Проблемы правового регулирования труда на общеевропейском уровне

1. Европейские проблемы в сфере труда и пути их решения

Среди проблем европейского трудового права специалистами называются: блокировка принятия новых норм Европейской комиссией вопреки мнению Европейского парламента, а также трудности в применении принятых норм вследствие ослабления роли инспекций труда из-за свободного перемещения компаний в рамках ЕС при наличии лишь национальных механизмов контроля. Практически везде в Европе происходит ослабление влияния трудовых инспекций. Работодатели в различных секторах экономики (строительство, транспорт и т.д.) стараются там, где это возможно, избегать соблюдения стандартов, пользуясь свободой перемещения и тем, что в разных государствах – членах ЕС созданы свои собственные механизмы контроля за соблюдением европейского законодательства, а уровень обеспечения этого контроля существенно отличается.

Одной из основных проблем для Европы и европейских рынков труда является необходимость адаптации законодательства и практики его использования к цифровизации европейской и мировой экономики, с одной стороны, и необходимость организации эффективной социальной защиты, реагирующей на эти вызовы, с другой.

Прослеживается потребность в усилении открытости рынков труда на европейском уровне, что повысит возможности работодателей в привлечении новых кадров, которые будут лучше соответствовать запросам бизнеса с точки зрения компетенций. Общеевропейские объединения работодателей отмечают в качестве имеющихся проблем в сфере труда недостаточную гибкость правового регулирования (в вопросах рабочего времени, заработной платы, заключения трудовых договоров и т.д.), для улучшения ситуации, по их мнению, необходимо изменять правовую базу на ту, которая позволит работодателям и работникам адаптироваться к изменениям, связанным с цифровизацией экономики. То есть речь идет о необходимости повышения уровня гибкости рынков труда.

С другой стороны, серьезной общеевропейской проблемой остается массовая безработица, особенно безработица среди молодежи, что ставит под угрозу будущее объединенной Европы. Таким образом, существует серьезная потребность в создании рабочих мест, качественных условий занятости. На данный момент попытки двигаться в направлении решения этой проблемы усугубляют проблемы, связанные с цифровизацией. Сейчас решение вопроса занятости в основном лежит в плоскости массового создания рабочих мест на короткий срок с нестандартными условиями занятости. Это, безусловно, снижает качество рабочих мест, повышая процент прекариата среди трудящихся слоев населения.

Итак, для сохранения качества кадров и уровня жизни населения в массе своей необходимо расширение мер поддержки социального характера, а для развития цифровизации, наоборот, необходимо адаптировать рынки труда и государственную политику в сфере труда к потребностям компаний, чтобы повысить их конкурентоспособность на мировом рынке, это даст возможность Европе соперничать на равных с США, Китаем, другими мировыми технологическими лидерами.

Из сказанного выше вырисовывается проблема несоответствия между спросом и предложением на рынках труда. То есть: либо повышение эффективности экономики при снижении социальных гарантий, либо повышение уровня социальных гарантий с соответствующим снижением скорости экономического развития. Для достижения определенного консенсуса требуется постоянный диалог на разных уровнях между правительствами и социальными партнерами, который будет способствовать реформам, необходимым для повышения эффективности социальной политики и политики на рынке труда.

Одним из эффективных инструментов, позволяющих вести конструктивный социальный диалог, является soft law. К примеру, помимо законодательства, запрещающего дискриминацию, многие работодатели добровольно внедряют в свою практику «корпоративную социальную ответственность». Эти меры не являются обязательными с точки зрения законодательства, но содействуют улучшению принятых стандартов. По сути, это добровольные стандарты, применяемые самими компаниями, когда работодатели налагают на себя дополнительные обязательства. Инструменты soft law могут помочь работодателям во взаимодействии с профсоюзами, иными представителями персонала компаний.

Как видим, несмотря на имеющиеся различия в национальном трудовом законодательстве государств – членов ЕС присутствует тенденция к сближению положений национальных законодательств через общие нормы европейского трудового права, что позволяет более успешно развиваться общему рынку ЕС. В 2016 г. был создан Европейский центр экспертизы в области трудового законодательства, политики занятости и рынка труда, его задачами стали: ведение мониторинга реформ европейского трудового законодательства и прогнозирование проблем, которые могут возникнуть в результате применения директив ЕС. В настоящее время продолжается процесс создания директив в сфере трудового права. Так, например, 20 декабря 2017 г. Европейская комиссия проголосовала за предложение по новой директиве, направленной на повышение прозрачности и предсказуемости условий работы на всей территории ЕС и призванной защитить около 3 млн работников в сфере нетипичных форм занятости: домашней работы, работы через платформы в Интернете и т.д.

2. Индустрия 4.0 и трудовые отношения

Четвертая промышленная революция – период, в который вступает человечество, характеризуется постоянным увеличением уровня автоматизации, внедрением новых технологий в производство, что меняет рабочие места, условия труда и содержание труда.  Значительное число современных рабочих мест будет утрачено вследствие технологических инноваций, некоторые профессии исчезнут, появятся новые, требующие новых компетенций от работников. Роботы уже сейчас могут заменить часть трудовых функций, выполняемых работниками, с течением времени данная часть будет увеличиваться. Это объективно обусловлено:

  • развитием технологий, научно-техническим прогрессом;
  • экономической целесообразностью для предпринимателей использовать машины, способные выполнить те же действия, что и человек-работник, причем с большей эффективностью;
  • потребностью исключить или минимизировать труд людей во вредных и опасных условиях;
  • увеличением средней продолжительности жизни человека, то есть старением человечества.

«Рабочие места будущего» потребуют высокого уровня технологических компетенций, нейросети и машины, дополненные искусственным интеллектом, смогут легко справляться с разнообразными рутинными или опасными задачами. Соответственно, необходимо предусмотреть меры по смягчению последствий для работников, которые последовательно будут терять свои рабочие места.

Сейчас на повестку дня в развитых странах поднят вопрос о признании субъектами права «умных» роботов. Это признание правосубъектности повлечет не только возложение на роботов юридических обязанностей, но и предоставление им субъективных прав.

Итак, мы получаем два момента:

  • увеличивающееся использование роботов в производстве, когда они выполняют все больше функций, которые ранее выполняли работники-люди (уже происходит);
  • предоставление роботам правосубъектности, когда они получают права и обязанности (обсуждается).

Прогнозируемым следствием положительного решения по второму моменту – а это вопрос времени – станет возможность для «умных» роботов выступать в качестве работников – субъектов трудового права.

Трудовой договор предоставляет бизнесу (работодателю) иерархическую власть – это один из ключевых правовых «кирпичиков». Управленческие прерогативы позволяют работодателям вести свой бизнес и быстро реагировать на обстоятельства, которые не могут быть точно предсказаны на дату заключения договора с конкретным работником[1]. Надо учитывать, что трудовое законодательство наделяет работодателя полномочиями по управлению работниками, в том числе по принятию решений в отношении их приема и увольнения (замены на других работников). Принципиально необходимым становится ограничение этих полномочий в целях защиты работников-людей. Потому что для предпринимателя критически важна возможность получить прибыль и повысить эффективность производства, а «умные» роботы с их инсталляцией в производство помогут решить ему данную задачу лучше, чем работники-люди.

До наступления этого этапа современные работники также не могут чувствовать себя «в безопасности», так как уже сейчас электронные средства мониторинга сильно затрудняют сохранение тайны личной жизни. Уровень развития искусственного интеллекта на современном этапе уже допускает отслеживание поведения работников, все чаще использующих гаджеты, что позволяют регистрировать их действия и местоположение ежеминутно. Распространено и наблюдение за дистанционными работниками, к примеру, через обязательное предоставление скриншотов, веб-камеры и т.д. Даже фрилансеры, по факту выступающие работниками, при заключении договоров на платформе имеют постоянно меняющийся рейтинг, который учитывается алгоритмами платформы для последующей работы.

3. Европейское регулирование роботизации и искусственного интеллекта

К настоящему моменту в Европейском союзе вопросы правового регулирования применения роботов и использования искусственного интеллекта в производстве проработаны на более высоком уровне по сравнению с большинством юрисдикций мира. В Европе было проведено значительное число исследований по данной тематике. Сфера труда в подобных исследованиях и влияние на нее происходящих изменений также затрагивается, но в основном это исследования более общего плана.

Разработан ряд проектов нормативных правовых актов, создана дорожная карта развития робототехники в Европе «Robotics 2020», действует программа «Horizon 2020» – масштабная рамочная программа научных исследований и технологического развития Европейского союза. Дорожная карта является основой политики ЕС в области применения робототехники.

Основное развитие регуляторной реформы пока происходит на уровне Европейского парламента. Еще в 2014 г. правоведами был подготовлен доклад «Регулирование робототехники – вызов Европе», являющийся частью исследования «Перспективы европейского права», в котором рассмотрены следующие вопросы:

  • робототехника как стратегический сектор европейского рынка;
  • стандартизация;
  • регулирование технологий «улучшения» человека и т.д.

В тексте доклада учтены как технологические, так и этические аспекты развития темы.

Еще в 2016 г. Комитет по правовым вопросам Европейского парламента при участии экспертов разработал комплексный документ, посвященный базовому регулированию робототехники. Риски дегуманизации, связанные с распространением «умных» роботов, были прямо указаны в отчете.  16 февраля 2017 г. Европейским парламентом принята Резолюция относительно норм гражданского права о робототехнике.

Позднее была принята Декларация о сотрудничестве в области искусственного интеллекта от 10 апреля 2018 г. 25 государств – членов ЕС подписали Декларацию о сотрудничестве в области искусственного интеллекта по ряду направлений, в том числе – повышению технологического и производственного потенциала Европы в области искусственного интеллекта и его применения, решения социально-экономических проблем, таких как:

  • преобразование рынков труда;
  • модернизация систем образования и обучения в Европе, включая повышение квалификации и переквалификацию граждан ЕС;
  • обеспечение надлежащих правовых и этических норм, в основе которых лежат основные права и ценности Европейского союза, включая неприкосновенность частной жизни и защиту персональных данных, а также принципы прозрачности и подотчетности.

25 апреля 2018 г. Европейская комиссия представила Обращение «Искусственный интеллект для Европы», адресованное Европейскому парламенту, Совету Европы, европейским экономическим и социальным комитетам и комитетам регионов. В документе затронуты вопросы будущей политики Европейского союза в отношении искусственного интеллекта, развития технологической и индустриальной базы, установления этических норм и норм об ответственности. Приложением к данному тексту является  проект документа «Ответственность в отношении новых цифровых технологий» (Liability for emerging digital technologies), в котором представлен анализ принципов действующего законодательства и сформировавшейся практики[2].

 

[1] De Stefano V. “Negotiating the Algorithm”: Automation, Artificial Intelligence and Labour Protection. May 16, 2018. Comparative Labor Law & Policy Journal, Forthcoming. Available at SSRN: https://ssrn.com/abstract=3178233 (дата обращения: 05.01.2019)

[2] Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Исследование в области развития законодательства о робототехнике и киберфизических системах, в том числе, в части определения понятия киберфизических систем, порядка ввода их в эксплуатацию и гражданский оборот, определения ответственности», под ред. Наумова В.Б., Незнамова А.В. СПб. 2018. http://sk.ru/foundation/legal/m/sklegal11/22415/download.aspx (дата обращения: 05.01.2019).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *