Европейский союз. История и правовая основа деятельности

История  становления  будущего   Европейского   Союза   начиналась с возникшего в 1951 г. в форме международной региональной (отраслевой) экономической организации Европейского объединения угля и стали, в которую входило всего шесть стран. Все решения тогда принимались единогласно. Сегодня в Союз входят уже 28 государств Европы с населением около половины миллиарда человек.

Подобно государству Евросоюз обладает единой территорией с общей границей, общим визовым и таможенным режимом. Общее гражданство подкрепляется единым правовым статусом, участием в деятельности общеевропейских политических партий и во все более гармонизирующемся избирательном процессе. В Союзе функционирует единый внутренний рынок, в котором реализуется свобода движения лиц, товаров, услуг, капиталов, платежей и информации. Функцию денег выполняет общеевропейская валюта евро. Существует независимый Европейский центральный банк и общий бюджет Союза.

европейский союз

Отлаживается союзная система органов управления в законодательной, исполнительной, судебной и контрольной сферах, которые все более необычным образом переплетаются между собой. Распределение компетенции в Союзе весьма похоже на то, как оно осуществляется в федеративном государстве, хотя наднациональные черты накладывают свой отпечаток.

Создана уникальная наднациональная правовая система, опирающаяся на принципы верховенства и прямого действия собственных правовых норм. Скоординированно работает правоохранительная система, в которую входят сотрудничество судов и полиций в уголовно-правовой сфере – Европол, Евроюст (с функциями прокуратуры) и трехуровневая судебная система, похожая на государственную.

Первым общим договором, положившим начало европейской интеграции является Парижский договор 1951 г. – Договор об учреждении Европейского объединения угля и стали. Сокращенное название – Договор о ЕОУС. Учреждение ЕОУС стало началом коренной трансформации Западной Европы. Создание ЕОУС означало создание общего рынка угля и стали. Одной из главных политических задач Договора о ЕОУС было прекращение векового противостояния Германии и Франции. ЕОУС было наделено статусом юридического лица, за ним признавалась международная правосубъектность.

Для управления ЕОУС была создана система институтов, основная схема которой была впоследствии воспринята ЕЭС. Она включала Высший руководящий орган (его возглавил Ж. Монне), Общую ассамблею (будущий Европейский парламент), Специальный Совет министров (или просто Совет) и Суд.

Сторонами Парижского договора стали шесть стран: Франция, ФРГ, страны Бенилюкса, Италия. Договор вступил в силу 23 июля 1952 г. и был рассчитан на 50 лет. Соответственно, в 2002 г. срок его действия истек.

Единый европейский акт 1986 года. Провозглашенная 19 июня 1983 г. в Штутгарте «Торжественная декларация» предусматривала углубление сотрудничества в рамках ЕЭС и распространение интеграционного процесса на все сферы межгосударственных отношений, впервые выйдя за рамки    чисто    экономического    сотрудничества.   Логичным следствием «Торжественной декларации» стал подписанный 1 июля 1986 г. и вступивший в силу спустя ровно год Единый европейский акт (ЕЕА 1986). Название акта объясняется тем, что для облегчения понимания огромной по объему и сложной по своей юридической природе материи в нем были собраны все основные нормативные правовые акты. Только с принятием ЕЕА 1986 были впервые формально определены условия и урегулирован порядок осуществления Европейского политического сотрудничества.

В ЕЕА 1986 впервые упоминается о необходимости учреждения ЕС и завершении формирования Общего рынка. Представленная Комиссией во главе с Жаком Делором (Jacques Delors) так называемая «Белая книга» содержала 282 нормативных правовых акта, регулирующих создание и функционирование Общего рынка. Но настоящий прорыв был сделан в сфере внешнеполитического сотрудничества.

ЕЕА 1986 подготовил почву для учреждения Евросоюза. Процесс еще больше ускорился после падения железного занавеса и объединения Германии в 1989–1990 годах. В 1990 году в соответствии с планом Жака Делора была принята трехступенчатая концепция создания Экономического и Валютного союза (ЭВС), призванного стать основой для новой ступени европейской интеграции.

Первая ступень ЭВС была достигнута уже в ходе создания Общего рынка в 1985–1990 годах, предусматривавшего реализацию четырех основных свобод – свободу передвижения товаров, услуг, рабочей силы и капитала. Для достижения двух других ступеней ЭВС необходимо было выйти за рамки чисто экономического сотрудничества и расширить процесс интеграции на политическую сферу.

Со вступлением в силу 1 ноября 1993 г. Маастрихтского договора  об учреждении Европейского союза вторая ступень ЭВС была достигнута, а с введением в оборот наличных евро 1 января 2002 г. трехступенчатый план по созданию ЭВС был полностью реализован.

монета 1 евро

Маастрихтский договор не затронул компетенцию Сообществ, и они продолжали существовать в значительной степени автономно. Спорным оставался вопрос о международной правосубъектности Евросоюза, не имевшего четкой организационной структуры. От имени Евросоюза фактически действовали органы Сообществ согласно ст. 5 Маастрихтского договора. В конечном итоге была предложена храмовая структура или структура трех составляющих, когда Евросоюз представлял собой крышу, а Сообщества – ее основную опору. Две другие опоры составили Общая внешняя политика и политика безопасности (ОВПБ, ст.ст. 11–28 Маастрихтского договора), а также Сотрудничество в области правосудия и внутренних дел (ст.ст. 29–45 Маастрихтского договора). В рамках Сообществ действовал принцип наднациональности, а в рамках двух других составляющих наоборот сотрудничество осуществлялось по классической схеме межгосударственных отношений, когда решения принимались с согласия всех государств-членов.

Таким образом, Маастрихтский договор установил институциональную систему ЕС, призванную сохранить преемственность европейского интеграционного процесса. Кроме того, вводилось союзное гражданство и был учрежден единый эмиссионный центр – Европейский центральный банк. ЕЭС переименовали в Европейское сообщество, подчеркнув тем самым, что в рамках Сообществ сотрудничество не ограничено чисто экономическими вопросами. Роль Европарламента усилилась, и он получил возможность принимать по отдельным вопросам совместные с Советом решения (ст. 251 Договора об учреждении Европейского сообщества).

Амстердамский договор был подписан 2 октября 1997 г. и вступил в силу 1 мая 1999 г. Основные изменения коснулись третьей составляющей, переименованной в Сотрудничество полиции и судов по уголовным делам (СПСУД). Часть прежней внутригосударственной компетенции в области правосудия и внутренних дел была передана Сообществам, а взаимодействие государств-участников на национальном уровне ограничилось почти исключительно сферой уголовного права. Сообщества получили дополнительные полномочия в области социальной политики. Европарламент вновь расширил сферу своей компетенции.

Появилась возможность более тесного сотрудничества отдельных государств. Был установлен принцип гибкого сотрудничества или интеграционного процесса разных скоростей. Тексты договоров были дополнены новыми положениями и заново пронумерованы.

Амстердамский договор предусмотрел возможность введения санкций против государств-участников в случае нарушения основополагающих принципов Евросоюза, таких как свобода, демократия, основные права и свободы человека. Реальная возможность введения подобных санкций против Австрии возникла после прихода к власти в этой стране правых сил во главе с популистом Йоргом Хайдером (J’rg Haider). Однако на уровне Евросоюза вопрос введения санкций не рассматривался, что дало возможность каждому государству-участнику самостоятельно определить свою политику в отношении Австрии. Сколь-нибудь существенных решений по данному вопросу так и не было принято.

Ниццкий договор был подписан в феврале 2001 года и вступил в силу 1 февраля 2003 г. Столь значительная разница во времени с момента подписания до вступления в силу объясняется необходимостью проведения повторного референдума в Ирландии в конце 2002 года. На первом референдуме с небольшим перевесом победили противники ратификации договора Ниццы.

Наибольшую проблему представляло распределение голосов в Совете. Так, наиболее крупные страны – Германия, Франция, Великобритания и Италия – получали по 29 голосов, а самая маленькая страна – Мальта – 3 голоса, что привело к несоразмерному соотношению голосов избирателей из разных стран. Только в Европарламенте распределение было более справедливым, и крупнейшая страна Евросоюза и его главный донор – Германия – получила наибольшее количество голосов – 99. Чтобы исключить возможность для малых, но многочисленных государств-членов ЕС навязывать свою волю европейским «тяжеловесам», дополнительно для получения квалифицированного большинства необходимо согласие стран, представляющих в сумме не менее 62% населения Евросоюза. В целом проблема несправедливого распределения голосов в Совете и Европарламенте не решена до сих пор. В настоящий момент действует соглашение, согласно которому сохраняется формула распределения голосов в соответствии с договором Ниццы, и лишь к 2017 году будет введен новый порядок голосования, учитывающий реальное соотношение населения и ВВП каждой из стран-членов ЕС.

Дополнительно возникли сложности с формированием Комиссии, по сути, правительства Евросоюза. Действовавшая до расширения в 2005 году формула, когда каждое государство делегировало по одному комиссару,    с точки зрения эффективного управления не приемлема, поскольку уже сейчас Евросоюз насчитывает 28 членов (последней вступила в ЕС Хорватия 1 июля 2013 г.). Запланировано, что с ноября 2014 года количество комиссаров уменьшится на одну треть от числа членов Евросоюза, и они будут назначаться по принципу ротации.

Европарламент в очередной раз расширил сферу своей компетенции, увеличилось количество решений, принимаемых большинством голосов, а также расширилась компетенция Суда ЕС. Финалом конференции в Ницце стало торжественное провозглашение Хартии основных прав ЕС (Хартия ЕС), базировавшейся на общих положениях конституций государствучастников и носившей декларативный характер. Со вступлением в силу Лиссабонского договора Хартия ЕС стала юридически обязательной для всех стран Евросоюза, за исключением Великобритании и Польши. Эти страны сделали оговорки о неприменимости Хартии ЕС согласно Протоколу № 30 к Лиссабонскому договору.

Европейская Конституция или Конституция для Европы. В декабре 2001 года в бельгийском городе Лэкен (Laeken) страны ЕС приняли декларацию относительно будущего Европы и ее роли в современном мире и решили созвать учредительную конференцию для принятия проекта Европейской Конституции. В конференции приняли участие 105 представителей Евросоюза и стран – кандидатов из Восточной и Центральной Европы. Окончательный вариант проекта Европейской Конституции был подписан в Риме 29 октября 2004 г. Однако на референдуме во Франции 29 мая 2005 г. и в Нидерландах 1 июня 2005 г. проект Европейской Конституции был отвергнут избирателями. В Великобритании референдум не проводился, поскольку евроскептики имели явное превосходство и его исход был предрешен. Основной причиной неудачи явился дефицит демократии и боязнь рядовых граждан  ЕС  окончательно  потерять  влияние  на  европейскую   политику.  С принятием Европейской Конституции процесс дальнейшей интеграции становился бы необратимым и конфедеративное устройство ЕС неизбежно сменилось бы федеративным. Этим отказом рядовые граждане ЕС, по сути, заявили о желании сохранить свои суверенные государства.

Единая Конституция ЕС так и осталась не вступившей в силу. После нескольких лет весьма демократической по форме разработки проекта текста Конституции он был официально подписан руководителями всех государств-членов. Его осталось ратифицировать в соответствии с национальными законодательствами каждой страны, входящей в Союз.

В процессе ратификации 18 стран проект поддержали; а референдумы во Франции и Голландии в 2005 г. дали отрицательный результат. Это объяснялось слишком быстрым принятием в Союз менее развитых стран Центральной и Восточной Европы, объявлением Турции в качестве кандидата на вступление в ЕС, застоем в экономике, ростом безработицы, непопулярностью правительств этих стран.

Процесс ратификации был приостановлен и объявлен «период размышления», из которого уже летом 2007 г., благодаря усилиям прежде всего Германии, удалось выйти. Изменения, предусмотренные проектом Конституции, были жизненно необходимы для Евросоюза, ее принципиальные положения были согласованы между всеми участниками, а некоторые из них начинали реализовываться на практике.

Поэтому большинство норм Конституции с небольшими сокращениями, оговорками и исключениями (по вызывающим наибольшие противоречия и для наиболее проблемных стран) было решено «разбросать» в виде обычных поправок по текстам учредительных договоров «старого» Союза. Слово «Конституция» в новом договоре не использовалось, а внешние признаки государственности в виде флага, гимна, девиза, знака евро, европейского закона были из него изъяты. Флаг и гимн остаются у Союза и имеют политический характер без формального закрепления их в учредительных документах. Более того, сам Лиссабонский договор был торжественно подписан под звуки гимна и под флагом Союза, а Европарламент рекомендовал шире использовать символику ЕС в повседневной жизни.

Все было сделано для того, чтобы Лиссабонский договор внешне не был похож на старый, но содержал все основные положения, необходимые для функционирования нового Союза, которые присутствовали в проекте Конституции.

Европейская Конституция

96% положений проекта Конституции 2004 г. были перенесены в новый договор, внесший изменения в Договор о Европейском Союзе и Договор о Европейском сообществе.

Он был подписан 13 декабря 2007 г. в столице Португалии и потому назван Лиссабонским договором, или Договором о реформе. К новшествам Лиссабонского договора можно отнести:

  1. Было осуществлено упрощение внутреннего устройства Союза за счет ликвидации (в основном) «структуры трех опор». Это позволило отказаться от путающей двусмысленности понятий «Европейский Союз» – «Европейское сообщество». Все упоминания о «Европейском сообществе» были заменены на «Европейский Союз». Большое значение имеет формула, которая устанавливает, что Союз замещает собой Европейское сообщество и ему наследует.
  2. Европейский союз приобрёл статус юридического лица (ст. 47 Договора о Европейском Союзе), что существенно усилило его позиции в мире и на переговорах с третьими странами, а также с международными организациями. Признание принципа единой правосубъектности Европейского Союза выражается в следующих важных прерогативах:
    • Европейский Союз рассматривается в качестве единого субъекта компетенции, предоставленной ему государствами-членами;
    • эта компетенция реализуется им через единую систему собственных институтов, органов и учреждений;
    • сформирована единая система правовых актов (регламентов, директив и т.д.), издаваемых во всех сферах его компетенции;
    • признается наличие у Европейского Союза «максимально широкой правоспособности» юридического лица и его деликтоспособности, т.е. способности нести ответственность по договорам и другим обязательствам;
    • предусмотрено право Союза заключать международные соглашения с третьими государствами и международными организациями, иметь привилегии и иммунитеты на территории государств-членов, создавать дипломатические миссии и представительства;
    • наличие у Союза своего бюджета, финансируемого за счет собственных ресурсов, свидетельствует также и о его определенной финансовой автономии.
  3. Произведена частичная, хотя и не до конца последовательная, но важная кодификация (точнее – систематизация) сложной и не очень понятной системы базовых учредительных договоров, которую уже называли «джунглями из договоров». «Конституционную» основу Союза, сердцевину первичного законодательства ЕС, составили Договор о Европейском Союзе и Договор о функционировании Европейского Союза (сменивший Договор о Европейском сообществе). Им посвящены две объемные статьи – ст. 1 и 2 Лиссабонского договора.
  4. В новом разделе развита и закреплена система демократических принципов функционирования Союза, включая принципы демократического равенства, представительной демократии, увеличения роли национальных парламентов.
  5. Проведено более четкое разграничение предметов ведения и полномочий между Европейским Союзом и государствами-членами посредством определения исключительной, совместной и поддерживающей «категории компетенции». При этом за странами-участниками ЕС сохранена остаточная компетенция. (Это все более напоминает структуру разделения компетенции в федеративных государствах.)

Проводя в жизнь линию Европейской Конституции 2007 г., Лиссабонский договор официально расширил компетенцию Союза на мероприятия в таких сферах, как координация административного сотрудничества государств-членов в области претворения в жизнь права Европейского Союза, службы общеэкономического значения, гражданская оборона, энергетика (за исключением входящей в ведение Евратома), космос, туризм, спорт, координация мер по оказанию помощи государствам-членам, пострадавшим от террористических актов или катастроф и гуманитарная помощь третьим странам. Идя дальше проекта Конституции, Лиссабонский договор усилил роль Европейского Союза в вопросах борьбы с изменением климата, региональными и глобальными проблемами окружающей среды, интеграции в сфере энергетики.

Лиссабонский договор в ст. 5 Договора о ЕС систематизировал основные принципы компетенции Европейского Союза, впервые четко обозначив в учредительных документах важнейший принцип функционирования этой организации политической власти – принцип наделения компетенцией. Он подчеркивает договорное происхождение, природу и источник властных полномочий Союза. Из этого принципа следует, что ЕС не вправе выходить за пределы предоставленной ему государствами-членами компетенции. Он обязан строго руководствоваться в своей деятельности целями и принципами, зафиксированными в учредительных договорах, а вся остаточная компетенция сохраняется за государствами-членами.

Была осуществлена долгожданная широкомасштабная институциональная реформа, способствующая усилению эффективности, координации действий и дальнейшей демократизации Союза. Была уточнена трехуровневая система управления Европейским Союзом, состоящая из институтов, наделенных властными полномочиями, других органов (создаваемых на основании учредительных документов и по решению институтов) и новой категории, названной учреждениями (которые ранее рассматривались как разновидность органов).

В число институтов добавлено два новых – Европейский Совет и Европейский центральный банк. Европейский Совет, расположенный в перечне институтов сразу после парламента, является высшим органом политического руководства и координации.

В Европейском Совете создан новый пост постоянного председателя (президента), избираемого из своего состава квалифицированным большинством голосов на 2,5 года с правом одного переизбрания. Это позволяет синхронизировать деятельность этого высокопоставленного руководителя Союза с пятилетним мандатом Комиссии и со сроком легислатуры парламента. Политику в реальной жизни делают конкретные личности. Поэтому большая персонализация Европейского Союза может придать ему более «человеческое» лицо, которое понятнее и ближе населению и подчас удобнее для представления Союза на международной арене. Предполагается, что роль постоянного председателя Европейского Совета может быть сопоставима с позицией главы государства при парламентарной форме правления. В то же время эта должность может и скорее потенциально призвана стать центральной в системе институтов и органов обновленного Союза. Теоретически она может быть совмещена с должностью председателя Комиссии.

В редакции Лиссабонского договора число депутатов парламента не должно превышать 751. Установлено минимальное представительство от государства – 6, и максимальное – 96 депутатов. Законодательные полномочия парламента существенно возрастают. По большинству вопросов он приобретает равные с Советом права в законодательном процессе. В результате достигается большая демократизация и легитимизация Европейского Союза в глазах населения.

Совет, который является главным законодательным органом Союза, занимает, в соответствии с положениями Лиссабонского договора, более равное положение с парламентом. Наиболее важное изменение, касающееся Совета, связано с механизмом принятия решений. Так, сфера вопросов, по которым требуется единогласие в Совете (состоящем ныне из 27 членов), Лиссабонским договором существенно сокращается, а общим правилом принятия решений становится квалифицированное большинство. По некоторым другим вопросам Совет будет принимать решения абсолютным большинством своего состава (14 из 27 стран). От действующего еще с 1950-х гг. запутанного метода «взвешенного голосования» Договор о реформе будет, как отмечено выше, поэтапно отказываться.

Должность Председателя Совета, которая ранее замещалась на шестимесячный срок одним из государств-членов в порядке ротации, в соответствии с Лиссабонским договором становится коллективной должностью, которую будут занимать одновременно три государства, но в течение уже 18 месяцев. Обязанности соответствующим образом распределены между ними, и государства подлежат строгой ротации. Это должно придать институту председательства в Совете коллективный и более эффективный характер.

В параграфе 6 ст. 16 Договора о Европейском Союзе Лиссабонский договор предоставил официальный статус понятию «формации Совета». Это формирование состава Совета в зависимости от характера рассматриваемых вопросов и, соответственно, профиля представленных в нем министров. Например, Совет по иностранным делам – в составе министров иностранных дел, Совет по экономическим и финансовым вопросам – в составе министров экономики и финансов. Формации призваны обеспечивать большую профессионализацию деятельности Совета.

Комиссия, главный орган исполнительной власти, состоит из числа членов, равного численности государств, входящих в Союз, а с 1 ноября 2014 г. включает председателя и Верховного представителя, соответствующее 2/3 численности государств, входящих в Союз. При обеспечении системы строгой ротации эта мера должна была увеличить эффективность работы Комиссии и подкрепить принцип независимости комиссаров от государств, их представляющих. Европейский Совет, однако, наделен правом изменять число комиссаров, что может потребоваться в случае возникновения какой-либо конфликтной ситуации. Именно такой конфликтной ситуацией стал отрицательный первый референдум по судьбе Лиссабонского договора в Ирландии 13 июня 2008 г. Стремясь развеять опасения Ирландии остаться без «своего» комиссара, а также добиться положительного повторного референдума в этой стране, на саммите в декабре 2008 г. Европейский Совет подтвердил сохранение прежнего принципа, согласно которому каждое государство будет располагать одним мандатом в Европейской Комиссии.

Должность, которая в проекте Конституции называлась министром иностранных дел, из предосторожности обозначена в Лиссабонском договоре Верховным представителем Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности (ст. 18 Договора о ЕС). По должности он одновременно является заместителем председателя Европейской Комиссии и председателем совета по иностранным делам, что сделает его одним из самых влиятельных официальных лиц Союза. Под его руководством планируется сформировать Европейскую внешнеполитическую службу, где будет работать весьма многочисленный штат, формируемый из сотрудников аппарата Комиссии, Генерального секретариата Совета ЕС, кадровых дипломатов ЕС и министерств иностранных дел государств-участников.

Новые возможности для развития возникают и в такой деликатной и нередко покрытой покровом конфиденциальности сфере, как активно укрепляющееся в разных направлениях сотрудничество стран, входящих в Евросоюз, в области безопасности и обороны. Лиссабонский договор в специальном отделе (ст. 42-46) Договора о Европейском Союзе признал общую политику безопасности и обороны в качестве юридически автономного направления деятельности Союза.

Договор расширяет круг миссий, которые ЕС может осуществлять за рубежом, закрепляет принцип коллективной самообороны и декларирует образование специального Европейского оборонного агентства. Кроме того, в качестве разновидности продвинутого сотрудничества, представляющего собой возможность объединять по какому-либо вопросу лишь те страны, которые готовы и способны сотрудничать в той или иной военной области, предусмотрено «постоянное структурированное сотрудничество» в сфере военных потенциалов.

Изменения в судебной системе Союза носили весьма осторожный характер, поскольку она функционирует весьма успешно. Все органы правосудия Союза получили общее новое собирательное название – Суд Европейского Союза (ст. 19 Договора о ЕС). В эту систему входят три звена. Высшее звено – Суд (бывший Суд Европейских сообществ). Среднее – Трибунал (ранее это был Трибунал первой инстанции, который совсем не отвечал этому названию, поскольку был на деле судом второй инстанции по отношению к специализированным трибуналам). Нижний уровень образуют специализированные трибуналы, из которых создан пока еще только один – Трибунал по делам публичной службы Европейского Союза. Для совершенствования отбора кандидатов в высшие эшелоны судебной системы учреждена специальная квалификационная коллегия.

Важнейшим изменением в этой области является предметное расширение юрисдикции судов, которая ранее ограничивалась рамками лишь «первой опоры», т.е. сообществ (почему он и назывался Судом Европейских сообществ). Изъятия остались в сфере общей внешней политики и политики безопасности, где обновленный Суд ЕС не будет иметь полномочий.

Усилению идеологической направленности первичного законодательства Европейского Союза более всего послужили два нововведения.

Лиссабонским договором в ст. 2 Договора о ЕС впервые включена новая правовая категория – «ценности Союза». Эти ценности представляют собой морально-нравственные начала европейской, а по сути дела – и мировой цивилизации. Уважать и следовать им – долг и обязанность как Союза в целом, так и каждого входящего в него государства. Это одновременно и непреходящее требование к каждому государству, вступающему в Союз. Неуважение к этим ценностям может повлечь применение к государству – нарушителю санкций в виде приостановления отдельных прав, связанных с членством в ЕС (ст. 7 Договора о Европейском Союзе). К ценностям Союза относятся:

  • человеческое достоинство;
  • свобода;
  • демократия;
  • равенство;
  • правовое государство;
  • права человека (в том числе права меньшинств).

Эта система ценностей дополняется «характеристиками» качеств, которым должны отвечать все страны-участники Союза:

  • плюрализм;
  • недискриминация;
  • терпимость (толерантность);
  • правосудие;
  • солидарность;
  • равенство женщин и мужчин.

Вторым тесно связанным с идеологией нововведением Лиссабонского договора стало придание Хартии Европейского Союза об основных правах 2000 г.12 той же юридической силы, которую имеют учредительные договоры. Одновременно Союз присоединяется к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. При этом п. 3 ст. 6 Договора о ЕС утверждает, что «основные права, как они гарантированы Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и как они вытекают из общих для государств-членов конституционных традиций, входят в содержание права Союза в качестве общих принципов».

Придание основным правам качества общих принципов права Европейского Союза как бы поднимает их на новый, высший уровень.

Парламенты государств-членов Европейского Союза были наделены дополнительными рычагами воздействия на ЕС и привлечения его к работе (ст. 12 Договора о ЕС). Участие национальных парламентов признано Лиссабонским договором в качестве одного из общих принципов функционирования Союза и конкретизируется также в ряде других статей учредительных договоров и двух протоколов к ним – «Протоколе о роли национальных парламентов в Европейском Союзе» и «Протоколе о применении принципов субсидиарности и пропорциональности».

Воспроизводя положения проекта Конституции 2004 г., Лиссабонский договор впервые прямо признает за государствами право на свободный выход из состава Союза (ст. 50 Договора о ЕС). Это может как создать предпосылки для злоупотребления и попыток «шантажа» угрозой выхода отдельных стран, так и укрепить взаимное доверие добровольно вошедших в Европейский Союз государств. Вышеупомянутая статья прямо уполномочила Европейский Совет устанавливать дополнительные критерии для приема  в ЕС, что может способствовать выравниванию уровня стран-членов Союза и повышению его сплоченности, большему контролю за весьма противоречивым процессом дальнейшего расширения Европейского Союза.

Принцип верховенства права Европейского Союза над правом государств-членов, который был непосредственно закреплен в ст. I-6 проекта Конституции, перенесен в Декларацию №17 Межправительственной конференции 2007 г., которая не имеет юридически обязательной силы. Тем  не менее этот принцип еще с начала 1960-х гг. закреплен в сложившемся прецедентном праве Суда Европейских сообществ и весьма последовательно применяется на практике.

Лиссабонский договор, если сопоставить его с текстом проекта Конституции 2004 г., восстановил право вето государств-членов по отдельным вопросам, отсрочил сроки реализации некоторых институциональных преобразований, сделал отдельные частные уступки некоторым странам (Великобритании, Ирландии, Чехии, Польше, Франции, Италии, Болгарии).

Ратификация Лиссабонского договора в форме поправок к учредительным документам упростила процесс ратификации по сравнению с проектом Конституции для Европы. В 27 странах Союза этот договор утверждался парламентами, и только Конституция Ирландии требовала проведения обязательного всенародного референдума.

Таким образом, в эволюции права Европейского Союза можно выделить четыре принципиально значимых этапа.

  • I этап (предварительный) этап – предправо Европейских сообществ (1950–1957 гг.). Этот этап начинается 9 мая 1950 г., когда был предан гласности коммунитарный метод Моне-Шумана. С тех пор 9 мая отмечается как официальный «день Европы». На основе этого метода в 1951 г. было создано Европейское объединение угля и стали, на котором отрабатывались институты, органы, приемы и методы будущего наднационального управления и шла подготовка перехода от рынка угля и стали к Общему рынку шесть стран-основателей.
  • II этап – право Европейских сообществ (1957-1992 гг.). Были созданы Европейское экономическое сообщество и Европейское сообщество по атомной энергии. Усовершенствована организационно-управленческая система теперь уже трех сообществ, образован Общий рынок, сложилось и совершенствовалось коммунитарное право. Увеличивалось число членов сообществ, шла подготовка к созданию Европейского Союза и выхода его полномочий за пределы экономики.
  • III этап – этап совместного (параллельного – каждого в своей сфере) действия права Европейских сообществ и права Европейского Союза (1992-2009 гг.). Его можно назвать этапом «коммунитарно-союзного» правового регулирования. С появлением в 1992 г. Европейского Союза в его структуру помимо трех сообществ вошли две новых сферы деятельности: общая внешняя политика и политика безопасности (ОВПБ – первая опора) и сотрудничество полиций и судебных органов в уголовно-правовой сфере (СПСО – вторая опора). Эти две новые опоры имели скорее международно-правовое, чем государствоподобное, коммунитарное правовое регулирование. Само Европейское экономическое сообщество вышло в своей деятельности за пределы сугубо экономической сферы и было переименовано в Европейское сообщество. Реформы были жизненно необходимы. После принятия Хартии 2000 г. и Ниццкого договора 2001 г. начался активный поиск новых решений на уровне кардинальной реформы учредительных договоров. Он привел к созданию в 2004 г. Договора о Конституции для Европы, а после неудачи с ее ратификацией – замене ее Лиссабонским договором.
  • IV этап – этап полноценного функционирования права Европейского Союза и начало его конституционализации. С вступлением в силу Лиссабонского договора с 1 декабря 2009 г. осталось только право обновленного Европейского Союза, которое унаследовало и включило в себя право Европейских сообществ. Оно еще больше приблизилось по своей природе к «внутригосударственному» праву, но государства-члены Союза сохраняют свой суверенитет (в сферах, не предоставленных Союзу по Лиссабонскому договору). Это право охватывает все большую территорию Европы, больше сфер регулирования, а в вопросах прав человека сближается с правом Совета Европы. В результате право Европейского Союза имеет тенденцию превратиться в перспективе в подлинно европейское право. При этом то, в чем Лиссабонский договор «не дотянул» до Конституции 2004 г., в основном остается целью дальнейшего развития права ЕС.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *