Международное информационное право

1.   Понятие, предмет и принципы международного информационного права

Правовой статус информационного пространства является общечеловеческим достоянием. Его безопасность является основой обеспечения устойчивого развития мировой цивилизации.

В эпоху глобального перехода государств к цифровизации и к цифровой экономике приоритетное значение приобретают коммуникации, обладание информацией и движение информационных потоков. Влияние развития информационных технологий на систему международных отношений и использование современных информационно-коммуникационных технологий привели к появлению и развитию новых общественных отношений (информационных отношений), требующих международного правового регулирования. Поскольку современные информационно-коммуникационные технологии (ИТК) не могут развиваться в границах одного государства. Они объективно носят трансграничный характер и стремятся завоевать глобальное пространство. Постепенно концепция информационного общества стала утверждаться на международном уровне. Развитие ИКТ обусловило постановку вопроса о формировании международного информационного права. ИКТ применяются во всех сферах международных отношений — политической, экономической, социальной, культурной, научной.

Международно-правовые принципы и нормы, регулирующие правовое положение информационного пространства «киберпространство», порядок его использования публичными лицами, составляют еще один комплексный институт, который условно можно обозначить термином международное информационное право.

Информационное пространство включает в себя виды связи и передачи информации с помощью всех возможных средств информации: радио, телевидение, кино, периодика, звуковая и визуальная продукция, компьютерная связь, Интернет и др.

Международное информационное право — это совокупность международных правовых норм и принципов, регулирующих международно-правовые информационные отношения между субъектами международного права.

К числу субъектов международного информационного права как отрасли международного публичного права относятся государства, международные межправительственные организации, народы и нации, борющиеся за свою независимость и квазигосударственные объединения.

В научной литературе сам термин «международное информационное право» не является устоявшимся. Это и «международное право Интернета» (International Internet Law), «международное право массовой информации», «международное телекоммуникационное право» (International Telecommunications Law), «международное медийное право» (International Media Law), «международные режимы информационно-коммуникационных технологий» (International Regimes for Information and Communication Technologies) и «международные режимы и информационная инфраструктура» (International Regimes and

Information Infrastructure) и т.п. Как видно из указанных терминов, все они направлены на определение роли тех или иных субъектов, объектов и ресурсов, которые входят в информационную сферу.

В доктрине международного права также отсутствует единообразное понимание предмета международного информационного права. Обсуждение статуса международного информационного права в среде как отечественного, так и зарубежного научного сообщества, еще находится на начальном уровне. Однако предметом международного информационного права являются международно-правовые информационные отношения, осуществляемые в информационной среде. Объектом международного информационного права является информационная сфера.

Международные информационные отношения включают отношения, связанные с содержанием информации, ее созданием, хранением, распространением, передачей, в которых участвуют государства, межгосударственные организации, международные неправительственные организации, транснациональные корпорации, юридические и физические лица, административно-территориальные образования государств. Современное международное право регулирует преимущественно межгосударственные информационные отношения, хотя имеются отдельные международные соглашения, устанавливающие правила не  для субъектов международного права (Европейская конвенция о защите физических лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера 1981 г., Конвенция ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах 2005 г.).

На данном этапе развития международное информационное право не может быть выделено в самостоятельный институт ввиду недостаточного объема нормативного материала, незавершенности процесса формирования специальных принципов, а также нецелесообразности искусственного выделения норм, регулирующих информационный обмен, из структуры существующих институтов. Однако по мере развития специального регулирования ИКТ международное информационное право может выделиться в самостоятельный институт. В то же время в рамках международного информационного права формируется собственная терминология, присущая только данному институту. Ключевым понятием для данного института является понятие информации.

В сфере международного информационного права действуют, прежде всего, общие принципы международного права и специальные международные информационные права.

Общие принципы международного права носят императивный характер (jus cogens), представляют собой систему, которая устанавливает правовые основы международных отношений. Данные принципы распространяются на все группы международных отношений, в том числе и на международно-правовые информационные отношения. К общим принципам можно отнести следующие.

  1. Принцип уважения прав и свобод человека ― одним из прав человека является право человека на информацию.

Право человека на информацию зафиксировано во многих международных соглашениях по правам человека. Согласно ст. 19 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное их выражение; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ. Данное положение закреплено и в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г., который устанавливает границы права на информацию. Данное право может быть ограничено в целях уважения прав и репутации других лиц, а также для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

Осуществление права на информацию налагает определенные обязательства. Это касается соблюдения запретов на распространение информации, установленных в международном праве. Запрещена пропаганда войны, расовой ненависти, ксенофобии. Таким образом, право на информацию имеет границы, четко определенные в международном праве.

В последние годы расширяется содержание права на информацию. В ряде международных соглашений провозглашено право на всеобщий доступ к ИКТ, которое гарантируется как определенной тарифной политикой, так и повышением образовательного уровня и культуры, обучением в области ИКТ.

  1. Принцип невмешательства во внутренние дела других государств ― право государств и народов иметь свободный доступ к информации и без вмешательства извне развивать свою систему информации и средств массовой информации, использовать свои средства информации в целях содействия своим политическим, социальным, экономическим и культурным интересам и чаяниям. При этом развитие системы информации не служит самоцелью, а является частью политического, социального и культурного развития. Другие государства не могут препятствовать свободе доступа к информации соответствующих народов и государств.

Принцип невмешательства во внутренние дела государств влечет за собой определенные ограничения свободы информации. Государства обязаны воздерживаться от любых клеветнических кампаний, оскорбительной или враждебной пропаганды с целью осуществления интервенции или вмешательства во внутренние дела других государств. Существует право и обязанность государства бороться, в рамках своих конституционных полномочий, против распространения фальшивых или искаженных сообщений, которые могут рассматриваться как вмешательство во внутренние дела других государств или как наносящие ущерб укреплению мира, сотрудничества и дружественных отношений между государствами и нациями.

  1. Принцип неприменения силы и угрозы ее применения. Запрет пропаганды войны, являясь частью нормативного содержания принципа неприменения силы и угрозы ее применения, действует при осуществлении международного информационного обмена независимо от используемых средств. Но действием указанного положения не исчерпывается действие принципа, имеющего более широкое нормативное содержание. Принцип неприменения силы и угрозы ее применения будет действовать и в отношении иной угрозы применения силы. Например, в компьютерные сети не должна помещаться информация, содержащая угрозу применения политического, экономического и иных видов принуждения в отношении другого государства. ИТК не должны использоваться и в качестве средства применения силы. В частности, как применение силы может рассматриваться блокирование поступления правомерной информации от другого государства и передачи информации в компьютерные сети другого государства.

Нарушением принципа неприменения силы и угрозы ее применения является ведение информационных войн.

  1. Принцип мирного разрешения международных споров. При информационном обмене государства используют процедуры досудебного урегулирования споров: переговоры, обследование, посредничество, примирение.

В международном праве появились новые механизмы разрешения споров. Так, Центр ВОИС по арбитражу и посредничеству рассматривает традиционные споры в сфере интеллектуальной собственности и применяет специальную, «квазиарбитражную», процедуру для рассмотрения споров о правах на доменные имена.

  1. Принцип суверенного равенства государств. В сфере международного обмена информацией данный принцип является предметом дискуссий в доктрине международного права. Наиболее сложным представляется вопрос о влиянии трансграничной передачи данных на государственный суверенитет. Хамид Мовлана обосновал концепцию «информационного суверенитета», согласно которой информация признана ресурсом, над которым государство должно осуществлять исключительный контроль. Л. Зуссман полагает, что с развитием технологий электронных коммуникаций государственный контроль становится неэффективным, а следовательно, и нецелесообразным.

Обе концепции нуждаются в уточнении. Суверенное равенство государств в отношениях международного обмена означает, что каждое государство обладает суверенными правами на создание собственной системы информации, на участие в международном информационном обмене, а также на осуществление контроля за содержанием информации с целью обеспечения соблюдения запретов и ограничений, содержащихся в международном праве и не противоречащих нормам международного права.

Таким образом, общие принципы международного права создают правовую основу для международного информационного права.

Вопрос о специальных принципах международного информационного права является предметом дискуссий в правовой доктрине.

Под воздействием новых информационных технологий на Всемирном саммите по информационному обществу была принята Декларация принципов 2003 г. в ней содержатся следующие принципы:

  • принцип доступа к информационной и коммуникационной инфраструктуре и технологиям, а также к информации и знаниям;
  • принцип упрочения возможности создания информационного общества;
  • принцип конфиденциальности и безопасности при использовании ИКТ;
  • принцип создания соответствующей среды для информационного общества;
  • принцип развития и распространения ИКТ;
  • принцип этического измерения информационного общества;
  • принцип обеспечения международного и регионального сотрудничества при создании информационного общества.

В Декларации содержатся отдельные положения, касающиеся нормативного содержания указанных выше принципов (раздел «В»), а также положения, относящиеся к расшифровке содержания принципов.

Комитет министров Совета Европы принял Декларацию о свободе обмена информацией в Интернете 2003 г. В ней зафиксированы специальные принципы обмена информацией в Интернете:

  • контроль за содержанием информации;
  • регулирование или саморегулирование;
  • отсутствие государственного контроля;
  • устранение запретов на участие в информационном сообществе;
  • свобода предоставления услуг через Интернет;
  • ограниченная ответственность служб предоставления информации за содержание информации в Интернете;
  • анонимность.

Принцип контроля за содержанием информации в Интернете связан с суверенным правом государств регулировать отношения информационного обмена в Интернете. Каждое государство принимает меры по регулированию сегмента сети на его территории. При этом в Декларации зафиксировано правило, что государства-члены не подвергают содержание информации в Интернете ограничению большему, чем это применяется к другим средствам доставки информации.

Регулирование или саморегулирование связано с возможностью для государств регулировать Интернет. Кроме того, создаются самостоятельные механизмы саморегулирования, например Общество Интернета, и вырабатываются собственные стандарты сети участниками международного информационного обмена.

Вместе с тем регулирование или саморегулирование представляет собой социальное явление, а не принцип. В отношении любого вида общественных отношений, например международной торговли, можно говорить о регулировании и саморегулировании.

Принцип отсутствия государственного контроля сформулирован неточно. Государственный контроль за потоком информации в Интернете существует. Однако государства не должны запрещающими или ограничительными мерами препятствовать доступу общественности к информации и свободному обмену информацией в Интернете, независимо от границ. Это не мешает установить ограничения для защиты несовершеннолетних пользователей, особенно в доступных местах, таких как школы или библиотеки.

При соблюдении гарантий, предусмотренных п. 2 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, могут быть приняты меры, обязывающие удалять четко распознаваемую информацию или блокировать доступ к ней в случае, если компетентные национальные власти примут временное или окончательное решение о ее незаконности. В данном случае речь идет о доступе общественности к информации, за отдельными исключениями, связанными с правомерными запретами на распространение информации. Доступ общественности к информации является специальным принципом международного информационного обмена в целом и характерен не только для Интернета.

Принцип устранения запретов на участие в информационном сообществе означает, что государства должны одобрять и поддерживать всеобщий доступ к свободному обмену информацией в Интернете и информационным службам на недискриминационной основе по разумной цене. Кроме того, активное участие общественности, например, создание и развитие индивидуальных веб-сайтов, не должно становиться объектом для любого лицензирования или других требований, имеющих подобный эффект.

Свобода предоставления услуг через Интернет не должна становиться объектом для получения официальных разрешений только на основании того, что используются средства передачи.

Государства должны предпринимать меры по активизации многообразных предложений услуг, предоставляемых через Интернет, которые обеспечивают различные потребности пользователей и социальных групп. Службы предоставления услуг должны иметь возможность функционировать в регулируемой структуре, которая гарантирует недискриминационный доступ к национальным и международным сетям передачи данных.

Ограниченная ответственность служб предоставления информации за содержание информации в Интернете означает, что провайдеры предоставляют только технический доступ к Интернету. Они не контролируют потоки информации с точки зрения содержания. Для провайдеров технически сложно осуществлять отслеживание информации. В то же время государственные органы на определенных условиях могут отслеживать информацию в Интернете с целью защиты общественного порядка.

Принцип анонимности означает, что для обеспечения защиты против наблюдения в сети и расширения свободного обмена информацией и мнениями государства должны учитывать желание пользователя Интернетом не идентифицировать свою личность. Это не мешает государствам принимать меры и сотрудничать для установления ответственности за преступления в соответствии с национальными законодательствами, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и другими международными соглашениями в области правосудия и поддержания общественного порядка.

Таким образом, не все положения, указанные в Декларации, следует рассматривать как принципы информационного обмена в Интернете. Одни положения обладают более широким нормативным содержанием, а другие не отличаются достаточной точностью. Однако на данном этапе можно говорить о том, что принципы информационного обмена в Интернете только формируются. Постепенно они будут приобретать глобальное значение, подтверждаться актами других международных организаций и поведением участников информационного обмена в Интернете.

В настоящее время можно говорить о складывающейся системе принципов международного информационного права. При этом специальные принципы международного информационного права в целом уже сложились, но их нормативное содержание уточняется под воздействием новых информационных технологий.

К специальным принципам международного информационного права относятся: принцип универсального доступа к благам информационного общества, принцип справедливого распределения этих благ между странами и внутри них, принцип сохранения культурного наследия, принцип многостороннего участия в развитии глобальной информационной инфраструктуры.

2.   Источники международного информационного права

Нормы, регламентирующие международные информационные отношения, очень часто инкорпорированы в структуру международных договоров, где они выполняют инструментальную роль, обеспечивая международное сотрудничество и реализацию норм международного права.

Основными источниками международного информационного права являются:

  • Берлинская конвенция, учредившая Международный радиотелеграфный союз, 1906 г.;
  • Международная конвенция о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими 1923 г.;
  • Женевская конвенция об использовании радиовещания в интересах мира 1936 г.;
  • Соглашение об облегчении международных обменов визуальными и звуковыми материалами образовательного, научного  и культурного характера 1949 г. (заключено в рамках ЮНЕСКО);
  • Конвенция о международном праве опровержения 1952 г.;
  • Конвенциями о международном обмене официальными изданиями и правительственными документами 1958 г.;
  • Соглашение о предотвращении вещания со станций за пределами национальной территории 1965 г.;
  • Брюссельская конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники, 1974 г.;
  • Европейская конвенция о трансграничном телевидении 1989 г.;
  • Устав и Конвенция Международного союза электросвязи (МСЭ) 1992 г., а также регламенты МСЭ, которые носят обязательный характер;
  • Окинавская хартия глобального информационного общества 2000 г.;
  • Конвенция о преступности в сфере компьютерной информации 2001 г.;
  • Декларация принципов «Построение информационного общества — глобальная задача в новом тысячелетии», а также План действий Всемирного саммита по информационному обществу 2003 г.;
  • Тунисская программа для информационного общества 2005 г.;
  • Совместное заявление стран СНГ по развитию информационного общества (СанктПетербургская декларация) 2003 г.;
  • Арабская конвенция по борьбе с преступлениями в сфере информационных технологий 2010 г.;
  • проект конвенции «Об обеспечении международной информационной безопасности» 2011 г.;
  • Декларация о европейской политике в области новых информационных технологий 1999 г. и др.

Большое число вопросов международного сотрудничества в информационной сфере решается на основе двусторонних соглашений между государствами.

Регулируются отношения в информационной сфере и нормами «мягкого права». Примерами актов, содержащих подобные нормы, могут служить:

  • Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 59 1946 г. (о свободе информации и умении не злоупотреблять ею);
  • № 110 1947 г. (осудила любую форму пропаганды, имеющей целью акт агрессии, способной нарушить мир, создать или усилить угрозу миру);
  • № 127 1947 г. (позволяла принимать меры для борьбы с распространением ложных или извращенных известий, которые вредят дружеским отношениям между государствами);
  • Всеобщая декларация прав человека 1948 г. (включает право человека на информацию независимо от государственных границ);
  • Декларация ООН о распространении среди молодежи идеалов мира, взаимного уважения и взаимопонимания между народами 1965 г.;
  • Декларация ЮНЕСКО об основных принципах, касающихся вклада средств массовой информации в укрепление мира и международного взаимопонимания, в развитие прав человека и борьбу против расизма, апартеида и подстрекательства к войне, 1978 г. и др.

3.   Концепция глобального информационного общества

На сегодняшний день концепция информационного общества нашла свое отражение в целом ряде международных документов, что свидетельствует о понимании значительной роли коммуникации в современном обществе. К таким документам относятся: Окинавская хартия глобального информационного общества 2000 г., Декларация принципов «Построение информационного общества — глобальная задача в новом тысячелетии», а также План действий Всемирного саммита по информационному обществу 2003 г., Совместное заявление стран СНГ по развитию информационного общества (СанктПетербургская декларация) 2003 г., Декларация о европейской политике в области новых информационных технологий 1999 г. и др.

Особенностью всех этих международных документов  является то, что в них не содержится понятий информационного общества или глобального информационного общества, а перечисляются их основные признаки. Исключение составляют План действий и Декларация принципов «Построение информационного общества — глобальная задача в новом тысячелетии» Всемирного саммита по информационному обществу, в которых предпринята попытка сформулировать понятие информационного общества. Согласно этому Плану информационное общество — это эволюционирующая структура, которая, отражая различные стадии своего развития, достигла различных уровней в разных странах мира. Очевидно, что такое определение не отражает сущностных признаков информационного общества, не дает представления об информационном обществе на определенном этапе развития общественных отношений.

Развернутым является определение информационного общества в Декларации принципов Всемирного саммита по информационному обществу. В п. 1 Декларации говорится об ориентированном на интересы людей, открытом для всех и направленном на развитие информационном обществе, в котором каждый мог бы создавать информацию и знания, иметь к ним доступ, пользоваться и обмениваться ими. В данном определении указан ряд признаков информационного общества — доступность информации для всех, направленность на развитие, открытость.

Согласно материалам Всемирного саммита по информационному обществу можно выделить следующие признаки информационного общества:

  1. в информационном обществе используются возможности цифровых технологий;
  2. предоставление доступа к ИКТ  для всех;
  3. обеспечение разнообразия в киберпространстве;
  4. использование цифровых технологий в целях развития.

Данные признаки носят в основном технический характер и мало что дают для характеристики системы общественных отношений.

В доктрине нет единообразного подхода к определению признаков информационного общества, однако все авторы признают значение ИКТ для его развития. Так, А. Д. Еляков говорит о создании специфической инфосферы для развития коммуникационных сетей, информационных технологий, которые связывают между собой континент или регион, а главное, мировое сообщество, воедино. Он указывает в основном экономические признаки: формирование новой интеллектуальной технологии, ускоренная автоматизация и роботизация экономической сферы, переход работников в информационную область деятельности и сферу обслуживания.

Д. Иванов, выделяет три основных признака:

  • определяющим фактором общественной жизни в целом является знание. Оно вытесняет труд (ручной и механизированный) в его роли фактора стоимости товаров и услуг. Экономические и социальные функции капитала переходят к информации;
  • уровень знаний, а не собственность, становится определяющим фактором социальной дифференциации, привилегированный слой образуют информированные;
  • инфраструктурой информационного общества является новая «интеллектуальная», а не «механистическая» техника1.

К. Мэй, выделяет четыре идеи (признаки) информационного общества. Во-первых, идея социальной революции показывает влияние новых информационных технологий на систему общественных отношений в целом, приведшую к их радикальной трансформации. Вовторых, появилась информационная экономика « цифровая экономика». В-третьих, появились класс технократов и кибернетические сообщества, влияние которых заменило старую власть капиталиста и землевладельца. В-четвертых, усиливается роль гражданского общества, поскольку в информационном обществе государство уже не может эффективно управлять.

Обзор существующих точек зрения на признаки информационного общества показывает, что попытки охарактеризовать информационное общество нередко сопряжены с применением одного подхода — технологического или экономического. В перечне признаков всегда доминируют признаки определенного вида.

Существующие международные документы не дают четкого ответа на вопрос, чем же отличается информационное общество от глобального информационного общества. Окинавская хартия глобального информационного общества 2000 г. и документы Всемирного саммита по информационному обществу содержат сходные положения по вопросам информационного общества.

Если соотнести понятия «информационное общество» и «глобальное информационное общество» как общее и частное, то, с учетом признаков информационного общества, глобальное информационное общество можно определить как комплексный предмет международно-правового регулирования, представляющий собой систему международных отношений, в которой международные информационные отношения (как властные, так и невластные) опосредуют политические, экономические, социальные и культурные отношения, а также каждый вправе создавать знания и пользоваться ими, складывающуюся в отношении функционирования глобальных информационных систем, формирующихся на базе развития ИКТ.

Окинавская хартия глобального информационного общества включает базовые положения, способствующие формированию государственной информационной политики отдельных государств и мирового сообщества в целом. Несмотря на то что Хартия носит рекомендательный характер, она служит основой для обоснования государственной политики в области развития интернет-технологии во многих государствах, и некоторые ее положения нашли свое развитие в законодательстве многих государств. Например, в Российской Федерации был принят ряд доктринальных, концептуальных и правовых положений, способствующих развитию глобального информационного общества в России, среди них Государственная программа «Информационное общество 2011―2020», Стратегии развития информационного общества на 2017―2030 годы, федеральные законы об информации, информационных технологиях, о защите информации, об обеспечении доступа к информации, о персональных данных и др.

Окинавская хартия выделяет основные направления использования ИКТ, включая:

  • проведение экономических и структурных реформ, позволяющих получить преимущества от использования цифровых технологий;
  • рациональное управление макроэкономикой, способствующее более точному планированию со стороны деловых кругов и потребителей, и использование преимуществ новых информационных технологий;
  • разработку информационных сетей, обеспечивающих быстрый, надежный, безопасный и экономичный доступ с помощью конкурентных рыночных условий и соответствующих нововведений к сетевым технологиям, их обслуживанию и применению;
  • развитие людских ресурсов, способных отвечать современным требованиям в области информации;
  • использование ИКТ в государственном секторе.

Данные направления охватывают сферы экономики, образования и политики. Не случайно основное внимание уделено экономическим преобразованиям. Именно в сфере экономики создаются ИКТ, которые затем распространяются во всех сферах жизни общества.

Изложенные в Окинавской хартии ключевые направления прежде всего указывают на основу создания информационного общества, которую в совокупности образуют экономические преобразования, приводящие к введению новых технологий, должным образом обученные люди, а также государственная власть, благодаря цифровым технологиям становящаяся более открытой для граждан.

В Окинавской хартии определены основные направления правового регулирования использования ИКТ:

  • развитие законодательства в сфере конкуренции. Окинавская хартия ставит задачу открытия рынков для информационных технологий и телекоммуникационной продукции и услуг, включая недискриминационное и основанное на затратах подключение к основным телекоммуникациям;
  • меры по облегчению доступа на рынок операторов телекоммуникационных услуг;
  • в информационном обществе должна обеспечиваться защита прав интеллектуальной собственности. С принятием Договора ВОИС об авторском праве 1996 г. и Договора ВОИС об исполнениях и фонограммах 1996 г. создана система охраны авторских и смежных прав, соответствующая уровню развития цифровых технологий. Остается неурегулированным в нормативных актах вопрос о доменных именах. В отношении их использования действуют в основном рекомендательные акты;
  • меры по либерализации электронной торговли и использованию технологий электронных коммуникаций;
  • меры по налогообложению электронной торговли, основанные на обычных принципах, включая недискриминацию, равноправие и упрощенность;
  • меры по повышению доверия потребителей к электронным рынкам в соответствии с руководящими принципами Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР);
  • меры по разработке стандартов в цифровой среде ― могут непосредственно применяться в национальных правовых системах;
  • меры по дальнейшему развитию и эффективному функционированию электронной идентификации, электронной подписи и других средств обеспечения безопасности и достоверности операции.

Хартия акцентирует внимание на мерах доступа к ИКТ для всех. Она содержит меры, которые должны принять государства для обеспечения всеобщего доступа к ИКТ для всех, а именно:

  • содействовать установлению благоприятных рыночных условий, необходимых для предоставления населению услуг в области коммуникаций;
  • изыскивать дополнительные возможности, включая доступ через учреждения, открытые для широкой публики;
  • уделять приоритетное внимание совершенствованию сетевого доступа, в особенности в отсталых городских, сельских и отдаленных районах;
  • уделять особое внимание нуждам и возможностям людей, пользующихся меньшей социальной защищенностью, людей с ограниченной трудоспособностью, а также пожилых граждан, и активно осуществлять меры, направленные на предоставление им более легкого доступа;
  • содействовать дальнейшему развитию «удобных для пользования», «беспрепятственных» технологий, включая мобильный доступ к сети Интернет, а также более широкое использование бесплатного, общедоступного информационного наполнения и открытых для всех пользователей программных средств, соблюдая при этом права на интеллектуальную собственность.

План действий Всемирного саммита по информационному обществу также предусматривает ряд мер по обеспечению доступа к информации и знаниям. К таким мерам относятся:

  • разработка политических руководящих принципов для развития и популяризации информации, являющейся публичным достоянием;
  • обеспечение органами государственного управления надлежащего доступа к официальной информации;
  • создание ими устойчиво функционирующих многоцелевых публичных пунктов коллективного доступа, предоставляющих гражданам по приемлемым ценам или бесплатно доступ к различным ресурсам связи, прежде всего к Интернету.

Окинавская хартия обращает внимание на проблемы развивающихся государств в связи с внедрением концепции информационного общества. В ней указано, что все те развивающиеся страны, которые не успевают за все более высокими темпами развития ИКТ, оказываются лишенными возможности в полной мере участвовать в жизни информационного общества и экономике. Этот вопрос наиболее актуален в тех странах, где распространению ИКТ препятствует отставание в развитии основных экономических и социальных инфраструктур, в частности энергетического сектора, телекоммуникаций, образования и обучения граждан навыкам работы с ИКТ.

Окинавская хартия предусматривает, что для сотрудничества в целях развития ИКТ должны быть задействованы все субъекты международных отношений: государства, межгосударственные организации, включая международные финансовые институты (Международный банк развития и Всемирный банк), неправительственные организации, юридические лица отдельных государств и др.

Разрыв в цифровых технологиях существует не только в пределах отдельных государств, но и между государствами. Одни государства добились значительных успехов в развитии ИКТ, другие же не могут решить проблемы доступа не только к цифровым технологиям, но и к обычным средствам коммуникации. Так, странам Африки присущ не только разрыв в цифровых технологиях между городскими и сельскими районами, но и значительное отставание по уровню развития информационных технологий от развитых государств.

Таким образом, предоставление всеобщего доступа к ИКТ сопряжено с множеством проблем политического, социального и экономического характера. Наиболее остро стоит проблема разрыва в цифровых технологиях между государствами и внутри государств. Каждое государство должно подойти к решению данного комплекса проблем индивидуально, с учетом своего уровня развития. Меры, которые могут принять государства, многообразны: создание государственных фондов, поощрение деятельности общественных фондов, предоставление льгот по доступу к ИКТ для социально незащищенных групп и т.д.

Окинавская хартия не содержала положений о языковом и культурном разнообразии. Соответствующие положения нашли свое воплощение в резолюциях ЮНЕСКО и документах Всемирного саммита по информационному обществу.

В рамках Всемирного саммита по информационному обществу Итоговый отчет Председателя Круглого стола 2 «Разнообразие в киберпространстве» содержит указание на неоднозначное разрешение проблемы разнообразия контента. В отчете отмечается, что частный сектор сам по себе не может добиться разнообразия контента. В связи с этим подчеркивается роль университетов и неправительственных организаций для обеспечения культурного разнообразия. В качестве предпосылки разнообразия определена свобода слова. Ряд выступающих подвергли критике концентрацию средств массовой информации в глобальном масштабе. Для обеспечения демократии и диверсификации контента следует не допускать того, чтобы крупные медиаконцерны контролировали доступ к информации.

В результате дискуссии участники выдвинули ряд конкретных предложений:

  • добиться того, чтобы такие поисковые машины, как Google, учитывали необходимость обеспечения местных языков, расширить их потенциал поиска контента на таких языках;
  • принять меры по содействию разработке и использованию средств машинного перевода;
  • разработать международную конвенцию по защите от спама;
  • рассмотреть вопрос о разработке международных конвенций, которые дали бы пользователям возможность применять существующий контент в качестве основы, не нарушая при этом действующее законодательство по авторским правам.

Электронная информация может являться культурным достоянием. В Хартии о сохранении цифрового наследия, принятой на 32-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО в октябре 2003 г., цифровое наследие рассматривается как общее наследие человечества. Оно охватывает ресурсы в области культуры, образования, науки и управления, а также информацию технического, правового, медицинского и другого характера, созданную в цифровом виде или переведенную в цифровую форму из существующих аналоговых ресурсов.

Между тем к цифровому наследию относятся не все электронные информационные ресурсы. Основными чертами цифрового наследия являются ценность и значимость для человечества. Однако четких критериев для отнесения информации к цифровому наследию Хартия не дает.

На данный момент концепция информационного общества получила развитие в основном в рекомендательных актах. Исключения составляют Конвенция ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах 2005 г., Конвенция об информации и правовом сотрудничестве относительно «услуг информационного общества» 2001 г. и Европейская конвенция о правовой защите услуг, предполагающих ограниченный доступ, 2001 г.

Несмотря на рекомендательный характер предписаний, они в определенной мере способствуют проведению государствами политики развития ИКТ. Представляется, что дальнейшее развитие концепция информационного общества должна содержаться в международных договорах.

Создание информационного общества — объективное направление общественного развития. Построение глобального информационного общества — это цель развития. Она реализуется благодаря концепции всеобщего доступа к ИКТ. Государства обязаны оказать политическую, правовую и экономическую поддержку в обеспечении доступа к ИКТ.

Представляется, что в развитие ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. применительно к развитию информационного общества необходимо принять конвенцию о всеобщем доступе к ИКТ. В конвенции следует предусмотреть как общее правило доступа, так и категории бесплатной информации, а также категории социально уязвимых лиц, которым должен предоставляться бесплатный доступ.

Концепция информационного общества стала логическим продолжением концепции нового международного информационного порядка (далее — НМИП). Между концепцией информационного общества и концепцией НМИП нет противоречий. Концепция информационного общества учитывает интересы развивающихся государств при определении таких требований, как всеобщий доступ к ИКТ и использование ИКТ в целях развития.

В 1960-х гг. по инициативе развивающихся государств была выдвинута концепция НМИП. Суть этой концепции заключалась в том, что должен быть установлен новый, более справедливый международный порядок в сфере информации и коммуникации, основанный на равном участии всех государств в международном информационном обмене; преодолены диспропорции в обмене информацией между развитыми и развивающимися государствами; развивающиеся государства должны получить право на помощь международных организаций, других государств в развитии ими собственных систем информации.

Основная задача НМИП — обеспечение использования информации в интересах мира, сотрудничества и развития всех народов на основе более сбалансированных информационных обменов между развитыми и развивающимися странами, обеспечение честного и правдивого характера передаваемой информации, оказание помощи развивающимся странам в деле развития собственных систем информации.

Таким образом, НМИП отвечал интересам всех государств, но особую защиту получили интересы развивающихся государств в силу их неравномерного участия в международном информационном обмене.

Концепция НМИП реализовывалась посредством принятия ряда актов международных организаций (например, резолюций Генеральной Ассамблеи ООН № 33/115 1978 г., № 34/182 1979 г. и др.).

Однако существующих в международных договорах положений, направленных на содействие концепции НМИП, было явно недостаточно для ее реализации. Концепция НМИП должна была содействовать развитию национальных систем информации развивающихся государств.

Таким образом, концепция информационного общества возникла на базе комплекса представлений об осуществлении информационного обмена, включая концепцию НМИП.

Правовое регулирование еще не охватывает всех вопросов функционирования информационного общества. В частности, ни на международном уровне, ни на уровне отдельных государств не установлены четкие правила оказания услуг информационного общества.  При этом законодательство о телекоммуникациях призвано решать в основном технические проблемы. Такие проблемы, как всеобщий доступ к ИКТ, включая социально уязвимые группы, обеспечение разнообразия контента, на данный момент не решаются. Концепция информационного общества, сформулированная в рекомендательных актах, требует четких правовых предписаний.

4.   Концепция международной информационной безопасности

Особую актуальность в настоящее время приобретает концепция международной информационной безопасности.

В 2011 г. Россия представила в ООН проект конвенции «Об обеспечении международной информационной безопасности».

Под международной информационной безопасностью понимается защищенность глобальной информационной системы от так называемой «триады угроз» — террористических, преступных и военно-политических угроз (под военно-политическими угрозами подразумеваются информационные войны и информационное противоборство), а также угрозы вмешательства во внутренние дела суверенного государства посредством ИКТ, нарушение общественной стабильности, разжигание межэтнической, межнациональной розни.

Согласно проекту конвенции об обеспечении международной информационной безопасности международная информационная безопасность — «состояние международных отношений, исключающее нарушение мировой стабильности и создание угрозы безопасности государств и мирового сообщества в информационном пространстве».

Суть международной информационной безопасности заключается в необходимости усиления координации и укрепления сотрудничества между государствами в борьбе с преступным использованием информационных технологий (в этом контексте отмечается роль, которую могут сыграть ООН и другие международные и региональные организации), а также в необходимости сотрудничества между государствами и частным бизнесом в борьбе против правонарушений в информационном пространстве и в необходимости защиты законных интересов в сфере использования и развития информационнокоммуникационных технологий.

Вместе с тем относительно терминологии нет единства мнений — международная информационная безопасность представляет собой сферу столкновения интересов различных государств, область дискуссий. Россия выступает за широкий подход к определению содержания понятия «международная информационная безопасность», включая в нее как технические аспекты (безопасность информационных сетей и систем), так и обширный круг политико-идеологических аспектов (манипулирование информацией, пропаганда посредством глобальных  информационных  сетей,  информационное воздействие).

Страны Запада, прежде всего США, придерживаются узкого подхода, ограничиваясь техническими аспектами, и используют иную терминологию — «кибербезопасность».

Итак, можно выделить два противоположных подхода к обеспечению информационной безопасности.

Россия и Китай придерживаются позиции о необходимости полной демилитаризации информационного пространства. По мнению России, гонка вооружений в информационной сфере способна расшатать сложившиеся договоренности о разоружении и международной безопасности.

США и ЕС придерживаются позиции, согласно которой ключевыми угрозами кибербезопасности являются кибертерроризм и киберпреступность, а вопросы межгосударственного противоборства в киберпространстве следует регулировать в рамках международного гуманитарного права.

Сегодня более 130 государств развивают программы ведения кибервойн, что создает серьезные угрозы информационной стабильности: отследить источник информационной атаки сложно, последствия ее могут быть разрушительными и стать причиной ответного удара, в том числе с использованием обычных вооружений. В этой ситуации подход России, выступающей за выработку правил поведения государств в информационном пространстве с целью обеспечить его безопасность, представляется крайне актуальной.

Принципами обеспечения международной информационной безопасности являются следующие:

  • деятельность каждого государства в информационном пространстве должна способствовать социальному и экономическому развитию и осуществляться таким образом, чтобы быть совместимой с задачами поддержания международного мира и безопасности, соответствовать общепризнанным принципам и нормам международного права;
  • государства в ходе формирования системы международной информационной безопасности будут руководствоваться принципом неделимости безопасности, означающим, что безопасность каждого из них неразрывно связана с безопасностью всех других государств и мирового сообщества в целом, а также не будут укреплять свою безопасность в ущерб безопасности других государств;
  • каждое государство должно стремиться к преодолению различий в степени оснащенности национальных информационных систем современными информационно-коммуникационными технологиями, сокращению «цифрового разрыва» в целях снижения общего уровня угроз в информационном пространстве;
  • все государства в информационном пространстве пользуются суверенным равенством, имеют одинаковые права и обязанности и являются равноправными субъектами информационного пространства независимо от различий экономического, социального, политического или иного характера;
  • каждое государство вправе устанавливать суверенные нормы и управлять в соответствии с национальными законами своим информационным пространством;
  • каждое государство должно придерживаться принципа ответственности за собственное информационное пространство, в том числе за его безопасность и за содержание размещаемой в нем информации;
  • каждое государство имеет право свободно осуществлять без вмешательства извне развитие своего информационного пространства, и каждое другое государство обязано уважать это право в соответствии с принципом равноправия и самоопределения народов;
  • каждое государство, учитывая законные интересы безопасности других государств, может свободно и самостоятельно определять свои интересы обеспечения информационной безопасности на основе суверенного равенства, а также свободно выбирать способы обеспечения собственной информационной безопасности в соответствии с международным правом;
  • государства признают, что агрессивная «информационная война» составляет преступление против международного мира и безопасности;
  • информационное пространство государства не должно быть объектом приобретения другим государством в результате угрозы силой или ее применения;
  • каждое государство имеет право на самооборону перед лицом агрессивных действий в информационном пространстве в отношении его при условии достоверного установления источника агрессии и адекватности ответных мер;
  • каждое государство будет определять свой военный потенциал в информационном пространстве на основе национальных процедур с учетом законных интересов безопасности других государств, а также необходимости содействовать укреплению международного мира и безопасности. Ни одно из государств-участников не будет предпринимать попыток добиться господства в информационном пространстве над другими государствами;
  • государство может размещать свои силы и средства обеспечения информационной безопасности на территории другого государства в соответствии с соглашением в соответствии с международным правом;
  • каждое государство принимает необходимые меры для обеспечения невмешательства в деятельность международных информационных систем управления транспортными, финансовыми потоками, средствами связи, средствами международного информационного, в том числе научного и образовательного обмена, исходя из понимания того, что подобное вмешательство может негативно повлиять на информационное пространство в целом;
  • государства должны поддерживать и стимулировать научно технические разработки в области освоения информационного пространства, а также образовательно-просветительскую деятельность, направленную на формирование глобальной культуры кибербезопасности;
  • каждое государство в рамках имеющихся средств обеспечивает в своем информационном пространстве соблюдение основных прав и свобод человека и гражданина, соблюдение прав на интеллектуальную собственность, включая патенты, технологии, коммерческую тайну, торговые марки и авторские права;
  • каждое государство гарантирует свободу слова, выражение мнений в информационном пространстве, защиту от незаконного вмешательства в частную жизнь граждан;
  • каждое государство стремится к соблюдению баланса между основными свободами и эффективным противодействием террористическому использованию информационного пространства;
  • государства не вправе ограничивать или нарушать доступ граждан к информационному пространству, кроме как в целях защиты национальной и общественной безопасности, а также предотвращения неправомерного использования и несанкционированного вмешательства в национальную информационную инфраструктуру;
  • государства стимулируют партнерство бизнеса и гражданского общества в информационном пространстве;
  • государства признают свои обязанности по обеспечению осведомленности своих граждан, общественных и государственных органов, других государств и мирового сообщества о новых угрозах в информационном пространстве и об известных путях повышения уровня их безопасности.

Изучением вопросов международной информационной безопасности занимается Группа правительственных экспертов ООН по международной информационной безопасности, которая создана в 2014 г. в соответствии с российской резолюцией «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности», принятой консенсусом в ходе 68-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Россия выступает автором данного документа на протяжении целого ряда лет. К данной резолюции с каждым годом присоединяется все больше стран.

5.   Сотрудничество государств в борьбе с киберпреступностью

 Развитие и распространение высокой технологии, в том числе глобальных сетей, во многих государствах привело к появлению нового вида преступления под названием «киберпреступность», представляющая собой угрозу международному миру и безопасности изза серьезного воздействия на безопасность и стабильность граждан, экономический потенциал, политический престиж государства в его региональной и международной среде. Данное явление привлекало внимание многих государств.

Острота угроз криминального, террористического и военнополитического характера в информационном пространстве признается всеми без исключения странами. На данном этапе ключевой проблемой представляется отсутствие механизма и полноценной международно-правовой базы, регулирующей деятельность государств в сфере использования ИКТ и в борьбе с киберпреступностью.

В настоящее время сотрудничество государств в борьбе с киберпреступностью осуществляется на основании международных договоров, регулирующих борьбу государств с отдельными видами преступлений (Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г., Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и порнографии, 2000 г.). Специальные конвенции, направленные на координацию международной борьбы с преступностью в сфере высоких технологий, заключены под эгидой региональных международных организаций (Конвенция Совета Европы о компьютерных преступлениях 2001 г. и Дополнительный протокол к ней 2003 г., Арабская конвенция по борьбе с преступлениями в сфере информационных технологий 2010 г., Соглашение о сотрудничестве государств — участников СНГ в борьбе с преступлениями в сфере компьютерной информации 2001 г.).

28 декабря 2019 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла предложенную Россией резолюцию по борьбе с киберпреступностью, невзирая на противодействие со стороны США. Резолюция, соавторами которой вместе с Россией стали еще 47 государств, предусматривает, что Генеральная Ассамблея ООН учредит специальный межправительственный комитет экспертов, представляющий все регионы. Он займется разработкой международной конвенции о противодействии использованию информационно-коммуникационных технологий в преступных целях.

Кроме того, отдельные аспекты международного сотрудничества в борьбе с киберпреступностью регулируются региональными соглашениями об оказании международной правовой помощи по уголовным делам, об экстрадиции; двусторонними соглашениями по борьбе с преступностью общего характера, о выдаче и др.

Киберпреступления подразделяют на компьютерные преступления и преступления, совершаемые с помощью или посредством компьютеров, компьютерных сетей и иных устройств доступа к киберпространству.

Компьютерные преступления — это преступления, основным объектом посягательства которых является конфиденциальность, целостность, доступность и безопасное функционирование компьютерных данных и систем. Остальные киберпреступления, помимо компьютерных систем, посягают на другие объекты (в качестве основных): безопасность общества и человека (кибертерроризм), имущество и имущественные права (кражи, мошенничества, совершенные посредством компьютерных систем или в киберпространстве), авторские права (плагиат и пиратство).

Конвенция Совета Европы о компьютерных преступлениях и Дополнительный протокол к ней подразделяли киберпреступления на пять групп, выделяя в первую группу «преступления против конфиденциальности, целостности и доступности компьютерных данных и систем». К ним относятся, в частности, незаконный доступ, незаконный перехват, вмешательство в данные, вмешательство в систему и т.д. Во вторую группу входят правонарушения, связанные с использованием компьютерных средств. К ним относятся подлог с использованием компьютерных технологий, мошенничество в целях неправомерного извлечения экономической выгоды для себя или третьих лиц.

Третью группу составляют правонарушения, связанные с содержанием данных. К ним относятся: правонарушения, связанные с детской порнографией, причем в Конвенции подробно разъясняется, какие именно действия по распространению детской порнографии должны преследоваться (производство, предложение или предоставление в пользование, распространение или передача, приобретение, владение).

В четвертую группу входят преступления, связанные с нарушением авторского права и смежных прав.

Пятую группу составляют правонарушения, связанные с распространением информации расистского и другого характера, подстрекающего к насильственным действиям, ненависти или дискриминации отдельного лица или группы лиц, основывающимся на расовой, национальной, религиозной или этнической принадлежности (Дополнительный протокол).

В Арабской конвенции по борьбе с преступлениями в сфере информационных технологий закреплены следующие виды преступлений в сфере информационных технологий: незаконный доступ, незаконный перехват, посягательство на целостность данных, неправомерное использование средств информационных технологий, подлог с использованием средств информационных технологий, мошенничество, связанное с введением, изменением или удалением информации и данных, преступления, связанные с терроризмом, совершенные с помощью информационных технологий, преступления, связанные с организованной преступностью, совершенной с помощью информационных технологий, преступления, связанные с нарушением авторского права и смежных прав, незаконное использование электронных средств платежей и др.

Конвенция также предусматривает процессуальные положения, правовое и судебное сотрудничество, передачу преступников, совершивших преступления в сфере информационных технологий, правовую помощь по уголовным делам, связанным с преступлениями в сфере информационных технологий. Конвенция также возлагает обязательство на государства-участников внести изменения в национальном уголовном законодательстве и включить все виды преступлений в сфере информационных технологий, закрепленных в Конвенции.

Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г. установила критерии, в соответствии с которыми государства — участники Конвенции обязаны криминализировать определенные деяния.

Таким образом, на универсальном уровне международными соглашениями предусмотрены лишь отдельные составы преступлений в сфере высоких технологий, а именно: преступления, касающиеся детской порнографии, совершаемые в глобальных информационнотелекоммуникационных сетях, а также транснациональные преступления в сфере высоких технологий, совершенные организованными группами.

В проекте конвенции об обеспечении международной информационной безопасности рассматриваются меры борьбы с угрозами международному миру и безопасности в информационном пространстве и с киберпреступностью. Впервые в проекте конвенции определены 11 основных угроз международному миру и безопасности в информационном пространстве, а также дополнительные факторы, их усиливающие. Достоинством проекта является запрещение использования информационных ресурсов и информационного пространства в террористических целях. Так, в проекте конвенции предусмотрены положения, касающиеся военных конфликтов в информационном пространстве, использования информационного пространства в террористических целях, мер противодействия правонарушениям в информационном пространстве, международного сотрудничества в сфере международной информационной безопасности.

Международное сотрудничество в борьбе с киберпреступностью необходимо осуществлять на основе участия всех стран, что предопределяется как свойством самой информации в качестве объекта посягательства, так и характером совершаемых преступлений. Киберпространство, как пятое общее пространство, после наземного, морского, воздушного и космического, требует координации, сотрудничества и особых правовых мер на международном уровне.

Очень важно понимать глобальность проблемы киберпреступности. Так, уже сейчас кибератаки парализуют работу не только частных структур, но и государственных органов, в мире не существует государства, которое было бы защищено от подобного рода атак. В качестве вероятных источников киберугроз рассматриваются не только хакеры или их группы, но также отдельные государства, террористические, преступные группировки. При выработке средств и методов борьбы с киберпреступностью следует помнить о латентности данного вида преступлений.

Во многих государствах созданы специальные центры по борьбе с киберпрступностью. Например, в США наряду с уже функционирующим Центром национальной кибербезопасности (National Cyber Security Center) в составе Вооруженных сил сформировано Объединенное кибернетическое командование (Unified U.S. Cyber Command), которое в глобальном масштабе должно координировать усилия всех структур Пентагона в ходе ведения боевых действий, оказывать соответствующую поддержку гражданским федеральным учреждениям, а также взаимодействовать с аналогичными по задачам ведомствами других стран. В Великобритании реализуются программы по созданию кибероружия, которые обеспечат способность властей противостоять растущим угрозам из киберпространства. В Австралии создана группа координации безопасности электронной почты. Основной задачей этой группы является создание безопасного и надежного электронного оперативного пространства как для общественного, так и для частного секторов.

Деятельность по противодействию совершению киберпреступлений должна осуществляться не только отдельными государствами, но и международным сообществом. Такая деятельность должна вестись по нескольким направлениям и предполагает прежде всего создание нормативных актов и выработку общих рекомендаций, а также внедрение эффективных моделей организационного взаимодействия между государствами. При этом следует учитывать, что традиционные механизмы международного сотрудничества, включая запросы, взаимопомощь и другие подобные инструменты, применявшиеся в XIX в. и ранее, являются неподходящими в эру, когда преступления могут совершаться из любой точки земного шара со скоростью света. Правовое регулирование вопросов борьбы с киберпреступлениями представляет собой базис всей системы противодействия киберпреступности. Необходимо развивать уголовно-процессуальное законодательство, например необходимость законодательного закрепления оперативного обеспечения сохранности накопленных компьютерных данных, процедуры проведения обыска и выемки хранимых компьютерных данных. Необходимо определить единообразные составы компьютерных преступлений, которые государства должны включить в свое национальное законодательство, а также разработать меры борьбы с ними.

Важно отметить, что взаимодействие государств в сфере борьбы  с киберпреступлениями требует обобщения правовых норм государств при регламентации действий сторон в процессе использования средств в борьбе с киберпреступлениями.

Сотрудничество государств в борьбе с киберпреступлениями выражается в создании специализированных органов, руководствующихся едиными стандартами деятельности, обобщающими практику разных стран по вопросам борьбы с киберпреступлениями.

Большое значение во взаимодействии государств — участников Европейского Союза имеет деятельность Европола и Евроюста, принимающих «непосредственное участие в борьбе с киберпреступностью на пространстве Европейского Союза». В работе Европола используется система аналитических рабочих картотек, формируемых из сосредоточенных в его информационной системе данных в целях анализа, определяемого как обработка или использование данных для поддержки уголовных расследований. Система действующих аналитических картотек включает картотеки по киберпреступности и детской порнографии. Что касается Евроюста, то его деятельность по обеспечению безопасности на территории Европы становится все более заметной. Евроюст осуществляет в том числе координацию действий правоохранительных органов различных государств по вопросам расследования киберпреступлений, оказывает помощь в проведении расследований по запросу соответствующего органа публичной власти стран — участниц Европейского Союза, предоставляет правоохранительным органам этих стран информацию о проводимых расследованиях в отношении киберпреступников. Полномочия Евроюста также распространяются на возбуждение уголовных расследований либо выдвижение предложения об их возбуждении правоохранительным органам стран — участниц и последующую координацию проводимых расследований.

Помимо указанных органов, обладающих юрисдикционной компетенцией в рассматриваемой сфере, Европейским Союзом создаются и вспомогательные органы. Так, 18 января 2013 г. в Гааге официально открыт Европейский центр по борьбе с киберпреступностью. Целями его создания являются сбор и обработка данных по киберпреступлениям, проведение экспертных оценок интернет-угроз, разработка и внедрение передовых методов профилактики и расследования киберпреступлений, подготовка новых кадров, оказание помощи правоохранительным и судебным органам, а также координация совместных действий заинтересованных сторон, направленных на повышение уровня безопасности в европейском киберпространстве.

Военное взаимодействие государств также требует решения вопроса об их сотрудничестве в сфере организационной поддержки борьбы с киберпреступностью.

Необходимо принять универсальное международное соглашение по борьбе с киберпреступностью. Данное соглашение должно урегулировать следующие вопросы:

  • а) уголовно наказуемые деяния в сфере высоких технологий;
  • б) полномочия национальных органов, ведущих уголовный процесс по обеспечению сохранности компьютерных данных и осуществлению доступа к ним;
  • в) гарантии прав личности при расследовании преступлений в сфере высоких технологий;
  • г) вопросы юрисдикции;
  • д) порядок оказания специальной международной правовой помощи;
  • е) меры по предупреждению преступности в сфере высоких технологий, принимаемые на национальном уровне;
  • ж) защита полученной информации и др.

 

Литература

  1. Организационное и правовое обеспечение информационной безопасности : учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры / Т. А. Полякова [и др.] ; под редакцией Т. А. Поляковой А. А. Стрельцовой. — Москва, 2019.
  2. Талимончик, В. П. Основные понятия международного информационного права // Типы правопонимания и вызовы меняющегося мира : сборник научных статей по результатам Международной научно-практической конференции (Санкт-Петербург, Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена, 23―24 сентября 2016 г.) / составитель А. А. Дорская. — Санкт-Петербург,
  3. Талимончик, В. П. Международно-правовое регулирование отношений информационного обмена. — Москва,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *