­ственного права действий, необходимых для достижения задач уголовного процесса по уголовному делу, находящемуся в производстве компетентных органов запра­шивающего государства (собирание доказательств, экстрадиция и др.), а также для реализации права лица на отбывание наказания в государстве, гражданином которого оно является. Федеральным законом от 05.12.2017 № 387-ФЗ в УПК РФ введена Глава 55.1, регламентирующая производство по признанию и исполнению решений судов иностранных государств в части конфискации доходов, полученных преступным путем.

По смыслу УПК РФ международная правовая помощь по уголовным делам явля­ется одним из видов международного сотрудничества в сфере уголовного судопро­изводства. Под международной правовой помощью УПК понимает производство следственных или иных процессуальных действий по запросу иностранного госу­дарства, направленных на получение доказательств (ст. 453, 455, 457).

Минская конвенция в понятие правовой помощи помимо процессуальных действий по собиранию доказательств включает также исполнение запросов об осуществлении уголовного преследования и возбуждении уголовного дела, а равно выдачу лица в целях привлечения его к уголовной ответственности или исполнения, вынесенного в отношении него приговора. Европейская конвенция о правовой помощи на экстрадицию не распространяется. Нормы данного процессуального института содержатся в Европейской конвенции о выдаче.

Итак, видами международного сотрудничества в сфере уголовного судопро­изводства являются: 1) международная правовая помощь по уголовным делам; 2) передача производства по уголовным делам (направление материалов уголовного дела для осуществления уголовного преследования) в иностранное государство; 3) осуществление уголовного преследования по просьбе иностранного государства; 4) выдача (экстрадиция) лица для уголовного преследования или исполнения приго­вора; 5) передача лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является; 6) признание и исполнение судебных решений в части конфискации доходов, полученных преступным путем.

Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства имеет значение как для реализации прав гражданина, вытекающих из правовых отно­шений гражданства, так и для удовлетворения уголовно-правовых притязаний суве­ренного государства к собственным гражданам независимо от места совершения преступления и иностранцам, совершившим преступления на его территории либо против его интересов или его граждан. С одной стороны, международное сотруд­ничество по уголовным делам обеспечивает лицу, в отношении которого ставится вопрос о привлечении к уголовной ответственности, возможность претерпевания мер принуждения и иных ограничений, связанных с уголовным преследованием, в рамках юрисдикции того государства, гражданином которого оно является. С другой стороны, за счет международного сотрудничества по уголовным делам достигается реализация вытекающего из уголовно-правового отношения права государства применить к своему гражданину, совершившему преступление, меры уголовно-правого воздействия, а в отношении иностранца, совершившего престу­пление на его территории либо против его граждан или интересов — права требо­вать от другого государства применения указанных мер.

2. Процессуальный порядок направления и исполнения запроса о правовой помощи по уголовным делам

Международно-правовая помощь по уголовным делам — это вид между­народного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства, состоящий в исполнении запросов иностранных государств по производству процессуальных действий на основе конвенций, двусторонних международных договоров или прин­ципа взаимности. Ее видами являются:

  1. собирание доказательств (посредством производства допросов, осмотров, выемок, обысков, судебных экспертиз и других следственных, а также иных процессуальных действий) по запросу иностранного государства;
  2. вручение повесток для дачи свидетельских показаний на территории запра­шивающего государства;
  3. оказание содействия в производстве процессуальных действий;
  4. предоставление вещественных доказательств и документов по уголовным делам;
  5. установление личности и места нахождения определенных лиц;
  6. принятие мер по наложению ареста на имущество, по передаче имущества полученного преступным путем;
  7. другие виды помощи, не противоречащие национальному праву запраши­ваемого государства.

В силу конвенций и двусторонних международных договоров РФ, а также норм УПК компетентные государственные органы от имени Российской Федерации вправе направлять запросы о правовой помощи в иностранные государства и обязаны рассматривать и при отсутствии оснований для отказа исполнять запросы о правовой помощи иностранных государств. В соответствии со ст. 455 УПК РФ доказательства, полученные на территории иностранного государства его долж­ностными лицами в ходе исполнения ими поручений об оказании правовой помощи по уголовным делам в соответствии с международными договорами Российской Федерации, международными соглашениями или на основе принципа взаим­ности, заверенные и переданные в установленном порядке, пользуются такой же юридической силой, как если бы они были получены на территории Российской Федерации в полном соответствии с требованиями УПК РФ. Важное значение, в том числе и для решения вопроса о допустимости доказательств, полученных на территории иностранного государства, имеет выполнение норм, устанавливающих круг субъектов, от которых может исходить запрос (ст. 453 УПК РФ), и требо­ваний, предъявляемых к форме и содержанию запроса (ст. 454 УПК РФ). Запрос должен содержать ссылку на положения международного договора, на основании которого он направляется.

Ряд особенностей, упрощающих процедуры направления запроса в случаях, не терпящих отлагательства, предусматривает ст. 15 Европейской конвенции о правовой помощи.

Запрос и прилагаемые к нему документы переводятся на официальный язык того иностранного государства, в которое они направляются. В ст. 17 упоминавшийся выше Минской конвенции, заключенной между государствами — членами СНГ, установлено, что в отношении друг с другом при выполнении этой конвенции соот­ветствующие учреждения Договаривающихся Сторон пользуются государствен­ными языками Договаривающихся Сторон или русским языком. Некоторые особен­ности, касающиеся языка запроса, предусмотрены и в Европейской конвенции о правовой помощи (ст. 16).

Порядок исполнения запроса о правовой помощи регламентирован конвен­циями, двусторонними договорами и ст. 457 УПК РФ. При исполнении запроса о правовой помощи применяются правовые нормы исполняющего этот запрос госу­дарства. Однако, если это не противоречит законодательству и международным обязательствам запрашиваемой стороны, на основе международных договоров, международных соглашений или принципа взаимности могут быть применены правовые нормы запрашивающего государства. Применительно к исполнению запроса компетентными органами РФ это предусмотрено, в частности, ст. 457 УПК РФ; ст. 8 Минской конвенции специально оговаривает, что для применения законодательства иностранного государства при исполнении поручений о правовой помощи необходима просьба запрашивающего государства.

В п. 8 ст. 1 Федерального закона о ратификации Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам и Дополнительного протокола к ней от 01 октября 1999 г. предусмотрено, что Верховный Суд РФ и Генеральная прокуратура РФ по просьбе учреждения, от которого исходит поручение о правовой помощи, решают вопрос о возможности применения при исполнении поручения процессуального законодательства запрашивающего иностранного государства, если оно не противоречит законодательству Российской Федерации.

В соответствии с ч. 4 ст. 457 УПК РФ запрос возвращается без исполнения, если он противоречит законодательству РФ либо его исполнение может нанести ущерб ее суверенитету или безопасности. Следует иметь в виду, что в ст. 2 Европейской конвенции о правовой помощи содержится более широкий перечень оснований для отказа в правовой помощи, а в ст. 1 федерального закона РФ о ратификации этой конвенции относительно данных оснований сделан ряд оговорок.

В соответствии с Европейской и Минской конвенциями удостоверение подлинности документов, передаваемых на основании этих конвенций, не требу­ется (соответственно ст. 17 и ст. 13). Аналогичное правило содержится в ряде двусторонних договоров, например, в ст. 15 Договора между РФ и Королевством Испания об оказании правовой помощи по уголовным делам. В соответствии со ст. 6 Договора между РФ и Канадой о взаимной правовой помощи по уголовным делам поскольку это не противоречит законодательству Запрашиваемой Стороны, записи, документы, а также предметы должны быть переданы в таком виде и заве­рены таким образом, которого требует Запрашивающая Сторона, с целью признания таковых допустимыми доказательствами в соответствии с законодательством Запрашивающей стороны.

В том случае, если вопросы легализации документов иностранного государ­ства в международном договоре специально не оговорены, действуют правила Гаагской конвенции 1961 года, подписанной большинством государств. В соот­ветствии с Гаагской конвенцией никакой другой формальности для удостоверения подлинности документа не требуется, кроме проставления на документе апостиля, образец которого предусмотрен в ст. 4 Конвенции. Апостиль проставляется компе­тентным лицом (как правило, — нотариусом) и подтверждает подлинность подписи и полномочия лица, подписавшего документ. Разумеется, сам по себе апостиль не подтверждает допустимость доказательства. Для решения вопроса о допусти­мости доказательства необходимо определить, была ли соблюдена процедура его получения, предусмотренная уголовно-процессуальными нормами соответству­ющего государства.

При производстве по уголовному делу может возникнуть необходимость в вызове лиц, находящихся на данный момент на территории иностранного госу­дарства, для производства с ними проце ссуальных действий. В соответствии со ст. 456 УПК свидетель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, находящиеся за пределами территории Российской Федерации, могут быть с их согласия вызваны должностным лицом, в производстве которого находится уголовное дело, для производства процессуальных действий на терри­тории Российской Федерации. Запрос о вызове направляется по правилам, пред­усмотренным для запроса о производстве процессуальных действий на терри­тории иностранного государства. Процессуальные действия с явившимися по вызову лицами осуществляются по правилам УПК. Явившиеся по вызову лица не могут быть на территории РФ привлечены в качестве обвиняемых, взяты под стражу или подвергнуты другим ограничениям личной свободы за деяния или на основании приговоров, которые имели место до пересечения указанными лицами государственной границы РФ. Действие иммунитета прекращается, если явив­шееся по вызову лицо, имея возможность покинуть территорию РФ до истечения непрерывного срока в 15 суток с момента, когда его присутствие более не требу­ется должностному лицу, вызвавшему его, продолжает оставаться на этой терри­тории или после отъезда возвращается в Российскую Федерацию.

Для производства процессуальных действий в порядке ст. 456 УПК РФ может быть вызвано и лицо, находящееся под стражей на территории иностранного госу­дарства. При этом должно быть соблюдено условие о том, что это лицо временно передается на территорию РФ для совершения действий, указанных в запросе о вызове. Такое лицо продолжает оставаться под стражей на все время пребывания его на территории РФ, причем основанием содержания его под стражей служит соответствующее решение компетентного органа иностранного государства. Это лицо должно быть возвращено на территорию соответствующего иностранного государства в сроки, указанные в ответе на запрос.

Основания отказа в передаче по вызову лица, содержащегося под стражей, предусмотрены международными договорами. Так, например, согласно ст. 11 Европейской конвенции о правовой помощи одним из оснований отказа в пере­даче лица, содержащегося под стражей, является то обстоятельство, что передача может продлить его содержание под стражей.

Европейская конвенция о правовой помощи (ст. 11) и Минская конвенция (ст. 78-1) основанием для отказа в передаче лица, содержащегося под стражей, уста­навливают неполучение его согласия на передачу. Конвенция ООН против транс­национальной организованной преступности в качестве условия передачи на время лица, содержащегося под стражей, устанавливает его согласие (п. 10 ст. 18). В соот­ветствии с договором между РФ и КНДР вышеуказанного основания для отказа в передаче лица, содержащегося под стражей, не предусмотрено.

В ходе производства по уголовному делу может возникнуть потребность в предметах, которые могут иметь значение вещественных доказательств, находя­щихся на территории иностранного государства. В п. 5 ст. 454 УПК РФ указыва­ется на возможность запросить у иностранного государства вещественные доказа­тельства. Статья 468 УПК регламентирует порядок передачи предметов, имеющих значение вещественных доказательств, в связи с передачей лица для осущест­вления уголовного преследования (экстрадицией). В Европейской конвенции (ст. 3 и 6) и в Минской конвенции (ст. 78) предусмотрена обязанность передачи пред­метов запрашиваемым государством, когда они требуются запрашивающему госу­дарству для производства по уголовному делу, так как могут выступать в качестве вещественных доказательств.

Положенные в основу привлечения к уголовной ответственности принцип гражданства, территориальный принцип и экстерриториальный принцип (когда преступление совершено за пределами данного государства, не его гражданами, но направлено против его интересов) в ряде случаев обусловливают необходи­мость направления иностранному государству запроса об осуществлении уголов­ного преследования и, наоборот, осуществления уголовного преследования по запросу иностранного государства. Во внутреннем законодательстве РФ эти прин­ципы изложены в ст. ст. 11, 12 УК РФ.

3. Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора (экстрадиция)

Правила, по которым осуществляется выдача лиц для уголовного преследования или исполнения приговора по запросу иностранного государства (экстрадиция), предусмотрены в Европейской конвенции о выдаче 1957 года, Минской конвенции 1993 года, двусторонних международных договорах, УПК РФ. В соответствии со ст. 460 и ст. 462 УПК РФ помимо международного договора выдача может производиться на основе принципа взаимности, причем со стороны Российской Федерации подтверждать его письменным обязательством полномочен только Генеральный прокурор РФ (ч. 1 ст. 460 УПК). Запрос о выдаче в соответствующий компетентный орган иностранного государства направляется Генеральной проку­ратурой РФ. Требования, предъявляемые к содержанию запроса, закреплены в ч. 4 ст. 460 УПК РФ.

В соответствии с ч. 5 ст. 460 УПК РФ к запросу о выдаче для уголовного преследования должна быть приложена заверенная копия постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу. К запросу о выдаче для исполнения приговора должны быть приложены заверенная копия вступив­шего в законную силу приговора и справка о неотбытом сроке наказания.

Запрашиваться к выдаче может лицо, находящееся в статусе осужденного или обвиняемого, но не подозреваемого.

Статья 461 УПК РФ устанавливает пределы уголовной ответственности лица, выданного Российской Федерации. Это лицо не может быть привлечено в каче­стве обвиняемого, подвергнуто наказанию без согласия государства, а также пере­дано третьему государству за преступление, не указанное в запросе о выдаче, за исключением случая, когда преступление совершено этим лицом после его выдачи. Однако согласия выдавшего лицо государства не требуется в двух случаях:

  1. если лицо добровольно возвратится в РФ после того, как покинет ее терри­торию, или
  2. если оно не покинет территорию РФ в течение 44 суток (в соответствии со ст. 461 УПК РФ), 45 суток (в соответствии с п. «б» ст.14 Европейской конвенции о выдаче), одного месяца (в соответствии со ст. 66 Минской конвенции) со дня окончания уголовного судопроизводства, отбытия наказания или освобождения от него по любому законному основанию. В этот срок не засчитывается время, когда выданное лицо не могло не по своей вине покинуть территорию РФ.

Исполнение запроса иностранного государства о выдаче лица, находящегося на территории РФ, осуществляется по следующим правилам. В соответствии со ст. 61 Конституции гражданин РФ не может быть выдан другому государству. Так что, выдача возможна только в отношении иностранцев и лиц без гражданства. В соответствии со ст. 462 УПК РФ выдача для производства уголовного пресле­дования производится, если уголовный закон предусматривает за совершение деяния, которое инкриминируется запрашиваемому к выдаче обвиняемому, нака­зание в виде лишения свободы на срок свыше одного года или более тяжкое нака­зание. Условием выдачи для исполнения приговора является осуждение запраши­ваемого к выдаче лица к лишению свободы на срок не менее шести месяцев или к более тяжкому наказанию. В соответствии с ч. 3 ст. 462 УПК РФ необходимым условием выдачи лиц, находящихся на территории РФ, является представление запрашивающим государством гарантий соблюдения пределов уголовной ответ­ственности выданного лица, то есть того, что это лицо будет преследоваться только за преступление, указанное в запросе, после окончания судебного разби­рательства и отбытия наказания сможет свободно покинуть территорию данного государства, не будет выслано, передано или выдано третьему государству без согласия РФ. Решение о выдаче принимается Генеральным прокурором РФ или его заместителем. Основания для отказа в выдаче предусмотрены в ст.ст. 3, 4, 9-11 Европейской конвенции о выдаче (причем в отношении них Россией в федеральном законе о ратификации этой конвенции (ст. 1) сделан ряд оговорок ), в ст. 57 Минской конвенции и в ст. 464 УПК РФ. В ч.1 ст. 464 УПК РФ указаны обстоятельствами, в связи с которыми выдача не допускается, а в части 2 этой же статьи — обстоятель­ства, в связи с которыми в выдаче может быть отказано. В частности, выдача не допускается, если в отношении указанного в запросе лица на территории РФ за то же самое деяние вынесен вступивший в законную силу приговор или прекра­щено производство по уголовному делу. В данном случае УПК повторяет закре­пленный в ст. 9 Европейской конвенции о выдаче принцип non bis in idem — нельзя дважды за одно и то же.

Если в Российской Федерации осуществляется уголовное преследование запра­шиваемого к выдаче лица за деяние, указанное в запросе, в выдаче этого лица может быть отказано (п. 3 ч. 2 ст. 464 УПК РФ). В соответствии с ч. 3 ст. 464 УПК если выдача лица не производится, то Генеральная прокуратура РФ уведомляет об этом компетентные органы соответствующего государства с указанием осно­ваний отказа.

Статья 463 УПК РФ предусматривает возможность обжалования решения Генерального прокурора РФ или его заместителя о выдаче лицом, в отношении которого оно вынесено, или его защитником в суд субъекта федерации по месту нахождения этого лица в течение 10 суток с момента получения уведомления.

Международные договоры и УПК РФ (ст. 465) предусматривают отсрочку в выдаче лица и выдачу лица на время.

Важным моментом, связанным с выдачей лица для осуществления уголов­ного преследования или исполнения приговора, является заключение под стражу лица, запрашиваемого к выдаче. При возникновении вопроса о выдаче основа­нием заключения под стражу соответствующего лица является вынесенное в пред­усмотренном правовыми нормами запрашивающего государства порядке решение его компетентного органа о заключении под стражу, которое направляется вместе с запросом о выдаче (ч. 2 ст. 58 Минской конвенции, ч. 2 ст. 12 Европейской конвенции о выдаче), или ходатайство либо просьба о заключении его под стражу до получения запроса о выдаче, содержащее ссылку на решение компетентного органа запрашивающего государства о заключении под стражу. В разных между­народных документах используется различная терминология: взятие под стражу, арест и др. Ст. 12 Европейской конвенции о выдаче предусматривает, что запрос о выдаче должен сопровождаться, в частности, подлинником или копией поста­новления о немедленном задержании, ордера на арест или другого постановления, имеющего ту же силу и выданного в соответствии с процедурой, предусмотренной законом запрашивающей стороны.

Таким образом, Минская конвенция и Европейская конвенция предусматри­вают возможность заключения под стражу лица до направления запроса о выдаче. В этом случае основанием заключения под стражу является ходатайство (ст. 61 Минской конвенции) или просьба (ст. 16 Европейской конвенции) запрашива­ющей стороны. В соответствии со ст. 61 Минской конвенции в ходатайстве должны содержаться ссылка на постановление о взятии под стражу или на приговор, всту­пивший в законную силу, и указание на то, что требование о выдаче будет предо­ставлено дополнительно. Ходатайство о взятии под стражу до получения требо­вания о выдаче может быть передано по почте, телеграфу, телексу или телефаксу. Аналогичные правила предусмотрены в ст. 16 Европейской конвенции.

В случае заключения под стражу до направления запроса о выдаче по ходатай­ству или просьбе запрашивающего государства (по терминологии Европейской конвенции — предварительного задержания) заключенный под стражу должен быть освобожден, если запрашиваемая сторона не получит запроса о выдаче и прилага­ющихся к нему документов в течение сорока дней с о дня взятия лица под стражу (ч. 1 ст. 62 Минской конвенции, ч. 4 ст. 16 Европейской конвенции). Если запра­шиваемая сторона не получает указанные документы по истечении 18 дней с даты предварительного задержания, согласно Европейской конвенции у нее появляется право освободить задержанное лицо.

Минская конвенция предусматривает возможность задержания лица и без хода­тайства, «если имеются предусмотренные законодательством основания подозре­вать, что оно совершило на территории другой Договаривающейся Стороны престу­пление, влекущее выдачу» (ч. 2 ст. 61). В этом случае лицо должно быть освобож­дено, если требование о его выдаче не поступит в течение срока, предусмотрен­ного законодательством для задержания (ч. 2 ст. 62).

Запрашиваемое государство полномочно исполнить решение запрашивающего государства о заключении подлежащего экстрадиции лица под стражу. В соответ­ствии с ч. 2 ст. 466 УПК РФ если к запросу о выдаче лица прилагается решение судебного органа иностранного государства о заключении лица под стражу, то прокурор вправе подвергнуть это лицо домашнему аресту или заключить его под стражу без подтверждения указанного решения судом Российской Федерации.

Часть 1 ст. 466 УПК РФ устанавливает, что если наряду с запросом иностран­ного государства о выдаче решение судебного органа о заключении лица под стражу не предоставлено, то прокурор в целях обеспечения возможности выдачи лица решает вопрос о необходимости избрания ему меры пресечения в порядке, предусмотренном УПК РФ. Как определил Конституционный Суд РФ в решении по жалобе Менахема Сайденфельда, ч. 1 ст. 466 УПК РФ во взаимосвязи с поло­жениями Минской конвенции не предполагает возможность задержания лица на основании ходатайства иностранного государства на срок свыше 48 часов без судебного решения, а равно применения к такому лицу меры пресечения в виде заключения под стражу вне предусмотренного уголовно-процессуальным законом порядка и сверх установленных им сроков.

В соответствии со ст. 60 Минской Конвенции по получении требования о выдаче запрашиваемое государство немедленно принимает меры к розыску и взятию под стражу лица, выдача которого требуется, за исключением тех случаев, когда выдача не может быть произведена. В соответствии со ст. 59 Минской конвенции если требование о выдаче не содержит всех необходимых данных, то запрашива­емая сторона может затребовать дополнительные сведения, для чего устанавливает срок до одного месяца. Этот срок может быть продлен еще до одного месяца по ходатайству запрашивающей стороны. Если запрашивающая сторона не предста­вила в установленный срок дополнительных сведений, то запрашиваемая сторона должна освободить лицо, взятое под стражу. В соответствии со ст. 67 Минской конвенции если запрашивающая сторона не примет лицо, подлежащее выдаче, в течение 15 дней после поставленной даты передачи, это лицо должно быть осво­бождено из-под стражи; в соответствии со ст. 18 Европейской конвенции по исте­чении 15 дней лицо может быть освобождено, а по истечение 30 дней — должно быть освобождено. Сходные правила закреплены в ст. 467 УПК РФ: если передаваемое лицо не будет принято в течение 15 суток со дня, установленного для передачи, то оно может быть освобождено из-под стражи. В случае, если иностранное госу­дарство по независящим от него обстоятельствам не может принять лицо, подле­жащее выдаче, и уведомляет об этом Российскую Федерацию или же Российская Федерация по независящим от нее обстоятельствам не может передать лицо, подле­жащее выдаче, то дата передачи может быть перенесена. Во всяком случае лицо подлежит освобождению по истечении 30 суток со дня, установленного для его передачи.

4. Передача лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является

Видом международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства является передача лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в стране своего гражданства. Этот вид международного сотрудничества предусмо­трен в Конвенции от 19 мая 1978 года, двусторонними международными догово­рами РФ, главой 55 УПК РФ. Статья 469 УПК РФ устанавливает основания пере­дачи лица, осужденного к лишению свободы. Порядок рассмотрения и разрешения вопросов, связанных с передачей лица, осужденного к лишению свободы, для отбы­вания наказания в государстве, гражданином которого оно является, определены соответственно в ст.ст. 470 и 472 УПК РФ.

В соответствии со ст. 469 УПК РФ основанием передачи Российской Федерацией гражданина иностранного государства, осужденного судом Российской Федерации, для отбывания наказания в государстве своего гражданства, а равно для передачи российского гражданина, осужденного в иностранном государстве, для отбы­вания наказания в Российской Федерации, является решение суда Российской Федерации. В последнем случае вернее говорить об основании для разрешения вопроса компетентными органами иностранного государства о такой передаче. Поводами к рассмотрению данного вопроса судом являются: представление феде­рального органа исполнительной власти, уполномоченного в области исполнения наказаний, обращение осужденного или его представителя, обращение компе­тентных органов иностранного государства. Эти представления или обращения рассматриваются судом в порядке и сроки, которые установлены для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора (ст. 396-399 УПК РФ).

5. Признание и исполнение решений судов иностранных государств в части конфискации доходов, полученных преступным путем

Исполнение решений иностранных судов в части конфискации доходов, полу­ченных преступным путем и находящихся на территории Российской Федерации, долгое время не имело законодательной регламентации. Порядок разрешения соот­ветствующих вопросов предусматривался только международными договорами.

В 2017-м году, как упоминалось выше, УПК РФ был дополнен Главой 55.1 под названием «Производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с признанием и принудительным исполнением приговора, постановления суда иностранного государства в части конфискации находящихся на территории Российской Федерации доходов, полученных преступным путем». Нормы данной главы устанавливают основания, условия и проце ссуальный порядок исполнения решений иностранных судов о конфискации доходов, полученных преступным путем и находящихся на территории Российской Федерации, а также основания для отказа в таком исполнении.

В силу ч. 2 ст. 473.1 УПК РФ основанием для исполнения соответствующего решения иностранного суда является постановление суда Российской Федерации о его признании и принудительном исполнении, вынесенное в соответствии с международным договором Российской Федерации или на основании прин­ципа взаимности. Поводом к рассмотрению вопроса о признании и исполнении решения иностранного суда в части конфискации полученных преступным путем доходов является запрос компетентного органа иностранного государства. Статья 473.2 УПК РФ устанавливает требования, предъявляемые к форме и содержанию запроса, а также перечень прилагаемых к нему документов.

В соответствии со ст. 473.3 УПК РФ запрос о признании и принудительном исполнении решения иностранного суда в части конфискации находящихся на территории нашего государства доходов, полученных преступным путем, рассма­тривается судом уровня субъекта федерации по месту жительства или месту нахож­дения лица, в отношении имущества которого приговором или постановление суда иностранного государства принято решение о конфискации, а в случае, если это лицо не имеет места жительства или места нахождения в Российской Федерации либо его место нахождения неизвестно, — по месту нахождения в Российской Федерации его имущества, подлежащего конфискации.

Порядок рассмотрения запроса установлен ст.473.4, а перечень оснований для отказа в признании и принудительном исполнении решения иностранного суда в части конфискации доходов, полученных преступным путем, содержится в ст.473.5 УПК РФ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *