Возникновение и прекращение юридических лиц

1.  Возникновение (создание) юридического лица

Юридические лица создаются по воле их учредителей, однако государство в интересах всех участников имущественного оборота контролирует законность их создания. Отсюда – требование обязательной государственной регистрации юридических лиц (п. 1 ст. 51 ГК).

В качестве учредителей юридического лица могут выступать их первоначальные участники (члены) (в хозяйственных обществах и товариществах, кооперативах, ассоциациях, общественных и религиозных организациях) либо собственник их имущества или уполномоченный им орган (при создании унитарных предприятий и учреждений), а также иные лица, вносящие в них имущественные вклады, хотя и не принимающие затем непосредственного участия в их деятельности (учредители фондов).

Законодательству известно несколько способов (порядков) создания юридических лиц. В условиях рыночной организации оборота основным становится явочно-нормативный (или нормативно-явочный, иногда называемый также заявительным либо регистрационным) способ их создания. Он исключает необходимость получения предварительного разрешения органов публичной власти на создание юридического лица. Учредители «являются» в регистрирующий орган, который не вправе отказать им в регистрации создаваемой организации при отсутствии каких-либо нарушений правовых норм с их стороны. В таком порядке создается большинство юридических лиц.

В качестве предусмотренного законом исключения используется также разрешительный порядок создания некоторых юридических лиц, предполагающих заниматься только предпринимательской деятельностью. Он связан с необходимостью получения предварительного разрешения (согласия) от органов публичной власти на создание соответствующего юридического лица, что обычно служит общим интересам всех участников оборота. В таком порядке создаются коммерческие банки, поскольку их деятельность связана с оказанием финансовых услуг неограниченному кругу потребителей и аккумулированием значительных денежных средств последних [1]. Кроме того, данный порядок используется при создании юридических лиц, могущих занять доминирующее или даже монопольное положение на рынке определенных товаров или услуг с тем, чтобы сохранить в интересах потребителей конкуренцию между существующими товаропроизводителями (услугодателями) [2].

В обоих случаях юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации (п. 2 ст. 51 ГК). С этой же даты возникает и правоспособность юридического лица. Государственной регистрации подлежат также все изменения его статуса (состав учредителей или участников, а также органов юридического лица, изменение предмета его деятельности, места нахождения, размера уставного капитала и т.д.). Данная регистрация осуществляется налоговыми органами в порядке, предусмотренном Законом о регистрации юридических лиц, в едином государственном реестре юридических лиц, открытом для всеобщего ознакомления (п. 1 ст. 51 ГК, ст. 2 названного закона) [3]. Возможность получения выписок из указанного реестра, а также копий документов регистрационного дела позволяет любому участнику оборота получить необходимую и достоверную информацию о своем потенциальном партнере.

Для регистрации предоставляются документы, исчерпывающим образом перечисленные в Законе о государственной регистрации юридических лиц. Требовать предоставления иных документов закон запрещает. Регистрация должна проводиться в срок не более пяти рабочих дней с момента представления документов в регистрирующий орган. Отказ в государственной регистрации юридического лица возможен только по мотивам непредставления необходимых для регистрации документов или представления их в ненадлежащий регистрирующий орган, но не по иным основаниям, например из-за «отсутствия целесообразности». При этом решение об отказе в государственной регистрации может быть обжаловано в судебном порядке [4].

К сожалению, законодательно оформленное стремление к упрощению и ускорению государственной регистрации юридических лиц, особенно коммерческих организаций, содействовало появлению многочисленных злоупотреблений, в том числе созданию по подложным документам и фиктивным адресам значительного количества «фирм однодневок», в действительности являющихся подставными лицами – «пустышками» с символическим или вовсе отсутствующим уставным капиталом, не имеющим ни прав требования и долгов, ни реальных участников и органов, – которые используются для совершения различных неправомерных действий. Для борьбы с такими злоупотреблениями предлагается ввести обязательную проверку достоверности и законности представляемых для регистрации документов, использовать типовые формы уставов наиболее распространенных видов юридических лиц и т.п. В перспективе данные государственного реестра юридических лиц должны стать публично достоверными, а на их действительность, гарантированную государственными органами, будут вправе полагаться все участники имущественного оборота.

Необходимо также установление контроля за регистрацией изменений, вносимых в учредительные документы юридических лиц и иные данные государственного реестра, а также обязанности информировать о них всех заинтересованных лиц. Действующий уведомительный порядок таких изменений также ведет к многочисленным нарушениям прав и интересов участников юридических лиц, особенно хозяйственных обществ, нередко узнающих об изменениях своего статуса и(или) имущественного положения уже при отсутствии у общества реальных активов (имущества) или после наступления иных фактически необратимых последствий [5].

2.  Прекращение юридического лица путем реорганизации

Деятельность юридического лица по общему правилу прекращается посредством его реорганизации или ликвидации. Кроме того, законодательством предусмотрены специальные процедуры прекращения юридических лиц, не являющиеся их реорганизацией или ликвидацией (поскольку при этом не применяются соответствующие процедуры, установленные в интересах их кредиторов). Так, юридические лица, фактически прекратившие свою деятельность, могут быть исключены из государственного реестра по решению регистрирующего органа [6]. Унитарные предприятия, а также государственные или муниципальные учреждения могут также прекращаться в связи с решением соответствующего публичного собственника о приватизации всего их имущества путем его внесения в уставные капиталы акционерных обществ (или «государственных корпораций»).

Реорганизация юридического лица осуществляется в таких формах, как:

  • слияние нескольких юридических лиц в одно;
  • присоединение одного или нескольких юридических лиц к другому;
  • разделение юридического лица на несколько самостоятельных организаций;
  • выделение из состава юридического лица (не прекращающего при этом своей деятельности) одного или нескольких новых юридических лиц;
  • преобразование юридического лица из одной организационно-правовой формы в другую (п. 1 ст. 57 ГК).

Во всех этих случаях, за исключением выделения, прекращается деятельность по крайней мере одного юридического лица, однако при этом все его права и обязанности переходят к вновь созданным (а в случаях присоединения – к существующим) юридическим лицам в порядке правопреемства, причем универсального (во всей своей совокупности). Правопреемство происходит и при выделении, ибо к вновь создаваемому (выделяющемуся) юридическому лицу и в этом случае должна переходить часть всех прав и обязанностей остающегося юридического лица (а не только его долги или, наоборот, имущественные активы). Следовательно, реорганизация юридического лица влечет появление универсального правопреемства (даже не будучи связанной с прекращением его деятельности в случае выделения или при отсутствии нового юридического лица в случаях присоединения или преобразования).

При этом почти во всех случаях реорганизации (кроме присоединения) возникают новые юридические лица, в связи с чем реорганизацию можно считать способом не только прекращения, но и возникновения юридических лиц. Таким образом, при реорганизации имеет место:

  • либо прекращение юридических лиц (присоединение);
  • либо возникновение юридических лиц (выделение);
  • либо и то и другое (слияние, разделение, преобразование).

Вместе с тем российскому праву неизвестна реорганизация, при которой юридические лица не прекращаются и(или) не возникают. Такая «реорганизация», предлагаемая в литературе на базе зарубежного опыта, осуществляется главным образом с целью отчуждения «готового бизнеса» или его части путем передачи одним юридическим лицом всех или части (комплекса) своих прав и обязанностей другому или другим, уже существующим юридическим лицам [7], что может поставить в сложное положение кредиторов «реорганизованного» таким способом юридического лица.

Особый случай реорганизации представляет собой преобразование, которое формально состоит в прекращении деятельности одного юридического лица и возникновении на его имущественной базе другого. Фактически же, в том числе и с имущественной точки зрения, юридическое лицо продолжает существовать, лишь меняя свою «одежду» (организационно-правовую форму). Действующий закон в отдельных случаях допускает возможность использования преобразования с целью изменения юридическим лицом своего «видового» статуса путем «превращения» коммерческой организации в некоммерческую и наоборот. Так, акционерное общество может преобразоваться в некоммерческое партнерство, а  последнее (как и учреждение, ассоциация и союз) может преобразоваться в любое хозяйственное общество; унитарное предприятие может быть преобразовано в государственное или муниципальное учреждение [8].

Обычно реорганизация юридического лица проводится им добровольно, по решению его учредителей либо уполномоченного на то учредительными документами его органа, например общего собрания его участников. Добровольная реорганизация в форме слияния, присоединения или преобразования в предусмотренных законом случаях может осуществляться с предварительного согласия государственных органов (п. 3 ст. 57 ГК). Такое согласие требуется, например, получить от антимонопольных органов, контролирующих появление хозяйствующих субъектов, которые могли бы занять доминирующее положение на товарном рынке [9].

В случаях, прямо предусмотренных законом, реорганизация в форме разделения и выделения может осуществляться принудительно, по решению суда. Так, коммерческие организации, занимающие доминирующее положение на каком-либо товарном рынке, в случае систематического осуществления ими монополистической деятельности по иску антимонопольного органа могут быть подвергнуты судом принудительной реорганизации в форме разделения или выделения (п. 1 ст. 34 и ст. 38 Закона о защите конкуренции).

Реорганизация юридических лиц оформляется либо передаточным актом (балансом) (в случаях слияния, присоединения и преобразования), либо разделительным балансом (в случаях разделения и выделения) (ст. 58 ГК). В передаточном акте или в разделительном балансе должны содержаться положения о правопреемстве по всем без исключения правам и обязанностям реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая и оспариваемые сторонами обязательства (п. 1 ст. 59 ГК). Соблюдение этого правила призвано обеспечить как универсальный характер правопреемства, так и, главное, полную ясность относительно всех правоотношений, участником которых являлось реорганизованное юридическое лицо. Очевидно, что оно установлено прежде всего в интересах кредиторов юридического лица с тем, чтобы их требования не «затерялись» в ходе реорганизации.

Процесс реорганизации вообще таит в себе значительные опасности для кредиторов – контрагентов реорганизуемых юридических лиц. Так, они могут столкнуться с ситуацией, когда имеющиеся перед ними у юридического лица обязательства после его разделения или выделения окажутся переданными наиболее слабым в имущественном отношении преемникам. Присоединение или слияние грозит кредиторам увеличением их числа, отнюдь не обязательно сопровождающимся увеличением имущества должника (если, например, имущество присоединяемого юридического лица уже обременено многочисленными долгами). Изменение организационно-правовой формы в результате преобразования может повлечь исключение дополнительной ответственности участников юридического лица перед кредиторами (например, при преобразовании общества с дополнительной ответственностью или производственного кооператива в общество с ограниченной ответственностью).

Поэтому закон требует, чтобы реорганизуемое юридическое лицо опубликовало уведомление о своей реорганизации для сведения кредиторов, а последние вправе по общему правилу требовать досрочного исполнения или прекращения соответствующих обязательств   и возмещения возникших убытков (п. 1 и 2 ст. 60 ГК). Данные правила составляют важнейшие юридические гарантии прав и интересов кредиторов реорганизуемого юридического лица. Если же кредитор не воспользовался указанным правом, место реорганизованного юридического лица в обязательстве перед ним занимает правопреемник, определяемый на основании передаточного акта или разделительного баланса.

Поэтому после утверждения названных документов лицами или органами, принявшими решение о реорганизации, они должны быть представлены для государственной регистрации вместе с учредительными документами вновь возникших юридических лиц. Непредставление этих документов для регистрации либо отсутствие в них положений о правопреемстве в отношении обязательств реорганизованного юридического лица влекут отказ в государственной регистрации вновь возникших юридических лиц (абз. 2 п. 2 ст. 59 ГК), т.е. по сути непризнание состоявшейся реорганизации. Вновь созданные в результате реорганизации или продолжающие деятельность юридические лица несут солидарную ответственность перед кредиторами реорганизованного юридического лица (п. 4 ст. 60 ГК). Таким образом, в ходе реорганизации юридических лиц осуществляется всесторонняя защита интересов кредиторов.

Для отдельных видов юридических лиц законодательство предусматривает особый порядок реорганизации. Так, при слиянии акционерных обществ ими заключается специальный договор о слиянии, определяющий не только порядок и условия слияния, но и порядок конвертации (замены) акций каждого общества в акции нового общества, а при присоединении акционерных обществ ими заключается аналогичный по содержанию договор о присоединении, причем проводится совместное общее собрание реорганизуемых такими способами обществ (ст. 16 и 17 Закона об акционерных обществах). При реорганизации (слиянии, присоединении и преобразовании) открытых акционерных обществ их кредиторы вправе требовать досрочного исполнения или прекращения обязательств общества-должника только в судебном порядке и только при отсутствии достаточного обеспечения исполнения таких обстоятельств (например, залогом имущества) (абз. 1 п. 3 и п. 5 ст. 60 ГК) [10]

В последние годы в сфере действия акционерных и других хозяйственных обществ получили известное распространение «корпоративные захваты» (называемые также «недружественными поглощениями»), которые осуществляются в том числе в форме вынужденных слияний и присоединений одних обществ к другим, что свидетельствует и о недостатках имеющегося законодательного регулирования. Вместе с тем появляются различные предложения об упрощении порядка реорганизации хозяйственных обществ, в частности о разрешении «совмещения» различных форм реорганизации в едином акте (например, выделение из акционерного общества другого общества с одновременным преобразованием последнего в общество с ограниченной ответственностью), а также об отказе от прав кредиторов реорганизуемого общества требовать досрочного исполнения им своих обязательств.

Реализация таких предложений в нынешних условиях таит в себе многочисленные опасности для имущественного оборота [11], поэтому законодатель идет на них достаточно осторожно. Так, ст. 191 Закона об акционерных обществах (в ред. Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 146-ФЗ) теперь допускает реорганизацию акционерного общества в форме разделения или выделения с одновременным слиянием создаваемого в результате этого нового акционерного общества с другим таким же обществом (или обществами) либо с одновременным присоединением нового общества к другому существующему обществу. Однако эта возможность предусмотрена законом только для акционерных обществ; к тому же речь при этом не идет о любых возможных комбинациях (сочетаниях) различных форм реорганизации.

Реорганизация считается завершенной (состоявшейся) с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц, а в случае присоединения – с момента государственной регистрации прекращения деятельности присоединенного юридического лица (п. 4 ст. 57 ГК).

3.  Прекращение юридического лица путем ликвидации

Ликвидация юридического лица представляет собой способ прекращения его деятельности при отсутствии универсального преемства в его правах и обязанностях (п. 1 ст. 61 ГК). Этим она принципиально отличается от реорганизации. В ходе ликвидации возможно лишь  частичное (сингулярное) правопреемство: отдельные права прекращаемого юридического лица переходят к его кредиторам в ходе расчетов     с  ними,  а  после  их  удовлетворения  –  к  участникам  (учредителям), к собственнику имущества ликвидируемого унитарного предприятия или учреждения либо к иным лицам, указанным в законе и(или) уставе ликвидируемой организации (п. 7 ст. 63 ГК), а обязанности (долги) могут возлагаться на лиц, несущих дополнительную (субсидиарную) ответственность по долгам ликвидируемого юридического лица (п. 6   ст. 63 ГК). Поскольку весь комплекс прав и обязанностей ликвидируемого юридического лица не  переходит  к  правопреемникам,  задача обеспечения прав и интересов кредиторов (других участников имущественного оборота) приобретает здесь еще большую важность, чем    в случаях реорганизации. Поэтому закон устанавливает специальный порядок ликвидации юридического лица.

Ликвидация может осуществляться добровольно – по решению учредителей либо уполномоченного на то органа юридического лица, в частности, по истечении срока или с достижением целей, для которых оно создавалось (например, дирекция строящегося предприятия прекращает свою деятельность после сдачи готового объекта в эксплуатацию). В отношении благотворительных и иных фондов добровольная ликвидация не допускается (п. 2 ст. 119 ГК, п. 2 ст. 18 Закона о некоммерческих организациях) для предотвращения возможных злоупотреблений в использовании собранного ими имущества.

Возможна и принудительная ликвидация в соответствии с судебным решением (абз. 2 п. 2 ст. 61 ГК) [12]. Основаниями для нее, в частности, являются осуществление юридическим лицом своей деятельности без надлежащего разрешения (лицензии), либо деятельности, запрещенной законом, либо с неоднократным или грубым нарушением закона или иных правовых актов, а также противоречие его деятельности законодательным запретам (в том числе при систематическом нарушении своей специальной правоспособности некоммерческой организацией). Так, основанием для ликвидации юридического лица в судебном порядке по требованию прокурора может стать неоднократное или грубое нарушение им исключительных прав (ст. 1253 ГК).

Случаи принудительной ликвидации юридического лица могут предусматриваться только Гражданским кодексом. К ним относится также признание судом недействительной регистрации юридического лица из-за допущенных при его создании грубых и неустранимых нарушений закона, поскольку в этом случае «добровольная» по форме ликвидация юридического лица по сути носит вынужденный (принудительный) характер.

Наконец, принудительную ликвидацию юридических лиц влечет и признание их судом несостоятельными (банкротами) (п. 4 ст. 61 и абз. 2 п. 1 ст. 65 ГК).

Ликвидация юридического лица представляет собой достаточно длительный процесс, основное содержание которого сводится к выявлению и удовлетворению имеющихся у кредиторов требований. При этом юридическое лицо продолжает свою деятельность (до момента исключения его из государственного реестра). Поэтому как имеющиеся, так и возможные контрагенты должны быть осведомлены, предупреждены о том, что данное юридическое лицо находится в процессе ликвидации и осуществляет расчеты со своими кредиторами, имея решение (или будучи обязанным) прекратить свою деятельность. С этой целью лица или органы, принявшие решение о ликвидации юридического лица, должны незамедлительно письменно сообщить об этом регистрирующему органу для внесения соответствующих сведений в государственный реестр (п. 1 ст. 62 ГК). С момента внесения данных сведений в реестр к наименованию (фирменному наименованию) юридического лица обязательно добавляются слова «в ликвидации».

Урегулированная императивными правилами закона процедура ликвидации рассчитана прежде всего на защиту интересов кредиторов. Ведь учредители или участники юридического лица при его ликвидации обычно заинтересованы в сохранении максимально возможного остатка имущества после завершения всех расчетов, поскольку он обычно поступает в их собственность.

Ликвидация начинается с назначения учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшими решение о его ликвидации, специальной ликвидационной комиссии (ликвидкома) или единоличного ликвидатора, к которым и переходят все полномочия по управлению делами юридического лица, включая выступление в суде от его имени (п. 2 и 3 ст. 62 ГК). В период их работы лишь они выступают от имени юридического лица, лишая аналогичной возможности его органы. Перечисленные действия составляют первый этап процесса ликвидации.

Главной задачей ликвидкома является выявление всех долгов юридического лица и осуществление расчетов с его кредиторами. Поэтому на втором этапе ликвидком публикует извещение о ликвидации юридического лица, а также о порядке и сроке заявления требований его кредиторами (причем такой срок не может быть менее двух месяцев с момента данной публикации) и письменно уведомляет всех известных ему кредиторов о ликвидации. Помимо этого ликвидком принимает все другие возможные меры по выявлению кредиторов, а также по получению задолженности с должников ликвидируемого юридического лица (дебиторской задолженности).

По истечении срока для предъявления требований кредиторами ликвидком должен составить промежуточный ликвидационный баланс, в котором отражаются сведения о фактическом составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне заявленных кредиторами требований и результатах их рассмотрения (возможности удовлетворения или отклонения). Данный баланс утверждается лицами или органами, принявшими решение о ликвидации (а в некоторых случаях согласуется с уполномоченным государственным органом в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 63 ГК). Названными действиями завершается второй этап ликвидации.

Если по данным промежуточного баланса у ликвидируемого юридического лица недостаточно денежных средств для удовлетворения заявленных кредиторами требований, ликвидком продает с публичных торгов иное его имущество (с тем, чтобы выручить за него максимально возможные суммы). При недостатке и этого имущества в некоторых случаях возможно обращение с иском об удовлетворении оставшейся части требований за счет имущества лиц, несущих в соответствии с законом дополнительную (субсидиарную) ответственность по долгам ликвидируемого юридического лица (например, собственника имущества казенного предприятия или учреждения (п. 6 ст. 63 ГК)). В таком случае кредитор не связан сроками утверждения ликвидационного баланса и работы ликвидационной комиссии. В этом состоит третий этап ликвидации.

Если же при принятии решения о ликвидации юридического лица или утверждении промежуточного баланса обнаружится недостаточность его имущества для удовлетворения требований его кредиторов (несмотря на возможное принятие вышеназванных мер), ликвидация должна производиться только в порядке, предусмотренном законодательством о несостоятельности (банкротстве) (абз. 2 п. 4 ст. 61 и п. 1 ст. 65 ГК, ст. 224 Закона о банкротстве). В этом случае ликвидком обращается с заявлением о признании ликвидируемого юридического лица банкротом в арбитражный суд, который открывает конкурсное производство, причем без применения предварительных процедур наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления [13].

Со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса начинаются расчеты с кредиторами юридического лица, составляющие четвертый этап его ликвидации. Они производятся в порядке очередности, установленной ст. 64 ГК. В соответствии с ней предусмотрены четыре последовательно удовлетворяемых очереди кредиторов.

При этом требования каждой последующей очереди удовлетворяются только после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди (абз. 1 п. 2 ст. 64 ГК). Следовательно, при недостатке или отсутствии необходимого имущества требования последующих очередей могут остаться неудовлетворенными (в том числе в случае ликвидации юридического лица с применением процедуры банкротства). Между кредиторами одной очереди имущество ликвидируемого юридического лица при его недостатке распределяется пропорционально суммам их требований. Например, если требования соответствующей очереди составляют 500 тыс. руб., а оставшееся после удовлетворения требований предшествующих очередей имущество стоит 100 тыс. руб., то это означает, что каждый из кредиторов данной очереди получит за рубль долга только 20 коп.

К первой и второй очереди отнесены требования наиболее нуждающихся и наименее социально защищенных лиц:

  • 1) граждан, перед которыми юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью (т.е. инвалидов и лиц, потерявших кормильца), а также за причинение морального вреда [14];
  • 2) по выплатам работникам юридического лица и авторам результатов интеллектуальной деятельности (т.е. вознаграждений  авторов,  изобретателей,  исполнителей и т.п. граждан). Эти требования следует считать привилегированными, поскольку они удовлетворяются преимущественно перед требованиями всех других кредиторов.

Третью очередь, которую также можно считать привилегированной, составляют требования органов публичной власти по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды (т.е. главным образом налоговые). Все остальные (непривилегированные) требования кредиторов, прежде всего контрагентов ликвидируемого юридического лица по различным гражданско-правовым обязательствам, удовлетворяются в последнюю, четвертую очередь (п. 1 ст. 64 ГК).

Особое место в указанной очередности занимают требования залоговых кредиторов, обеспеченные залогом определенного имущества ликвидируемого юридического лица. Такие требования удовлетворяются преимущественно перед другими кредиторами, но только за счет и в пределах средств, полученных от продажи предмета залога (абз. 2 п. 2 ст. 64, п. 1 ст. 334 ГК). В случае недостаточности указанных средств удовлетворение оставшихся требований залоговых кредиторов осуществляется в четвертую очередь, т.е. в общем порядке. Вместе с тем граждане – кредиторы двух первых очередей, интересы которых закон обеспечивает в привилегированном порядке, вправе удовлетворять свои требования и за счет средств, полученных от реализации заложенного юридическим лицом имущества, причем преимущественно даже перед залоговыми кредиторами, если их права требования возникли до заключения соответствующего договора залога. Если же указанные требования возникли после заключения юридическим лицом договором залога, их удовлетворение возможно только за счет незаложенной части имущества ликвидируемого юридического лица.

При отказе ликвидкома в удовлетворении конкретного требования кредитора последний вправе обратиться с соответствующим иском   в суд (до момента утверждения окончательного ликвидационного баланса). В этот же период еще возможно обращение с требованием к ликвидкому, несмотря на пропуск установленного им для этих целей срока. В обеих ситуациях требования кредиторов могут быть удовлетворены из остатка имущества, если таковой имеется. При отсутствии такого остатка требования кредиторов считаются погашенными. Также погашаются требования кредиторов, отклоненные ликвидкомом и не предъявленные затем в суде, либо требования, в удовлетворении которых кредитору отказано судебным решением (п. 4–6 ст. 64 ГК).

Последний, пятый этап ликвидации начинается после завершения всех расчетов с кредиторами. Ликвидком составляет окончательный ликвидационный баланс, который утверждается лицами или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица (п. 5 ст. 63 ГК). Остаток имущества передается учредителям или участникам юридического лица, а при ликвидации некоторых некоммерческих организаций используется на цели, предусмотренные законодательством и их учредительными документами. Ликвидация считается завершенной, а юридическое лицо – прекратившим существование с момента внесения записи об этом в государственный реестр (п. 8 ст. 63 ГК) в соответствии с правилами Закона о регистрации юридических лиц.

Как уже отмечалось, ликвидацией не являются ни предусмотренное ст. 211 Закона о регистрации юридических лиц исключение из государственного реестра «недействующих юридических лиц», ни приватизация всего имущества унитарных предприятий или государственных или муниципальных учреждений (ср. ст. 212 названного закона), ибо сами по себе они не становятся основаниями для удовлетворения требований их кредиторов.

4.  Прекращение юридического лица путем банкротства

Банкротство является особым случаем ликвидации юридического лица. Поэтому, в частности, нормы законодательства о банкротстве  в порядке аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК) применяются для решения ряда вопросов, связанных с процедурой ликвидации юридических лиц [15]. Основную особенность ликвидации при банкротстве составляет обязательное соблюдение специального (конкурсного) порядка распределения имущества ликвидируемого юридического лица между его кредиторами.

Несостоятельность (банкротство) наступает в случаях невозможности (неспособности) полного удовлетворения юридическим лицом требований своих кредиторов по денежным обязательствам. Они, следовательно, могут рассчитывать лишь на частичное удовлетворение своих требований («ломается рубль», т.е. кредиторы смогут получить, например, лишь «по гривеннику с рубля» своих требований, удовлетворив их, таким образом, только в размере 10%). В такой ситуации речь должна идти о равномерном и справедливом распределении имеющегося имущества должника между его кредиторами, которые при этом как бы «конкурируют» друг с другом в рамках определенных групп (очередей). Порядок такого распределения и называется конкурсом, или конкурсным производством («конкурсным процессом»). Составляющие его правила являются сутью института несостоятельности (банкротства) [16].

Институт банкротства не связан с ликвидацией лишь коммерческих организаций. Из числа юридических лиц банкротами не могут быть объявлены только казенные предприятия и учреждения, по долгам которых их учредители несут субсидиарную ответственность, а также политические партии и религиозные организации, которые, будучи некоммерческими организациями, обычно не являются активными участниками предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 65 ГК, п. 2 ст. 1 Закона о банкротстве). Специальными законами исключено применение законодательства о банкротстве к случаям ликвидации государственных корпораций и некоторых фондов.

Лицо может быть признано несостоятельным только в судебном порядке – по решению арбитражного суда, принятому по требованию кредиторов (в том числе уполномоченных государственных органов, например налоговых) или по заявлению самого неплатежеспособного должника. В предусмотренных законом случаях руководитель должника обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом (ст. 9 Закона о банкротстве).

Основанием несостоятельности (банкротства) может являться либо недостаточность имущества должника для погашения всех его долгов, при которой совокупный размер его задолженности превышает общую стоимость его имущества (принцип неоплатности), либо неисполнение должником требований по денежным обязательствам в течение определенного законом времени, т.е. обнаружившаяся неспособность должника к платежам своим кредиторам (принцип неплатежеспособности). Применение первого из названных принципов, т.е. установление и подтверждение в суде недостаточности имущества должника, может оказаться непростым делом, требующим значительного времени (в течение которого должник, фактически являющийся банкротом, тем не менее будет считаться нормальным участником оборота, а недобросовестный должник сможет даже предпринять известные действия в ущерб кредиторам). Поэтому более предпочтительной является вторая система, которая ставит в основание несостоятельности неспособность должника к платежам.

Такое состояние должника обнаруживается гораздо легче и позволяет быстрее применить к нему процедуры банкротства, одновременно исключая возможность многих злоупотреблений с его стороны, что в большей мере отвечает потребностям имущественного (гражданского) оборота [17]. Поэтому п. 2 ст. 3 Закона о банкротстве называет в качестве признаков банкротства юридического лица его неспособность удовлетворять денежные требования своих кредиторов или уплатить обязательные (налоговые) платежи, которая проявляется в неисполнении им указанных обязанностей в течение трех месяцев с даты, когда они должны быть исполнены.

Вместе с тем институт банкротства не направлен только на прекращение (ликвидацию) юридического лица. Ведь интерес кредиторов неплатежеспособного юридического лица состоит не в его ликвидации, а в возможно более полном удовлетворении своих требований, чему может служить и продолжение его деятельности (если, конечно, ее результатом станут дополнительные доходы, а не убытки юридического лица – должника). Следует также иметь в виду, что ликвидация юридического лица в результате его банкротства крайне неблагоприятно отражается на его наемных работниках и нередко имеет иные отрицательные социальные последствия (например, при банкротстве градообразующих предприятий). Поэтому современные правопорядки закрепляют различные подходы к законодательному регулированию банкротства: одни традиционно направлены на ликвидацию неплатежеспособного должника, под угрозой которой он должен стремиться к максимально возможному удовлетворению требований своих кредиторов («прокредиторские» системы), тогда как другие рассматривают банкротство как возможность должника «очиститься от долгов» и снова вступить в бизнес («продолжниковские» системы) [18]. В любом случае банкротство является крайней мерой, использованию которой обычно предшествует применение иных, предупредительных мер.

В силу указаний ст. 30 Закона о банкротстве учредители (участники) должника, а в предусмотренных законом случаях – и органы публичной власти должны принимать своевременные меры по предупреждению банкротства организаций, в том числе меры, направленные на восстановление платежеспособности должника при наличии признаков его банкротства. Речь может идти о реорганизации должника, продаже части его имущества, закрытии убыточных производств, смене руководства, а также об оказании прямой финансовой поддержки и тому подобных мероприятиях. При непринятии названными лицами предупредительных мер возможна их субсидиарная ответственность по долгам должника в соответствии с п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

К числу таких мер относится и досудебная санация (оздоровление), под которой понимается оказание должнику финансовой помощи, достаточной для погашения его денежных обязательств и восстановления платежеспособности, которая может быть предоставлена не только учредителями (участниками), но и его кредиторами и иными (третьими) лицами (ст. 31 Закона о банкротстве). Речь может идти о льготных займах (кредитах), предоставлении поручительств и банковских гарантий исполнения обязательств должника, отсрочках и рассрочках платежей, дополнительных взносах в уставный капитал должника и т.п. [19]

Традиционной мерой предотвращения ликвидации является мировое соглашение должника с кредиторами (ст. 150 Закона о банкротстве). Оно принимается по решению общего собрания кредиторов на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве и утверждается арбитражным судом. Содержание мирового соглашения могут составлять условия о рассрочке или отсрочке удовлетворения требований кредиторов, о прекращении обязательств путем предоставления должником отступного, изменения (новации) их содержания (например, передачи кредиторам оборудования или ценных бумаг вместо денежных сумм), об уменьшении (скидке) долга, об удовлетворении требований кредиторов иными законными способами. Утвержденное арбитражным судом мировое соглашение может быть расторгнуто только судом, по заявлению, но не по соглашению его участников (ст. 164 Закона о банкротстве). В этом случае производство по делу о банкротстве возобновляется [20].

5.  Основные процедуры банкротства

К процедурам банкротства, применяемым арбитражным судом при рассмотрении дела о банкротстве юридического лица, относится не только конкурсное производство, завершающееся ликвидацией должника, и мировое соглашение, исключающее такую ликвидацию, но и наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление (п. 1 ст. 27 Закона о банкротстве). Три последние процедуры  могут  завершиться  восстановлением платежеспособности должника и тем самым – снятием угрозы его ликвидации, а потому считаются «реабилитационными» процедурами.

Наблюдение за деятельностью должника (ст. 62–75 Закона о банкротстве) [21]  вводится арбитражным судом после проверки обоснованности требований заявителя (кредитора) к должнику. Для его осуществления суд утверждает временного управляющего [22], который, однако, не заменяет руководителя и другие органы должника при выполнении их функций (но вправе ходатайствовать перед судом об отстранении руководителя должника от его должности). В этот период приостанавливается производство и исполнение по всем делам, связанным с обращением взыскания на имущество должника, а денежные требования к нему могут предъявляться лишь в конкурсном порядке. Кроме того, должнику запрещается удовлетворение требований своих участников о выделе им доли в его имуществе или выплате ее стоимости в связи с их выходом из состава участников, а также выплата дивидендов, доходов по долям (паям) и распределение прибыли между учредителями (участниками) должника (п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве).

Цель этих мер очевидна – сохранение имущества должника для соразмерного удовлетворения требований всех кредиторов. Поэтому в период наблюдения органы управления должника не вправе совершать ряд сделок без письменного согласия временного управляющего, а также не могут принимать решения о реорганизации или ликвидации должника, его участии в иных юридических лицах, выплате дивидендов и размещении эмиссионных ценных бумаг, так как это также может ущемить интересы кредиторов. Лишь акционерное общество – должник вправе в этот период увеличить свой уставный капитал путем размещения по закрытой подписке дополнительных обыкновенных (голосующих) акций за счет вкладов своих участников или третьих лиц, поскольку это способствует улучшению его имущественного положения.

Временный управляющий обязан опубликовать сообщение о введении наблюдения за деятельностью юридического лица, а руководитель должника должен уведомить о введении наблюдения работников и учредителей (участников) юридического лица. Временный управляющий в этот период принимает меры по обеспечению сохранности имущества должника, проводит анализ его финансового состояния, а также созывает и проводит их первое общее собрание. На нем кредиторы с учетом имеющихся сведений, в том числе результатов проведенного временным управляющим анализа финансового состояния должника, принимают решение о его дальнейшей судьбе. Если должнику удалось восстановить платежеспособность и ликвидировать просроченную задолженность, возможно решение кредиторов об обращении в суд с предложением об отказе в признании должника банкротом [23]. Допустимо также принятие решения о заключении мирового соглашения кредиторов с должником.

Если этого не произошло, кредиторы обращаются в арбитражный суд с ходатайством о применении других (кроме наблюдения) процедур банкротства: введении финансового оздоровления или внешнего управления либо признании должника банкротом и открытии конкурсного производства. С даты применения по решению суда одной из названных процедур наблюдение прекращается.

Финансовое оздоровление (ст. 76–92 Закона о банкротстве) [24]  представляет собой новую реабилитационную процедуру, ранее неизвестную не только отечественному, но и зарубежному праву [25]. Она вводится арбитражным судом на основании решения собрания кредиторов на срок не более двух лет при наличии утверждаемого судом графика погашения задолженности. При предоставлении лицами, ходатайствующими о введении финансового оздоровления должника (например, его учредителями или участниками), дополнительного обеспечения требований кредиторов в виде банковской гарантии, суд может ввести его и независимо от решения собрания кредиторов (п. 3 ст. 75 Закона о банкротстве). Существо финансового оздоровления сводится к тому, что должник производит расчеты с кредиторами в соответствии с графиком погашения задолженности, при нарушении которого лица, предоставившие дополнительное обеспечение кредиторам, за его или за свой счет удовлетворяют их требования в упрощенном порядке (ст. 89 Закона о банкротстве), что значительно укрепляет позиции кредиторов.

Суд также утверждает административного управляющего, который и контролирует выполнение плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности, рассматривает отчеты должника по этим вопросам и предоставляет свои заключения об этом общему собранию кредиторов, а также ведет реестр требований кредиторов и созывает их общие собрания. Органы управления должника продолжают осуществлять свои функции (если только арбитражный суд не отстраняет руководителя должника от должности), но ряд сделок они не вправе совершать от имени должника без согласия собрания (или комитета) кредиторов либо без согласия административного управляющего (п. 3 и 4 ст. 82 Закона о банкротстве).

После решения арбитражного суда о введении финансового оздоровления требования кредиторов по денежным обязательствам могут быть предъявлены к должнику только в конкурсном порядке; отменяются меры по обеспечению требований кредиторов; приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям; запрещается удовлетворение требований участников о выделе им доли в имуществе должника или выплате ее стоимости в связи с их выходом из состава участников, а также выплата дивидендов и иных платежей по эмиссионным ценным бумагам (п. 1 ст. 81 Закона о банкротстве). Финансовое оздоровление может завершаться досрочно как в случае досрочного погашения должником всех требований кредиторов (что влечет прекращение судом производства по делу о банкротстве), так и в случае неоднократного или существенного нарушения сроков удовлетворения требований кредиторов (что может повлечь принятие судом по ходатайству собрания кредиторов решения о введении внешнего управления или об открытии конкурсного производства).

По окончании срока финансового оздоровления арбитражный суд рассматривает его результаты и принимает решение либо о прекращении производства по делу о банкротстве (при полном погашении задолженности и отсутствии или необоснованности жалоб кредиторов), либо о введении внешнего управления (в случае наличия возможности восстановить платежеспособность должника) или о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (п. 6 ст. 88 Закона о банкротстве).

Внешнее управление (ст. 93–123 Закона о банкротстве) [26] вводится арбитражным судом на срок не более 18 месяцев, но может быть продлено еще не более чем на 6 месяцев (а по ходатайству собрания кредиторов или внешнего управляющего этот срок может быть сокращен). На период внешнего управления вводится мораторий – отсрочка удовлетворения требований кредиторов  по  денежным  обязательствам и обязательным платежам. Одновременно судом утверждается внешний управляющий, который управляет делами должника, поскольку  к нему переходят полномочия руководителя и других органов должника (последние сохраняют лишь право принимать решения об увеличении уставного капитала должника, в том числе путем размещения дополнительных акций, а также о замещении его активов или о продаже предприятия должника как имущественного комплекса) (ст. 94 Закона о банкротстве).

Внешний управляющий разрабатывает план внешнего управления и представляет его на утверждение собранию кредиторов. План должен предусматривать меры по восстановлению платежеспособности должника, в частности перепрофилирование производства и закрытие нерентабельных производств, продажу части имущества или предприятия должника, увеличение его уставного капитала, замещение активов должника путем создания на базе его имущества открытого акционерного общества и др. Внешний управляющий управляет и распоряжается имуществом должника в соответствии с указанным планом, реализует предусмотренные им меры и информирует о результатах собрание кредиторов. При этом крупные и некоторые другие сделки внешний управляющий вправе заключать лишь с предварительного согласия собрания (комитета) кредиторов. Он вправе отказаться от исполнения должником некоторых заключенных сделок, препятствующих восстановлению его платежеспособности или носящих заведомо убыточный характер (п. 2 ст. 102 Закона о банкротстве).

По результатам своей деятельности внешний управляющий предоставляет отчет собранию кредиторов. В зависимости от этих результатов кредиторы принимают решение об обращении в арбитражный суд с ходатайством: либо о прекращении внешнего управления в связи с восстановлением платежеспособности должника (в этом случае внешний управляющий будет производить последующие расчеты с кредиторами определенной очереди), либо о прекращении производства по делу о банкротстве (в связи с удовлетворением всех требований кредиторов), либо о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Возможно и заключение мирового соглашения кредиторов с должником. После этого внешнее управление считается завершенным. При прекращении производства по делу о банкротстве или при открытии конкурсного производства полномочия внешнего управляющего прекращаются.

Конкурсное производство (ст. 124–149 Закона о банкротстве) [27]  открывается с  момента судебного признания должника банкротом   и вводится сроком на один год с возможностью продления не более чем на шесть месяцев. Оно, в отличие от рассмотренных выше «реабилитационных процедур банкротства», относится к «ликвидационным процедурам», влекущим прекращение деятельности юридического лица – банкрота. С этого момента считается наступившим срок исполнения всех денежных обязательств должника (что уравнивает требования всех кредиторов независимо от сроков их возникновения) и одновременно прекращается начисление пени (неустоек) и процентов по всем видам его задолженности. Совершение сделок с имуществом должника, предъявление требований отдельными кредиторами и исполнение в их пользу теперь допускаются только в порядке конкурса (конкурсный иммунитет) (п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве).

Все полномочия по управлению делами должника и распоряжению его имуществом переходят к конкурсному управляющему (а полномочия органов управления и собственника имущества должника соответственно прекращаются). Он вправе требовать признания недействительными совершенных должником сделок и расторжения заключенных им договоров, направленных на уменьшение его имущества; он может предъявлять иски об истребовании имущества должника у третьих лиц, а также принимать иные меры по возврату имущества должника (п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве). В некоторых правопорядках для этого устанавливается специальный срок – «период подозрительности».

Конкурсный управляющий обязан опубликовать сведения об открытии конкурсного производства в отношении должника,  провести инвентаризацию имущества должника и привлечь для его оценки независимого оценщика [28], принять все меры по обеспечению сохранности имущества должника и анализировать его финансовое состояние. При наличии достаточных оснований он обязан также предложить собранию кредиторов обсудить вопрос о переходе к реабилитационной процедуре внешнего управления и о прекращении конкурсного производства. После проведения инвентаризации и оценки имущества должника конкурсный управляющий представляет собранию (комитету) кредиторов предложения о порядке, сроках и условиях продажи этого имущества, а затем приступает к его продаже на открытых торгах. Имущество должника, которое предназначено для удовлетворения требований кредиторов, составляет конкурсную массу.

Из вырученных от продажи сумм производятся расчеты с кредиторами в соответствии с очередностью их требований (ст. 134–138 Закона о банкротстве). Вне очереди погашаются требования по текущим платежам, причем сначала удовлетворяются требования по платежам, связанным с судебными расходами по делу, выплатой вознаграждения арбитражному управляющему и оплатой деятельности лиц, привлеченных им в соответствии с требованиями законодательства (например, оценщиков), а затем – требования по коммунальным и эксплуатационным платежам, необходимым для осуществления деятельности должника, и по иным текущим платежам.

В первую очередь удовлетворяются требования по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью граждан, а также по компенсации им морального вреда. Во вторую очередь удовлетворяются требования работников по оплате труда и по выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности. Таким образом, состав двух первых (привилегированных) очередей кредиторов совпадает с составом аналогичных очередей при обычной ликвидации юридического лица (ср. ст. 134–136 Закона о банкротстве и абз. 2 и 3 п. 1 ст. 64 ГК) [29]. Расчеты с остальными кредиторами производятся в последнюю, третью очередь.

При этом требования кредиторов каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди, а между кредиторами одной очереди имущество должника при его недостаточности распределяется пропорционально суммам их требований (п. 2 и 3 ст. 142 Закона о банкротстве). Требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества должника, а также не признанные конкурсным управляющим или признанные необоснованными арбитражным судом, считаются погашенными.

Действия конкурсного управляющего контролируются кредиторами и арбитражным судом (ст.143 Закона о банкротстве). По завершении расчетов с кредиторами конкурсный управляющий представляет суду отчет с приложением реестра требований кредиторов (с указанием размера погашенных требований) и документов, подтверждающих продажу имущества и погашение требований кредиторов. После рассмотрения отчета управляющего арбитражный суд выносит определение о завершении конкурсного производства, которое является основанием для внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации юридического лица – должника. С момента внесения такой записи в указанный реестр (т.е. государственной регистрации) конкурсное производство считается завершенным, а юридическое лицо – ликвидированным.

Банкротство отдельных видов юридических лиц обладает некоторыми особенностями, предусмотренными законодательством. Так, при банкротстве градообразующих организаций допускается введение внешнего управления под поручительство публично-правового образования по обязательствам должника (ст. 171 Закона о банкротстве); определенные особенности имеются при банкротстве банков, страховых компаний и иных финансовых организаций (ст. 180–189 Закона о банкротстве) [30], стратегических предприятий и организаций (ст. 190–196 Закона о банкротстве), субъектов естественных монополий (ст. 197–201 Закона о банкротстве).

По упрощенной процедуре осуществляется банкротство отсутствующих должников – юридических лиц, фактически прекративших свою деятельность, руководители (органы) которых отсутствуют и установить место их нахождения не представляется возможным (ст. 227–228 Закона о банкротстве) [31].

 

Список литературы:

  1. Решение о государственной регистрации банков и других кредитных организаций принимает Центральный банк, который затем сам пересылает в регистрирующий орган необходимые документы, а после их государственной регистрации в качестве юридических лиц выдает им лицензии на осуществление банковской деятельности (п. 8 ст. 4 и ст. 59 Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» // СЗ РФ. 2002. № 28. Ст. 2790 (далее – Закон   о Центральном банке); ч. 2 ст. 12 и ч. 3 ст. 15 Федерального закона от 3 февраля 1996 г. № 17-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР»» // СЗ РФ. 1996. № 6. Ст. 492).
  2. Предварительное согласие антимонопольного органа (в настоящее время – Федеральная антимонопольная служба при Правительстве РФ) требуется на создание новой коммерческой организации путем слияния или присоединения ранее действовавших организаций, если суммарная балансовая стоимость активов участвующих в этом юридических лиц превышает 3 млрд руб., или сумма их выручки за последний год превышает 6 млрд руб., или хотя бы одна из таких организаций включена в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара свыше 35% (для финансовых организаций названные пределы устанавливаются федеральным правительством по согласованию с Центробанком). Оно также необходимо при первоначальном создании коммерческой организации, уставный капитал которой оплачивается акциями (долями) и(или) имуществом финансовой организации и стоимость активов последней превышает указанную предельную величину (п. 1 ст. 27 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции) // СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3434).
  3. См. также постановления Правительства РФ от 17 мая 2002 г. № 319 «Об уполномоченном федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем государственную регистрацию юридических лиц, крестьянских (фермерских) хозяйств, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей» и от 19 июня 2002 г. № 439 «Об утверждении форм и требований к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей» // СЗ РФ. 2002. № 20. Ст. 1872; № 26. Ст. 2586, а также Правила ведения Единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нем сведений, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 19 июня 2002 г. № 438 // СЗ РФ. 2002. № 26. Ст. 2585. Следует иметь в виду, что государственная регистрация некоммерческих организаций в настоящее время осуществляется Министерством юстиции РФ и его территориальными органами, а кредитных организаций – Центральным банком РФ, которые затем направляют необходимые документы в соответствующий регистрирующий (налоговый) орган для внесения записи в Единый государственный реестр юридических лиц. Все это не позволяет говорить о едином порядке государственной регистрации юридических лиц.
  4. Подробнее см. также: Сарбаш С.В. Направления совершенствования законодательства о регистрации юридических лиц // Вестник гражданского права. 2006. № 1.
  5. Подробнее об этом см.: Концепция развития законодательства о юридических лицах: Проект. С. 21–27.
  6. Статья 211 Закона о регистрации юридических лиц (в ред. Федерального закона от 2 июля 2005 г. № 83-ФЗ). К таковым относятся юридические лица, которые в течение года не представляли документов налоговой отчетности и не осуществляли никаких операций хотя бы по одному из своих банковских счетов. При наличии у них имущества они подвергаются упрощенной процедуре банкротства и ликвидируются по решению суда, а при его отсутствии исключаются из государственного реестра по решению регистрирующего органа даже при наличии задолженности перед бюджетом (см. п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 20 декабря 2006 г. № 67 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц» // Вестник ВАС РФ. 2007. № 2).
  7. См.: Реорганизация и ликвидация юридических лиц по законодательству России и стран Западной Европы. М., 2000. С. 26. В российском праве этим целям служит предусмотренный ст. 559 и сл. ГК договор продажи предприятия или его части как имущественного комплекса.
  8. Пункт 2 ст. 104 ГК; абз. 2 п. 1 ст. 20 Закона об акционерных обществах; ст. 17 Закона о некоммерческих организациях; ст. 34 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (СЗ РФ. 2002. № 48. Ст. 4746; далее – Закон о государственных и муниципальных унитарных предприятиях).
  9. В соответствии с п. 1 ст. 30 Закона о защите конкуренции обязательное уведомление антимонопольного органа необходимо при создании коммерческой организации  в результате слияния или присоединения, если суммарная стоимость активов коммерческих организаций, деятельность которых при этом прекращается, по последнему балансу превышает 200 млн руб. (а для финансовых организаций – предельную величину, установленную федеральным правительством по согласованию с Центробанком).
  10. В особом порядке осуществляется также слияние, присоединение и преобразование юридических лиц, являющихся кредитными организациями (п. 6 ст. 60 ГК и ст. 235 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-I «О банках и банковской деятельности». – СЗ РФ. 1996. № 6. Ст. 492 (с послед. изм.; далее – Закон о банках и банковской деятельности).
  11. Подробнее об этой проблематике см.: Суханов Е.А. Из практики работы Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте Российской Федерации // Вестник гражданского права. 2007. № 1.
  12. См.: Обзор практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций), утвержденный информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13 января 2000 г. № 50 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 3.
  13. Закон в этих случаях не исключает возможности обращения с требованием о погашении долгов к лицам, несущим в соответствии с законом дополнительную (субсидиарную) ответственность по долгам ликвидируемого юридического лица (например, к полным товарищам, участникам обществ с дополнительной ответственностью или членам производственных кооперативов). В связи с наличием такой ответственности казенные предприятия и учреждения вообще не могут быть объявлены банкротами.
  14. При ликвидации банков, привлекавших средства граждан, кредиторами первой очереди, наряду с указанными выше гражданами, становятся и вкладчики этих банков – физические лица, а также Агентство по страхованию вкладов и Центральный банк по требованиям, касающимся предусмотренных законом страховых выплат по вкладам граждан (абз. 6 п. 1 ст. 64 ГК).
  15. См. п. 24 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8.
  16. Современное законодательство отождествляет понятия несостоятельности и банкротства. В дореволюционном русском праве несостоятельностью считалось само состояние недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов, а банкротством – причинение ущерба кредиторам путем уменьшения или сокрытия имущества несостоятельным должником, т.е. «уголовная сторона того гражданского отношения, которое называется несостоятельностью» (Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс (серия «Классика российской цивилистики»). М., 2000. С. 460).
  17. Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. С. 89–90; Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве // Вестник ВАС РФ. Специальное приложение. 2001. № 3. С. 92–93.
  18. См., например: Васильев Е.А. Правовое регулирование конкурсного производства в капиталистических странах. М., 1989; Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М., 1999.
  19. Развернутая система предупредительных мер, применяемых к неплатежеспособным банкам и иным кредитным организациям, предусмотрена в Федеральном законе от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (СЗ РФ. 1999. № 9. Ст. 1097; далее – Закон о банкротстве кредитных организаций), поскольку речь идет о возможных случаях крупных финансовых потерь клиентов (вкладчиков) банков, которые, в свою очередь, могут стать причиной их банкротства (см.: Тосунян Г.А., Викулин А.Ю. Несостоятельность (банкротство) кредитных организаций. М., 2002).
  20. Подробнее об этом см. также п. 49–58 постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»» (далее – постановление Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29) // Вестник ВАС РФ. 2005. № 3.
  21. См. также п. 24–32 постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29 и п. 30 постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30 декабря 2008 г. № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»» // Вестник ВАС РФ. 2009. № 9.
  22. Временные управляющие являются разновидностью утверждаемых арбитражным судом при рассмотрении дел о банкротстве арбитражных управляющих, к которым также относятся административные управляющие, внешние управляющие и конкурсные управляющие (см. далее). Все они в этом качестве должны отвечать определенным требованиям (ст. 20 и 202 Закона о банкротстве), в частности состоять в одной из саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (ст. 21 Закона о банкротстве).
  23. Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В.В. Витрянского. М., 2003. С. 316 (автор комментария – С.Е. Андреев).
  24. См. также п. 33–36 постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29.
  25. Подробнее см.: Витрянский В.В. Новое в правовом регулировании несостоятельности (банкротства) // Хозяйство и право. 2003. № 1. С. 12–13.
  26. См. также п. 37–44 постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29.
  27. См. также п. 45–48 постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29.
  28. См.: Федеральный закон от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3813 (далее – Закон об оценочной деятельности).
  29. Кредиторы, требования которых обеспечены залогом имущества должника-банкрота, удовлетворяют свои требования за счет 70% средств, вырученных от продажи предмета залога (по требованиям о возврате кредита – 80%), а остальная часть этих сумм используется для погашения требований кредиторов первой и второй очереди при недостаточности иного имущества должника, а также внеочередных требований об оплате судебных расходов и вознаграждения арбитражному управляющему и привлеченным им лицам (ст. 138 Закона о банкротстве).
  30. См. также Закон о банкротстве кредитных организаций.
  31. См. также п. 61, 64 постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *