Гражданское право как отрасль права

1. Гражданское право как частное право

Деление права на частное и публичное традиционно присуще правовым системам континентальной Европы, включая российскую. Оно основано на различии частных и публичных интересов. Частное право – это та часть объективного права, которая регулирует взаимоотношения частных лиц, основанные на их интересах и реализуемые к их пользе, причем такое регулирование осуществляется в значительной мере с помощью правил диспозитивного, или субсидиарного (восполнительного), а не только императивного (строго обязательного) характера. Гражданское право наиболее ярко отражает в своих правилах частноправовое регулирование, защищая сферу  частных  интересов  граждан от произвольного вмешательства государства и предоставляя им широкие возможности саморегулирования складывающихся между ними имущественных и неимущественных отношений.

Вместе с тем частное право не может обойтись без использования императивных правил, в том числе запретов. Так, преимущественно императивный характер носят правила, определяющие правовой статус (положение) участников гражданско-правовых отношений и гражданско-правовой режим некоторых принадлежащих им вещей и имущественных прав (например, гражданско-правовой режим недвижимого имущества и содержание вещных прав).

Исторический опыт свидетельствует, что частное право и основные частноправовые начала (принципы), например такие, как неприкосновенность частной собственности или свобода договоров, нигде и никогда не действовали в «чистом виде», наоборот, они всегда подвергались тем или иным публично-правовым ограничениям. В этой связи уместно привести слова крупнейшего отечественного цивилиста дореволюционного времени И.А. Покровского: «Не подлежит никакому сомнению, что государство может и даже обязано ограничивать, т.е. вводить в известные рамки, индивидуальную свободу и в этом смысле приносить индивидуальные интересы в жертву общественным. Но, спрашивается, безгранична ли власть государства в этом отношении? Может ли оно предъявлять к индивиду всякие требования, какие только найдет нужным в интересах «общего блага», или же, напротив, есть такие стороны личного существования, в которые никакое внешнее вторжение недопустимо?» [1].

Признание частного права состоит, следовательно, не в разрешении или исключении вмешательства государства в частные дела своих граждан, поскольку в ряде случаев оно, очевидно, является просто необходимым, а в ограничении этого вмешательства, в установлении для него строгих рамок и форм гражданским законом, т.е. частным правом.

Разграничение частного и публичного права необходимо, поскольку отношения, включаемые в ту или другую сферу, приобретают при этом различный правовой режим. Объективная основа этого деления состоит в том, что сколько-нибудь развитые общественные, прежде всего имущественные, отношения немыслимы без инициативы и самостоятельности участников, а в конечном счете – без признания их участников независимыми друг от друга частными собственниками со своими собственными, частными (имущественными, а также и неимущественными) интересами.

Основной критерий деления права на частное и публичное состоит в характере и способах (методах) воздействия их норм на регулируемые отношения. Частное право построено на началах координации (согласования) деятельности юридически равных участников регулируемых отношений, реализующих собственные (частные) интересы, и потому представляет собой систему их децентрализованного регулирования, в значительной мере – саморегулирования. В отличие от него публичное право построено на принципе субординации (подчинения) неравноправных субъектов, деятельность которых связана  с осуществлением государственных и общественных (публичных) интересов, и потому представляет собой систему централизованного регулирования соответствующих отношений [2].

При этом различие частного и публичного права обусловлено самой природой регулируемых ими отношений. Экономические отношения рыночного товарообмена предполагают предоставление их участникам максимальной (хотя, разумеется, и не безграничной) свободы, стимулирующей их инициативу и предприимчивость. С этой точки зрения частное право является порождением свободного экономического развития, ибо, по справедливому замечанию И.А. Покровского, «экономический прогресс возможен только под условием признания свободы хозяйственной инициативы и самодеятельности» [3]. Следовательно, частное право составляет базу, ядро всякого правопорядка, основанного на рыночной организации хозяйства.

2.  Гражданское право как частное право

Гражданское право, составляя во всяком правопорядке основу частного права, регулирует различные отношения граждан и их организаций прежде всего с учетом их частных интересов. Для этого оно должно оформлять данные отношения таким образом, чтобы их участники находились в юридически равном положении по отношению друг к другу, потому что при этом условии они получают достаточно широкую автономию (свободу) воли в выборе конкретного варианта поведения, а основой их равенства и автономии воли является их имущественная обособленность (самостоятельность).

Юридическое равенство участников гражданско-правовых отношений предполагает отсутствие властного подчинения одной стороны отношения другой. Если, например, продавец по договору купли-продажи требует от покупателя оплаты стоимости товара, то это требование основано на том, что покупатель при заключении договора сам согласился на соответствующие условия. Если же деньги изымаются у лица в качестве налога, то никакого его согласия на это не требуется. Поэтому речь идет именно о формально-юридическом, а не о фактическом (экономическом) равенстве сторон. Учет последнего противоречил бы существу правового регулирования как применения «равного масштаба к неравным людям». Впрочем, положение заведомо более слабой стороны в ряде случаев может и учитываться, например, с помощью особых гражданско-правовых способов защиты интересов граждан-потребителей в их взаимоотношениях с профессиональными предпринимателями.

Автономия воли составляет необходимое условие для принятия частными лицами свободного решения относительно того,  вступать  ли им в те или иные гражданские првоотношения или нет, а если вступать, то с кем именно и на каких условиях. Поэтому такие решения    они принимают по своей инициативе, на свой риск и под собственную имущественную ответственность. С учетом своих интересов они также самостоятельно решают, использовать ли принадлежащие им гражданские (частные) права или нет, в том числе защищать ли их, например,    в судебном порядке или отказаться от такой защиты, требовать полного или частичного удовлетворения своих требований и т.д.

Для того чтобы участники рассматриваемых отношений могли самостоятельно, по своей инициативе принимать решения об использовании принадлежащего им имущества, чтобы они могли как присваивать полученный от участия в имущественных отношениях доход, так и нести риск возможных убытков, самостоятельно отвечая по своим обязательствам перед другими участниками, их имущественная самостоятельность (обособленность) должна быть максимальной. Поэтому-то они, как правило, и выступают в качестве частных собственников своего имущества. Именно статус собственников предопределяет и юридическое равенство участников (в том смысле, что они наделены законом равными возможностями и равной ответственностью за результаты своей деятельности), и свободу (автономию) воли в использовании собственного имущества, и самостоятельность (диспозитивность) в распоряжении принадлежащими им имущественными правами.

В сферу гражданского (частного) права включаются и личные не- имущественные отношения, связанные с наличием определенных частных неимущественных (нематериальных) интересов. Прежде всего, это многие интересы человеческой личности как таковой (связанные с признанием ее индивидуальности, чести и достоинства, телесной неприкосновенности, тайны личной жизни и т.п.), а также интересы создателей различных нематериальных, духовных благ (например, авторов произведений науки, литературы и искусства). Природа данных отношений также предполагает их частноправовое регулирование. Оно тоже заключается в наделении их участников равным юридическим статусом (положением) и признанием автономии их воли и самостоятельности в правовом оформлении своих взаимосвязей.

Таким образом, с позиций учения о частном праве гражданское право можно определить как основную отрасль права, регулирующую частные (имущественные, а также личные неимущественные) отношения лиц, являющихся собственниками своего имущества, которые формируются по инициативе их участников и преследуют цели удовлетворения их собственных (частных) интересов.

3.  Система частного права

В отечественной правовой системе частное право всегда было представлено прежде всего гражданским правом – одной из основных, фундаментальных правовых отраслей.

В советское время, после отказа от деления права на частное и публичное, из гражданского права в качестве самостоятельных правовых отраслей выделились семейное и трудовое право, «на стыке» гражданского и административного права возникли земельное право и природоресурсное право, а позднее – комплексное (межотраслевое) экологическое (природоохранное) право. Возвращение к традиционным основам правовой системы, базирующейся на принципиальном различии частного и публичного права, потребовало известной переоценки правовой природы этих «смежных» с гражданским отраслей права. Так, после отказа от исключительной собственности государства на землю и разрешения гражданско-правовых сделок с земельными участками соответствующие отношения стали частноправовыми (гражданско-правовыми) и вышли из предмета земельного права. Последнее должно быть сосредоточено теперь не на регламентации чужеродных для этой отрасли вещных прав на земельные участки и их оборота, а на установлении публично-правового режима различных земель (их целевое назначение, кадастровый учет и мониторинг, требования природоохранного характера и т.п.) [4].

Это же относится и к природоресурсному (водному, горному и т.д.), и к природоохранному (экологическому) праву. Все эти правовые отрасли теперь включаются в сферу публичного права.

Частноправовые начала возрастают и в сфере семейных отношений, о чем, в частности, свидетельствует законодательное признание возможности заключения брачных контрактов. Между членами семьи возникают разнообразные имущественные отношения, с помощью которых семья выполняет функцию экономической ячейки общества. Вместе с тем семейное право всегда характеризовалось преобладанием неимущественных элементов над имущественными  и принципом минимального вмешательства государства в семейные отношения (осуществляемого главным образом с целью защиты интересов малолетних или нетрудоспособных членов семьи), а также добровольным и равноправным характером брачно-семейных связей. Поэтому следует говорить о частноправовой природе отечественного семейного права как самостоятельной правовой отрасли.

Международное частное право никогда не утрачивало своей частноправовой природы. От гражданского права его отличают широкое использование международно-правовых норм и возможность применения к регулируемым отношениям правил других (зарубежных) правопорядков, устанавливаемая специальными коллизионными нормами национального права. Международно-правовая «составляющая» данной правовой отрасли, строго говоря, вообще не позволяет полностью включать ее в какую-либо национальную правовую систему. Вместе с тем международное частное право, безусловно, осуществляет частноправовое регулирование отношений, входящих в его предмет.

Трудовое право также построено на началах юридического равенства, инициативы и имущественной самостоятельности участников регулируемых им отношений. Поэтому в европейском континентальном праве оно является разновидностью частного права, а в российском праве признается самостоятельной правовой отраслью. В трудовом праве содержится широкий круг социальных гарантий работников, установленных в общественных (публичных), а не только в частных интересах, что влечет известные особенности правового регулирования. Вместе с тем самостоятельность трудового права, как и его тесная генетическая связь с гражданским правом, обычно не подвергается сомнению.

В целом можно считать, что в российском правопорядке в общую систему частного права входят четыре самостоятельные правовые отрасли:

  • гражданское право;
  • семейное право;
  • трудовое право;
  • международное частное право.

Данное положение составляет особенность отечественной системы частного права, поскольку в континентальном европейском праве перечисленные правовые образования обычно рассматриваются   в качестве составных частей (подотраслей) гражданского права, а частное право во многих случаях традиционно разделяется на гражданское и торговое (коммерческое) право.

В российском праве никогда не выделялось самостоятельное коммерческое (торговое) право, поскольку для его обособления не было ни исторических, ни социально-политических причин. Конечно, развитая предпринимательская (коммерческая) деятельность немыслима без публично-правового контроля и ряда необходимых ограничений, которые, однако, «не меняют природы коммерческого права как частного, не отменяют действия общих принципов частного права» [5]. В отечественном правопорядке коммерческое (торговое) право следует рассматривать в качестве подотрасли (составной части) гражданского права.

Иначе обстоит дело с «предпринимательским (хозяйственным) правом»: попытки объявить его самостоятельной правовой отраслью основаны на принципиальном отказе от деления права на частное и публичное, которое имело место в прежнем отечественном правопорядке, оформлявшем «плановое ведение хозяйства», а потому ни теоретически, ни практически неприемлемо в нынешних условиях развивающейся рыночной экономики. При этом последняя вовсе не исключа   ет, а предполагает определенное государственное (публично-правовое) регулирование в установленных законом формах и пределах. Однако предпринимательская деятельность по самой  своей  сути  предполагает главенствующую роль частноправового регулирования.  Поэтому  абз. 3 п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК) прямо устанавливает, что отношения между предпринимателями или с  их участием регулирует именно гражданское законодательство.  В регулировании предпринимательской деятельности частное и публичное право взаимодействуют, но вовсе не «сливаются» в некую новую «отрасль права», искусственно «объединяющую» юридически разнородные (разноотраслевые) подходы.

Следует признать, что «в России нет, да и не было серьезных предпосылок для дуализма частного права, выделения предпринимательского (хозяйственного) или коммерческого права как самостоятельных отраслей права, основанных на отдельных кодифицированных актах. Предпринимательские отношения многообразны, различны по своей природе и охватывают как частноправовые отношения, регулируемые гражданским, трудовым законодательством, так и публичноправовые отношения, регламентация которых нашла отражение в Налоговом кодексе Российской Федерации, Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях и других нормативных актах публичного права» [6].

2. Гражданское право как отрасль права

2.1.  Гражданское право в системе права

Гражданское право составляет основу частного права, является главной, ведущей отраслью в сфере частноправового регулирования. Этим определяется его место в системе права как основной, базовой отрасли, предназначенной для регулирования отношений, входящих в предмет частного права. Отсюда следует, что общие нормы и принципы гражданского права, а также и его отдельные институты в определенных случаях могут применяться не только в сфере гражданско-правового регулирования, но и в сфере других отраслей частного права.

Основным условием для этого являются пробел (отсутствие специального регулирования) в соответствующем отраслевом законодательстве и учет особенностей («существа») регулируемых им отношений. Иначе говоря, нормы гражданского права применяются здесь в субсидиарном (дополнительном) порядке, восполняя недостаток специальной отраслевой регламентации. В сфере семейного права такое положение получило прямое законодательное закрепление в ст. 4 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК) [7], согласно которой гражданское законодательство применяется для регулирования семейных отношений, прямо не урегулированных семейным законодательством, если это не противоречит их существу. Аналогичное по сути положение существует и в сфере трудового права (см. ст. 419 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК)) [8]. Напротив, нормы семейного или трудового права не используются для восполнения пробелов гражданско-правового регулирования ни при каких условиях.

Нормы гражданского права иногда могут применяться для регулирования имущественных отношений, составляющих предмет публично-правовой сферы, если такое положение прямо предусмотрено законодательством (п. 3 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК)). Так, в налоговом (финансовом) праве по прямому указанию ст. 27, 29, 73–75 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК) применяются гражданско-правовые институты представительства, залога, поручения, неустойки (пени). При этом регулируемые таким образом отношения сами не становятся частноправовыми, для их регламентации лишь используются юридические конструкции, разработанные и содержащиеся в частном (гражданском) праве.

С другой стороны, административно-правовые (публично-правовые) нормы могут использоваться для необходимого ограничения свободы имущественного (гражданского) оборота в публичных интересах (лицензирование отдельных видов предпринимательства, антимонопольные запреты, исключение недобросовестной конкуренции, определение цен и тарифов на продукцию или услуги естественных монополий и т.д.). Однако в этих случаях речь идет о регулировании публичных (организационно-имущественных) отношений, не являющихся предметом гражданского права, а составляющих предпосылку (условия) гражданско-правовой регламентации имущественного оборота.

2.2.  Предмет гражданского права

Общественные отношения, которые регулируются гражданским правом, составляют его предмет. Во-первых, это имущественные отношения, которые представляют собой отношения, возникающие  между  людьми по поводу имущества – материальных и нематериальных благ, имеющих экономическую форму товара. В качестве товара названные блага могут отчуждаться от их обладателей, переходя от одних лиц к другим и образуя тем самым товарообмен – имущественный оборот.

Во-вторых, это личные неимущественные отношения, возникающие по поводу неимущественных (нематериальных) благ, тесно связанных с личностью их обладателей. Такие блага неотчуждаемы и не могут переходить от одних лиц к другим. Поэтому отношения по их использованию в значительной мере сводятся к охране этих благ от неправомерных посягательств на них со стороны других лиц (защита чести, достоинства и деловой репутации граждан и организаций; право граждан на имя, личную и телесную неприкосновенность, тайну личной жизни; право авторства на произведения науки, литературы и искусства и т.п.).

Обе эти группы отношений объединяет то обстоятельство, что они основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников, т.е. возникают между юридически равными   и независимыми друг от друга субъектами, собственниками своего имущества. Иначе говоря, это частные отношения, возникающие между субъектами частного права.

Имущественные, а также неимущественные отношения, не отвечающие указанным признакам, не относятся к предмету гражданского права и не могут регулироваться его нормами. Прежде всего это касается имущественных отношений, основанных на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в частности налоговых и других финансовых отношений, участники которых не являются юридически равными субъектами. По этой же причине из сферы действия гражданского права исключаются отношения по управлению государственным и муниципальным имуществом, возникающие между органами публичной власти.

3.  Имущественные отношения, регулируемые гражданским правом

Имущественные отношения, входящие в предмет гражданского права, в свою очередь разделяются на:

  • отношения, связанные с принадлежностью имущества определенным лицам. При этом принадлежность материальных благ (вещей) юридически оформляется вещным правом, а принадлежность нематериальных благ товарного характера (главным образом результатов творческой деятельности) – исключительными (интеллектуальными) правами;
  • отношения, связанные с управлением имуществом организаций – юридических лиц (большинство из которых являются корпорациями, основанными на членстве их участников). Они оформляются корпоративным правом;
  • отношения по переходу имущества от одних лиц к другим, которые оформляются главным образом обязательственным правом, а также корпоративным правом (при реорганизации и ликвидации юридических лиц) и наследственным правом (в случаях смерти граждансобственников).

Имущественные отношения составляют основную, преобладающую часть предмета гражданского права. Они складываются по поводу конкретного имущества – материальных и нематериальных благ, экономически являющихся товарами. К таким благам относятся не только физически осязаемые вещи, но и имущественные права (например, право требования уплаты денежного долга, право пользования недвижимой вещью и т.д.). Имущественные отношения возникают и по поводу результатов работ и оказания услуг, которые совсем не обязательно воплощаются в вещественном результате (например, перевозка, хранение, услуги культурно-зрелищного характера), но непременно имеют экономический характер товара. Таковыми в развитом рыночном хозяйстве становятся и имеющие нематериальную (невещественную) природу результаты интеллектуального творчества (произведения науки, литературы и искусства, изобретения, промышленные образцы, программы для ЭВМ и т.д.), а также средства индивидуализации товаров и их производителей (товарные знаки, коммерческие обозначения, наименования мест происхождения товаров и т.д.), которые вообще бессмысленны вне товарного оборота.

Имущественные отношения – это фактические, экономические по своей социальной природе отношения, возникающие между людьми по поводу различного имущества (товаров) и представляющие собой весьма широкий круг отношений по производству, распределению, обмену и потреблению различных экономических благ [9]. Гражданско- правовому регулированию подвергается та их часть, которая выражает существование товарного хозяйства, рыночную организацию экономики, т.е. отношения независимых и самостоятельных товаровладельцев (частных собственников). Такие отношения отличаются некоторыми общими признаками:

  • во-первых, они характеризуются имущественной обособленностью участников, причем степень этой обособленности такова, что позволяет им самостоятельно распоряжаться имуществом и одновременно нести самостоятельную имущественную ответственность за результаты своих действий. Иначе говоря, в роли таких участников, как правило, выступают товаровладельцы – собственники своего имущества;
  • во-вторых, рассматриваемые отношения по общему правилу носят эквивалентно-возмездный характер, свойственный нормальному товарообмену, стоимостным экономическим отношениям. Возможны, конечно, и безвозмездные имущественные отношения (например, дарение, безвозмездный заем, безвозмездное пользование чужим имуществом и т.д.). Они, однако, вторичны, производны от возмездных имущественных отношений и не являются обычной формой товарообмена [10];
  • в-третьих, участники данных отношений, будучи самостоятельными товаровладельцами, выступают в качестве равноправных и независимых друг от друга субъектов, которые не находятся в состоянии административной или иной властной подчиненности.

Нетрудно видеть, что все названные признаки обусловлены товарно-денежным характером имущественных отношений, входящих в предмет гражданского права. Имущественные отношения, имеющие иную (нетоварную) природу и, следовательно, не отвечающие указанным признакам (например, бюджетные, налоговые и иные финансовые отношения, отношения по управлению объектами государственной и муниципальной собственности и т.п.), не входят в предмет гражданского права и не регулируются им.

Товарно-денежные (стоимостные) имущественные отношения, воплощающие в себе товарное хозяйство, отражают как статику этого хозяйства – отношения принадлежности, присвоенности материальных и иных экономических благ, которые составляют предпосылку и результат товарообмена, так и его динамику – отношения перехода материальных и иных благ, т.е. собственно процесс обмена товарами (вещами, результатами работ, услугами и т.д.). Понятно, что обе эти стороны тесно связаны и взаимообусловлены: товарообмен невозможен без присвоения участниками его объектов, а присвоение обычно является результатом обмена. В свою очередь каждая из этих групп экономических (имущественных) отношений оформляется (регулируется) различными подотраслями и институтами гражданского права: вещным правом, корпоративным правом, исключительными (интеллектуальными) правами, обязательственным правом, наследственным правом.

4.  Личные неимущественные отношения, регулируемые гражданским правом

Личные неимущественные отношения, входящие в предмет гражданского права, не являются по своей сути экономическими отношениями. Но при этом одни из них некоторым образом связаны с имущественными отношениями, а другие, напротив, характеризуются сугубо личностной природой. Поэтому личные неимущественные отношения, составляющие предмет гражданско-правового регулирования, состоят из двух групп.

Первая группа – это личные неимущественные отношения создателей результатов интеллектуального творчества (авторов, патентообладателей, исполнителей и т.д.). Так, отношения авторства на произведения науки, литературы и искусства или на изобретения возникают вне зависимости от возможности использования соответствующих объектов в качестве товаров в имущественном обороте. Признание авторства на эти объекты влечет появление прежде всего ряда неимущественных интересов (в частности, защита имени создателя, наименования и содержания его произведения от необоснованных воспроизведений, искажений, заимствований и т.п.), которые подлежат гражданско-правовой охране.

Вместе с тем названные нематериальные объекты становятся товарами, в связи с чем возникают имущественные отношения по их использованию, а за их создателями наряду с личными неимущественными правами признаются также исключительные (имущественные) права. И те и другие теперь объединяются законом в общую категорию «интеллектуальных прав» (ст. 1226 ГК), что свидетельствует по крайней мере об их взаимосвязи [11]. Однако личные неимущественные права авторов результатов интеллектуальной деятельности, как и сами нематериальные объекты их творчества, неотчуждаемы и непередаваемы, т.е. не способны служить объектами имущественного оборота, тогда как имущественным (исключительным) правом на их использование его обладатель может распоряжаться различными способами, включая передачу (отчуждение) другим лицам на возмездных началах.

Другая группа личных неимущественных отношений характеризуется сугубо личным (личностным) характером и полным отсутствием связи с имущественным оборотом. Речь идет об отношениях, возникающих в связи с признанием неотчуждаемых прав и свобод человека и других принадлежащих ему нематериальных благ (жизнь и здоровье, достоинство личности, ее честь и доброе имя, неприкосновенность частной жизни и т.п.). По поводу названных объектов могут складываться лишь чисто личностные отношения, которые не имеют какоголибо экономического содержания и объекты которых не могут стать предметом товарообмена. Данные нематериальные блага неотделимы от человеческой личности и не могут ни отчуждаться другим лицам, ни прекращаться по каким-либо основаниям.

Такие отношения, как и лежащие в их основе нематериальные, неотчуждаемые блага личности, прежде всего защищаются гражданским правом присущими ему средствами. Например, их обладателям предоставляются возможности предъявления судебных исков о пресечении действий, нарушающих их неимущественные права и интересы (опровержении порочащих сведений, компенсации морального вреда и т.п.). Реальные формы использования указанных нематериальных и неотчуждаемых благ в большинстве случаев исключают их полноценное гражданско-правовое регулирование, поскольку носят чисто фактический характер. Поэтому действующее законодательство ограничивается их защитой от неправомерных посягательств (п. 2 ст. 2 и п. 2 ст. 150 ГК). Создать систему содержательных, «позитивных» правил, устанавливающих самостоятельный гражданско-правовой режим названных объектов, отечественному законодателю пока не удалось. Несмотря на это, в теоретической литературе господствует мнение о том, что личные неимущественные отношения не только защищаются, но и регулируются гражданским правом, представляя собой полноценную часть его предмета [12].

Следует подчеркнуть, что ранее действовавшее гражданское законодательство, включая первоначальную редакцию п. 1 ст. 2 ГК, традиционно говорило о личных неимущественных отношениях, связанных с имущественными, прямо или по сути противопоставляя их «иным», т.е. не связанным с имущественными личным неимущественным отношениям. «Но за прошедшие почти полвека ни закон, ни практика его применения, ни наука гражданского права не смогли достаточно ясно и определенно сказать, в чем именно должна состоять и выражаться «связь» личных неимущественных отношений с имущественными для того, чтобы первые могли признаваться полноправным предметом регулирования со стороны гражданского законодательства» [13]. Поэтому абз. 1 п. 1 ст. 2 ГК (действующий с 1 января 2008 г. в редакции Федерального закона от 18 декабря 2006 г. № 231-ФЗ) более не содержит указания на такую «связь». Тем самым в предмет гражданского права включены любые личные неимущественные отношения, основанные на равенстве и автономии воли их участников.

5.  Метод гражданского права

Метод правового регулирования представляет собой комплекс правовых средств и способов воздействия соответствующей отрасли права на общественные отношения, составляющие ее предмет. Отраслевой метод правового регулирования общественных отношений раскрывается в четырех основных признаках:

  • характер правового положения участников регулируемых отношений;
  • особенности возникновения правовых связей между ними;
  • специфика разрешения возникающих конфликтов;
  • особенности мер принудительного воздействия на правонарушителей.

При этом для метода гражданского права, учитывая особенности регулируемых им отношений, характерны дозволение и правонаделение, т.е. предоставление субъектам возможностей совершения инициативных юридических действий – самостоятельного использования различных правовых средств для удовлетворения своих потребностей и интересов [14]. С учетом этого названные признаки для метода гражданско-правового регулирования выглядят следующим образом.

Экономическая независимость и самостоятельность участников регулируемых гражданским правом отношений закрепляются путем признания их юридического равенства, составляющего основную, но не единственную характеристику метода гражданского права [15]. Речь идет именно о юридическом, а не об экономическом (фактическом) равенстве, которое практически всегда отсутствует. Само юридическое равенство означает отсутствие заранее установленной власти одних участников гражданско-правовых отношений к принуждению других, но вовсе не равенство в содержании их конкретных прав и обязанностей (например, в отношениях займа должник не обладает никакими правами: на нем лежит лишь обязанность вернуть долг).

Самостоятельность и экономическая независимость участников по общему правилу исключают возникновение между ними каких-либо правоотношений помимо их согласованной, общей воли (по воле только одного из них или по указанию органа публичной власти). Поэтому наиболее часто встречающимся (хотя и отнюдь не единственным) основанием возникновения прав и обязанностей участников гражданского оборота является их договор (соглашение). Односторонние же действия лица чаще всего влекут здесь возникновение или прекращение обязанностей, а не приобретение прав, причем именно в отношении этого лица, но не других субъектов (например, обязанность организатора торгов заключить соответствующий договор с их победителем; исполнение должником своего обязательства уплатить денежный долг и т.п.).

Предоставление сторонам права самим определять свои взаимоотношения и их содержание отражается в преобладании в гражданском праве диспозитивных предписаний, содержащих возможность для участников регулируемых отношений самостоятельно выбрать наиболее целесообразный для них вариант поведения. Более того, они вольны по своему усмотрению использовать или не использовать предоставляемые им гражданским правом средства защиты их интересов. Этим и предопределяется инициативный характер подавляющего большинства гражданских правоотношений. В имущественном (гражданском) обороте получение необходимого участникам результата в виде удовлетворения тех или иных потребностей зависит, таким образом, прежде всего от их инициативы и умения организовывать свои отношения и не исключает, а предполагает известный имущественный риск. Именно к сфере гражданского права относится старая юридическая мудрость: «право поддерживает бодрствующего, а не спящего».

Экономическая независимость и равенство участников также предполагают, что споры между ними могут разрешать только независимые от них органы, не связанные с кем-либо из них организационно-властными, имущественными, личными или иными отношениями. Отсюда – судебный порядок защиты гражданских прав и разбирательства возникающих конфликтов, осуществляемый согласно п. 1 ст. 11 ГК государственными судами общей юрисдикции или государственными арбитражными судами, а также самостоятельно создаваемыми сторонами спора третейскими судами [16]. Если даже закон предусматривает административный порядок разрешения какого-либо гражданскоправового спора, принятое в таком порядке решение в любом случае может быть обжаловано в суд (п. 2 ст. 11 ГК).

Поскольку преобладающую массу отношений, регулируемых гражданским правом, составляют имущественные отношения, гражданско-правовая ответственность, как и большинство других гражданско-правовых мер защиты, тоже носит имущественный характер. Она состоит в возмещении потерпевшей от правонарушения стороне имущественных убытков либо также во взыскании в ее пользу иных сумм (неустойки) или имущества, как правило, не превышающих размер убытков. Иначе говоря, ответственность в гражданском праве имеет компенсационный характер, соответствующий принципу эквивалентности (возмездности), действующему в сфере стоимостных, товарно-денежных отношений. Возмещение морального вреда по гражданскому праву тоже осуществляется в денежной (имущественной) форме (ч. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1101 ГК). Даже ответственность за нарушение личных неимущественных прав может состоять в возмещении имущественных убытков (п. 5 ст. 152 ГК).

6.  Функции гражданского права

Гражданское право как составная часть (элемент) единой правовой системы обладает присущими ему в этой системе особыми функциями (задачами). Основными функциями гражданского права являются регулятивная и охранительная.

Особенностью гражданско-правового регулирования является преобладание в нем регулятивных задач (в сравнении, например, с функциями, выполняемыми уголовным правом). Роль гражданского права состоит прежде всего в регулировании нормальных экономических от- ношений, складывающихся в обществе. Иначе говоря, оно имеет дело не столько с правонарушениями, сколько с организацией обычных имущественных (и неимущественных) взаимосвязей. Именно поэтому оно содержит минимальное количество необходимых запретов и максимум возможных дозволений. С помощью гражданско-правового инструментария участники имущественных отношений самостоятельно организуют свою деятельность с целью достижения необходимых им результатов.

Таким образом, регулятивная функция гражданского права заключается в предоставлении участникам регламентируемых отношений возможностей их самоорганизации, саморегулирования. Это отличает ее от регулятивных задач, стоящих перед публичным правом. Здесь регламентация соответствующих отношений носит жестко определенный характер, почти не оставляющий места свободному усмотрению участников.

Охранительная функция гражданского права имеет первоочередной целью защиту имущественных и неимущественных интересов участников гражданского оборота. Она направлена на поддержание имущественного и неимущественного состояния (статуса) добросовестных субъектов в положении, существовавшем до нарушения их прав и интересов. Поэтому по общему правилу она реализуется путем восстановления нарушенных прав либо компенсации причиненных потерпевшим убытков. Ее компенсаторно-восстановительная направленность обусловлена прежде всего эквивалентно-возмездной, стоимостной природой регулируемых товарно-денежных отношений.

Важный аспект охранительной функции составляет также предупредительно-воспитательная (превентивная) задача, состоящая в стимулировании и организации такого поведения участников регулируемых отношений, которое исключало бы необоснованное ущемление или нарушение чужих интересов. В некоторых случаях эта функция прямо закреплена законом (ср., например, ст. 1065 ГК), в других случаях выводится из содержания его норм (например, п. 1 ст. 10 и п. 2 ст. 209 ГК).

7.  Принципы гражданского права

Под правовыми принципами понимаются основные начала, наиболее общие руководящие положения права, имеющие в силу их законодательного закрепления общеобязательный характер. Такие основные начала присущи как праву в целом (правовой системе), так   и отдельным правовым отраслям, а также подотраслям и даже институтам и субинститутам.

Значение правовых, в том числе отраслевых, принципов двояко. С одной стороны, они отражают существо содержания, социальную направленность и главные отраслевые особенности правового регулирования. Это позволяет лучше понимать его смысл, правильно толковать и применять конкретные правовые нормы.

С другой стороны, принципы права должны учитываться при обнаружении пробелов в законодательстве и применении правовых норм по аналогии. Для гражданского права это обстоятельство имеет особенно важное значение, ибо оно чаще других отраслей сталкивается с такими ситуациями. Дело не только в том, что оно обычно содержит общие правила, в которых невозможно предусмотреть все детали чрезвычайно многообразных и сложных имущественных и неимущественных отношений. Дозволительный характер гражданско-правового регулирования, рассчитанный на инициативу участников, заранее предполагает возможность появления таких правоотношений, которые вообще не предусмотрены ни в одной правовой норме, но соответствуют «общим началам и смыслу гражданского законодательства» (п. 1 ст. 8 и п. 2 ст. 6 ГК). Оформление таких отношений, включая оценку их правомерности и разрешение возможных между их участниками конфликтов, не может осуществляться без опоры на общие принципы гражданского права.

Принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные де- ла характеризует гражданское право как частное право. Он обращен прежде всего к публичной власти и ее органам, прямое, непосредственное вмешательство которых в частные дела, в том числе в хозяйственную деятельность участников имущественных отношений – товаровладельцев-собственников, допустимо теперь только в случаях, прямо предусмотренных законом. В сфере личных неимущественных отношений данный принцип конкретизируется также в положениях o неприкосновенности частной жизни, о личной и семейной тайне граждан (ст. 23 и 24 Конституции РФ). Реализации требований этого принципа содействуют правила законодательства об имущественной ответственности органов публичной власти за незаконное вмешательство в гражданские правоотношения (ст. 16 ГК), а также о возможности признания судом недействительными актов публичной власти или их неприменении при разрешении спора (ст. 12 и 13 ГК).

Принцип юридического равенства характеризует правовое положение (статус) участников гражданских правоотношений. Они не имеют никакой принудительной власти по отношению друг к другу, даже если в этом качестве выступает публично-правовое образование. Напротив, все они обладают одинаковыми юридическими возможностями и на их действия по общему правилу распространяются одни  и те же гражданско-правовые нормы. Данное положение тоже имеет в своей основе необходимость обеспечения равенства субъектов товарообмена (товаровладельцев).

В гражданском праве имеются и необходимые изъятия из названного принципа. Так, гражданский закон предъявляет повышенные требования к предпринимателям как к профессиональным участникам оборота и, наоборот, предоставляет дополнительные правовые гарантии гражданам-потребителям.

Принцип неприкосновенности собственности, как частной, так и публичной, означает обеспечение собственникам возможности использовать принадлежащее им имущество в своих интересах, не опасаясь его произвольного изъятия или запрета либо ограничений в использовании. Очевидно фундаментальное значение данного принципа для организации имущественного оборота, участники которого выступают как независимые товаровладельцы. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ), принятому на законных основаниях. Изъятие имущества в публичных интересах также допускается лишь в прямо установленных законом случаях и с обязательной предварительной равноценной компенсацией. Таким образом, этот принцип не исключает вовсе случаев изъятия имущества у собственника, но делает их необходимым и строго ограниченным исключением из общего правила.

Действие указанного принципа исключает возможности как необоснованного присвоения чужого имущества, так и новых «переделов собственности», будь то возврат имущества «прежним владельцам» («реституция») или его принудительное изъятие и перераспределение в пользу новых владельцев. Он призван гарантировать стабильность отношений собственности (присвоения), составляющих базу имущественного оборота. Что касается перераспределения бывшего публичным имущества путем его приватизации, то оно отражает волю самого публичного собственника и потому не может считаться нарушением или исключением из действия рассматриваемого принципа.

Принцип свободы договора является основополагающим для развития имущественного (гражданского) оборота. В соответствии с ним субъекты гражданского права свободны в заключении договора, т.е. в выборе контрагента и в определении условий своего соглашения, а также в выборе той или иной «модели» договорных связей (ст. 421 ГК). По общему правилу исключается понуждение к заключению договора, в том числе со стороны государственных органов.

Вместе с тем действие этого принципа подвергается определенным ограничениям. Закон предусматривает, например, невозможность отказа коммерческой организации от заключения договора с потребителем (п. 3 ст. 426 ГК), установленную в интересах клиентов, а также возможность государственного регулирования цен, тарифов и т.п. (абз. 2 п. 1 ст. 424 ГК) в возмездных договорах.

Принцип диспозитивности в гражданском праве означает возможность участников регулируемых отношений самостоятельно, по своему усмотрению и в соответствии со своими интересами выбирать варианты соответствующего поведения. Так, они в подавляющем большинстве случаев самостоятельно решают, вступать или не вступать в те или иные гражданские правоотношения, требовать или не требовать исполнения обязательств контрагентом, обращаться за судебной защитой своих прав или нет и т.д. При этом отказ от осуществления или защиты своего права обычно не ведет к его утрате (п. 2 ст. 9 ГК).

Такая свобода выбора предполагает инициативу субъектов гражданского оборота в достижении своих целей. Ее оборотной стороной является отсутствие по общему правилу чьей бы то ни было особой, в том числе государственной, поддержки в реализации частных интересов и несение самими участниками риска и всех иных последствий своих действий (как это должно происходить, например,    с «обманутыми вкладчиками» различных «финансовых пирамид», гражданами, проигравшими в лотерею или в рулетку, и т.п.). Зада-  ча государства в частных отношениях – установить четкие и непротиворечивые «правила игры», исключающие заведомую недобросовестность отдельных лиц, а использование этих правил в соответствии с принципом диспозитивности целиком является делом самих участников.

Принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав предполагает устранение всяких необоснованных помех в развитии гражданского оборота. Он конкретизируется, в частности, в свободе предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34 Конституции РФ), а также в свободе перемещения по российской территории товаров, услуг и финансовых средств (п. 3 ст. 1 ГК), характеризующей свободу имущественного оборота.

Законом при этом могут устанавливаться лишь некоторые необходимые в общественных (публичных) интересах ограничения, например, лицензирование отдельных видов предпринимательства, запрет монополизации рынка или недобросовестной конкуренции и т.п. Действие данного принципа важно и с позиций исключения искусственных, бюрократических препятствий в осуществлении права на защиту своих интересов, например, для ограничения случаев обязательного досудебного (претензионного) порядка рассмотрения некоторых споров.

Принцип запрета злоупотребления правом (п. 1 ст. 10 ГК) можно считать общим изъятием («генеральной клаузулой», или оговоркой) из общих частноправовых начал. В соответствии с ним исключается безграничная свобода в использовании участниками гражданских правоотношений имеющихся у них прав. Право всегда имеет определенные границы как по содержанию, так и по способам осуществления предусмотренных им возможностей. Такие границы – неотъемлемое свойство всякого права, ибо при их отсутствии право превращается в свою противоположность – произвол. Так, собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, однако не противоречащие закону и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц (п. 2 ст. 209 ГК). Собственник земли или иных природных ресурсов осуществляет свои права свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц (ч. 2 ст. 36 Конституции РФ, п. 3 ст. 209 ГК). Аналогичные ограничения и запреты имеются и в обязательственном праве, и в других подотраслях гражданского права. Данный принцип лежит и в основе объявления недействительными кабальных и некоторых других сделок (ст. 169 и 179 ГК).

Принцип всемерной охраны и судебной защиты гражданских прав в целом характеризует правоохранительную функцию (задачу) гражданскоправового регулирования. В соответствии с ним участникам гражданских правоотношений предоставляются широкие возможности защиты своих прав и интересов: они могут прибегнуть как к их судебной защите, так и к самозащите, а также к применению некоторых других мер, оказывающих неблагоприятное имущественное воздействие на неисправных контрагентов. Гражданское право содержит большой инструментарий правоохранительных средств, позволяющих его субъектам эффективно охранять любые свои права и законные интересы (ст. 11–15 ГК).

Перечисленные общеотраслевые принципы в силу их прямого законодательного закрепления в ГК имеют общеобязательный характер, определяя содержание и применение всех норм российского частного права. Наряду с ними имеются общие принципы, которые определяют не содержание гражданско-правового регулирования общественных отношений, а процесс осуществления и защиты гражданских прав и интересов их участников. Так, закон не предъявляет к субъектам гражданского права общего требования разумности и добросовестности их поведения, но устанавливает презумпцию (предположение) добросовестности и разумности их действий в случаях, когда в силу прямого указания закона от этого зависит защита их гражданских прав (п. 3 ст. 10 ГК). Поэтому принципы добросовестности, разумности и справедливости, несомненно, следует признать общими принципами осуществления гражданских прав (и исполнения гражданских обязанностей), но не общеобязательными принципами самого гражданского права.

8.  Определение и система гражданского права

Рассмотрев и суммировав все основные характеристики гражданского права, можно дать следующее его определение.

Гражданское право – система правовых норм, составляющих основное содержание частного права и регулирующих имущественные и неимущественные отношения, основанные на независимости и имущественной самостоятельности их участников, методом юридического равенства сторон в целях наделения частных лиц возможностями самоорганизации их деятельности по удовлетворению своих потребностей и интересов.

Базу систематизации (деления) отечественного гражданского права составляет обособление в нем основных, общих для всей этой отрасли права положений – Общей части. Общая часть этой правовой отрасли включает основные положения:

  • о понятии и принципах гражданского права;
  • о субъектах гражданского права (участниках гражданских правоотношений);
  • об объектах гражданских правоотношений;
  • о возникновении, изменении и прекращении гражданских правоотношений;
  • об осуществлении и защите гражданских прав;
  • о сроках в гражданском праве,

а также некоторые другие правила общего порядка, применимые ко всем гражданским правоотношениям. Она имеет важное системообразующее значение, ибо наличие развитой Общей части составляет бесспорный признак самостоятельной отрасли права (и наоборот). Она также играет большую теоретико-познавательную и правоприменительную роль, ибо составляющие ее правила прямо или косвенно лежат в основе всех других гражданско-правовых институтов и конструкций, что заставляет так или иначе учитывать их при применении специальных гражданско-правовых норм [17].

С этой точки зрения можно сказать, что все остальные нормы гражданского права составляют его Особенную часть. Но это понятие применительно к гражданскому праву обычно не используется, ибо многообразие составляющих его норм столь велико, что неизбежно требует дальнейшей развернутой дифференциации. Поэтому Особенная часть гражданского права делится на подотрасли – наиболее крупные группировки норм, регулирующих однородные группы отношений и даже имеющих свои общие положения.

В настоящее время общепринято выделение в российском гражданском праве пяти таких подотраслей:

  • вещное право;
  • обязательственное право, которое в свою очередь разделяется на Общую часть, договорное право и внедоговорные (правоохранительные) обязательства;
  • права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (интеллектуальные права);
  • наследственное право;
  • гражданско-правовое регулирование и защита личных неимущественных благ.

Кроме того, в данную систему можно также включить корпоративное право (регулирующее отношения, складывающиеся внутри юридических лиц). Однако такой подход пока не является общепринятым, поскольку нормы этой подотрасли структурно не обособлены от Общей части Гражданского кодекса, на систематику которого традиционно ориентируется большинство отечественных исследователей [18].

В свою очередь перечисленные подотрасли гражданского права делятся на институты – совокупности норм, регулирующих менее крупные однородные группы общественных отношений [19]. Так, в подотрасли вещного права выделяются институты права собственности и ограниченных вещных прав, а в подотрасли обязательственного права – институты отдельных договорных и внедоговорных обязательств.

Институты разделяются на еще более дробные, мелкие совокупности норм – субинституты, которые, однако, тоже сохраняют единство и однородность своего предмета и своей юридической природы. Например, нормы об отдельных видах договорных обязательств (институты обязательственного права) разделяются на субинституты по отдельным разновидностям соответствующих договоров (институт договора купли-продажи – на субинституты розничной куплипродажи, поставки, контрактации и т.д.; институт договора аренды – на субинституты проката, аренды транспортных средств, финансовой аренды и т.д.).

Институты и субинституты тоже имеют свои общие положения, свидетельствующие о юридической однородности охватываемых ими норм. При этом общие положения подотрасли распространяются на все правила, составляющие входящий в соответствующую подотрасль институт, а общие положения института – на правила, составляющие входящий в него субинститут. Так, общие положения об обязательствах и договорах распространяются и на договоры купли-продажи и аренды (институты), и на договоры поставки и проката (субинституты).  В свою очередь общие правила о купле-продаже распространяются на договоры поставки и контрактации, а общие правила об аренде – на договоры проката и аренды транспортных средств. В этом состоит их важное практическое значение.

9.  Гражданское право как наука и как учебная дисциплина

От гражданского права как правовой отрасли – системы правовых норм – следует отличать гражданское законодательство, которое охватывает совокупность законов и иных нормативных актов, содержащих нормы гражданского права (подробнее об этом см. § 2 гл. 2 настоящего тома учебника). Термином «гражданское право» называют также учебную дисциплину – курс гражданского права, основным предметом которого в свою очередь является гражданско-правовая (цивилистическая) наука – учение о гражданском праве. Таким образом, понятие гражданского права многозначно и может рассматриваться как:

  • отрасль права;
  • отрасль законодательства;
  • правовая наука (отрасль правоведения);
  • учебная дисциплина.

Все эти категории тесно связаны, но не совпадают друг с другом.

Они имеют различные предметы, методы и структуры.

Цивилистическая наука как часть научного знания и отрасль правовой науки (правоведения) имеет своим предметом гражданско-правовые явления во всем их многообразии (в том числе в различных правопорядках) и в историческом развитии. Она представляет собой систему научных знаний – понятий, категорий, цивилистических конструкций, положений и выводов – о гражданско-правовом регулировании общественных отношений: свойствах и закономерностях его функционирования и развития, способах достижения его эффективности, средствах получения новой информации, необходимой для его совершенствования.

Цивилистика имеет многовековую историю, а ее основные постулаты покоятся на многолетней практической проверке и высоком авторитете обосновавших их ученых, отнюдь не ограничивавшихся догматическим анализом действовавшего законодательства и(или) практики его применения. Вместе с тем цивилистика наряду с общенаучной методологией познания использует и частнонаучные методы изучения. Она взаимодействует с другими науками, но вырабатывает собственные подходы к изучению правовой действительности. Поэтому в цивилистике не могут непосредственно использоваться выводы и положения философии, экономики и других общественных наук,   в частности сугубо экономические категории и представления (как, впрочем, и наоборот).

Гражданско-правовая наука служит основным предметом изучения в учебном курсе гражданского права. От современного юриста требуется не столько знание многообразной и крайне быстро изменяющейся правовой информации, сколько усвоение существа основных цивилистических категорий, конструкций и институтов, понимание основных тенденций развития гражданско-правового регулирования. Знание действующего законодательства и практики его применения должно основываться на понимании существа их содержания и направлений развития.

Учебно-методические задачи, стоящие перед курсом гражданского права, требуют и особой систематизации учебного материала, направленной на его наилучшее понимание и усвоение, а не ограничивающейся простым воспроизведением и комментированием системы и содержания основополагающих гражданско-правовых норм. Этим обусловлена самостоятельная структура курса, отличающаяся от систематики Гражданского кодекса.

 

Список литературы:

  1. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (серия «Классика российской цивилистики»). М., 1998. С. 79.
  2. См. особенно: Покровский И.А. Указ. соч. С. 38–44; Черепахин Б.Б. К вопросу о частном и публичном праве // Труды по гражданскому праву (серия «Классика российской цивилистики»). М., 2001. С. 95 и сл.; Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе «право публичное – право частное» // Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М., 2000. С. 68–69.
  3. Покровский И.А. Указ. соч. С. 51, 53.
  4. Закрепленные действующим Земельным кодексом Российской Федерации (СЗ РФ. 2001. № 44. Ст. 4147; далее – ЗК) попытки урегулировать оборот земельных участков и их правовой режим как недвижимых вещей с помощью «специальных» земельно-правовых, а не гражданско-правовых предписаний (п. 3 ст. 3 ЗК) представляют собой типичный «пережиток» прежнего правопорядка, в котором в силу национализации земли все земельные отношения регулировались исключительно земельным (по сути – административным) правом. Переход к рыночной организации экономики неизбежно требует развития товарно-денежных отношений землепользования, оформляемых гражданским правом, оставляя земельному (публичному) праву правовой режим земли как природного ресурса – «достояния народов, проживающих на соответствующей территории».
  5. Коммерческое право: Учебник: В 2 ч. / Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. 3-е изд. Ч. 1. М., 2002. С. 35 (автор раздела – В.Ф. Попондопуло).
  6. Медведев Д.А. Новый Гражданский кодекс Российской Федерации: вопросы кодификации // Кодификация российского частного права / Под ред. Д.А. Медведева. М., 2008. С. 23.
  7. СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16.
  8. СЗ РФ. 2002. № 1 (ч. I). Ст. 3. Так, согласно ст. 419 ТК нарушение норм трудового законодательства может стать основанием наступления гражданско-правовой ответственности. Гражданско-правовые подходы используются здесь, например, при определении размера материальной ответственности (ст. 235, 237–239 ТК), а также ответственности за причинение вреда жизни и здоровью граждан, поскольку устанавливают более высокий объем возмещения (ст. 1084 ГК). Возмещение работникам морального вреда, полученного в трудовых отношениях, осуществляется на основании ст. 151 ГК (абз. 3 и 4 п. 4 постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда»).
  9. Подробнее об этом см.: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 9 и сл.; Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений: единство и дифференциация. Л., 1988. С. 3 и сл.
  10. Можно также согласиться с уточнением о том, что и возмездные, и безвозмездные имущественные отношения товарообмена носят стоимостный характер, обусловленный действием экономического закона стоимости. В силу этого имущественные отношения, составляющие предмет гражданского права, предлагается именовать «имущественностоимостными отношениями» (см.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 6-е изд. Т. 1. М., 2002. С. 4–5 (автор главы – Н.Д. Егоров)).
  11. Как отмечает А.Л. Маковский, традиционное деление субъективных гражданских прав (и соответственно – регулируемых ими общественных отношений) на имущественные и личные неимущественные в условиях коммерциализации гражданского права становится все менее определенным, что, в частности, отразилось в появлении  в части четвертой ГК наряду с имущественными и неимущественными правами категории «иных» интеллектуальных прав (имущественное содержание которых в целом не вызывает сомнений). Более того, в этой части ГК «разумно нигде прямо не проводится деление конкретных интеллектуальных прав на имущественные и личные неимущественные права, даже несмотря на то, что практическое значение такого деления в нормах Кодекса сохраняется» (Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского. М., 2008. С. 280).
  12. Подробнее об этом см. раздел VII настоящего тома учебника.
  13. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского. С. 279 (автор комментария – А.Л. Маковский).
  14. Подробнее об этом см.: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. С. 64–69; Он же. Экономика. Право. Суд. М., 2003. С. 44 и сл.
  15. В последнее время эта характеристика гражданско-правового метода все чаще объявляется не только главной, но и единственной, отражающей его существо (см.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 1. С. 9, 13 (автор главы – Н.Д. Егоров); Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе «право публичное – право частное». С. 67), что упрощает и обедняет содержание данной категории.
  16. Третейские суды в отличие от государственных судов не осуществляют правосудие по гражданским делам, а потому и не являются судами в собственном смысле слова. Они представляют собой особую юрисдикционную форму (процедуру) защиты гражданских прав, разрешенную государством для использования в сфере частноправовых отношений. В зарубежных правопорядках и в международном коммерческом обороте они традиционно называются арбитражами, однако использование этого термина в отечественных условиях привело бы к их смешению с государственными арбитражными судами.
  17. См.: Иоффе О.С. Вопросы кодификации Общей части советского гражданского права // Вопросы кодификации советского права. Вып. 1. Л., 1957; Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. С. 178–181; Яковлев В.Ф. Общая часть гражданского права в современном законодательстве и юридической практике. Свердловск, 1979. С. 3–10.
  18. Что касается коммерческого (торгового) права, также признаваемого частью (подотраслью) гражданского права, то речь идет о совокупности гражданско-правовых норм, регулирующих имущественные, главным образом договорные, отношения между предпринимателями (коммерсантами), которые даже теоретически весьма затруднительно выделить в отдельный раздел или главу ГК, ибо подавляющее большинство его норм рассчитано на применение к отношениям с участием как предпринимателей, так и обычных граждан. Отсутствует и какая-либо настоятельная необходимость кодификации этих норм путем принятия самостоятельного Торгового (Коммерческого) кодекса (см., например: Суханов Е.А. Проблемы совершенствования кодификации российского гражданского законодательства // Актуальные вопросы российского частного права: Сборник статей, посвященный 80-летию со дня рождения профессора В.А. Дозорцева. М., 2008. С. 30–36).
  19. Подробнее об этом см.: Иоффе О.С. Структурные подразделения системы права  (на материалах гражданского права) // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 14. М., 1968. С. 45 и сл.

 

Дополнительная литература

  • Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе «право публичное – право частное» // Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М., 2000.
  • Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963.
  • Дозорцев В.А. Один кодекс или два? (Нужен ли Хозяйственный кодекс наряду с Гражданским?) // Вестник гражданского права. 2008. № 4.
  • Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (серия
  • «Классика российской цивилистики»). М., 1998.
  • Садиков О.Н. Гражданское право и его отраслевые особенности // Проблемы совершенствования советского законодательства: Труды ВНИИСЗ. Вып. 29. М., 1984.
  • Черепахин Б.Б. К вопросу о частном и публичном праве // Труды  по гражданскому праву (серия «Классика российской цивилистики»). М., 2001.
  • Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. 2-е изд. М., 2006.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *