Правовые последствия признания сделок недействительными. Реституция

Если сделка, совершенная с нарушением требования закона, не исполнялась, она просто аннулируется.

1.  Понятие реституции

Если же признанная недействительной сделка полностью или частично исполнена, возникает вопрос об имущественных последствиях ее недействительности.

Главным имущественным последствием недействительности сделок, исполненных полностью или частично, является реституция (от лат. restituere – восстанавливать, возвращать), известная со времен римского права. Ее понимание в современных правопорядках изменилось [1]. Согласно п. 2 ст. 167 ГК при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Таким образом, реституция в российском гражданском праве направлена на возврат имущества, переданного по недействительной сделке.

В этой конструкции реституции предусмотрено два механизма реализации прав и обязанностей сторон недействительной сделки по возврату имущества, служившего предметом исполнения по такой сделке [2].

Во-первых, это механизм возврата индивидуально определенных вещей, переданных во исполнение недействительной сделки, условно именуемый реституцией владения.

Во-вторых, это механизм возврата вещей, определенных родовыми признаками, денег и ценных бумаг на предъявителя, переданных во исполнение недействительной сделки, и осуществления денежной компенсации при невозможности возврата полученного в натуре, в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге. Данный механизм условно именуется компенсационной реституцией.

2.  Реституция владения

При истребовании индивидуально определенной вещи сторона недействительной сделки не только не должна доказывать своего права на переданную вещь, но может и не иметь такого права [3]. При отчуждении вещей по недействительным сделкам лицами, не имеющими прав на них, вещи должны быть возвращены им исключительно в силу того, что сделка оказалась недействительной. Так, если ребенок, не достигший 14-летнего возраста, продает дорогую вещь, принадлежащую его родителям, она должна быть возвращена ребенку независимо от того, что у него нет прав на нее.

При этом не принимается во внимание добросовестность лица, получившего вещь по недействительной сделке. Допустим, картина оставлена гражданину на хранение сыном, уезжающим в длительную командировку. Ошибочно считая, что картина подарена ему, и не осознавая ее истинной стоимости, гражданин продает ее за бесценок. Покупатель не знал и не мог знать о том, что продавец не имеет права на продажу картины, и о том, какова истинная стоимость картины. Сделка признается недействительной на основании п. 1 ст. 178 ГК. Несмотря на добросовестность покупателя, вещь должна быть возвращена продавцу непосредственно в силу предписаний нормы п. 2 ст. 167 ГК.

Возлагая на сторону сделки обязанность по возврату индивидуально определенной вещи, полученной ею во исполнение недействительной сделки, и не связывая эту обязанность с правом другой стороны на эту вещь, с ее добросовестностью или недобросовестностью,  закон  исходит из того, что у стороны, получившей индивидуально определенную вещь по недействительной сделке, не возникает никакого права на нее. Недействительность сделки – единственное основание этой обязанности.

Вместе с тем правила п. 2 ст. 167 ГК не могут использоваться для возврата индивидуально определенной вещи, переданной во исполнение недействительной сделки, но отчужденной третьему лицу до момента предъявления требования о применении последствий недействительности сделки [4]. Следовательно, требование о возврате индивидуально определенных вещей, переданных во исполнение недействительной сделки, по правилам о реституции может быть заявлено только стороне по недействительной сделке [5].

Поэтому собственник не может в целях реституции своей вещи по правилам п. 2 ст. 167 ГК потребовать признания недействительности всех вместе или по отдельности второй, третьей, четвертой и т.д. сделок по отчуждению его вещи, имевших место после первой недействительной сделки, во исполнение которой была передана вещь, ибо он не являлся их участником. Именно такой вывод следует из п. 3.1 постановления КС РФ от 21 апреля 2003 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положений п. 1 и 2 статьи 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» [6].

3.  Компенсационная реституция

Когда во исполнение недействительной сделки передаются вещи, определяемые родовыми признаками, деньги или ценные бумаги на предъявителя, происходит обезличивание указанных видов имущества, потеря приданной  им индивидуализации  (переданная  партия  зерна смешивается с зерном приобретателя, хранящимся в зернохранилище, полученные деньги смешиваются с деньгами приобретателя и т.п.). В таком обезличенном (точнее, по-новому индивидуализированном) состоянии они становятся объектами права собственности или иного вещного права приобретателя.

Если же кто-либо получает во исполнение недействительной сделки предоставление в форме использования имущества, выполненной работы или предоставленной услуги и не оплачивает этого, он неосновательно сберегает свое имущество.

В обоих случаях имеет место неосновательное обогащение одного лица за счет другого, ибо при ничтожности сделки правовое основание обогащения отсутствует вовсе, а при признании недействительной оспоримой сделки правовое основание обогащения отпадает с момента такого признания. При этом необходимо возвращать собственное имущество, обладающее соответствующими родовыми признаками, или собственные деньги либо рассчитываться ими [7]. В обоих случаях требование о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного есть форма (способ) реализации права на реституцию, являющегося последствием недействительности сделки [8]. Именно поэтому, поскольку иное не установлено ГК, другими законами и(или) иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, нормы об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения, применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке (ст. 1103 ГК).

Обязанность возместить стоимость имущества при невозможности вернуть его в натуре может быть реализована в двух правовых формах. Если невозможность возврата имущества в натуре возникла вследствие отчуждения имущества третьим лицам, то обязанность по возмещению должна быть реализована в рамках обязательства из  неосновательного  обогащения.  Если невозможность возврата имущества в натуре возникла из-за гибели имущества или его утраты, то обязанность по возмещению должна быть реализована в рамках обязательства по возмещению убытков (ст. 15 ГК).

4.  Двусторонняя реституция

При двусторонней реституции каждая из сторон недействительной сделки обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе когда полученное выражается в  пользовании  имуществом,  выполненной  работе  или  предоставленной  услуге)  возместить  его  стоимость  в деньгах. Например, при совершении  договора  купли-продажи  часов недееспособным лицом часы должны  быть  возвращены  продавцу, а деньги – покупателю, т.е. стороны возвращаются в положение,      в котором находились до совершения сделки (первоначальное правовое положение).

Согласно п. 2 ст. 167 ГК двусторонняя реституция наступает во всех случаях недействительности сделки, если в законе не указаны иные имущественные последствия. Двусторонняя реституция, в частности, предусмотрена для случаев недействительности сделок, совершенных:

  • а) с нарушением формы;
  • б) с нарушением правил о государственной регистрации сделки; в) с выходом за пределы правоспособности юридического лица;
  • г) с выходом за пределы ограничений полномочия на совершение сделки;
  • д) недееспособными гражданами; малолетними, не достигшими 14-летнего возраста; несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет; гражданами, ограниченными в дееспособности; гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими; под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение.

Наконец, указанные последствия наступают при признании сделки недействительной как совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности, если ни одна из сторон не допустила умысла.

5.  Односторонняя реституция

Другим правовым последствием недействительности сделки является односторонняя реституция, заключающаяся в том, что исполненное обратно получает только одна сторона сделки (добросовестная). При признании недействительными сделок, заключенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, или при стечении тяжелых обстоятельств потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах.

Как видно, недобросовестная сторона исполненного назад не получает. Оно передается в доход государства. Если же недобросовестная сторона не успела исполнить сделку, в доход государства передается то, что подлежит исполнению. Таким образом, в отношении недобросовестной стороны применяется не характерная для частноправовых отношений санкция конфискационного характера.

Односторонняя реституция для невиновного и обращение в доход Российской Федерации имущества, полученного им по сделке, а также причитавшегося ему в возмещение переданного виновной стороне, также предусмотрены для сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности, если виновно действовала только одна сторона.

6.  Иные имущественные последствия недействительности сделок

Как при двусторонней, так и при односторонней реституции закон предусматривает в ряде случаев и дополнительные имущественные последствия в виде возмещения расходов, стоимости утраченного или поврежденного имущества.

Так, при признании недействительной сделки, заключенной с гражданином, признанным недееспособным, дееспособная сторона кроме возврата полученного по сделке должна возместить своему контрагенту также понесенный им реальный ущерб, если она знала или должна была знать о его недееспособности (п. 1 ст. 171 ГК). Аналогичные дополнительные последствия предусмотрены и для случаев признания недействительными сделок, совершенных малолетними в возрасте до 14 лет; несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет; гражданином, ограниченным в дееспособности; гражданином, не способным понимать значение своих действий. При признании недействительности сделок, совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, стечения тяжелых обстоятельств, реальный ущерб возмещает виновная сторона.

При совершении сделки под влиянием существенного заблуждения сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если это не доказано, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны (п. 2 ст. 178 ГК).

Помимо обязанности по возмещению ущерба потерпевшей стороне сделки могут иметь место иные последствия признания сделки недействительной. Так, признание недействительными учредительных документов общества с ограниченной ответственностью и постановления о его государственной регистрации может повлечь восстановление правового статуса юридического лица, в результате преобразования которого было создано указанное общество с ограниченной ответственностью [9].

7.  Недопущение реституции

Недопущение реституции и обращение всего, что было передано во исполнение или должно быть передано по сделке в доход государства (имеется в виду Российская Федерация), является особым видом последствий признания сделки недействительной. Такое последствие применяется при признании сделки недействительной как совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК).

Допустимы различные варианты этих последствий в зависимости от того, обе или одна сторона действовали умышленно, а также в зависимости от того, обе из них или одна исполнили сделку. Так, если обе стороны действовали умышленно и обе исполнили сделку, все исполненное ими взыскивается в доход государства. Если обе стороны действовали умышленно, но сделку исполнила только одна из них, в доход государства взыскивается все, что было получено по сделке, и то, что получившая исполнение сторона должна была передать другой стороне с целью исполнения. Наконец, если умышленно действовала только одна сторона, все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне (односторонняя реституция), полученное же другой стороной или причитающееся ей по сделке от виновной стороны взыскивается в доход государства. Таким образом, только сторона, действовавшая без умысла, может требовать исполненного обратно.

Если при наличии умысла только у одной стороны сделка исполнена другой, последняя имеет право получить исполненное обратно. Виновная сторона должна передать в доход государства все, что с нее причиталось. Если же сделка исполнена только умышленно действовавшей стороной, невиновная сторона должна передать в доход государства все, что получила по сделке, а сама не должна ее исполнять. Если полученное израсходовано, в доход государства передается возмещение в деньгах.

8.  Ограничения применения общих правил o последствиях недействительности сделок

Они вводятся законом в целях защиты публичных интересов и существенных интересов участников гражданского оборота. Так, при признании недействительности договора продажи предприятия общие нормы о последствиях недействительности сделок, предусматривающие возврат или взыскание в натуре полученного по договору с одной стороны или с обеих сторон, применяются, если такие последствия существенно не нарушают права и охраняемые законом интересы кредиторов продавца и покупателя, других лиц и не противоречат общественным интересам (ст. 566 ГК).

В отдельных случаях признание недействительности сделки вообще исключает возможность применения общих правил о последствиях недействительности сделки. Так, при признании недействительным учредительного договора о создании хозяйственного товарищества, незаконные положения которого вызвали неустранимые нарушения при его регистрации, товарищество подлежит ликвидации по правилам ст. 61 ГК. Поэтому последствием этого будет ликвидационная процедура, в силу чего участники учредительного договора могут претендовать не на возврат внесенного ими имущества, а только на ликвидационную квоту (п. 7 ст. 63 ГК). Причем признание судом недействительной регистрации товарищества вследствие недействительности его учредительного договора само по себе не является основанием для того, чтобы считать ничтожными сделки, совершенные им до признания его регистрации недействительной [10].

 

Список литературы:

  1. Более подробно см.: Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд. Т. 1. М., 2004. С. 508–510.
  2. По мнению некоторых авторов, реституция лишь определяет судьбу имущества, являвшегося предметом исполнения недействительных сделок, но не решает вопроса о способах его возврата, который может быть осуществлен путем предъявления виндикационного иска или иска из неосновательного обогащения (см.: Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. С. 114–117, 120, 128–130, 152; Тузов Д.О. Реституция и реституционные правоотношения в гражданском праве России // Цивилистические исследования. Вып. 1. М., 2004. С. 232–245). В результате этого необоснованно смешиваются сферы действия вещных и обязательственных исков и появляется возможность «конкуренции исков», не свойственная российскому и в целом континентальному гражданскому праву.
  3. Более подробно об этом см.: Скловский К.И. Некоторые проблемы реституции // Вестник ВАС РФ. 2002. № 8. С. 109–110.
  4. Это прямо вытекает из п. 25 постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».
  5. См. также п. 1–3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» (Вестник ВАС РФ. 2009. № 1).
  6. СЗ РФ. 2003. № 17. Ст. 1657.
  7. Подробнее см.: Ем В.С. Обязательства вследствие неосновательного обогащения // Законодательство. 1999. С. 11–13, а также гл. 58 т. II настоящего учебника.
  8. См.: Ем В.С. Указ. соч. С. 18.
  9. См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 26 ноября 1996 г. № 3070/96 // Вестник ВАС РФ. 1997. № 3.
  10. См.: Информационное письмо ВАС РФ от 9 июня 2000 г. № 54 «О сделках юридического лица, регистрация которого признана недействительной» // Вестник ВАС РФ. 2000. № 7.

 

Дополнительная литература

  • Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. II. М., 2002.
  • Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования: Сборник ученых трудов Свердловского юрид. ин-та. Вып. 13. Свердловск, 1970.
  • Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд. М., 1999 (§ 3 и 4 гл. III).
  • Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве // Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права: Избранные труды: В 2 т. (серия «Классика российской цивилистики»). Т. 2. М., 2005.
  • Кривцов А.С. Абстрактные и материальные обязательства в римском и современном гражданском праве (серия «Классика российской цивилистики»). М., 2003.
  • Манигк А. Развитие и практика учения о волеизъявлении // Вестник гражданского права. 2008. № 4; 2009. № 1, 2.
  • Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2006.
  • Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность // Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. (серия «Классика российской цивилистики»). Т. I. М., 2006.
  • Суханов Е.А. О видах сделок в российском и германском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2006. № 2.
  • Тузов Д.О. Ничтожность и оспоримость юридической сделки: пандектное учение и современное право. М., 2006.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *