Доказательства и доказывание в уголовном судопроизводстве

1. Основы теории доказательств и доказательственного права в уголовном процессе

Теория доказательств — часть науки уголовного процесса, которая посвящена изучению процесса доказывания при производстве дознания, предварительного следствия и в судебном разбирательстве.

Предметом теории доказательств являются: правовые нормы, устанавливающие порядок собирания, исследования и оценки доказательств по уголовным делам; практическая деятельность органов суда, следствия и дознания в процессе доказы­вания, а также деятельность лиц, привлекаемых к участию в этом процессе; зако­номерности, связанные с возникновением, хранением, передачей и переработкой доказательственной информации; история развития доказательственного права; нормативный порядок доказывания в уголовном процессе зарубежных стран.

Целью теории доказательств является получение и углубление знаний, отно­сящихся к ее предмету, то есть к процессу доказывания.

В содержание теории доказательств входит описание норм, регулирующих процесс доказывания, отдельных институтов, а также явлений, относящихся к практике доказывания.

Выделяются Общая и Особенная части теории доказательств (соответствующие в целом Общей и Особенной частям доказательственного права).

Общей части теории доказательств изучаются: предмет, содержание и система теории доказательств, ее место в системе научного знания; методические и правовые основы теории доказательств; цели и предмет доказывания; класси­фикация доказательств, их юридическая характеристика (относимость, допусти­мость, достоверность и достаточность); общая характеристика процесса доказы­вания и его элементов, стадий, способов оценки доказательств, роли и деятель­ности субъектов доказывания.

Особенной части теории доказательств рассматриваются: отдельные виды доказательств; отдельные этапы доказывания, следственные и судебные действия; вопросы доказывания по отдельным категориям уголовных дел.

Нельзя отождествлять теорию доказательств с доказательственным правом. Если теория доказательств — это научная дисциплина, то доказательственное право — это предмет научной дисциплины (теории доказательств).

Доказательственное право — это система норм, входящих в уголовно-процес­суальное право, в то время как теория доказательств — это система теоретических положений, составная часть уголовно-процессуальной науки. Доказательственное право — это часть уголовно-процессуального права и потому оно может быть только условно выделено из всей системы уголовно-процессуального права.

Предметом доказательственного права является весь круг общественных отно­шений, складывающихся в связи с процессом доказывания.

Наиболее важные нормы доказательственного права закреплены в разделе III УПК РФ, содержащем главы: 10 «Доказательства в уголовном судопроизводстве» и 11 «Доказывание». Эти нормы действуют на всех стадиях уголовного процесса. УПК РФ регламентирует порядок доказывания в различных стадиях уголовного процесса и по отдельным категориям уголовных дел.

2. Понятие и классификация доказательств

В философии доказательство понимается как способ обоснования истинности суждения, системы суждений или теории с помощью логических умозаключений и практических средств[1]. Доказательство в уголовном процессе — это способ полу­чения сведений о фактах, имеющих значение для правильного разрешения уголов­ного дела. Если сведения о фактах не будут выражены в той форме, которая опре­делена уголовно-процессуальным законом, то они не будут являться доказатель­ствами по уголовному делу. И наоборот, сведения о фактах, закрепленные в уста­новленной законом форме, являются доказательствами только тогда, когда они имеют значение для дела.

Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном уголовно-процессуальным законом, устанавливает наличие или отсутствие обстоя­тельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 74 УПК РФ). Перечень доказательств определен в ч. 2 ст. 74 УПК РФ. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» разъ­яснил судам, что под перечнем доказательств, подтверждающих обвинение, а также под перечнем доказательств, на которые ссылается сторона защиты, понимается не только ссылка в обвинительном заключении на источники доказательств, но и приведение в обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном постановлении краткого содержания доказательств. Доказательства — это не сами факты (например, наличие вреда, причиненного преступлением), а сведения о таких фактах, которые содержатся в источниках доказательств. Доказательством по уголовному делу всегда являются имеющие значение дела сведения (инфор­мация), содержащиеся в показаниях допрошенных лиц, выводах экспертов, обна­руженные при осмотре и исследовании предметы и документы. Поэтому всегда следует различать само доказательство, то есть, его физические (материальные) носители и процессуальный источник.

Наличие у следствия или у суда предметов или документов, содержащих инфор­мацию о преступлении, вовсе не означает, что эта информация стала доказатель­ством по делу. Эти сведения должны быть в установленном законом порядке зафиксированы в процессуальном источнике, например, в протоколах осмотров, допросов, других следственных действий, постановлениях о приобщении к делу осмотренных предметов в качестве вещественных доказательств, протоколах судеб­ного заседания и др.). Сам процесс фиксации доказательств в процессуальных актах требует выполнения процессуальных действий и соблюдения установленной УПК РФ процедуры их оформления. Только в этом случае информация становится доказательством. Доказательство это сведения, а процессуальный источник дока­зательства это форма, в которой закреплены данные сведения.

73 УПК РФ), и, таким образом, с наибольшей вероятностью устанавливают обсто­ятельства совершенного деяния.

Определяя доказательства как любые сведения, закон предусматривает ряд условий, которым они должны отвечать, чтобы служить доказательствами в уголовном процессе. К их числу относятся правила об относимости, допустимости и достоверности доказательств, а все собранные доказательства в совокупности должны быть достаточными для разрешения уголовного дела (ст. 88 УПК РФ). Названные понятия иногда называют свойствами доказательств, они обусловли­вают юридическую характеристику доказательств.

Относимость — это объективное свойство доказательств, означающее их способность освещать имеющие значение для дела (то есть существенные для него) обстоятельства.

Эта способность выражается в возможности извлечь из доказательства опреде­ленные сведения, определенную информацию, на основе которых органы расследо­вания и суд смогут сделать достоверный вывод относительно подлежащих установ­лению обстоятельств дела. Относящимися к делу признаются только такие доказа­тельства, посредством которых прямо или косвенно устанавливаются юридически значимые для дела обстоятельства.

Доказательства признаются допустимыми при условии, если они получены: из предусмотренного законом источника (ч. 2 ст. 74 УПК РФ); управомоченными на то органами и должностными лицами; законным способом (соблюдены правила собирания, фиксации).

Достоверность обусловливает отражение в материалах уголовного дела объек­тивных, имевших место в реальном прошлом событий и явлений.

Достаточность доказательств имеет отношение к пределам доказывания. Субъект доказывания должен обладать совокупностью доказательств, позволя­ющей сделать единственный вывод о событии прошлого, а также роли в нем участ­ников уголовного процесса.

Нарушение хотя бы одного из указанных требований приводит к утрате дока­зательства. Уголовно-процессуальный закон (ч. 1 ст. 75 УПК РФ) прямо говорит о том, что доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, явля­ются недопустимыми.

Недопустимость доказательства — это признание отсутствия у конкрет­ного доказательства свойства допустимости вследствие получения этого дока­зательства с нарушением требований УПК РФ или федерального закона.

В ч. 2 ст. 75 УПК РФ предусмотрены доказательства, которые признаются недо­пустимыми:

  1. Показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного произ­водства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде. Это поло­жение распространяется только на случаи, когда УПК РФ не предусматривает обязательное участие защитника. Неподтверждение ранее данных показаний может выразиться: в даче противоположных показаний в суде; в отказе от дачи показаний в суде.

Запрет на использование показаний подозреваемого, обвиняемого, данных в досудебном производстве в отсутствие защитника, в случае их неподтверждения в судебном заседании, порождает ряд правовых последствий.

Во-первых, такие доказательства утрачивают свойство допустимости только в момент их неподтверждения подсудимым в суде, то есть, до этого момента такие доказательства являются допустимыми. При этом причина отсутствия защитника в досудебном производстве, в том числе добровольный отказ подозреваемого, обви­няемого от защитника, не имеет значения для признания таких показаний недопу­стимым доказательством;

Во-вторых, возникает вопрос допустимости иных доказательств, полученных в досудебном производстве на основании показаний подозреваемого, обвиняемого, данных в отсутствие защитника, и не подтвержденных в суде. Например, можно ли признать законными следственные действия, произведенные на основании таких показаний в досудебном производстве (выемки, обыски, опознания и т. п.)? Такие доказательства должны признаваться полученными в результате законных следственных действий, и ставить вопрос о лишении их свойства допустимости «задним числом» нельзя. На момент производства следственного действия доказа­тельства, добытые на основании показаний подозреваемого, обвиняемого, призна­ются допустимыми при условии, что отсутствие защитника не нарушало закон, а сами показания не были получены с применением недозволенного принуждения. Правомерное получение показаний при правомерном отсутствии защитника не порождает основания для признания их недопустимыми до того момента, пока лицо не отказалось подтвердить их в суде. Дальнейший отказ подсудимого от показаний, данных в отсутствие защитника, влечет недопустимость только его собственных первоначальных показаний, данных в отсутствие защитника.

  1. Показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предполо­жении, слухе, признаются недопустимыми в силу отсутствия в них как объектив­ного основания, так и содержательной информации о фактических, а не вымыш­ленных или предполагаемых обстоятельствах дела, подлежащих доказыванию в силу ст. 73 УПК РФ.

Догадка — это лишь субъективное предположение о вероятности, возможности чего-либо.

Предположение — это та же догадка или некое субъективное предварительное соображение.

Слух — это молва, известие о чем-нибудь или о ком-нибудь, обычно еще ничем не подтвержденные. В основе слухов лежит, как правило, внешний посторонний текст, который сам может быть основан не на восприятии реальности, а на домыслах, догадках, предположениях иного лица или множества лиц.

Показания, основанные на догадках, предположениях, слухах, лишены какого- либо проверяемого объективного содержательного основания, поэтому они не могут быть положены в основу утверждений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию.

Показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомлен­ности, по сути, схожи с показаниями, основанными на слухах.

Однако если источник слуха может быть точно указан свидетелем, потер­певшим, а сам слух остается ничем не подтвержденным высказыванием, то в случаях, когда свидетель не может указать источник своей осведомленности, его показания не поддаются объективной проверке ни по источнику информации, ни по ее содержанию. Такого рода сведения не отвечают самому понятию доказатель­ства и являются недопустимыми.

  1. Предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, за исключением предметов и документов, указанных в ч. 1 ст. 81 УПК РФ.

Ведение адвокатского производства является необходимым по смыслу п. 3 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также п. 9 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката. Адвокатское производство необходимо в целях: систематизации информации в процессе оказания юридиче­ской помощи доверителю, эффективного использования сведений для защиты прав доверителя, в том числе о способах доказывания по уголовным делам; оценки каче­ства работы адвоката при претензии к нему доверителя; сохранения адвокатской тайны (содержащиеся в нем предметы, документы или сведения не могут быть использованы стороной обвинения в качестве доказательств).

Адвокатское производство оформляется адвокатом со дня принятия поручения от доверителя. Материалы такого производства, как правило, в копиях хранятся в папке или файле. Такое производство ведется как на бумажных, так и на цифровых носителях.

В адвокатском производстве по уголовным делам находятся копии (выписки) не только процессуальных документов (например, постановления о возбуждении уголовного дела; постановления о привлечении в качестве обвиняемого; прото­колы допроса подозреваемого и обвиняемого; заявленных ходатайств и ответов на такие просьбы; постановления об избрании меры пресечения, обвинительного заключения, протокола судебного заседания), но и аудиозапись судебных засе­даний, таблицы и схемы, помогающие ориентироваться в уголовном деле, заме­чания на процессуальные документы, даты свиданий с подзащитным (их продол­жительность, вопросы, которые обсуждались и которые предстоит выяснить для определения тактики защиты), проект защитительной речи и иные записи адвоката.

  1. Иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ.

Пленум Верховного суда Российской Федерации в постановлении № 8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» в пункте 16 разъясняет, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно­процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закрепление доказательств осуществлены ненадлежащим лицом или органом либо они получены в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами. Любое из указанных нарушений дает право участ­никам процесса требовать признания доказательства недопустимым.

Выявление нарушений УПК РФ или иного федерального закона при получении доказательства или заявление участника о подобном нарушении требует специ­альной процедуры признания доказательства недопустимым или отказа в этом.

Процедура признания доказательства недопустимым регламентирована ст. 235 УПК РФ — Ходатайство об исключении доказательства. В виду того, что недопустимые доказательства не имеют юридической силы, стороны в стадии назначения судебного разбирательства наделяются правом заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств любого доказательства, которое они считают недопустимым.

Доказательства, признанные недопустимыми, с этого момента утрачивают юридическую силу и не могут использоваться субъектами доказывания, во-первых, для обоснования обвинения, во-вторых, для позитивного утверждения о наличии и доказанности любого из обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ. К таким же последствиям должно приводить и получение доказательств, с применением принуждения к даче показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свиде­теля; к даче заключения или показаний эксперта и специалиста. Подобное принуж­дение или образует состав преступления, предусмотренный ст. 302 УК РФ, или нарушает предписания ч. 2 ст. 9 УПК РФ о том, что никто из участников не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человече­ское достоинство обращению.

Любые сведения (доказательства), с помощью которых дознаватель, следова­тель, прокурор и суд устанавливают по уголовному делу положения, образующие предмет доказывания, и иные обстоятельства, имеющие значение для правиль­ного разрешения дела, могут быть получены в рамках процессуального доказы­вания только из источников, указанных в законе и именуемых в теории уголов­ного процесса источниками доказательств.

Согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ к источникам доказательств относятся: а) пока­зания подозреваемого, обвиняемого; б) показания потерпевшего, свидетеля; в) заключение и показания эксперта; г) заключение и показания специалиста; д) вещественные доказательства; е) протоколы следственных и судебных действий; ж) иные документы.

Приведенный перечень является исчерпывающим и расширительному толко­ванию не подлежит. Соответственно, сведения, полученные из иных источников, являются недопустимыми. Перечисленные средства установления фактических данных по делу образуют систему доказательств, то есть упорядоченную сово­купность взаимосвязанных между собой элементов.

Классификация доказательств — это их систематизация на основе, прису­щего их внутренним, объективным свойствам критерия. Классификация доказа­тельств способствует более глубокому выявлению особенностей различных групп доказательств, помогает правильно использовать доказательства, обеспечивает однозначность понимания применяемых терминов и понятий.

В теории и практике уголовного процесса принято классифицировать дока­зательства по следующим критериям: по отношению к предмету обвинения — на обвинительные и оправдательные; по характеру источника доказательственной информации — на первоначальные и производные; по отношению к доказывае­мому факту — на прямые и косвенные; по способу формирования — на личные и вещественные.

Обвинительные и оправдательные доказательства. К обвинительным отно­сятся доказательства, которые подтверждают обвинение, устанавливают вино­вность обвиняемого или отягчают его наказание. К оправдательным относятся доказательства, которые опровергают обвинение или ставят его под сомнение либо устанавливают обстоятельства, исключающие уголовную ответственность или смягчающие наказание обвиняемого.

Уголовно-процессуальный закон обязывает исследовать все обстоятельства совершенного преступного деяния (ч. 2 ст. 21 УПК РФ). Соответственно при соби­рании доказательств, при их проверке и оценке органы расследования и суд должны выяснить и взвесить все доказательства, как подтверждающие обвинение, так и оправдывающие обвиняемого.

В основе деления доказательств на первоначальные и производные лежит наличие или отсутствие промежуточного носителя доказательственной информации.

Под первоначальными доказательствами понимаются сведения, полученные из первоисточника (от лица, непосредственно воспринимавшего событие престу­пления, либо из подлинника документа, либо из подлинного вещественного дока­зательства).

Производными являются доказательства, полученные из опосредованного источника (например, сведения, сообщенные свидетелем со слов другого лица, или данные, содержащиеся в копии документа). В производных доказательствах всегда содержится вероятность утраты части информации, ее искажения. Чем больше промежуточных звеньев, тем больше опасность их утраты. Поэтому теория и прак­тика уголовного процесса отдают предпочтение первоначальным доказательствам. Производные доказательства допускаются: в случаях невозможности получения первоначальных доказательств, в связи с утратой их источника; для отыскания первоначальных доказательств; для проверки первоначальных доказательств; для восполнения первоначальных доказательств, когда их недостаточно для безоши­бочных выводов (например, наблюдавший определенное событие забыл отдельные детали, а лицо, которому он об этом рассказал, хорошо помнит их).

Деление доказательств на прямые и косвенные основано на логическом отно­шении между доказательством и доказательным тезисом.

Если заключенная в доказательстве информация прямо устанавливает доказа­тельственный факт — это прямое доказательство.

Если доказательство не указывает прямо на доказательственный факт, но позво­ляет сделать вывод о нем на основе промежуточных фактов, то такое доказатель­ство считается косвенным.

Косвенные доказательства, как правило, содержат сведения о побочных, частных фактах, отдельных деталях исследуемого события, которые, будучи уста­новленными, позволяют сделать вывод об искомых фактах.

Отнесение доказательств к прямым или косвенным зависит от конкретного состава преступления. Например, наличие пистолета у обвиняемого может служить косвенным доказательством по делу об убийстве и прямым доказательством по делу о незаконном хранении оружия. Показания о том, что обвиняемый угрожал лишить жизни потерпевшего, является прямым доказательством по делу по обви­нению в угрозе убийством и косвенным — по делу об убийстве.

Доказательства личные и вещественные. Личные доказательства озна­чают доказательства, исходящие от лица, передаваемые лицом. Это те сведения об обстоятельствах известного ему преступления, которые сохранились в его памяти. Иными словами, личные доказательства — это мысленное отображение информации, имеющей значение для дела. Поэтому иногда их называют идеаль­ными. К личным доказательствам относятся сведения, содержащиеся в показаниях свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых, заключениях экспертов, протоколах следственных и судебных действий и иных документах.

Вещественные доказательства представляют собой объекты материального мира (поэтому иногда их еще называют материальными). Это объекты:

  • несущие на себе различные следы-отображения (например, отпечаток обуви, пальцев и т. д. на каких-либо предметах);
  • свидетельствующие об изменении состояния объекта или отдельных его свойств в результате воздействия на него;
  • выполняющие определенную функцию в совершении преступления (орудия преступления, объекты преступного посягательства и т. д.);
  • характеризующие отдельные элементы механизма преступления (способ, цель, условия и др.).

3. Виды доказательств

Показания подозреваемого (ст. 76 УПК РФ) и обвиняемого (ст. 77 УПК РФ) — это сведения, сообщенные ими на допросе, проведенном в ходе досудебного произ­водства, (применительно к обвиняемому еще и в ходе судебного разбиратель­ства дела) в соответствии с требованиями закона о производстве допроса (ст. ст. 187-190 УПК РФ).

  1. Подозреваемый и обвиняемый не предупреждаются об уголовной ответ­ственности за дачу заведомо ложных показаний или за отказ от дачи показаний. Их показания — это их право, а не обязанность. Отказ подозреваемых, обвиняемых от дачи показаний не может рассматриваться как доказательство их виновности. Являясь с одной стороны источником доказательств, показания подозреваемого и обвиняемого с другой стороны — это один из способов защиты от обвинения, то есть способ, гарантирующий защиту их конституционных прав. Показания подо­зреваемого и обвиняемого могут лечь в основу обвинения лишь в том случае, когда будут подтверждены совокупностью других доказательств по уголовному делу (ч. 2 ст. 77 УПК РФ). Признательные показания, подтвержденные совокупностью других доказательств по делу, продолжают иметь доказательственную силу даже в случае отказа от них подозреваемого, обвиняемого. Однако нельзя переоцени­вать показания этих лиц. Значение в данном случае имеет не столько признатель­ность показаний, сколько сообщенные фактические данные.
  2. При оценке показаний подозреваемого и обвиняемого необходимо исходить из того, что они заинтересованы в исходе дела, поэтому, сообщаемые ими сведения должны быть тщательно проверены, сопоставлены с другими имеющимися по делу доказательствами. Факт заинтересованности не должен вести к недоверию к показа­ниям, игнорированию их при принятии решения. В случае изменения указанными лицами данных ими ранее показаний необходимо, по мере возможности, выяснить причину этого: каковы мотивы, является ли оно добровольным или вынужденным.

Судебно-следственная практика исходит из того, что любое из показаний подозреваемого, обвиняемого имеет одинаковое доказательственное значение. Признательные показания указанных лиц помогают при расследовании престу­плений, так как являются источником особо ценных доказательств, облегчают поиск других доказательств по делу, способствуют раскрытию преступлений, уста­новлению важных обстоятельств по уголовному делу, известных только причаст­ному к преступлению лицу. Признательные показания рассматриваются уголовным правом как обстоятельство, смягчающее ответственность.

Однако признание вины не всегда является свидетельством виновности. Известны случаи самооговора, вызванные стремлением освободить от уголовной ответственности близких лиц, получить вознаграждение от заинтересованных лиц, скрыть совершение более тяжкого преступления и др.

Иногда подозреваемые, обвиняемые дают заведомо ложные показания, огова­ривая других лиц. Когда этот оговор находится в рамках предъявляемого обви­нения, он рассматривается как защитная версия, ответственность за такие пока­зания законом не предусмотрена. Когда оговор касается фактов по другому эпизоду или делу, в рамках которых версия о причастности указанных лиц еще не прове­рялась, последние должны быть допрошены в качестве свидетелей, а это значит, что они предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи пока­заний и за дачу заведомо ложных показаний.

Кроме показаний, в которых содержится полное или частичное признание своей вины, подозреваемые и обвиняемые могут давать показания, в которых их вина отрицается. Несмотря на активную оборонительную позицию подозревае­мого, обвиняемого задачей предварительного следствия является сбор совокуп­ности доказательств, то есть установление преступника, вина которого должна быть подтверждена бесспорными, неопровержимыми доказательствами.

В случае, когда у расследующего преступление органа остаются сомнения по поводу виновности конкретного лица в совершении им конкретного преступления, эти сомнения толкуются в пользу обвиняемого, подозреваемого. Таким образом, расследующий преступление орган ни в коем случае не должен допускать в своей деятельности обвинительного уклона.

  1. Предмет показаний подозреваемого определен в ст. 46 УПК РФ — это обсто­ятельства, касающиеся имеющегося в отношении него подозрения.

Предмет показаний обвиняемого определен в ст. 47 УПК РФ — это обстоятель­ства, образующие содержание предъявленного ему обвинения.

Указанными обстоятельствами предмет показаний подозреваемого и обвиняе­мого не исчерпывается, в ходе дачи показаний они не только излагают ход событий, но и дают им свое объяснение, излагают мотивы и причины своих действий. Кроме того, они вправе давать в своих показаниях оценку имеющихся в деле и известных им доказательств, представлять контраргументы, то есть осуществлять свою защиту всеми средствами и способами, не запрещенными действующим законо­дательством.

Показания потерпевшего (ст. 78 УПК РФ), свидетеля (ст. 79 УПК РФ) — это сведения, сообщенные ими на допросе, произведенном в ходе досудебного производ­ства по уголовному делу или в суде в установленном законом порядке. Потерпевший и свидетель могут быть допрошены о любых обстоятельствах, подлежащих дока­зыванию при производстве по уголовному делу, в том числе о своих взаимоот­ношениях с подозреваемым, обвиняемым. Свидетель, кроме того, может быть допрошен и о личности обвиняемого, потерпевшего, о своих взаимоотношениях с ними и другими свидетелями.

  1. Показания потерпевшего по сравнению с показаниями свидетеля имеют ряд особенностей, обусловленных выполняемой им функцией, — они являются не только источником доказательств, но и процессуальным средством защиты его законных прав и интересов. Дача показаний свидетелем и потерпевшим — это не только право, но и их обязанность (п. 2 ч. 5 ст. 42, п. 2 ч. 6 ст. 56 УПК РФ).

Процессуальная природа показаний названных лиц определяется тем, что пока­зания формируются в результате личного восприятия ими фактов, интересующих органы расследования и суд.

Определяя лицо, которое может быть свидетелем по делу, уголовно­процессуальный закон исходит из того, что такому лицу известны какие-либо обсто­ятельства, подлежащие установлению. Не могут служить доказательствами пока­зания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведом­ленности (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

Ни возраст, ни дружеские отношения с обвиняемым, ни служебное поло­жение, ни заинтересованность свидетеля в исходе дела, ни родственные связи (за исключением близких родственников) не освобождают свидетеля от дачи пока­заний. Известные ограничения содержатся лишь в ч. 3 ст. 56 УПК РФ. Эти ограни­чения обусловлены процессуальным положением лиц, участвующих в деле, спец­ификой выполняемых ими функций, а также связаны с обеспечением достовер­ности получения показаний. То есть не подлежат допросу в качестве свидетелей: судья, присяжный заседатель, защитник подозреваемого, обвиняемого, адвокат, священнослужитель, член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осущест­влением ими своей профессиональной деятельности.

  1. В качестве свидетелей могут быть допрошены следователи, дознаватели, в производстве которых находится уголовное дело. В этом случае они утрачивают право продолжать производство предварительного расследования по этому уголов­ному делу.

Не освобождаются от дачи показаний лица в связи с тем, что предмет их пока­заний составляет государственную, служебную или профессиональную тайну (например, сотрудники полиции). На судебно-следственные органы возлагается тогда обязанность обеспечить неразглашение этих сведений. С этой целью, в частности, проводятся закрытые судебные заседания (п. 5 ч. 2 ст. 231, ч. 2 ст. 241 УПК РФ).

Заключение и показания эксперта и специалиста (ст. 80 УПК РФ).

При производстве предварительного расследования и в ходе судебного разби­рательства может возникнуть необходимость в получении заключения и пока­заний эксперта и специалиста в определенной области (науке, технике, промыш­ленном производстве, искусстве или других специальных отраслях человеческой деятельности).

  1. Задачей производства экспертизы является получение новых знаний за счет проведения исследований профессионалами в области различных отраслей челове­ческой деятельности. Вопросы, поставленные перед экспертом, данное им заклю­чение не могут выходить за пределы его специальных познаний — на разрешение эксперта нельзя ставить вопросы правового характера (например, о виновности или невиновности, квалификации). Даже если эти вопросы поставлены и в заклю­чении эксперта нашли ответы, доказательной силы они иметь не будут, так как решение этих вопросов — исключительная компетенция органов предваритель­ного расследования и суда. Эксперт может дать заключение по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования. Заключение дается от имени несущего за него полную ответственность эксперта. Кроме того, за дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность по ст. 307 УК РФ.

Заключение эксперта — это представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по делу, или сторонами. При необходимости разъяснения или уточнения данного заключения после его получения эксперт может быть допрошен, то есть, обязан дать показания.

Заключение специалиста — это представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. Его показания — это сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специ­альных познаний, а также разъяснение своего мнения в соответствии с действу­ющим законодательством.

  1. Предмет деятельности специалиста в уголовном судопроизводстве иной, чем у эксперта. Специалист призван содействовать следствию в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, в постановке вопросов эксперту, а также в разъяснении сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (содействие следствию по указанным выше направлениям; участие в качестве специалиста-педагога в допросе несовершеннолетних участников судо­производства; допрос специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон).

В отличие от специалиста эксперт становится участником уголовного процесса по постановлению дознавателя, следователя, судьи, определению суда. Он произ­водит самостоятельное экспертное исследование, тогда как специалист всегда участвует в процессуальных действиях, производимых органом, ведущим рассле­дование или судом. Заключение эксперта по своей юридической природе есть особый, самостоятельный специальный источник доказательств, поскольку произ­водство экспертизы на базе имеющихся по делу доказательств может привести к появлению в уголовном процессе новых фактических данных (доказательств).

Вещественные доказательства (ст. 81 УПК РФ) — это обнаруженные и закре­пленные в предусмотренном законом порядке объекты материального мира, свой­ства, качества, происхождение и использование которых имеют значение для разрешения уголовного дела. Это любые предметы, которые выступили орудиями, оборудованием или иными средствами совершения преступления или сохранили на себе следы преступления; деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления; иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обсто­ятельств уголовного дела.

  1. Вещественные доказательства — это своего рода «немые свидетели», которые объективно, в силу своих качеств и связей с другими обстоятельствами служат средством к установлению относящихся к делу фактов. Фактические данные, источником которых выступает материальный объект, могут быть установлены свойствами, качествами самого этого объекта (нож, пистолет, фальсифициро­ванный документ); принадлежностью объекта в сочетании с его местонахождением (предмет, принадлежащий обвиняемому, обнаруженный на месте происшествия, похищенное имущество в квартире обвиняемого). Собиранию вещественных дока­зательств, служат, чаще всего, такие следственные процессуальные действия, как обыск, выемка, осмотр. Обнаруженный в ходе процессуальных действий предмет, имеющий признаки вещественного доказательства обследуется и осматривается. Только после этого он может быть приобщен к делу в качестве вещественного доказательства постановлением следователя, лица, производящего дознание, или определением суда.

Статья 81.1. УПК РФ предусматривает особый порядок признания предметов и документов вещественными доказательствами по уголовным делам о преступле­ниях в сфере экономики. Закон строго определяет: составы экономических престу­плений, на которые распространяются нормы права; сроки вынесения постанов­ления о признании вещественными доказательствами предметов и документов; возможность владельцу документов снять за свой счет копии с изъятых документов, в том числе с помощью технических средств в ходе досудебного производства.

  1. Вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле и по ходу движения уголовного дела передаются вместе с ним из одного органа в другой (ч. 1 ст. 82 УПК РФ). Правила хранения громоздких, скоропортящихся, изъятых из незаконного оборота, опасных при длительном хранении предметов, денег и ценностей, то есть определенных вещественных доказательств по уголовному делу подробно регламентированы законодательством (ч. ч. 24 ст. 82 УПК РФ). Действия должностных лиц органов предварительного расследования и суда по хранению и дальнейшей судьбе вещественных доказательств определяется законом в зави­симости от их наименования.

Утрата, повреждение либо нарушение процедуры обнаружения, изъятия, осмотра, приобщения к материалам уголовного дела вещественных доказательств — явление необратимое, которое означает невозможность воспроизведения данного вещественного доказательства.

При вынесении приговора, а также определения или постановления о прекра­щении уголовного дела решается вопрос о вещественных доказательствах в соот­ветствии с требованиями ч. 3 ст. 81 УПК РФ.

Протоколы следственных действий и судебного заседания (ст. 83 УПК РФ) и иные документы (ст. 84 УПК РФ) также являются источниками доказательств, то есть средствами установления обстоятельств совершения преступления. Как процессуальные носители информации о подлежащих установлению обстоя­тельствах они не однородны по своему содержанию. Фиксируя ход и результаты каждого следственного и судебного действия, протоколы являются обязательной формой закрепления фактических данных, без которых эти данные не могут быть допущены в качестве доказательств по уголовному делу. Нарушение установленных правил и форм составления протоколов влечет лишение доказательственного значения удостоверяемых ими обстоятельств и фактов. Процессуальная процедура составления протоколов обеспечивает полноту и достоверность закрепленных в них фактических данных. Признаками протоколов являются: фиксация результатов следственных действий; удостоверение непосредственного восприятия фактиче­ских обстоятельств дознавателем, следователем, прокурором, судом и другими участниками следственного действия; составление их в письменной форме; строгое соответствие их содержания диспозиции нормы уголовно-процессуального права. Не могут считаться доказательствами протоколы процессуальных действий, не относящихся к следственным, то есть не направленных на собирание, проверку, оценку доказательств (например, протоколы ознакомления), а также протоколы и акты, составленные вне уголовного процесса (например, административные).

К протоколам в некоторых случаях могут быть приложены планы, схемы, рисунки, фотографии, звуко- и видеозаписи. Вместе с протоколом они имеют дока­зательственную силу.

Письменные акты (справки, характеристики, акты ревизий и т. д.), фонограммы, схемы, чертежи как иные документы отличаются от аналогичных приложений к протоколам следственных и судебных действий тем, что они составляются не в процессе указанных действий, а обнаруживаются или истребуются при расследо­вании или судебном рассмотрении уголовного дела.

Таким образом, к иным документам (как самостоятельным средствам доказы­вания) относятся разнообразные по содержанию и форме документы. Их объеди­няет то, что удостоверяемые или излагаемые в них обстоятельства и факты имеют значение для уголовного дела.

Особенности таких документов:

  • они составляются, как правило, за пределами следственных действий, неза­висимо от производства по уголовному делу;
  • могут иметь не только письменную, но и иную форму;
  • составляются учреждениями, предприятиями, организациями, должност­ными лицами и гражданами, которые могут и не быть участниками по уголовному делу;
  • их в случае утраты или порчи можно восстановить.

Собирание иных документов осуществляется путем их истребования органами расследования и судом; представления по инициативе лиц или организаций; произ­водства обыска, выемки или осмотра.

4. Понятие и элементы процесса доказывания

Всякая практическая деятельность человека основана на познании им окружа­ющей действительности. Основой уголовно-процессуального познания является философия, в которой вопросы познавательной деятельности глубоко разрабо­таны и образуют один из ее разделов, называемый теорией познания (или гносео­логией). Теория познания — это учение о возможности познания человеком пред­метов, явлений действительности, их свойств, связей и отношений, а также о формах познания. Наши знания есть образы предметов, явлений внешнего мира. Процесс познания — это взаимосвязь и взаимодействие познающего субъекта и познаваемого объекта. Нормы уголовно-процессуального закона регулируют позна­вательную деятельность субъектов познания в уголовном процессе — суда, участ­ников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, защиты, иных участ­ников уголовного судопроизводства.

Объектами уголовно-процессуального познания являются:

  • преступление, которое для государственных органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс, — всегда событие прошлого;
  • объекты, обладающие следами преступления и сохранившие их к моменту уголовно-процессуального познания (люди, вещи, документы, доступные чувственному восприятию).

Особенность познания в уголовном судопроизводстве состоит в том, что оно может осуществляться лишь органами уголовного судопроизводства, а также теми средствами и способами, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законом.

Таким образом, можно сказать, что уголовно-процессуальное познание — это деятельность участников уголовного судопроизводства, осуществляемая в преду­смотренном уголовно-процессуальным законом порядке, по приобретению знания о прошлом преступном событии путем исследования сохранившихся его следов в целях обеспечения назначения уголовного судопроизводства. Установление всех существенных обстоятельств, имеющих значение для правильного решения по уголовному делу, является целью доказывания.

Доказывание — это осуществляемая в соответствии с требованиями уголовно­процессуального закона деятельность органов дознания, дознавателей, следова­телей, суда, судей при участии иных должностных лиц, представителей обще­ственности и граждан по собиранию, проверке и оценке фактических данных об обстоятельствах, достоверное установление которых необходимо для правиль­ного разрешения дела.

Как уже сказано, целью доказывания является установление обстоятельств совершенного преступления посредством правильного, адекватного отражения предметов и явлений действительности познающим субъектом. Лицо, в произ­водстве которого находится уголовное дело, должно познать то, что имело место в действительности, то есть познать конкретное преступление как определенную совокупность фактических признаков деяния. Выводы органов предварительного расследования и суда будут обоснованными тогда, когда они соответствуют тому, что имело место, произошло в действительности.

Элементами процесса доказывания являются собирание, проверка и оценка доказательств.

Доказательства собираются дознавателем, следователем, судом в ходе произ­водства следственных и иных процессуальных действий (обыск, выемка, осмотр; истребование органами расследования и судом; представление по инициативе лиц или организаций). Проверка доказательств (ст. 87 УПК РФ) производится компе­тентными лицами. Доказательства сопоставляются с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, при этом устанавливается их источник, отыскива­ются другие доказательства, подтверждающие или опровергающие проверяемое доказательство — устанавливаются и допрашиваются новые свидетели, назначаются экспертизы, производятся необходимые обыски и осмотры мест происшествия и т. д. Собранные доказательства должны отвечать предъявляемым законом требова­ниям об относимости, допустимости, достоверности и достаточности. Основываясь только на таких доказательствах, а также на внутреннем убеждении, руководствуясь законом и совестью, следователь, дознаватель, судья оценивают имеющиеся по делу доказательства с тем, чтобы принять обоснованное решение по уголовному делу.

5. Предмет и пределы доказывания в уголовном судопроизводстве

Для правильного разрешения уголовного дела важно четко определить рамки его исследования. Как чрезмерное их сужение, так и неосновательное расширение отрицательно сказываются на ходе и результатах исследования.

В случае сужения объема исследования выявление существенных для дела обстоятельств окажется неполным, односторонним, что приведет к принятию неза­конного и необоснованного решения. При неосновательном расширении границ исследования предварительное расследование и судебное рассмотрение дела неоправданно затянутся, дело окажется загроможденным ненужными, не относя­щимися к нему материалами, а это затруднит их оценку.

  1. Пределы доказывания — это такие границы доказательственной деятель­ности, которые обеспечивают полноту и глубину исследования фактов, подле­жащих установлению по делу, необходимый объем доказательств, достаточных для принятия правильного решения по делу.

Объем доказательственной информации по любому уголовному делу должен позволять сформировать внутреннее убеждение у лиц, производящих расследо­вание уголовного дела или судебное разбирательство, не только в реальности суще­ствования фактов, но и их достаточности для принятия законного и обоснован­ного решения. Практическое значение правильного определения пределов дока­зывания способствует собиранию и исследованию доказательств в объеме, необ­ходимом для формирования государственного органа (должностного лица), веду­щего процесс, достоверных выводов относительно предмета доказывания.

С понятием «пределы доказывания по уголовному делу» тесно связано понятие «предмет доказывания». Если, говоря о границах познания, объеме доказатель­ственных средств, для выявления обстоятельств преступления, указывающих на пределы доказывания, мы отвечаем на вопрос «сколько», то, говоря о предмете дока­зывания по уголовному делу, мы отвечаем на вопрос «что подлежит установлению».

  1. Под предметом доказывания в уголовном процессе понимается круг тех обстоятельств, которые должны быть установлены по делу для принятия по нему законного и обоснованного решения. В соответствии со ст. 73 УПК РФ, при производстве по делу подлежат доказыванию: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; обстоятельства, характери­зующие личность обвиняемого; характер и размер вреда, причиненного преступле­нием; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; обсто­ятельства, смягчающие и отягчающие наказание; обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания; обсто­ятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соот­ветствии со ст. 104.1 УК РФ, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназна­чалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации); обстоятель­ства, способствовавшие совершению преступления.

Этот перечень дает лишь общее, родовое обозначение предмета доказывания, указывает на основные группы обстоятельств, которые должны быть исследованы по любому уголовному делу. Эти обстоятельства взаимосвязаны друг с другом и должны быть положены в основу принимаемых следователем, дознавателем, проку­рором, судом процессуальных решений.

Очерченный законодателем круг обстоятельств, составляющих предмет дока­зывания, не исчерпывает всех обстоятельств, которые должны быть установлены по делу. Во многих случаях возникает необходимость исследовать и другие обсто­ятельства, которые имеют существенное значение для правильного разрешения уголовного дела. Они могут быть различного характера: имеющие значение для проверки доброкачественности и достоверности (компетентность эксперта, заинте­ресованность свидетеля в исходе дела, подлинность документов и т. д.); имеющие значение для законного и обоснованного применения мер процессуального принуж­дения; имеющие значение для правильного исполнения приговора; имеющие значение для охраны прав и законных интересов граждан (выяснение оснований для признания лица потерпевшим, гражданским истцом и т. д.).

6. Использование результатов оперативно-разыскной деятельности
в процессе доказывания

Уголовно-процессуальный закон запретил использовать в процессе доказывания результаты оперативно-разыскной деятельности, если они не отвечают требова­ниям, предъявляемым УПК РФ к доказательствам (ст. 89 УПК РФ). Они, как и все доказательства по делу, должны быть относимыми и допустимыми.

Согласно ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» результаты этой деятельности могут быть использованы, в частности, для подго­товки и осуществления следственных действий, представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламенти­рующими собирание, проверку и оценку доказательств.

Однако результаты оперативно-разыскных мероприятий могут стать доказа­тельствами по уголовному делу в том случае, когда они могут быть легализованы путем приобщения к материалам уголовного дела в процессуальном порядке.

Возможность использования результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств по уголовному делу находится в прямой зависимости от того, насколько точно эта деятельность (ее результаты, зафиксированные на материальных носителях), соответствует требованиям соответствующих законов (Конституции Российской Федерации, федеральному закону «Об ОРД», УПК РФ) и подзаконных актов. В этом смысле оперативно-разыскную деятельность можно рассматривать как систему добывания и собирания уголовно-процессуальных доказательств.

Добывание фактической оперативной информации, значимой для выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступной деятельности, представляет собой главную цель любого оперативно-разыскного мероприятия.

Результаты оперативно-разыскной деятельности, оформленные надлежащим образом, могут стать полноценными доказательствами по уголовному делу и в совокупности с другими доказательствами могут быть положены в основу обви­нения. Для этого уголовно-процессуальное право предусматривает соответству­ющие способы реализации результатов оперативно-разыскной деятельности. В зависимости от конкретного оперативно-розыскного мероприятия они приобре­тают свой итоговый статус[2].

Нарушение законности при проведении оперативно-разыскных мероприятий недопустимо.

 

Список литературы:

[1] Философский энциклопедический словарь. М., 1998. С. 180.

[2] Зникин В.К. Оперативно-розыскная деятельность как система добывания и собирания уголовно-процессуальных доказательств. Кемерово, 2000. С. 19.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *