Возникновение права собственности

1.  Основания и способы приобретения права собственности

Основаниями возникновения (приобретения) права собственности являются различные правопорождающие юридические факты, называемые также титулами собственности.

Титульное владение – это владение вещью, основанное на каком-либо праве (правовом основании, или титуле), вытекающем из соответствующего юридического факта, – например, право собственности, основанное на договоре купли-продажи вещи или на переходе права на нее в порядке наследования.

Титулы собственности могут приобретаться различными способами, которые традиционно подразделяются на две группы:

  • первоначальные, т.е. не зависящие от прав предшествующего собственника на данную вещь (включая и случаи, когда такого собственника ранее вообще не имелось);
  • производные, при которых право собственности на вещь переходит к собственнику от его предшественника в порядке правопреемства.

К первоначальным способам приобретения права собственности относятся:

  • создание (изготовление) новой вещи, на которую ранее не было и не могло быть установлено ничьего права собственности;
  • переработка и сбор или добыча общедоступных для этих целей вещей;
  • при определенных условиях – самовольная постройка;
  • приобретение права собственности на бесхозяйное имущество, в том числе на имущество, от которого собственник отказался или на которое утратил право;
  • приобретение права собственности добросовестным приобретателем недвижимой вещи от ее неуправомоченного отчуждателя при отказе собственнику в удовлетворении иска о ее истребовании;
  • специальные способы возникновения права собственности, допускаемые законом лишь для определенных субъектов (кроме приватизации).

К производным способам приобретения права собственности относится приобретение этого права:

  • на основании договора или иной сделки об отчуждении вещи;
  • в порядке наследования после смерти гражданина;
  • в порядке правопреемства при реорганизации юридического лица.

Практическое значение такого разграничения состоит в том, что при производных способах приобретения права собственности на вещь необходимо учитывать возможность наличия на эту же вещь прав других лиц – несобственников (например, залогодержателя, арендатора, субъекта ограниченного вещного права). Данные права обычно не утрачиваются при смене собственника вещи, переходящей к новому владельцу, как бы обременяя его имущество. В этом отношении действует прямо не выраженное, но подразумеваемое законом старое правило римского частного права: никто не может передать другому больше прав на вещь, чем имеет сам (nemo plus juris ad alienum transferre potest, quam ipse habet).

Понятно, что на первоначального приобретателя вещи никакие ограничения подобного рода распространяться не могут. Таким образом, различие первоначальных и производных способов приобретения права собственности, по сути, сводится к отсутствию или наличию правопреемства, т.е. перехода прав и обязанностей от одного лица (праводателя, в данном случае – первоначального собственника вещи) к другому (правопреемнику, новому собственнику) в порядке производного правоприобретения [1]. В свою очередь это обстоятельство делает возможным различие понятий «основания возникновения права собственности» (т.е. титулов собственности, или правопорождающих юридических фактов) и «способы приобретения права собственности» (т.е. правоотношений, возникших на основе соответствующих юридических фактов).

Многие способы возникновения права собственности могут использоваться любыми субъектами гражданского права. Поэтому они называются общими, или общегражданскими, способами приобретения права собственности. Таковы, например, правоотношения, возникающие на основе различных сделок.

Имеются, однако, и специальные способы возникновения этого права, которые могут использоваться лишь строго определенными субъектами. Так, реквизиция, конфискация, национализация могут служить основанием возникновения только государственной собственности, а сбор налогов и пошлин – также и муниципальной собственности, ибо для частных собственников они являются способами прекращения их права на соответствующее имущество. В соответствии с п. 4 ст. 218 ГК гражданин как член потребительского кооператива, полностью внесший паевой взнос за предоставленный ему кооперативом объект (жилую квартиру, гараж, дачу и т.п.), становится собственником такого имущества (п. 1 ст. 129 ЖК) [2]. По существу речь здесь идет об обязательном выкупе имущества, который является способом приобретения права собственности только для граждан – членов потребительских кооперативов. Особым способом возникновения частной собственности граждан и юридических лиц является также приватизация государственного и муниципального имущества, рассматриваемая прежде всего в качестве основания прекращения права публичной собственности.

2.  Первоначальные способы приобретения права собственности

К числу данных способов прежде всего относится изготовление (создание) новой вещи. Речь при этом идет о создании такой вещи «для себя» (п. 1 ст. 218 ГК), ибо если она создается по договору для другого лица, оно и становится собственником в силу договорных условий. Важное значение при этом приобретает момент, с которого вещь можно считать созданной (существующей), так как он и становится правопорождающим фактом. Невозможно, например, стать собственником даже заранее определенной квартиры или определенного количества квадратных метров жилья в строящемся доме до завершения его постройки, сдачи в эксплуатацию и реальной передачи соответствующего объекта заказчику [3].

Для движимых вещей этот момент определяется фактом окончания соответствующей деятельности, а для недвижимых – моментом государственной регистрации прав на них (ст. 219 и 131 ГК). С этой точки зрения признание самостоятельным объектом недвижимости незавершенного строительства (абз. 1 п. 1 ст. 130 ГК) нельзя считать четким решением вопроса о его правовом режиме: непонятно, с какого момента этот объект подлежит государственной регистрации, тем более что в ходе обычного строительства «незавершенка» вообще не становится самостоятельным оборотоспособным объектом гражданских прав.

Лицо, осуществившее самовольную постройку объекта недвижимости, по общему правилу не приобретает на него право собственности, а этот объект не становится недвижимостью, ибо не подлежит государственной регистрации по причине допущенных при его строительстве нарушений (например, из-за отсутствия разрешения на строительство или отсутствия титула на земельный участок). Речь здесь может идти лишь о совокупности стройматериалов, которые их собственник вправе забрать, осуществив за свой счет снос такой постройки (п. 2 ст. 222 ГК).

Самовольным считается строительство объекта недвижимости при наличии любого из следующих нарушений (п. 1 ст. 222 ГК):

  • нарушение порядка землеотвода или его целевого назначения;
  • отсутствие необходимых разрешений на строительство (хотя бы одного из них);
  • существенное нарушение градостроительных и строительных норм и правил.

Необходимость ограничений, предусматриваемых строительным, природоохранным, земельным законодательством и иными отраслями административного законодательства, диктуется очевидными публичными интересами. Поэтому самовольным строительством следует, в частности, считать возведение дач, коттеджей, особняков и т.п. на основании незаконно полученных (в том числе впоследствии отмененных) разрешений органов публичной власти или должностных лиц. Значительное распространение в последние годы получило также самовольное строительство многоквартирных жилых домов в городах. С другой стороны, в положении «самовольных застройщиков» оказались многие владельцы дач и садовых домиков, в прежнее время по разным причинам возводившие их без оформления соответствующих разрешений, а нередко и без соблюдения строительных правил и впоследствии даже не оформившие на них право собственности.

В связи с этим действующий закон в исключительных случаях разрешает признавать право собственности на самовольную постройку, но не за застройщиком, а только за собственником или субъектом ограниченного вещного права (пожизненного наследуемого владения или постоянного бессрочного пользования) на земельный участок, где осуществлена постройка (абз. 2 п. 3 ст. 222 ГК). При этом такое признание по общему правилу допускается только в судебном порядке (с последующей государственной регистрацией этого права), а в случаях, предусмотренных законом, – в ином (административном) порядке, т.е. путем непосредственной регистрации этого права в едином государственном реестре (последний случай предусмотрен прежде всего в рамках так называемой дачной амнистии – ст. 252 Закона о регистрации прав на недвижимость). Если собственник или субъект иного вещного права на земельный участок и застройщик не совпадают, то в случае признания за первым из названных лиц права собственности на самовольную постройку он должен возместить застройщику расходы на постройку (в определенном судом размере).

В любом случае право собственности на самовольную постройку не может быть признано даже за законным владельцем земельного участка, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц (например, соседних землепользователей) либо создает угрозу жизни и здоровью граждан (в том числе пользующихся самовольной постройкой).

Право собственности на новую движимую вещь возникает также в результате переработки соответствующих материалов (specificatio), из которых она создается (ст. 220 ГК). По общему правилу право собственности на такую вещь приобретается собственником материалов. Когда такой собственник одновременно не является лицом, осуществившим переработку материалов, он должен компенсировать стоимость переработки произведшему ее лицу (если только иное не предусмотрено их договором). Если же переработку материалов с целью изготовления новой вещи осуществит их недобросовестный владелец, воспользовавшийся ими без согласия собственника, последний получает право требовать передачи ему этой вещи и возмещения причиненных такими действиями убытков.

В случаях, когда стоимость переработки значительно превышает стоимость материалов, собственником вещи становится лицо, осуществившее их переработку, если оно действовало добросовестно (т.е. договорилось с собственником материалов либо добросовестно полагало, что оно и является одновременно их собственником) и выполняло эту работу для себя, а не по заказу другого лица. Но при этом необходимо возместить стоимость материалов их собственнику. Собственник материалов может не стать собственником вещи, созданной из этих материалов, и в случаях, предусмотренных договором (например, договором подряда на изготовление вещи из материалов подрядчика, а не заказчика).

Право собственности на продукцию, плоды и доходы как результаты хозяйственной эксплуатации имущества по общему правилу возникает у лица, использующего данное имущество на законном основании, – собственника, арендатора и т.д. (ст. 136 ГК). Однако нормативным актом или договором может быть установлен и иной порядок (например, передача арендатором собственнику определенной части или даже всех этих результатов).

Сбор ягод и грибов, лов рыбы, сбор или добыча других общедоступных вещей или животных становятся первоначальным способом приобретения права собственности для любого собравшего или добывшего их лица при условии, что они осуществлены в соответствии с законом, разрешением собственника или местным обычаем (ст. 221 ГК) [4].

К числу первоначальных способов приобретения права собственности относится и приобретение этого права на бесхозяйные вещи (res nullius). Понятие бесхозяйных вещей является собирательным, охватывающим такие разновидности, как брошенные собственником вещи, находки, безнадзорные животные, клады. Во всех этих случаях речь идет о возможности приобретения права собственности на вещи, собственник которых либо неизвестен, либо отказался от них, либо утратил на них право (п. 1 ст. 225 ГК). Право собственности на них появляется у фактических владельцев по традиционному правилу res nullius primo occupanti cedit («бесхозяйные вещи переходят к первому, кто захватил их») в силу указанных в законе обстоятельств, т.е. первоначальным способом.

Порядок возникновения права собственности на движимые и недвижимые бесхозяйные вещи различен.

Бесхозяйные движимости становятся объектом собственности их фактических владельцев либо при наличии условий, прямо установленных законом для конкретных ситуаций (брошенные вещи, находка, безнадзорные животные, клад), либо в силу предусмотренных законом правил о приобретательной давности.

Бесхозяйные недвижимости должны быть приняты на государственный учет по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого они находятся [5]. Если в течение года со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи на учет никто не заявит о своих правах на нее, орган управления муниципальным имуществом может потребовать в судебном порядке признания муниципальной собственности на такую вещь. Суд, однако, может и не удовлетворить данное требование (например, при наличии фактических владельцев, должным образом использующих такое имущество). Тогда эта вещь может перейти в собственность фактических владельцев в силу приобретательной давности (п. 3 ст. 225 ГК) [6]. В любом случае право собственности на такую недвижимую вещь подлежит государственной регистрации.

Приобретательная давность распространяется на случаи фактического,  беститульного  владения  чужим  имуществом.  Наличие у владельца какого-либо юридического титула (основания) владения, например долгосрочного договора аренды, исключает действие приобретательной давности. Сколько бы времени арендатор или, допустим, хранитель ни владел чужим имуществом, он, разумеется, не становится его собственником. Но если соответствующее имущество не имеет собственника или утратило его, претендовать на роль его собственника может фактический владелец, разумеется, при определенных предусмотренных законом условиях.

Для приобретения права собственности на вещь по давности фактического владения в соответствии с правилами ст. 234 ГК прежде всего необходимо владеть ею добросовестно. Следовательно, фактический владелец не должен быть, например, похитителем или иным лицом, умышленно завладевшим чужим имуществом помимо воли его собственника.

Далее, такое владение должно быть открытым, очевидным для всех иных лиц, причем владелец относится к соответствующей вещи как к своей собственной (имея в виду не только ее эксплуатацию, но и необходимые меры по ее поддержанию в надлежащем состоянии, ибо собственник, как уже отмечалось, несет и бремя собственности).

Наконец, такое владение должно быть непрерывным в течение установленных законом сроков (к времени фактического владения в силу указания п. 3 ст. 234 ГК можно также присоединить время, в течение которого данной вещью владел правопредшественник лица, ссылающегося на приобретательную давность, например его наследодатель или юридическое лицо, из состава которого выделилось затем юридическое лицо – владелец). Срок приобретательной давности для движимости установлен в пять лет, а для недвижимости – в 15 лет. Право собственности на недвижимость и в силу истечения срока приобретательной давности возникает только с момента его государственной регистрации.

Особо решается вопрос о течении срока приобретательной давности в отношении имущества, которое могло быть истребовано у фактического владельца титульным (законным) владельцем, пропустившим, однако, срок исковой давности на данное требование. В отношении такого «задавненного имущества» течение приобретательной давности не может начаться ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям [7], ибо до этого момента имущество может быть принудительно истребовано его законным владельцем, а фактическое владение не может быть признано добросовестным.

В практике возник вопрос о возникновении права собственности у добросовестного приобретателя вещи (у ее фактического, беститульного владельца, который, однако, не знал и не должен был знать об этом своем статусе, т.е. о том, что приобрел вещь у неуправомоченного отчуждателя, например купил ее у такого же добросовестного лица). По правилам ст. 302 ГК собственник (титульный владелец) вещи, из владения которого вещь первоначально выбыла по его воле (например, была им сдана в аренду недобросовестному арендатору, совершившему впоследствии ее незаконное отчуждение), не вправе истребовать ее у добросовестного приобретателя, однако и последний в результате не становился ее собственником. Для этого ему необходимо было дождаться истечения срока приобретательной давности, что по сути надолго исключало вещь из имущественного оборота. В настоящее время закон (абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК в редакции от 30 декабря 2004 г.) признает такого приобретателя собственником, но только недвижимой вещи и при условии, что отсутствуют основания для предъявления к нему виндикационного иска. Данную ситуацию следует рассматривать как еще один первоначальный способ приобретения права собственности. Для движимых вещей в этом отношении сохранился прежний правовой режим.

К числу бесхозяйных вещей закон относит брошенные собственником вещи (ст. 226 ГК). Если такие движимые вещи не имеют значительной стоимости (их стоимость ниже суммы, соответствующей пятикратному минимальному размеру оплаты труда) либо представляют собой брошенный лом металлов, бракованную продукцию, отходы производства и другие отходы, они могут быть обращены в собственность лица, на территории которого находятся (собственника или иного титульного владельца земельного участка, водоема и т.д.), путем совершения им фактических действий, свидетельствующих об обращении этих вещей в свою собственность. Иные брошенные собственником вещи могут поступить в собственность нового владельца лишь путем признания их бесхозяйными в судебном порядке.

Нашедший потерянную вещь (находку) не становится сразу же ее собственником (ст. 227 ГК). Прежде всего он обязан уведомить о находке лицо, потерявшее вещь, либо иного известного ему законного владельца вещи, либо сдать ее в орган милиции, орган местного самоуправления, либо владельцу помещения или транспортного средства, в котором обнаружена потерянная вещь. Нашедший вещь вправе хранить ее и у себя, отвечая в этом случае за ее возможную утрату или повреждение при наличии грубой неосторожности или умысла и в пределах стоимости такой вещи. По истечении шести месяцев с момента заявления о находке органу милиции или местного самоуправления и отсутствии сведений о законном владельце вещи нашедший вещь приобретает на нее право собственности. При его отказе от этого на найденную вещь возникает право муниципальной собственности (ст. 228 ГК).

Нашедший вещь имеет право на возмещение расходов по хранению этой вещи либо от ее законного владельца, либо от органа местного самоуправления, в собственность которого поступила найденная им вещь, а также право на вознаграждение за находку от лица, управомоченного на получение вещи (ст. 229 ГК). Во всех этих случаях речь идет о движимом имуществе.

Аналогичный по сути правовой режим приобретают и безнадзорные животные, которые по истечении шести месяцев с момента заявления об их задержании и необнаружении их законного владельца поступают в собственность нашедшего их лица, а при его отказе – в муниципальную собственность (п. 1 ст. 231 ГК). При возврате безнадзорных домашних животных прежнему владельцу задержавшее их лицо имеет право на вознаграждение, а также на возмещение необходимых расходов, связанных с содержанием животных. Право на компенсацию указанных расходов приобретает также лицо, у которого животные находились на содержании (ст. 232 ГК).

Первоначальным способом приобретения права собственности является и обнаружение клада. Кладом считаются зарытые в земле или сокрытые иным способом наличные деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо утратил на них право (п. 1 ст. 233 ГК).

В отличие от прежнего порядка, в соответствии с которым клад во всех случаях подлежал передаче в собственность государства, теперь он поступает собственнику имущества, в котором был сокрыт клад (земельного участка, строения и т.п.), и лицу, обнаружившему клад, причем в равных долях, если соглашением между ними не предусмотрено иное. Если же не было получено предварительного согласия собственника имущества, в котором был обнаружен клад, последний целиком поступает такому собственнику, а не лицу, обнаружившему клад (ибо нельзя использовать чужое имущество без согласия его собственника).

Во всех случаях находившиеся в составе клада вещи, являющиеся памятниками  истории  и  культуры, подлежат передаче в государственную собственность, а собственнику имущества, где был сокрыт клад, и нашедшему клад лицу выплачивается вознаграждение в размере половины стоимости клада, которое обычно распределяется между ними поровну. Если же собственник не давал своего согласия на раскопки или поиск ценностей, указанное вознаграждение поступает ему целиком (п. 2 ст. 233 ГК).

3.  Производные способы приобретения права собственности

При таких способах приобретения права собственности имеет место правопреемство (или «сукцессия», от лат. successio – следование, преемство), т.е. переход этого вещного права от одних лиц к другим [8]. При этом учитывается воля прежнего собственника (отчуждателя вещи), поэтому здесь основания приобретения (возникновения) права собственности у одних лиц одновременно являются основаниями прекращения этого же права у других лиц. Речь обычно идет о различных договорах: купли-продажи, мены, дарения, ренты, аренды с  выкупом и т.д., а также о наследовании имущества граждан или о правопреемстве в отношении имущества юридических лиц или публично-правовых образований. При этом важное значение имеет определение момента, в который на приобретателя вещи по договору переходит право собственности. Ведь с этого же момента на него переходят и бремя собственности, и риск случайной гибели или порчи вещи.

Для движимых вещей наш закон в п. 1 ст. 223 ГК определяет этот момент по «системе традиции», или передачи (от лат. traditio – передача), в соответствии с которой такое право переходит на приобретателя в момент фактической передачи ему отчуждаемой вещи. Однако этот момент определен диспозитивно – законом или договором сторон может быть установлен и иной момент такого перехода (например, заключение соглашения, уплата покупной цены, подписание сторонами передаточного акта или наступление иного условия, предусмотренного сделкой, и т.д.) [9].

Закон специально раскрывает и понятие «передача» (ст. 224 ГК). Ею признается не только фактическое вручение вещи приобретателю или сдача ее перевозчику либо в организацию связи для отправки приобретателю, но и фактическое поступление имущества во владение приобретателя или указанного им лица (например, доставка на его склад), а также передача ему товарораспорядительного документа на вещи. Фактическое владение вещью приобретателем к моменту заключения договора о ее отчуждении (например, при выкупе арендованного имущества) приравнивается к ее передаче (известная еще римскому праву передача brevi manu – «короткой рукой»). Иначе говоря, в такой ситуации заключение договора об отчуждении вещи признается законом и ее одновременной фактической передачей.

На объекты недвижимости, права на которые подлежат государственной регистрации, право собственности у приобретателя в соответствии с п. 2 ст. 223 ГК возникает в момент государственной регистрации перехода прав, а не в момент фактической передачи или в иной момент, определенный соглашением сторон («система регистрации»).

Порождает ли право собственности у приобретателя вещи по договору сам факт его заключения либо правоустанавливающее значение имеют исполнение заключенного договора обязанным лицом (отчуждателем вещи) при приобретении движимости и государственная регистрация этого факта при приобретении недвижимости? Для достижения юридического результата в виде прекращения права собственности у одной стороны договора и его приобретения (перехода) другой стороной необходимо как заключение (наличие), так и исполнение договора (а для недвижимости – еще и государственная регистрация этих обстоятельств), т.е. сложный юридический состав. При этом стороны договора вправе установить в нем дополнительные (отменительные или отлагательные) условия, а при переходе права собственности на движимую вещь – самостоятельно определить момент такого перехода, т.е. установить последний в цепи необходимых для данного состава юридических фактов.

Вместе с тем следует учитывать различное значение основания возникновения (титула) права собственности у приобретателя вещи (которым в силу абз. 1 п. 2 ст. 218 ГК является договор о ее отчуждении) и момента (начального срока) возникновения у него этого права (который определяет ст. 223 ГК). Фактическая передача движимой вещи сама по себе не является правопорождающим юридическим фактом: она лишь завершает указанный выше юридический состав, главную роль в котором играет соглашение сторон. Несколько иначе обстоит дело с возникновением права собственности на недвижимую вещь – государственная регистрация перехода этого права от отчуждателя   к приобретателю в силу п. 1 ст. 131 и п. 2 ст. 223 ГК определяет не только момент этого перехода, но и его титул (поскольку, не будучи зарегистрированным, договор об отчуждении недвижимости лишен правопорождающего значения). Фактическая же передача недвижимой вещи (например, вручение приобретателю ключей от дома) сама по себе не оказывает влияния на переход права собственности (ср. п. 2 ст. 551 ГК).

Для решения этого вопроса иногда предлагается заимствовать из германского права конструкцию «вещного договора» [10]. В силу § 929 ГГУ для перехода права собственности к приобретателю движимой вещи по договору помимо самого этого договора («обязательственной сделки») необходимо еще и особое «вещное соглашение» (распорядительная «вещная сделка») сторон о передаче и принятии права собственности на вещь, которое, впрочем, не требует специального оформления (согласно § 925 ГГУ оно становится необходимым лишь при отчуждении недвижимости). При этом «вещная сделка» считается институтом вещного права, что подчеркивает ее отрыв от «обязательственной сделки».

«Обязательственная» и «вещная» сделки рассматриваются как независимые друг от друга, в силу чего недействительность «обязательственной сделки» не влечет автоматической недействительности «вещной сделки» и соответственно не требует возврата права собственности на вещь отчуждателю («принцип абстрактности») [11]. Такой подход содействует укреплению имущественного оборота, ибо приобретатель вещи уверен в незыблемости своего вещного права. В российском же правопорядке всякая двусторонняя сделка (договор) рассматривается как институт обязательственного, а не вещного права. Поэтому принятие у нас конструкции «вещной сделки» позволило бы оспаривать действительность не только «обязательственного», но и «вещного» договора, т.е. привело бы к подрыву гражданского оборота, а не к его укреплению. Следует также учитывать, что для перехода права собственности на недвижимые вещи решающее значение во всяком случае (в том числе и в германском праве) имеет момент его государственной регистрации (абз. 1 п. 2 ст. 223 ГК).

 

Список литературы:

  1. См.: Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Труды по гражданскому праву (серия «Классика российской цивилистики»). М., 2001.    С. 311 и сл.
  2. Его право собственности как право на недвижимость подлежит обязательной государственной регистрации, которая, однако, в данном случае имеет не правоустанавливающее (п. 1 ст. 131 ГК), а лишь правоподтверждающее значение (см.: Ярошенко К.Б. О приобретении права собственности на дачу в ДСК в связи с полной выплатой пая // Комментарий судебной практики. Вып. 3. М., 1997. С. 34–35; Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. 2-е изд. М., 1999. С. 344).
  3. До этого момента заказчик («инвестор») находится с застройщиком в обязательственных, а не в вещных правоотношениях. Игнорирование классического положения о том, что объектом вещного права собственности может быть только индивидуально определенная (т.е. конкретная, существующая) вещь, и создало почву для известных злоупотреблений со стороны многочисленных строительных компаний, предоставлявших гражданам-инвесторам («дольщикам») за их деньги не жилье на праве собственности, а лишь обязательственные права требования (к своим недобросовестным контрагентам).
  4. Согласно ст. 4 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. № 52-ФЗ «О животном мире» (СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1462) животный мир в пределах РФ является государственной собственностью. Поэтому охота, рыболовство и иная добыча его объектов рассматриваются этим законом как разрешенное государством-собственником «пользование животным миром» (ст. 33, 34). В связи с этим переход их в собственность охотников и рыболовов, формально говоря, нельзя считать первоначальным способом их приобретения (occupatio – захват), хотя и остается непонятным, какие вещные права   и каким образом могут быть установлены на эти объекты в период их нахождения в естественном состоянии.
  5. См.: Положение о принятии на учет бесхозяйных недвижимых вещей, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 17 сентября 2003 г. № 580 // СЗ РФ. 2003. № 38. Ст. 3668.
  6. Следует иметь в виду, что правила п. 2 ст. 214 ГК и ст. 16–19 ЗК исключают возможность приобретения в частную собственность «бесхозяйных» земельных участков по давности владения, ибо все участки, не находящиеся в частной или муниципальной собственности, считаются объектами государственной собственности.
  7. См. также п. 17 постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».
  8. Который был бы невозможен при наличии разных «видов и форм права собственности».
  9. Право собственности на вещи, определенные родовыми признаками, может перейти к приобретателю по договору не ранее их передачи (ибо до этого момента они, не будучи индивидуально определенными вещами, не могут стать и объектом права собственности), но по соглашению сторон договора может перейти позднее этого момента (см.: Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М., 1961. С. 137; Хаскельберг Б.Л. Об основании и моменте перехода права собственности на движимые вещи по договору // Правоведение. 2000. № 3. С. 124–125).
  10. См., например: Василевская Л.Ю. Учение о вещных сделках по германскому праву. М., 2004.
  11. Подробнее см.: Суханов Е.А. О видах сделок в германском и в российском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2006. № 2.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *